Вестник серия «Филологические науки» основан в 2008 году выходит 4 раза в год астана 2015 2



жүктеу 5.01 Kb.

бет12/35
Дата09.01.2017
өлшемі5.01 Kb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   35
часть  зафиксирована  в  толковых  словарях  русского  языка.  Незафиксированные  термины 

 
84 
являются  либо  новыми,  либо  имеют  узкоспециальный  характер  и  составляют  словник 
специальных профессиональных словарей. 
 
Выполняя функции источника и хранителя информации, язык одновременно является 
способом выражения накопленного знания и базой для формирования нового. Благодаря языку, 
человек,  взаимодействуя  с  окружающим  его  миром,  приобретает  знания.  С  точки  зрения 
современных исследователей [3], знанием считаются когнитивные образования, выступающие 
как результат переработки новой информации из различных сфер деятельности человека. Все 
новое, что мы приобретаем в процессе взаимодействия с новыми отраслями науки, хранится в 
человеческой памяти в форме специальных понятий. 
 
Благодаря  определенным  понятиям  осуществляется  обобщение  определенного  класса 
предметов  или  явлений  по  их  отличительным  признакам,  что  ведет  к  возникновению 
специализированной  лексики,  характеризующей  свою  сферу  существования.  То  есть 
выделяется та разновидность языка, которая обслуживает сферу профессионального общения. 
 
Для языкового выражения специальных понятий, в сфере профессионального общения 
выделяется  два  пласта,  между  которыми  прослеживается  довольно  четкая  граница:  это 
термины  (специальные  слова)  и  профессионализмы,  которые  представляют  собой  «особый 
способ  репрезентации  профессионального  (специального)  знания»  [4,  21].  Следует  отметить, 
что  названные  единицы  участвуют  не  только  в  профессиональной  речи  определенных 
специалистов,  их  можно  также  встретить  в  официально-деловом  стиле,  разговорном  и 
публицистическом.  
 
И  термин,  и  профессионализм  –  это  те  слова  и  словосочетания,  которые  обозначают 
понятие  специальное,  из  определенной  области  знания,  профессии,  специальности.  Оба  эти 
понятия  входят  в  общую  лексическую  систему  языка.  Придерживаясь  мнения  известных 
лингвистов,  мы  относим  и  термин,  и  профессионализм  к  стилистически  маркированным 
лексемам,  имеющим  разную  коннотацию  в  текстах.  Они  используются  в  научном  стиле 
изложения и в большинстве случаев фиксируются в словарях русского языка.  
 
Следует  отметить,  что  и  термины,  и  профессионализмы  социально  маркированы  как 
специальные  наименования,  обозначают  понятия  тех  или  иных  сфер  профессиональной 
деятельности, но, тем не менее, это разные явления.  
 
Термин, как и профессионализм «входит в общую лексическую систему, но лишь через 
посредство  конкретной  терминологической  системы  (терминологии)»  [5,  508].  Он  необходим 
«для  точного  выражения  специальных  понятий  и  обозначения  специальных  предметов»  [6, 
474]. Термины подразделяются на две группы. Обе они применяются в текстах СМИ. Единицы 
первой  разновидности  всегда  являются  понятиями  однозначными,  характеризуют  явление 
определенной  области.  Вторая  группа  терминологических  единиц  схожа  с  нейтральной 
основой,  образуется  от  общеупотребительной  лексики  с  помощью  метафорического  и 
метонимического переноса.  
 
Анализ  языкового  материала  показал,  что  наиболее  продуктивным  классом  терминов 
являются  единицы  первой  разновидности.  Они  обозначают  только  понятия  из  определенной 
области и не теряют свою дефинитивную и системную характеристику. Термины этой группы 
моносемичны  и  в  словаре  отмечаются  пометой  «спец.».  Корпус  этой  разновидности 
терминологической  лексики,  характерный  для  газетно-публицистического  стиля,  также 
неоднороден  в  своем  составе.  Средства  массовой  коммуникации  в  первую  очередь  отражают 
общественно-политические, 
экономические 
преобразования 
страны. 
Следовательно, 
специальная лексика, связанная с этими сферами, будет наиболее востребованной.  
 
На  первом  месте  по  частоте  употребления  в  публицистических  текстах  находятся 
термины,  связанные  с  экономической  сферой.  Большая  часть  экономических  терминов 
фиксируется в толковых словарях, их дефиниции содержат помету «спец.», то есть указывают 
на специальную отрасль науки. К данной группе стилистически маркированных слов относятся 
следующие  единицы:  депозит,  депозитор,  инвестор,  инвестирование,  эмиссия,  эмбарго, 
девальвация,  котироваться.  Указанные  слова  активно  используются  в  языке  периодических 
изданий,  так  как  в  современный  период  экономические  сделки  непосредственно  связаны  с 
этими  специальными  понятиями.  Например:  «Ответственность  перед  такими  вкладчиками 

 
85 
несет  тот  банк,  в  котором  размещен  данный  депозит»  (Казахстанская  правда,  2001.03.27); 
«…банк  скрыл  более  90  процентов  собранных  депозитов  и  не  отражал  их»  (Аргументы  и 
факты.  Казахстан,  2003.10.№43).  Дефиниция,  представленная  в  лексикографическом 
источнике,  непосредственно  связана  с  экономической  отраслью,  и  дополняется  пометой, 
указывающей  на  специальную  отрасль  знаний:  «Депозит  (спец.)  Деньги  или  ценные  бумаги, 
вносимые в кредитное учреждение для хранения» [7, 161]. 
 
Интерес  представляют  и  следующие  примеры:  «Банк  данных  инвестиционных 
проектов (БДИП)» создан  Казахстанским  центром  содействия  инвестициям  («Казинвест») 
совместно  с  Агентом  по  инвестициям»  (Казахстанская  правда,  2000.06.23);  «...  а  на  крайний 
случай  известна  одна,  и  весьма  действенная,  -  инвестирование  бюджетных  программ» 
(Казахстанская  правда,  2001.12.16)  и  др.  Активное  употребление  выделенного  термина  в 
контекстах газетно-публицистического стиля показывает, что необходимость в использовании 
специальной  экономической  лексики  в  последние  десятилетия  высока,  что  связано  с 
актуальностью  экономического  развития  страны.  Наличие  в  лексикографическом  источнике 
пометы «спец.» подтверждает принадлежность слова к функционально маркированной лексике 
книжного стиля. В следующих примерах отмечены слова, которые также относятся к терминам 
экономики  и  отмечаются  в  словаре  указанной  выше  пометой:  «В  1979  году,  когда  страны 
ОПЕК объявили эмбарго на нефть, рядовой рабочий получал 20 долларов в час» (Аргументы и 
факты.  Казахстан,  1999.04.№4);  «...а  после  эмиссии  новых  акций  на  сумму  4  млрд  тенге 
оплаченный акционерный капитал составлял 12 млрд тенге» (Аргументы и факты. Казахстан, 
2000.02.№8); «Как свести дебет с кредитом?» (Казахстанская правда, 2002.11.16) и др.  
 
Также 
к 
экономическим 
терминам, 
встречающихся 
в 
текстах 
газетно-
публицистического  стиля,  относятся  следующие  слова:  аннуитет,дефолт,  инжиниринг, 
лизинг, трансферт. В отличие от первой разновидности экономических терминов указанные 
слова  реже  употребляются  в  языке  печатных  СМИ  рассматриваемого  периода  и  не 
фиксируются  в  толковых  словарях.  Приведем  примеры:  «Срочный  договор  пенсионного 
аннуитета  заключается  на  определенный  срок,  но  не  менее,  чем  на  5  лет»  (Аргументы  и 
факты.  Казахстан,  2004.04.№15);  «После  дефолта  вы  не  приедете  в  страну  еще  5-10  лет?» 
(Аргументы  и  факты.  Казахстан,  1996.11.№46);  «Кроме  того,  образованы  центры 
маркетинговых  и  аналитических  исследований,  инжиниринга  и  трансферта  технологий» 
(Казахстанская  правда,  2003.12.20);  «Без  малого  два  часа  вчера  на  пленарном  заседании 
Мажилиса депутаты «ломали копья» по законопроекту «О финансовом лизинге» и др.Таким 
образом,  развитие  экономических  отношений  приводит  к  активному  употреблению  в  языке 
СМИ  специальной  экономической  лексики,  которая  входит  в  корпус  функционально 
маркированных единиц книжного стиля. 
 
Также  продуктивной  группой  терминов  являются  слова,  характеризующие 
общественно-политические отношения. В корпус этой стилистически маркированной лексики 
входят  слова,  связанные  с  политической,  социальной,  юридической  направленностью. 
Особенно  активно  используются  в  первом  десятилетии  развития  нашего  государства  такие 
слова как: интеграция, рекламация, дислоцировать, лицензия, юрисдикция, демаркация. Об их 
распространенности в  употреблении  указывают  контексты  газетно-публицистического стиля. 
Приведем  некоторые  из  них:  «Он  выступает  также  за  интеграцию  с  другими 
национальными  республиками»  (Казахстанская  правда,  1999.01.20);  «Они  прошли 
государственную  аттестацию  на  шестнадцать  госквалификационных  комиссиях, 
рекламаций на рынке труда не имеют» (Казахстанская правда, 2000.01.25); «... а собственно 
Верховным  судом  как  судом  исключительной  юрисдикции  будет  нынешний  президиум  в 
составе  девяти  человек,  только  работающих  на  постоянной,  а  не  выборной  основе» 
(Казахстанская  правда,  1998.05.14).  На  специфичность,  то  есть  на  отнесенность 
рассматриваемой  лексики  к  общественно-политической,  социальной  направленности  нам 
указывают  лексикографические  источники:  «Интегрировать.  1.  Объединить  в  одно  целое 
(спец.) || сущ. интеграция» [7, 249]; «Рекламация (спец.) Претензия на низкое качество товара 
с требованием возмещения убытков» [7, 675]; «Юрисдикция (спец.) Правомочие производить 
суд,  решать  правовые  вопросы»  [7,  915].  Употребление  стилистически  маркированных  слов 

 
86 
общественно-политического  характера  связано  с  основной  функцией  публицистического 
стиля:  информировать  читателя.  Таким  образом,  необходимость  в  применении  специальной 
лексики  в  языке  печатных  изданий  дает  нам  основание  говорить  о  функционально 
маркированной лексики книжного стиля. 
 
Следующую  группу  специальных  слов  составляет  терминологическая  лексика, 
связанная  с  химическими,  физическими,  и  естественными  процессами.  Анализ  языкового 
материала  подтверждает,  что  больше  всего  из  этого  класса  употребились  в  языке  печатных 
изданий  слова,  относящиеся  к  химико-биологической  сфере.  Приведем  несколько  примеров: 
«Раньше  обогатительные  фабрики  Донского  горно-обогатительного  комбината  завозили 
ферросплав  или  утяжелитель,  применяемый  при  обогащении  руд»  (Казахстанская  правда, 
2001.03.13);  «В  «Казахмысе»  пропустили  обычную  водопроводную  воду  через  систему 
озонирования  воздуха  на  медьзаводе  и  получили  питьевую  воду  на  уровне  мировых 
стандартов»  (Казахстанская  правда,  1997.12.09);  «В  своих  опытах  часто  употреблял 
каустическую соду» (Аргументы и факты. Казахстан, 2003.02.№9). Подтверждением того, что 
выделенные  слова  относятся  к  терминам  показывает  толковый  словарь:  «Ферросплав  (спец.) 
Сплав  железа  с  другими  элементами,  используемый  для  легирования  стали  »  [7,  850]; 
«Озонировать  (спец.)  1.  Обратить  в  озон.  2.  Обогатить  озоном,  обеззаразить  при  помощи 
озона» [7, 448];  «Каустик (спец.) Технический едкий  натрий  ||  прил.  каустический» [7, 270]. 
На принадлежность к терминологической лексике указывают приведенные дефиниции, а также 
закрепленность выделенных слов в составе маркированной лексики показывает помета «спец.». 
Приведем  еще  несколько  контекстов  с  содержанием  подобного  рода  слов:  «С  того  места 
расходился  диффузный  свет»  (Степной  маяк,  1996.09.18);  «Что  это,  акселерация
вседозволенность  или  просто  половая  распущенность?  –  удивляются  взрослые» 
(Казахстанская  правда,  2000.05.30);  «Получался  конденсат,  и  установилась  температура  до 
минуса  четырех»  (Степной  маяк,  2000.04.15)  и  др.  Все  представленные  слова  относятся  к 
терминам и фиксируются в лексикографическом источнике как специальная лексика.  
 
К  последней  подгруппе  терминологической  лексики  первой  разновидности  можно 
отнести  слова  из  различных  отраслей,  встречающихся  в  текстах  публицистического  стиля, 
сельское хозяйство: «На хоздворе мужики пилили березовые  швырки» (Казахстанская правда, 
2001.02.20),  транспортные  коммуникации:  «Для  этого  был  зафрахтован  самолет,  который 
чартерным  рейсом  доставил  участников  Баболнайских  дней  из  Алматы  в  Будапешт  и 
обратно»  (Казахстанская  правда,  1996.10.15),  полиграфия:  «В  нашем  издательстве  появился 
новый  ротапринт»  (Аргументы  и  факты.  Казахстан,  2001.07.№29);  искусство:  «Посмеялись-
посмеялись,  а  потом  прихожу  на  читку  пьесы»  (Степной  маяк,  2000.09.19);  филологическая 
наука:  «Данное  слово  выделяется  наличием  большого  количества  гласных,  они 
редуцируются»(Аргументы  и  факты.  Казахстан,  2002.04.№16).  Выделенные  единицы 
относятся  к  терминологической  лексике  различных  отраслей,  весь  состав  этой  подгруппы 
фиксируется в толковом словаре и отмечается специальным маркером.  
Таким  образом,  терминологическая  лексика  первой  разновидности  в  текстах  газетно-
публицистического  стиля  составляет  большой  пласт  функционально  маркированной  лексики 
книжной  разновидности.  Наиболее  распространенными  являются  специальные  слова, 
связанные с экономикой, политикой, социальной сферой. 
 
Специальная  лексика  второй  разновидности  представлена  единичными  примерами. 
Такие  слова-термины  схожи  с  нейтральной  лексикой,  образовались  от  общеупотребительных 
слов  помощью  метафорического  и  метонимического  переноса,  в  словаре  выделяются  как 
полисемичные  и  в  своем  составе  имеют  значение  с  пометой  «спец.»,  свое  специальное 
семантическое поле, что свидетельствует об их принадлежности к терминологической лексике. 
Такие  термины  вне  определенного  контекста  реализуются  как  общеупотребительные  слова. 
Следовательно,  для  данной  группы  слов  характерна  только  его  «среда  обитания», 
функциональность  и  определенность  употребления.  Подтверждением  данного  высказывания 
служат примеры из печатных источников: «Пусть чудо длится совсем недолго, а мы так редко 
выбираемся из всех своих жилых и офисных «коробок»» (Казахстанская правда, 2006. 05. 20) → 
«Коробка – 1. Небольшой ящичек (картонный, деревянный, пластмассовый т.п.) а также (спец.) 

 
87 
вообще  вместилище  чего-н)[8,  240].  Словарная  дефиниция  показывает,  что  на  основе 
смежности  у  нейтрального  слова  коробка  появляется  специализированное  значение,  которое 
определяет его как слово-термин. 
 
Следующий пример также показывает похожий процесс: «У потерпевшего было видно 
первичное  «натяжение»  на  руке  …»  (Степной  маяк,  2004.03.15).  В  лексикографическом 
источнике выделенная лексема представлена как многозначное слово, необходимая дефиниция 
содержит  помету  «спец.»,  что  дает  основание  рассматривать  его  как  термин:  «Натяжение.  2. 
Срастание  краев  раны  (спец.)  [7,  397].  Продемонстрированные  контексты  доказывают,  что 
выделенные слова в определенной языковой ситуации могут выступать в качестве терминов, в 
несвойственной  сфере  могут  быть  представлены  как  нейтральные  единицы.  Принадлежность 
слова  к  термину  реализуется  только  внутри  своего  определенного  терминологического  поля, 
выйдя  за  него  «теряет  свои  дефинитивные  и  системные  характеристики 
– 
детерминологизируется»  [5,  508].  Также  следует  заметить,  что  авторы  публицистических 
текстов для выделения их в нейтральной среде вводят слова-термины второй разновидности в 
кавычки, таким образом, помогая читателю воспринять его ни как нейтральную единицу, а как 
специализированное слово книжного характера. 
 
Рассматривая  терминологическую  лексику  в  языке  печатных  средств  массовой 
коммуникации,  следует  отметить,  что  наиболее  продуктивными  являются  термины, 
содержащие  конкретную  дефинитивную  характеристику  понятия.  Среди  них  наиболее 
распространенными  являются  слова,  связанные  с  экономическими  и  общественно-
политическими отношениями, что является необходимым для социума. 
Список литературы: 
1.
 
Солганик Г.Я. Лексика газеты. – М., 1981. – 112 с. 
2.
 
Добросклонская  Т.Г.  Медиалингвистика:  системный  подход  к  изучению  языка  СМИ:  современная 
английская медиаречь: учеб. пособие. – М.: Флинта: наука, 2008. – 264 с. 
3.
 
Володина М.Н. Язык массовой коммуникации – основное средство информационного воздействия на 
общественное  сознание  //  Язык  средств  массовой  информации  как  объект  междисциплинарного 
исследования:  тезисы  докладов  Международной  конференции  /  под  общ.  ред.  М.Н.  Володиной,  М.Л. 
Ремневой. – М.: Изд-во МГУ, 2001. – С. 11-13. 
4.
 
Володина  М.Н.  Когнитивно-информационная  природа  термина  (на  материале  терминологии  средств 
массовой информации). – М., 2000. – 128 с. 
5.
 
Лингвистический  энциклопедический  словарь  /  Гл.  ред.  В.Н.  Ярцева.  –  М.:  «Большая  Российская 
энциклопедия», 2002. – 709 с. 
6.
 
Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М., 1966. – 607 с. 
7.
 
Ожегов  С.И.  и  Шведова  Н.Ю.  Толковый  словарь  русского  языка:  80000  слов  и  фразеологических 
выражений  /  Российская  академия  наук.  Институт  русского  языка  им.  В.В.  Виноградова.  –  4  изд., 
дополненное. – М.: ООО «ИТИ ТЕХНОЛОГИИ», 2003. – 944 с. 
8.
 
Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. – М.: Русский язык, 1988. – 750 с. 
 
 
УДК 81’373:622.276  
Бижкенова Айгуль Ермековна 
ТЕНДЕНЦИИ В СЛОВООБРАЗОВАНИИ СОВРЕМЕННОГО  
КАЗАХСКОГО ЯЗЫКА В СОПОСТАВИТЕЛЬНОМ АСПЕКТЕ 
 
 
Аннотация 
 
В  статье  рассматривается  один  из  актуальных  вопросов  современной 
сопоставительной  лингвистики  –  вопрос  о  словообразовательных  системах  казахского  и 
немецкого языков. В частности, в ней предлагается анализ словообразовательных формантов, 
наиболее  активно  использующихся  при  образовании  неологизмов.  Вместе  с  тем  автором 
подчеркивается  роль  заимствования  как  динамического  процесса  обогащения  словарного 
состава того или иного языка. 
 
Ключевые слова: словообразование, словообразовательная система, заимствование 
 
 

 
88 
 
Аңдатпа 
 
Мақалада  қазіргі  заманғы  салғастырмалы  тіл  білімінің  өзекті  мәселелерінің  бірі  – 
қазақ  және  неміс  тілдерінінің  сөзжасамдық  жүйесінің  мәселесі  қарастырылады.  Атап 
айтқанда,  неологизмдерді  жасауда  пайдаланылатын  сөзжасам  форманттарына  талдау 
жүргізіледі. Сонымен бірге автор қазақ және неміс тілдерінің сөздік құрамын байытуда кірме 
сөздердің атқаратын рөліне ерекше тоқталады. 
Тірек сөздер: сөзжасам, сөзжасамдық жүйе, кірме сөз 
 
 
Summary 
 
The article describes one of the most pressing questions of modern comparative linguistics  - 
the question of word-formation system of the Kazakh and German  languages. In particular, it offers 
an  analysis  of  word-building  formants,  the  most  actively  used  in  the  formation  of  neologisms. 
However,  the  author  emphasizes  the  role  of  drawing  as  a  dynamic  process  of  enriching  the 
vocabulary of a given language. 
 
Key words: word formation, word-formation system, borrowing 
 
 
В  каждом  языке  можно  наблюдать  изменения  и  определенные  тенденции  развития. 
Выявление  тенденций  дает  возможность  прогнозирования  языковых  явлений  и 
словообразовательной  деятельности,  в  том  числе.  Лингвисты  опираются  в  исследованиях  на 
выявление  и  описание  тех  факторов,  которые  вызывают  изменения  в  языках.  Факторы  могут 
быть  не  только  внутриязыковыми,  но  и  внешнего  порядка,  например,  социальными  и 
экономическими. 
 
Поскольку  язык  постоянно  развивается,  он  не  может  обходиться  без  неологизмов. 
Частота  появления  новых  слов  и  выражений  в  устном  языке  опережает  обычно  письменный 
язык.  Например,  в  английском  языке,  как  свидетельствует  Интернет,  каждые  90  минут 
рождается  одно  новое  слово.  И  не  меньше  слов  устаревает,  уходит  в  пассивный  запас 
(архаизируется),  либо  отмирает.  Если  взглянуть  на  причины  изменения,  в  частности, 
расширения  словарного  состава  языков,  то  они  в  целом  кажутся  универсальными, 
захватывающими  все  живые  языки.  Причина  тому  глобальные  процессы  развития  мира,  в 
которые  втянуты  все  страны  и  народы.  А  значит,  мотивы  и  тенденции  в  развитии  их  языков 
также  будут  иметь  весьма  схожие  черты.  Немецкий  лингвист  Петер  Браун  выделяет  четыре 
основные  причины,  способствующие  появлению  новых  слов  в  языках.  К  ним  относятся:  1) 
необычайно  большой  спрос  на  новые  наименования  во  всех  областях  современной  жизни;  2) 
стремление  к  четкости  и  детализации  выражения;  3)  стремление  к  языковой  экономии;  4) 
стилистические мотивы [1, 159]  
 
В  современном  немецком  языке,  согласно  исследованиям  ряда  немецких  ученых  (ср. 
Браун  1997;  Барц  и  Нойдек  1997;  Дроздовский  и  Хенне  1980  и  др.)  выделяются  следующие 
словообразовательные способы: 
-  Словопроизводство  при  помощи  суффиксов  –i/  -y/  -ie,  -o  и  нулевым  суффиксом
Большим  влиянием  на  нормативный  язык  имеет  молодежный  сленг,  из  которого  вливается  в 
национальный  словарь  неограниченный  пласт  новых  образований  типа:  Studi,  Ersti,  Digi, 
Dummi, Grüni, Azubi, Prof, Alk, Uni, Mum, Spacko, Gollo, Schmacko.  
-  Внутриязыковая  ассимиляция  заимствованных  из  английского  языка.  Глаголы: 
leasen,  walken,  fixen,  juxen,  palavern,  shoppen,  clubben,  relaxen,  anpowern,  reinmoven,  surfen
joggen, simsen «smsschicken», googeln «Google-Suche». 
-Контаминация  с  усечением  основ:  StuRa  «Studentenrat»,  AntifaHG  «Antifaschistische 
Hochschulgruppe»,  UrMEL  «University  Multimedia  Electronic  Library»,  Thoska  «Thüringer 
Hochschul- und Studentenwerks-Karte».  
-Образование  окказионализмов  и  разовых  слов:  blöken  «husten»,  Folterkammer 
«Turnhalle»,  schwallen  «vielreden»,Münzmallorca  «Solarium»,  Intelligenzallergiker  und 
SchnippiNoop «derdummeMensch“, Erzeugfraktion und Kohlenbestrafer «Eltern».  
-  Англицизмы,  для  которых  в  немецком  языке  даже  придуманы  термины,  как  то: 
Denglisch  или  Engleutsch  из-за  того,  что  это  очень  большой  пласт  лексики,  целый  язык. 

 
89 
Примерами  слов  такого  смешанного  языка  являются  чисто  английские  корни:  Audit, 
Ghostwriter,  Message,  Patchwork,  Thrill,  Ticket,  BusinessClass,  GlobalCall,  NewEconomy, 
ServicePoint; смешанные с немецкой составной корни: Back-Shop, BahnCard, Laserdrucker, 630-
Mark-Job, Outeinwurf, Slipeinlage, uncool и т.д.
 
 
Наблюдая  над  новыми  словами  современного  казахского  языка,  полагаем  все  те 
причины  их  появления  в  языке,  которые  свойственны  немецкому  языку,  характерны  и  здесь. 
Однако  национальные  языки  могут  иметь  к  тому  еще  и  специфические  причины.  Так,  к 
примеру,  казахский  язык  находится  на  сегодняшний  момент  в  стадии  резкого  подъема  и 
коренного  обновления.  После  обретения  Казахстаном  суверенитета,  к  тому  же  и  в  новом 
статусе Государственного языка он стал активно функционировать во всех сферах общества, и, 
расширяя  границы  словообразовательной  продуктивности,  демонстрирует  номинативную 
мощь.  
 
Проанализировав более 1000 новых слов современного казахского языка, выделенных 
Мырзабергеном  Малбаковым  [2],  опираясь  при  выборке  на  русско-казахский  словарь  1954  г. 
под  редакцией  проф.  Н.Т.Сауранбаева  (50000  слов)  [3],  а  также  собрав  свыше  300  единиц  из 
текстов  газетных  статей  («Егемен  Қазақстан»,  «Астана  Ақшамы»,  «Әділет»,  «Қазақстан  үні», 
«Білімді  ел»),  приходим  к  следующим  заключениям.Среди  новых  тенденций  в  казахском 
словообразовании отмечается стремление к переводу на родной язык основных новых понятий 
и возрождение культурных ценностей, к которым относится и исконный казахский язык. Таким 
образом,  к  вышеуказанным  четырем  основным  причинам  появления  неологизмов  в  языках, 
добавляются  еще,  как  минимум,  две  –  перевод  на  казахский  язык  всех  неказахских  основ  и 
возрождение  старых,  некогда  архаизированных  культурно-исторических  слов  и  понятий, 
которые  зачастую  переосмысливаются,  модернизируются  и  расширяют  свое  лексическое 
значение. Повторная актуализация некогда забытых казахских слов и корней является, на наш 
взгляд, на  данный момент достаточно продуктивным способом пополнения функционального 
словаря.  Поэтому  в  настоящее  время  мы  наблюдаем,  по  сути,  «второе  дыхание»  лексем 
казахского языка. Так,  например, вновь используются  бывшие  длительное  время в архаизмах 
слова казахского  языка,  каккөшбасшы,  көшқон,  сахаба,дарбаза,  әкім,  жүйе, хұқұқ, тайқазан, 
аймақ, уәкіл, сарай, баһадур, би, сұлтан, хан и многие другие.Большинство из них расширили 
и  изменили  объем  семантики,  а  потому  полноправно  рассматриваются  сегодня  в  качестве 
новых  слов  (көшбасшы  раньше  –  предводитель  кочевки  номадов,  сегодня  –  первый 
руководитель; көшқон раньше – процесс собственно кочевки, сегодня – миграция; тайқазан – 
ритуальный  бронзовый  котел  в  мавзолее  Ахмеда  Ясави  в  Туркестане,  сегодня  может 
использоваться  в  переносном  значении  «фонд»).  Некоторые  лексемы  подверглись 
фонетическим  изменениям  (хұқұқ  -  құқық,  уәкіл  -  өкіл),  другие  стали  стилистически 
нормированными  (жасөспірім  –  раньше  разговорный  стиль:  молодняк,  сегодня  –  молодое 
поколение),  а  некоторые  улучшили  свое  лексическое  значение  (сарай  –  сегодня  в  значении: 
мәдениет сарайы «дворец культуры»).  
 
Среди  новых  названий  –  и  возвращение  исконно  казахских  собственных  имен,  в 
частности, географических  наименований  и  их  правописания:  Семей, Көкшетау, Маңғыстау, 
Атырау  (бывш.  Гурьев),  Ақтау  (бывш.  Шевченко),  Тараз  (бывш.  Джамбул),  Аққөл  (бывш. 
Алексеевка в Акмолинской области) и др.  
 
Результаты словообразовательной деятельности современного казахского языка можно 
подразделить  в  соответствии  с  лингвистической  природой  и  тематическими  категориями 
дериватов  на  следующие  виды:  неологизмы  общего  значения,  неологизмы  специального 
значения  (термины)  и  заимствования.  Важную  роль  при  образовании  неологизмов  играет 
лексическая  мотивация.  Анализ  показывает,  что  новые  слова  подразделяются  на 
немотивированные  и  мотивированные  основы.  Так,  к  первым  относятся  такие,  как  жиһаз 
«мебель», сынып «класс», құлпынай «клубника», тұшпара «пельмени», ғаламтор «интернет», 
жаһандану  «»,  мүлік  «»,  тәмам  «завершить»,  керік  «жираф»,  сайыс  «соревнование»,  қаулыс 
«решение»,  аялдама  «(автобусная)  остановка»,  көлік  «машина»  и  др.  Наряду  с  этим 
неологизмы  могут  носить  и  мотивированный  характер,  что  легко  заметить  на  их  прозрачном 
этимоне.  Кстати  сказать,  что  таковых  насчитывается  больше,  нежели  немотивированных, 

 
90 
сравним:  елбасы  («глава  государства»  от:  ел  «народ»  +  бас  «голова»  +  -ы),  тікұшақ 
(«вертолет»  от:  тік  «прямо»  +  ұш  «лететь»  +  -ақ),  ұшақ  («самолет»  от:  ұш  «летать»  +  -ақ), 
зымыран  («ракета»  от:  зымыра  «быстро  двигаться»  +  -н),  сусиыр  («бегемот»  от:  су  «вода»  + 
сиыр  «корова»),  тұмсықмүйіз  («носорог»  от:  тұмсық  «морда»  +  мүйіз  «рог»),  оралман 
(«возвращенец» от: орал «возвращаться» +  -ман), іс-қимыл («действие» от: іс  «дело» + қимыл 
«движение»),  қорық-мұражай  (қор  «фонд»  +  -ық  +  мұра  «наследство»  +  -жай),  кәсіпкер, 
төраға,  тұрақтылық,  мәжілісмен,  сыбайлас,  сыныптас,  төсбелгі,  арызқой,  шағын  аудан, 
ауызбіршілік,  жекешелендіру,  бәсекелестік,  шақырылым  («созыв»  от:  шақыр  «созвать»  +  -
лым),  баскесерлер  (бас  «голова»+кесу  «отрезать»  =  террористы)и  др.  Как  видно  из 
приведенных  примеров,  активными  словообразовательными  способами  являются  аффиксация 
(суффиксация и префиксация) и словосложение.  
 
Среди  активных  суффиксов  казахского  языка  назовем:  -кер,  -гер  (кәсіп-кер,  саяс-кер, 
қалам-гер);  -қор  (жем-қор),  -лық  (жала-қор-лық);  -шы  (сақ-шы),  -лік  (ауыз-бір-ші-лік),  -қой 
(кәсіп-қой)  и  др.  Продуктивными  можно  признать  дериваты,  образованные  при  помощи 
суффиксоидов -тану (абайтану «абаеведение», альфарабитану «альфарабиведение», тілтану 
«языковедение»,  саясаттану  «политология»,  дінтану  «религоведение»и  др.),  -хана 
(мейрамхана  «ресторан»,  дәмхана  «столовая»,  емхана  «поликлиника»,  нәрестехана  «комната 
для  младенцев»,  намазхана  «молельня»,  зертхана  «лаборатория»  и  т.п.).  К  таковым  можно 
причислить и другие полуаффиксы: -нама, -құмар, -аралық и некоторые др. 
 
Среди  новых  слов  имеются  и  такие  вкрапления  из  русского  языка,  как  шенеунік 
(чиновник), көрме-жәрмеңке (ярмарка-выставка) и др. 
 
Прежде  чем  переходить  к  словосложению  как  активному  словообразовательному 
механизму в казахском языке рассмотрим его в немецком языке. В новом лексиконе немецкого 
языка имеется, по исследованиям Петера Брауна [1, 9], всего 8% односложных лексем. На 92% 
словарь  состоит  из  словесных  конструкций  –  сложных  слов  и  дериватов.  Такое  сложное 
конструирование  проистекает,  как  констатирует  автор,  и  из  „экономических  причин“;  немцы 
„строят словообразовательные конструкции, чтобы сэкономить время и пространство“: вместо 
ArztineinemKrankenhaus появляется одно слово - Krankenhausarzt; ArztfürTiere – Tierarzt. Немцы 
даже  иронизируют  по  этому  поводу,  называя  немецкий  язык  «пекарем  новых  слов» 
(«Bäckerdeutsch“)  [4,  630].  Примерами  композит  в  современном  немецком  языке  являются,  к 
примеру,  следующие  слова  с  новым  содержанием:  Spendenmarathon(букв.:  «марафон 
пожертвований»,Bundesgesundheitsministerium(букв.: 
«федеральное 
министерство 
здравоохранения»), 
Fachkräftemangel 
(букв.: 
«нехватка 
специалистов») 
или 
Doppelstaatsangehörigkeit (букв.: принадлежность двум государствам»). 
 
Весьма  продуктивным  видом  словообразования  является  композиция,  т.е.  сложение 
основ в одно сложное слово. Этот вид деривации практически  «заполонил» казахский язык, о 
чем пишет, например, Балкия Касым следующим образом: «Развитие в области политической, 
социальной  и  культурной  жизни  в  последние  десять  лет  стимулировали  «бум»  в  области 
композитообразования  казахского  языка.  «Половодье»  сложных  слов,  отличающихся 
трудностью  их  написания,  становится  одной  из  главных  проблем,  от  решения  которой  в 
определенной мере зависит развитие языков»  [5]. Большой проблемой является,  как отмечает 
автор  правописание  сложных  основ,  поэтому  необходимо  «ввести  в  действие  правила 
правописания, упорядочение написания новообразований» [там же]. Удивительно, но такая же 
проблема  есть  и  в  немецком  языке.  Особенно  это  касается  композитов  с  заимствованным 
компонентом. Они пишутся как через дефис (Schoko-Genuss, puder-rosa, Kreativ-Ideen, Tropen-
Paradies,  Schnür-Boots),  так  и  путем  графического  разделения  основ  внутренней  заглавной 
буквой (HiWis, ServiceZentrum, TaschenAtlas, MitMission). 
 
В  казахском  языке,  как  считает  Б.Касым,  различаются  слова  сращенно-слитные 
(күнбағыс,  топансу),  сочетательные  (тың  жер,  ас  үй),  парные  (үрiм-бұтақ,  алыс-берiс), 
сложносокращенные  слова  (ТМД,  ААҚ).  Эта  классификация  и  должна  определять  порядок  их 
лексикографического образа.  
 
По  содержанию  сложные  слова  казахского  языка  можно  подразделить  на 
детерминативные  (подчинительные)  и  копулятивные  (сочинительные)  композиты.  К  первым 

 
91 
относятся такие  слова,  части которых семантически  неравнозначны, один определяет другой, 
как в следующих примерах: евроремонт (какой ремонт? - европейский), төсбелгі (какой знак? 
-  нагрудный),  доптаяқ  (какая  палка?  –  для  мяча,  т.е.  клюшка),  шағынаудан  (какой  район?  – 
небольшой,  т.е.  микрорайон),  ауызсу  (какая  вода?  –  для  питья)  и  др.  В  казахском  языке 
изобилуют  сложные  основы,  образованные  при  помощи  модели  имя  прилагательное  +  имя 
существительное. Например: ақорда, ақбалык, ақбас, ақжелкен, аққұлақ, ақмарқа, көкбасшөп, 
көкжелек,  көкнәр,  көктайғак,  қарашығын  (налог),  көктамыр,  қарабай,  қарабез,  қарағаш, 
қарақал, қарақұмық, қараталақ и т.п.  
 
Отличительным  признаком  композитов  в  казахском  языке  является  обилие 
копулятивных  основ,  т.е.  таких,  в  которых  части  сложного  слова  семантически  равнозначны. 
Такого  массового  явления  нет,  к  примеру,  в  немецком,  английском,  да  и  в  русском  языке.  В 
этих  языках  компулятивные  композиты  единичны.  А  примерами  таковых  в  казахском  языке 
являются  следующие  слова:  тұмсықмүйіз  (носорог),  бетбұрыс,  елорда,  елтаңба,  тілашар, 
әнұран,  ойпікір,  пікірхат,  ойтолқын,  күйсандық  (фортепиано),  автокөлік  (легковая 
автомашина), қорық-мұражай (музей), елбасы (глава государства), бортсерік (бортпроводник) 
и еще многие другие. 
 
Известно,  что  словообразованием  и  словоизменением  в  казахском  языке  управляют 
фонетические закономерности, поэтому неудивительно, что и среди сложных слов выделяются 
звукосимволические  основы.  Следующие  примеры  являются  тому  доказательством:  жора-
жолдас,  дәрi-дәрмек,  жөн-жота-жөн,  қат-қабат,  тайталас,  жау-жарық,  жөн-жосық, 
жарықтығым-жарығым,  жалбыр-жұлбыр,  емін-еркін  и  т.д.  Эти  основы  в  большинстве 
случаев пишутся через тире. Повторение первых одного-двух-трех звуков усиливает феномен 
восприятия, слова мотивированы фоносемантически. В образовании словарной формы лалагул 
сыграла  роль  звукосимволическая  основа  в  других  языках.  Сравним:  русс.лилия,  нем.  Lilie
Ономатопея  присутствует  при  образовании  следующих  слов:  даңғыр-дүңгiр,  зәмзәм,  дүлдүл. 
Звукосимволизм, таким образом, является для казахского образования сложных слов довольно 
заметным средством. 
 
Необходимо выделить  и  так называемые парные слова, которые, по большому счету, 
можно было бы выделить из-за их большой языковой и речевой фреквентности (частотности) в 
один  из  подвидов  композит  казахского  языка.  Среди  инновационной  лексики  выделены 
следующие примеры: келісім-шарт, жалақор-арызқой, ат-көлiк, мекен-жай, сын-қатерлер, іс-
қимыл  и  другие,  имеющую  причинно-следственную,  каузативную  в  широком  смысле 
семантику.  
 
Все  сложные  основы  могут  в  своей  словообразовательной  модели  обременяться 
деривативными  средствами  как,  например  суффиксами  –лы,  -лык,  -ы  и  др.:  аталы-балалы, 
дауқұмарлык, отбасы.  
 
В  современном  казахском  языке  достаточно  представлены  подчинительные 
словосочетания,  выражающие  одно  понятие  и  вследствие  этого  неразделимые,  к  таковым 
относятся  асқазан  жарасы  «язва  желудка»,  ауырлық  күшi  «сила  тяжести»,  бос  орын 
«вакансия», жайын ауыз «легавая собака», иiс май «крем» и т.д. Именно к таковым относятся 
совершенно  новые  понятия,  образованные  путем  идиоматически  тесной  взаимосвязи 
составных слов в едином выражении: «Мәңгілік Ел», «Қазақ Елі», «Ұлы Дала», «Нұрлы Жол», 
«Қазақ хандығы».  
 
Кроме  того,  инновацию  в  лексике  представляют  и  узко  профессинальные  слова  и 
термины, которые вербализованы как сложными структурами, так и словосочетаниями:  кiндiк 
қозғалыс  «физ.  центральное  движение»,  күлтұтқыш  «мет.золоуловитель»,  бітеугүл  (биол
бутон),  гүлдесте  (биол.  букет),  алқагүл  (биол.  лавр),  егеуқұм  (физ.  наждак),  заттаңба  (экон. 
этикетка), көбіктас (экон. Пемза) и др.  
 
Б. Касым подразделяет семантически сложные термины на 5 групп:  
1) в области государственной политики: атазаң – конституция, елұран – клич, елтаңба – герб, 
төбетоп – верхушка, әнұран – гимн и т.д.; 

 
92 
2) в области рыночной экономики:  баспабас – бартер, делдал –  брокер, жобақаржы – смета, 
жәрдемақы  –  пособие,  қаламақы  –  гонорар,  шотесеп  –  расчет,  өнертабыс  –  изобретение, 
демеуқаржы – дотация, мүлікбасы – товаровед, жарнакіріс – дивиденд и т.д.; 
3.  в  области  юридиспруденции:  кепілпұл  (задаток),  айғақадам  (понятой),  терісқылық 
(проступок), ашкөздік (алчность), жанжал (дебош) и др.; 
4.  в  области  прессы  и  информационных  технологий:  дәйексөз  –  цитата,  сынасөз  –  врезка, 
сөзтізбе – словник, түпнұсқа – оригинал, ізтаңба – оттиск, түпжиек – корешок, үнжазғы – 
магнитофон, үнпарақ – листовка, азатжол – абзац, тыйымсөз – табу, пікірсайыс – дискуссия, 
білгісаяр – компьютер и т.д.; 
5. в области биологии: меңдуана, қырықбуын, қасқыржем, өлеңшөп, саңырауқұлақ, таусағыз, 
сасыққурай,  түйежоңышқа,  салаубас,  таңқурай,  шоңайна,  шайқурай,  итжидек,  итмұрын, 
тауқалақай, усасыр, өгейшөп, түйежапырақ, алтынтамыр и т.д. [ср.: 5]. 
 
Здесь  замечаем,  что  многие  термины  –  это  слова  национального  языка,  сложенные  в 
новую  лексическую  форму  для  выражения  нового  понятия.  Это  как  раз  примеры  того,  мы 
подчеркивали выше, как казахский язык пытается создать свои исконные обозначения как для 
известных понятий (магнитофон, гимн, конституция и др.), так и для новых понятий (пособие, 
дотация, бартер и др.). 
 
В казахский язык, как и во все другие национальные языки мира вливаются большими 
порциями слова-заимствования.  Превалируют  в этом отношении слова из  английского языка, 
как  это  мы  видели  на  примере  немецкого  языка.  Это  объясняется,  по  крайней  мере,  тремя 
причинами.  Во-первых,  это  появление  новых  понятий  в  области  политики,  экономики  и 
общественного  развития.  Во-вторых,  это  всеобщие  категории,  связанные  с  компьютером  и 
коммуникационными  технологиями.  И,  в-третьих,  это  процессы  мировой  глобализации, 
охватывающие  все  области  жизни  государств  и  народов.  Казахстан  является  участником 
единого мирового пространства, а потому подвержен влиянию всех мировых процессов, в том 
числе языковой интеграции. 
 
Гостерминком  Казахстана,  по  данным  КазИНФОРМ,  пересмотрел  более  трех  тысяч 
терминов  из  сферы  информационных  потоков  и  Интернета  [6].  Часть  из  них  калькирована  и 
переведена  на  казахский  язык,  а  другая  часть  остается  иноязычной.  Таким  образом,  в 
современном  казахском  языке  можно  выделить  при  характеристике  заимствованных  основ 
слова,  которые  подвергаются  или  не  подвергаются  ассимилятивным  действиям  со  стороны 
принимающего языка. Есть термины, которые давно закрепились в казахском языке как пласт 
иностранных  слов,  среди  которых  такие,  как  форум,  делегация,  мемориал,  конференция
филиал,конгресс-холл  и  другие.  К  новым  заимствованиям  относятся  холдинг,  нанотехнология, 
лизинг,  интеграция,  акционер,  мультимедия,  бизнес,  брифинг,  сайт,  имидж,  офис,  рейтинг, 
консенсус,пресс-конференция, , пресс-брифинг, бизнес-семинар, и так далее. 
 
Словообразовательный  аппарат  казахского  языка  способствует  становлению  новых 
слов и такого рода, как пресс-хатшы, астана-холдинг, инфрақұрылым, онлайн газеті, «Ұлт.kz», 
мәжілісмен,  бейнеклип,  аудиожазба.  А  еще  могут  образовываться  и  выражения  в  виде 
словосочетаний  как  то:  ақ  және  қара  пиар,  оффшорлы  аймақ,  бартер  жасау
сенатдепутаттары  и  т.п.  В  этих  примерах  наблюдаем  синтез  национальных  корней  с 
заимствованными  элементами  для  выражения  необходимых  понятий.  Такое  явление 
становится также распространенной новой тенденцией в казахском словообразовании. 
 
Наряду с официальным существует и окказионый лексикон. Данное явление не чуждо 
всем  современным  языкам,  об  этом  достаточно  упоминают  в  своих  работах  ученые  (см. 
П.Браун,  Е.Земская).  Казахскому  языку  также  присуще  образование  и  функционирование 
окказиональных  слов  и  выражений.  Окказионализмы  –  это  тоже  новые  слова,  но призванные 
по-особому  назвать  какой-либо  предмет  (явление),  действие  или  признак.  Они,  как  и 
неологизмы,  появляются  впервые,  но  они  ограничены  контекстом  и  являются  важными 
стилеобразующими  средствами  в  системе  языка.  Вспомним  в  казахском  контексте 
окказиональное  выражение  «Потому  что…»  одного  из  министров  в  Казахстане,  который 
сейчас так и зовется «Мистер Потому что».  

 
93 
 
 Но  если  взглянуть  на  большую  часть  окказиональной  лексики,  то  она  касается 
ассимиляции чужеродных основ так же, как мы видели в немецком языке. В результате таких 
процессов  наблюдается,  например,  в  сфере  технического  и  бытового  языка  формирование 
интернационального  жаргона,  в  особенности,  молодежного  сленга,  представляющего  из  себя 
гремучую смесь из элементов английского, русского и казахского языков:  вебке кіру «войти в 
веб», соткаға звондау «звонить на сотку», құлаққа лапшаны ілу «вешать лапшу на уши», СМС-
ка  жіберу  «послать  смс-ку»,  вацапта  отыру«сидеть  в  вацапе».  Молодежный  сленг  во  всех 
языках  стал  насыщенным,  интегрированным,  включающим  в  себя  школьные,  студенческие 
жаргоны, варваризмы, арготизмы, просторечия, окказионализмы, жаргоны социальных групп – 
байкеров,  хиппи,  рэпперов,  компьютерщиков  и  др.  Но  это,  по  сути,  другая  тема,  требующая 
отдельного исследования. 
 
Таким  образом,  современный  казахский  язык,  впрочем,  как  и  другие  языки,  в 
частности,  современный  немецкий  язык,  подвержен  динамическим  изменениям.  В  нем 
наметились  прочные  тенденции  к  модернизации  и  национализации  основного  тезауруса 
интралингвистическим  путем.  Но  в  то  же  время  в  нем  нет  закрытости  и  абсолютного 
отторжения  лексических  инноваций,  вливающихся  из  глобальных  языков,  в  частности,  из 
английского языка. Эти процессы достаточно прозрачны и прогнозируемы. А это означает, что 
словообразовательная  деятельность  казахского  языка  выполняет  две  основные  функции: 
способствует  укреплению  самобытности  национального  языка  и  одновременно  его 
межязыковой интеграции.  
Список литературы: 
1.
 
Braun, Peter Deutsche Gegenwartssprache: Bestand und Veränderungen. In: Muttersprache, Heft 1, 1997.-
S. 1-9 
2.
 
Малбаков М. Краткое приложение // Махмудов Х., Мусабаев Г. Қазақша-орысша сөздiк.-
Алматы:Өнер,1998.-С.423-442 
3.
 
Русско-казахскийсловарь. Ред – проф. Н.Т.Сауранбаев.-М.: Гос.изд-во иностранных и национальных 
словарей, 1954.-935 с. 
4.
 
Drosdowski,  Günther,  Henne,  Helmut  Tendenzen  der  deutschen  Gegenwartssprache.  In:  Lexikon  der 
germanischen Linguistik, 1980.-S. 619-632 
5.
 
Касым Б. К.Проблемы и методологии исследования композитообразования современного казахского 
языка. -www. rusnauka. com/4._ SVMN_ 2007/ Philologia / 18516.doc.htm 
6.
 
Утверждены  казахские  эквиваленты  важнейших  политических  терминов  –  Гостерминком// 
www.zakon.kz 
7.
 
Земская Е.А. Современный русский язык. Словообразование, М.: Наука, 1973.- 220 с. 
8.
 
Жаналина  Л.К.О  содержании  и  средствах  выражения  словообразовательного  значения  // 
Филологические науки, М., 1992.-№4.- 62-
74 с. 
 
 
УДК 800:943.42:30 
Байманова Ляззат Сейтзиевн, Алексеева В.О. 
ЯЗЫКОВАЯ АДАПТАЦИЯ ЗАИМСТВОВАНИЙ СЛАВЯНСКОГО 
ПРОИСХОЖДЕНИЯ В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ 
 
 
Аннотация 
 
В данной статье автор рассматривает взаимодействие языковых контактов между 
немецким и славянскими народами и описывает отдельные примеры этого взаимодействия на 
лексическом и грамматическом уровнях. 
 
Ключевые слова: заимствование, славянские лексемы, немецкий язык. 
 
 
Аңдатпа 
 
Берілген мақалада автор неміс және славян халықтарының арасындағы тілдік қарым-
қатынастың  байланысын  қарастырады  және  осы  байланыстың  кейбір  мысалдарын 
лексикалық және грамматикалық деңгейде суреттейді.  
 
Тірек сөздер: кірме сөз, славян лексемалары, неміс тілі. 

 
94 
 
 
Summаry
 
 
The article examines the interaction of language contact between German and Slavic people 
and describes some examples of this interaction on the lexical and grammatical levels.  
 
Key words: borrowing, Slavs leksemalary, German language. 
 
 
В современном мире тенденция к интеграции приводит к тому, что в культурах разных 
стран постепенно стираются различия, и появляется все больше общих черт. Данная тенденция 
свойственна  и  для  языка,  который  чутко  воспринимает  все  изменения  в  жизни  общества  и 
соответственно этому обогащается лексическими заимствованиями.  
 
Как  известно,  тесные  контакты  между  Россией  и  Германией  существовали  с  давних 
времен  -  русские  цари  и  князья  вступали  в  брак  с  представительницами  немецкой  знати  и 
охотно  отдыхали  на  немецких  курортах,  что  приводило  к  расширению  культурных  и 
родственных связей между Германией и Россией. Что касается новейшей истории Германии, то 
в настоящее время представители славянских  народов являются на  данной  территории одной 
из  значительных  этнических  общин.  По  данным  Министерства  статистики  2012  года  [1],  в 
Федеративной  республике  Германия  проживает  около  6  млн.  русскоязычных  граждан,  одна 


1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   35


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал