Вестник серия «Филологические науки» основан в 2008 году выходит 4 раза в год астана 2015 2



жүктеу 5.01 Kb.

бет7/35
Дата09.01.2017
өлшемі5.01 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   35

Заключение 
 Черты,  свойственные  терминологиям  различных  отраслей,  например,  ветеринарной 
медицине, 
заслуживают 
специального 
изучения, 
так 
как 
вопросы 
построения 
терминологических систем неизбежно возникают в работе любого исследователя  – лингвиста, 
терминолога и нуждаются в комплексном решении. 
 Терминосистема  любой  научной  дисциплины,  в  том  числе  научной  и  практической 
ветеринарии,  отражает,  с  одной  стороны,  ее  современное  состояние,  а  с  другой,  является 
инструментом ее дальнейшего развития.  Характеризуя современное  положение  ветеринарных 
наук,  следует  отметить,  что  деятельность  ветеринарных  врачей  направлена  на  сохранение 
поголовья животных посредством мер борьбы с болезнями. В настоящее время экономическое 
значение  ветеринарной  работы  выдвигается  на  первый  план,  так  как  животноводство 
становится  одним  из  лимитированных  элементов  производства  продуктов  питания  для 
человека.  Также  немаловажным  является  первоначальная  связь  человека  с  животным,  его 
особое  отношение  к  ним.  Этот  факт  обуславливает  существующий  всеобщий  интерес  к 
терминам этой области знаний не только специалистов, но и неспециалистов.  

 
42 
 Ветеринарная  терминология  –  это  совокупность  терминов,  обслуживающих  все 
направления  данной  отрасли  знания,  которые  соответствуют  необходимым  требованиям, 
предъявляемым к терминам, т.е. целесообразности, упорядоченности, системности и т.д.  
 
Список литературы: 
1  Татаринов  В.А.  Лексико-семантическое  варьирование  терминологи-ческих  единиц  и 
проблемы терминологии: Дис. … канд. филол. наук. – М., 1987. – 234 с. 
Казарина  С.Г.  Типологическая  характеристика  отдельных  терминологий.  –  Краснодар: 
КУБГМА, 1998. – 272 с. 
2 Татаринов В.А. Теория терминоведения. – М.: Московский лицей, 1996. – С. 311. 
3  Хижняк  С.П.  Формирование  и  развитие  терминологичности  в  языковой  системе:  Автореф. 
дис… д-ра филол. наук. – Саратов, 1998. – 39 с. 
4  Жаркынбекова  Ш.К.  Концептосфера  как  объект  когнитивного  анализа  //  Русский  язык  и 
литература  в  ХХI  веке:  теоретические  проблемы  и  прикладные  аспекты:  Материалы  1  межд. 
конгресса. – Москва-Астана, 2007. – С. 87-92. 
5  Голованова  Е.И.  Категория  профессионального  деятеля:  Формирование.  Развитие.  Статус  в 
языке. – Челябинск, 2004. – 330 с. 
6  Сыздықова  Р.  Тілдік  норма  және  оның  қалыптасуы.  Сын  есім  жұрнақтардың 
терминжасаудағы  сипаты  //  Ќазаќ  терминологиясы  және  бұқаралық  ақпарат  құралдары. 
Терминқор. – Астана, 2003. – 86-92 б. 
7 Ескеева М. Инфинитив тұлғалы терминдер // Қазақ терминологиясы және бұқаралық ақпарат 
құралдары. Терминқор. – Астана, 2003. – 64-67 б. 
8 Искакова С. Халықаралық терминдерді қабылдаудың кейбір мәселелері // Терминологиялық 
хабаршы. – 2006. - №1. - 32-34 б. 
9  Володина  М.Н.  Теория  терминологической  номинации.  –  М.:  Изд-во  Московского 
университета, 1997. – 180 с. 
10  Курманбайулы  Ш.  Қазақ  лексикасының  терминдену  үрдісі:  Филол.  ғыл.  докторы  дис. 
авторефераты. – Алматы, 1997. – 55 б. 
11  Муканова  З.А.  Иноязычные  вкрапления  в  произведениях  Чокана  Валиханова:  Автореф 
дис… канд. филол. наук. – Алматы, 2001. – 27 с. 
12  Бижкенова  А.Е.  Лингвистические  основы  когнитивного  терминообразования  (на  примере 
деонимной терминологии). – Астана, 2007. – 79 с. 
13  Гонцова  С.А.  Словообразование  научно-технической  терминологии.  –Алма-Ата:  Изд-во 
«Рауан», 1990. – 92 с. 
14  Комарова  З.И.  Пересекаемость  лексико-семантических  групп  глаголов  в  терминологиях  // 
Русская глагольная лексика: Пересекаемость парадигмы. – Екатеринбург: УГУ, 1997. – С. 391-
465. 
14  Кульпина  В.Г.  Лингвистика  цвета:  Термины  цвета  в  польском  и  русском  языках  .–  М.: 
Лицей, 2001. – 470 с. 
 
 
 
УДК 811.161 (06) 
Анищенко Ольга Александровна 
СОЦИОЛЕКТНАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ В АСПЕКТЕ ЕЁ ДИАХРОНИИ 
 
 
Аннотация 
 
Статья 
посвящена 
терминологическим 
исследованиям. 
На 
мемуарно-
художественном 
и 
научном 
материале 
показана 
хронология 
функционирования 
лингвистических  терминов,  обозначающих  молодежную  речь.  Описаны  их  исторические  и 
социально-культурные  условия  появления  и  развития. Учитывается  первоначальное  значение 
терминов  и  специфика  тех  языковых  явлений,  которые  они  обозначают.  Рассматриваются 
обозначения  молодёжной  лексики  от  технического  языка,  наречия,  жаргона,  арго  до  сленга, 
социального диалекта, социолекта, субстандарта.  

 
43 
 
Ключевые  слова:  молодёжная  речь,  диахрония,  терминологические  исследования, 
социолект 
 
 
Аңдатпа 
 
Мақала  терминологиялық  зерттеулерге  арналған.  Мемуарлық  көркем  және  ғылыми 
материалдарда жастардың сөйлеу  тілін белгілейтін  лингвистикалық  терминдер қызметінің 
хронологиясы  көрсетілген.  Олардың  пайда  болуы  мен  дамуының  тарихи  және  әлеуметтік-
мәдени шарттары сипатталған.  Терминдер мен олар  білдіретін осы тілдік  құбылыстардың 
бастапқы  мағынасы  мен  ерекшелігі  ескеріледі.  Жастар  лексикасының  техникалық  тіл, 
үстеулер,  жаргон,  аргодан  бастап,  сленг,  әлеуметтік  диалект,  субстандартқа  дейінгі 
белгілері қарастырылады. 
 
Тірек  сөздер:  жастардың  сөйлеу  тілі,  диахрония,  терминологиялық  зерттеу, 
социолект 
 
 
Summary 
 
Article  devoted  to  theterminological  research.  On  memoirs  artistic  and  scientific  material 
shows  the  chronology  of  the  functioning  of  linguistic  terms  denoting  youth  speech.  Described  their 
historical  and  socio-cultural  conditions  of  the  emergence  and  development.  Take  into  account  the 
original  meaning  of  the  terms  and  specificity  of  the  linguistic  phenomena  that  they  represent. 
Considered  symbols  of  youth  vocabulary  from  technical  language,  dialect,  jargon,  argot  to  slang, 
social dialect, sociolect, substandard. 
 
Key words: youth speech, diachrony, terminological research, sociolect. 
 
 
Один  из  актуальных  вопросов  современной  лингвистики  –  выбор  терминов  для 
обозначения  молодежной  речи  (особого  состава  слов  и  выражений).  Активно  используются 
французские  термины  жаргон  (jargon),  арго  (argot),  а  также  заимствованный  из  английской 
лексикологии  термин  сленг  (slang).  Трактовка  социолектных  терминов  вызывает  много 
разногласий, что связано со сложностью объекта и различными взглядами на его проблему. 
 
Для  полной  картины  понятийно-терминологической  системы  необходимо  проследить 
путь  развития  русского  молодежного  жаргона,  обратившись  к  его  истокам,  к  его  истории, 
рассмотрев  зафиксированные  в  литературных  памятниках  и  научных  трудах  обозначения 
молодежного социолекта. 
 
Первые  упоминания  о  специфических  лексемах  находим  в  художественных 
произведениях  Н.В.  Гоголя,  изображающих  старую  бурсу  ХVII-ХVIII  веков.  Н.В  Гоголь, 
фиксируя  принятые  в  семинарском  кругу  обозначения  («философ»,  «богослов»,  «ритор», 
«авдитор», «паля» и др.), вводит авторский комментарий – «слово техническое». В «Толковом 
словаре  живого  великорусского  языка»  В.И.  Даля  к  слову  техника  дается  следующее 
толкование:  «Техника,  –  ж.  греч.  заводское  и  ремесловое  искусство,  знание,  умение,  приемы 
работ  и  приложение  их  к  делу;  обиход,  сноровка.  Техническая  опытность.  Слова 
терминологические,  принятые  в  каком  производстве,  искусстве,  ремесле,  промысле»  [1,  414]. 
Исходя из словарного толкования, технические выражения – это термины, принятые в области 
различных  профессий,  и  определение  «техническое»  по  отношению  к  жаргонному  слову  в 
кругу учащихся ХIХ века подчеркивает связь школьного жаргона с профессиональным. 
 
Данные социальные диалекты сближает наличие специализированной лексики. Подобная 
лексика  в  профессиональной  речи  «имеет  терминологический  характер  и  играет  роль 
дефинитивную  (логико-определительную)  и  номинативную»  [2,  96].  Профессиональный 
жаргон,  считает  Л.П.Крысин,  предназначен  в  основном  для  обозначения  каких-либо 
специальных  понятий  и  явлений  [3,  77].  В  школьном  обиходе,  по  справедливому  мнению 
Д.К.Зеленина,  также  возникает  «необходимость  создать  особые  названия  для  таких  понятий 
(часто:  тонких  оттенков  понятий),  соответствующих  слов  для  выражения  которых  в  общем 
лексиконе  языка  не  имеется»  [4,  109].  Эти  названия  в  молодежной  среде  ушедшего  столетия 
играли  роль  терминов:  «Более  серьезным  наказанием  для  богословов  и  философов  считался 
голодный стол, технически называвшийся, неизвестно уж почему, букетом»[5, 210].Возможно, 

 
44 
именно  ограниченный  характер  специфических  школьных  выражений  позволил  А.Н. 
Афанасьеву,  крупнейшему  фольклористу  ХIХ  века,  назвать  в  своих  воспоминания  особый 
словарь  учащихся  «техническим  языком  школьников»  [6,  259].  Жаргонные  слова  он 
сопровождает характерным комментарием: «По субботам бывала всегда расправа. Несмотря на 
то, что ещё прежде за плохое знание урока мы уже подвергались наказанию. Такая расправа на 
техническом языке называлась субботниками, и мы её ожидали с трепетом» [6, 259]. Но если 
А.Афанасьев и называет жаргон школьников  «техническим языком», то Д.К.Зеленин считает, 
что в учебных заведениях «дело до особого языка не доходит». По мнению ученого, «в школах, 
особенно  в  закрытых  учебных  заведениях»,  наблюдаются  некоторые  зачатки  условного 
технического языка, то есть  «в обращении ходит  всегда  более или менее значительное  число 
условных  технических  выражений»  [4,  109].  Сами  носители  жаргона  (а  этот  данный  факт 
можно  проследить  по  многочисленным  воспоминаниям  о  школьной  жизни)  определяют  его 
чаще  как  «язык»  с  характерным  определением-уточнением:  технический,  семинарский
студенческийгимназический и др. 
 
Как синоним термину «язык» употреблялся термин «наречие». Функционирование их 
как  синонимичных  неслучайно.  В  Словаре  В.И.  Даля  язык  фиксируется  в  нескольких 
значениях,  среди  которых:  «Язык,  словесная  речь  человека,  по  народностям;  словарь  и 
природная  грамматика;  совокупность  всех  слов  народа  и  верное  их  сочетание,  для  передачи 
мыслей  своих»  [7,  695].  Наречие  поясняется  словом  язык:  «ср.  местный  язык,  незначительно 
уклоняющийся,  по  произношенью  или  переиначенным  словам,  от  языка  коренного»  [1,  473]. 
Однако  предпочтительным  в  школьном  кругу  все  же  остается  обозначение  язык.  Это 
объясняется тем, что в ХIХ веке он был традиционным при обозначении различных социально-
обусловленных  вариантов  языка.  «У  каждого  нашего  сословия,  –  писал  В.Г.Белинский,  всё 
своё  особенное  –  и  платье,  и  манеры,  и  образ  жизни,  и  даже  язык.  Чтобы  убедиться  в  этом, 
стоит только провести вечер, на котором сошлись бы нечаянно чиновник, военный, духовный, 
студент,  семинарист,  профессор,  художник,  увидев  себя  в  таком  обществе,  вы  можете 
подумать,  что  присутствуете  при  разделении  языков»  [8,  290-291].  Термин  язык  в  ХIХ  веке 
применялся для обозначения и засекреченных слов искусственного характера, и для созданных 
в кругу учащихся жаргонизмов, и для словаря различных сословных, профессиональных групп. 
 
В  первой  половине  ХХ  века  среди  языковедов  начинает  получать  распространение 
обозначение  жаргон.  Как  показывает  наше  исследование,  на  первых  этапах  вхождения  в 
лингвистический  оборот  термин  жаргон  легко  заменяется  термином  язык  и  не  заключает  в 
себе  негативной  окраски.  Так,  В.И.  Даль  термин  жаргон  поясняет  обозначением  наречие 
(«Жаргон м. франц. Наречье, говор, местная речь, произношение»), а слово  наречие(как было 
отмечено выше) толкуется словом язык: «ср. местный язык, незначительно уклоняющийся, по 
произношенью или переиначенным словам, от языка коренного» [1, Т.1, 541; Т.4, 695].  
 
Таким  образом,  на  первых  этапах  вхождения  в  лингвистический  оборот  термин 
жаргон равнозначен термину язык как традиционному в ХIХ веке при обозначении различных 
социально-обусловленных  (местных)  вариантов  языка.  Бодуэн  де  Куртене  в  статье  «Язык  и 
языки» различает «языки известных ремесел, званий (например, язык актеров) и общественных 
классов,  язык  мужчин  и  женщин,  язык  различных  возрастов,  язык  различных  переходных 
положений (например, язык солдатский, язык каторжников и заключенных и т.п.)» [9, 74-75]. 
Среди  своеобразных  «условных»  языков  ученый  выделяет  также  «язык  студентов, 
гимназистов, семинаристов, институток и т.д.» [10, 10]. При этом Бодуэн де Куртене условный 
язык  учащейся  молодежи  называет  полутайным  жаргоном.  «Существуют,  –  отмечает  он,  – 
языки  тайные  и  полутайные,  так  называемые  «жаргоны»,  ставя  знак  равенства  между 
терминами язык и жаргон. 
 
Обозначение  жаргон  приобретает  негативную,  сниженную  окраску  в  1920-1930-е, 
когда  специфика  речевого  общения  учащихся  начинает  привлекать  широкое  внимание 
языковедов.  Начало  изучения  молодежной  речи  совпадает  с  бурной  активностью  воровского 
арго («жаргона тюрьмы»!) и его влиянием на формирование словарного состава молодежного 
жаргона.  Неудивительно  поэтому  и  развитие  негативной  оценки  понятия  «жаргон»,  и 
«возмущенное негодование по этому поводу пуристов-педагогов». Вместе с тем, исследователи 

 
45 
тех лет считают закономерным создание специального лексикона в ученической корпорации. И 
борьба общественности была направлена не на него как на естественную детскую потребность 
в  языковой  новизне,  а  на  проникающую  в  него  арготическую  лексику,  которая,  «снижая 
штиль»  (Е.Д.  Поливанов),  вносила  излишнюю  грубость.  Этот  период  –  1920-1930-годы  – 
способствовал  привлечению  внимания  к  проблемам  образования,  к  школьной  системе 
преподавания,  а  также  к  социальному  составу  учащихся  и  их  специфическому 
словоупотреблению –школьному жаргону 
В  последующие  годы  изучение  школьного  жаргона,  несмотря  на  появление  нового 
лексического  материала,  будет  приостановлено.  В  аргологии  (жаргонологии)  наступает 
определенное  «затишье».  Исследования  школьного  (студенческого)  жаргона  возобновятся  в 
конце 50-х – нач. 60-х гг. ХХ века (В.Г. Костомаров 1959; Л.И. Скворцов 1964; Н.А. Леонова 
1966). В эти годы Л.И. Скворцов вводит в лингвистический оборот обобщающее определение 
молодёжный (жаргон), считая, что оно отвечает духу времени.  
Обозначения  молодежной  речи  включают,  наряду  с  терминами  язык,  жаргон,  и  термин 
арго,  который  впервые  был  зафиксирован  в  русской  литературе  лишь  в  60-х  годах  ХIХ  в.  и 
появился  для  обозначения  лексики  преступного  мира.  Истоки  арго  связывают  с 
существующими  в  средневековье  «цеховыми»  языками  обособленных  профессиональных 
групп.  «Разные  профессиональные  классы,  –  утверждает  французский  ученый  Л.  Сенэан 
(Sainean), – когда-то имели каждый свой специальный язык, насыщенный арготизмами…» [11, 
114].  Арго  как  составная  часть  «специального  языка»  профессионалов  рассматривается  в 
концепции Л.В. Успенского (1936): «Употребляя обозначение «специальный язык», мы обычно 
непроизвольно  ограничиваем  его  объем  системой  терминов,  как  бы  санкционированных 
книжно-письменным печатным употреблением той или другой профессии. В стороне при этом 
оказывается  все  то,  что  для  данного  языка  является,  так  сказать,  его  просторечием,  та  менее 
устойчивая и более живая часть его лексического запаса, который существует исключительно в 
устной речи профессионалов и может быть охарактеризован как «профессиональное арго» [12, 
163].  
На сосуществование арготических слови технической терминологии в профессиональной 
речи  указывает  также  Д.С. Лихачев  в  статье  «Арготические  слова  профессиональной  речи» 
(1938). Он считает, что можно безошибочно выделить арготические слова и выражения в языке 
самых  разнообразных  социальных  групп:  ремесленников,  моряков,  нищих,  солдат, 
учащихся[13,  331].  Факторами,  способствующими  появлению  арго  на  производстве,  ученый 
считает  нарушения  производственного  ритма,  перебои  в  работе,  неорганизованность. 
Например,  в  работе  моряков  эти  нарушения  будут  связаны  с  состоянием  моря,  в  профессии 
летчиков  –  с  атмосферными  условиями,  в  полиграфическом  производстве  –  с  ошибками 
наборщика,  в  работе  железнодорожников  –  с  опозданием  поезда  и  т.д.  Употребление  же 
арготических  слов  в  школе  Д.С.  Лихачев  связывает  с  постановкой  педагогической  работы: 
«Арго,  –  отмечает  исследователь,  будет  процветать  в  той  школе,  в  которой  учение 
превращается в охоту учеников за удавчиками, в которой воспитательная работа превращается 
в войну преподавателей с учениками, где нет общности интересов тех и других» [13, 352]. Как 
видим, Д.Лихачев считает возможным создание арго не только в профессиональном кругу, но 
и в школьной среде.  
Завоевывая  прочные  позиции  в  русской  лингвистической  практике,  обозначение  арго 
становится  яркой  стилистической  пометой  в  русской  лексикографии.  В  1935-1940-х  годах 
выходит  в  свет  изданный  под  редакцией  Д.Н.  Ушакова  «Толковый  словарь  русского  языка», 
где слова и выражения «школярского» происхождения (зубристика, зубрила, запустить в нос 
гусара,  долбня,  камчатка  и  др.)  сопровождаются  характерной  пометой  (школьное  арго). 
«Устроить  бенефискому  (школьное  арго)  –  произвести  против  кого-нибудь  демонстративную 
выходку [14, 121]. 
Активное  употребление  в  научной  практике  термина  арго  (по  отношению  к  речи 
учащихся!) в одном ряду с термином жаргон наблюдается в 1930-е гг. (см.: труды Б.А. Ларина, 
В.М. Жирмунского, Д.С. Лихачева, В. В. Стратена, В.В. Виноградова, Д.Н. Ушакова), и позже, 
в 1950-60-е гг. (см.: труды В.В. Виноградова, С.Г. Ахумяна, Т.В. Кевлишвили, Ю.С.Сорокина). 

 
46 
Ситуация  несколько  изменяется  в  1970-е  годы,  и,  возможно,  это  объясняется  признанием 
предложенной  В.Д.  Бондалетовым  в  1960-е  гг.  (и  уточненной  в  1980-е  гг.)  классификации 
социальных  диалектов  «в  зависимости  от  их  природы,  назначения,  языковых  признаков  и 
условий  функционирования»  [15,  69].  В.Д.  Бондалетов  допускает  дублирование  терминов 
жаргон  /  арго  только  по  отношению  к  лексике  деклассированных;  для  молодежной  речи,  по 
его мнению, целесообразно применение обозначения жаргон. Подобная позиция отражается и 
в  последующих  классификациях  (Б.А.  Серебренников,  Э.Г.  Туманян).  Сторонником 
разграничения  арго  и  жаргона  выступает  и  Л.  И.  Скворцов,  считающий,  что  их  отличие 
обусловлено  степенью  открытости-изолированности  носителей  различных  социальных 
разновидностей  речи:  арго  является  принадлежностью  относительно  замкнутых  групп  и 
сообществ,  в  то  время  как  жаргон  является  принадлежностью  относительно  открытых 
социальных групп. Таким образом, в русской социолингвистике  последней четверти ХХ  века 
относительно  единодушно  закрепляются  обозначения:  арго  за  лексикой  деклассированных 
групп  (уголовное  арго),  жаргон  за  лексикой  возрастных  социальных  групп  (молодежный 
жаргон). 
В ряду современных обозначений молодежной речи: жаргонарго и сленг. Если термины 
жаргон  и  арго  (родом  из  французской  социологической  школы  –  jargon,  argot)  осваивались 
русским  языком  начиная  с  ХIХ  века,  то  термин  сленг  (английского  происхождения  –  slang), 
вошел в русский лингвистический оборот лишь в 1960-е годы.  
Как  показал  анализ  лексико-фразеологического  материала  словарей,  проведенный  И. 
Гальпериным (1956), «под термином «слэнг» в английской лексикографии объединяются слова 
и фразеологизмы, совершенно разнородные с точки зрения их стилистической характеристики 
и  сфер  употребления»,  а  именно:  слова,  относящиеся  к  воровскому  жаргону;  различные 
профессионализмы;  многие  разговорные  слова  (коллоквиализмы);  случайные  образования; 
образные слова и выражения; аббревиатуры  и  т.д. [16, 109]. В англо-американской традиции, 
утверждает  А.Т.  Липатов,  с  понятием  сленг  связывают  всю  нестандартную  лексику 
английского языка, за исключением диалектов. 
История  термина  сленг  в  русской  лингвистической  практике  связана  с  именами 
В.А.Хомякова,  М.М.  Маковского,  И.Р.  Гальперина,  Т.А.  Соловьевой,  Л.  И.  Скворцова.  Л.И. 
Скворцов в своем исследовании 1966 г. («Взаимодействие литературного языка и социальных 
диалектов») предлагает различать жаргон в «узком смысле слова» (он не выходит за пределы 
специальной  (или  возрастной)  сферы  общения)  и  «жаргонизированную  лексику, 
примыкающую  к  жаргонно-просторечному  стилю,  к  «низкому»  слою  обиходно-разговорной 
лексики.  Жаргон  в  расширительном  смысле  трактуется  ученым  как  сленг.  Описываемый 
период  Л.И.  Скворцов  определяет  как  время  «языковой  эволюции  от  жаргона  к  слэнгу». 
Однако  пройдут  десятилетия,  а  термин  сленг,  который  он  рассматривает  как  удачный  и 
соответствующий  новым  веяниям,  все  еще  останется  неосвоенным  в  русской 
социолингвистике. В 1981 году учёный будет вынужден признать, что «в русском языкознании 
понятие «сленг» еще не утвердилось в качестве термина»  
Становится  заметным  обращение  к  новому  термину  в  конце  1980-х–в  нач.  90-х  годов. 
Прежде  всего,  об  этом  красноречиво  говорят  названия  словарей:  «Словарь  сленга, 
распространенного в среде неформальных молодежных объединений» А.И. Мазуровой (1988), 
«Словарь  молодежных  сленгов»  М.А.  Грачева,  А.И.  Гурова  (1989),  «Сленг  хиппи»  Ф.И. 
Рожанского  (1992)  и  др.  Популярность  английского  термина  сленг  растет  по  мере  усиления 
популярности  английского  языка,  проникающего  не  только  в  различные  слои  литературного 
языка, но и в сферу устного общения, в частности, жаргонизированную речь молодежи. 
Все чаще языковеды (развивая точку зрения Л.И. Скворцова о лингвистической сущности 
сленга)  прибегают  к  данному  термину  для  описания  слов  и  выражений,  утративших 
специфическую  закрепленность  за  определенной  социальной  группой  и  перешедших  в 
разговорный обиход различных социальных, профессиональных и возрастных слоев общества 
(сленговый лексикон политиков, бизнесменов, диджеев, компьютерщиков, студентов и т.д.).  
Среди  активно  используемых  сейчас  терминов  –  социальный  диалект,  социолект,  субъязык
являющиеся  обобщающими  обозначениями  социальных  разновидностей  языка  и  лишенные 

 
47 
оценочной  окраски.  В  предложенной  В.Д.  Бондалетовым  классификации  социальных 
диалектов  за  термином  закрепляется  обозначение  языковых  вариантов,  употребляемых  в 
обиходе  определенных  общественных  или  профессиональных  групп.  «Общей  чертой  всех 
языковых образований, включаемых в категорию социальный диалект, – подчеркивает ученый, 
–  является  ограниченность  их  социальной  основы:  они  выступают  средством  общения 
отдельных  социально-сословных,  производственно-профессиональных  групп  и  возрастных 
коллективов,  а  не  всего  народа  (как  литературный  язык)  и  не  всего  населения  региона  (как 
территориальные  диалекты)»  [15,  68].  Особое  место  в  классификации  занимают  групповые, 
или  корпоративные,  жаргоны,  к  которым  и  относится  молодёжный  социолект  и  которые  «в 
отличие  от  профессиональных  социолектов  порождены  ..  стремлением  дать  общеизвестным 
понятиям свое обозначение, отличающееся новизной и экспрессией» [15, 71-72].  
 
Экскурс  в  историю  терминологического  обозначения  молодежных  социолектизмов 
позволил  описать  развитие  терминосистемы,  её  эволюцию,  а  вместе  с  тем  и  показать 
существовавшие  и  существующие  трудности  разграничения  терминов,  которые  объясняются, 
прежде  всего,  желанием  исследователей  наиболее  точно  охарактеризовать  языковые  реалии. 
«Терминологические дискуссии, - отмечает А.К.Бабина, - явление более глубокое, нежели спор 
о  том,  какое  слово  лучше  звучит.  За  каждым  термином  стоит  определенное  понятие,  на 
формирование которого ушли годы,  некая реалия,  исследование  которой внесло свой вклад в 
познание  живого  языка…»  [17].  Возрастающий  сегодня  интерес  к  терминологическим 
исследованиям,  справедливо  считает  Бейсенова  Ж.С.,  обусловлен  возросшей  ролью 
терминологии  в  жизни  современного  общества  [18,  38].  Усиливается  внимание  учёных-
исследователей  и  к  своеобразному  лингвистическому  феномену  -  молодёжной  речи,  сеть  её 
терминообозначений, заменяющих, и дополняющих друг друга, - яркое тому свидетельство. 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   35


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал