Вестник Казахстанско-Американского



жүктеу 5.1 Kb.
Pdf просмотр
бет13/53
Дата25.04.2017
өлшемі5.1 Kb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   53
часть,  определяется  всей  социальной  кар-
тиной общества носителей языка. Лексика, 
поступающая  в  широкий  национальный 
обиход  в  связи  с  новыми  научно-
техническими достижениями и появлением 
новых  обществ  материальной  культуры,  а 
также  стилистические  перемещения  ранее 
нелитературных  и  специальных  пластов 
лексики  в  сферу  широкого  использования 
основной массой носителей языка, является 
источником  обогащения  языка.  Исследуя 
современное  состояние  языка,  лингвисты 
не  всегда  могут  адекватно  судить  об  ис-
тинном месте многих фактов в ряду других 
аналогичных явлений. Известно много слу-
чаев,  когда  исследователи  критически  от-
вергали  различные  лексические  и  грамма-
тические  новшества,  объявляя  их  ковер-
каньем языка и предсказывая им быструю и 
бесславную  гибель,  но  вопреки  прогнозам 
эти  явления  закреплялись  в  языке  надолго 
и оказывались ростками нового. Эта лекси-
ка  часто  приживается  в  языке,  но  только 
время может ответить на вопрос, почему то 
или  иное  слово  или  форма  прижились  в 
языке  и  стали  нормой.  Так,  популярный 
немецкий  лингвист  Г.  Вустманн,  автор 
книги  «Allerhand  Sprachdummheiten»,  вы-
державшей  тринадцать  изданий,  приводил 
каждый  раз  список  ставших  внезапно  по-
пулярными, но, с его точки зрения, «непра-
вильных»  или  «ненужных»  слов,  подлежа-
щих  истреблению.  Однако  объявленная 
«вне  закона»  лексика  приобретала  права 
гражданства  в  языке  вопреки  его  предска-
заниям и рекомендациям. Экспрессивность, 
образность, живость, подвижность состава, 
некоторая  социальная  кодированность  – 
все  эти  качества  разговорного  пласта  со-
временной  лексики  привлекали  и  привле-
кают  многих  ученых,  в  числе  которых  не-
обходимо  назвать  имена  Г.  Эманна,  В.Д. 
Девкина, Б.А. Ларина, Т.Г. Никитиной, Г.В. 
Быковой  и  других.  На  фоне  растущего  не-
гативизма  в  обществе,  стремления  к  осво-
бождению от привычных норм развивается 
и  укрепляется  тенденция  к  отчуждению  от 
«формализованного»  общества  и  его  уста-
новок,  в  том  числе  и  языковых,  лексиче-
ских,  формируется  социализированное  ан-
тагонистическое  сознание  –  быть  не  как 
все,  что  находит  свое  отражение,  прежде 
всего,  в  языке  наиболее  восприимчивой  к 
новым  веяниям  культуры  социальной 
группы – в языке молодежи. Одной из осо-
бенностей  молодежного  сленга  является 
широкое  использование  сниженной  лекси-
ки. Без знания разговорно-окрашенной лек-
сики, по мнению В.Д. Девкина, при изуче-
нии  иностранного  языка  обойтись  невоз-
можно. Эта лексика составляет достаточно 
весомую, совершенно неотъемлемую часть 
лексикона  [3].  Знакомство  с  разговорной 
лексикой  нужно,  чтобы  понимать  обиход-
ную  речь,  чтобы  овладеть  важной  частью 
лингвострановедения,  чтобы  уметь  рас-
шифровать  подтекст,  остроты,  ассоциатив-
ный план высказываний. 
В современном языкознании принято 
различать  три  основных  лексико  -  стили-
стических разряда: книжная лексика (науч-
ная,  официально-деловая,  газетно  -  публи-
цистическая,  поэтическая),  стилистически 
нейтральная  (межстилевая)  лексика  и  раз-
говорная  (собственно  разговорная  и  про-
сторечная) лексика [5]. 
Разнообразие  лексического  состава 
разговорных  текстов,  в  которых  можно 
встретить,  прежде  всего,  слова,  связанных 
с  повседневной  жизнью,  бытом,  так  назы-
ваемые бытовизмы: Gabel ‘вилка’, Kochtopf 
‘кастрюля’, Besen ‘веник’; слова, имеющие 
ярко  выраженный  сниженный  оттенок: 
bleuen  ‘мутузить’,  einbringen  ‘вкалывать/ 
выкладываться’, Flederwisch ‘живчик’; сло-
ва  стилистически  нейтральные,  состав-
ляющие  основной  словарный  фонд  совре-
менного  литературного  языка:  machen  ‘де-
лать’,  sich  erholen  ‘отдыхать’,  alt  ‘ста-
рый’,gestern  ‘вчера’,  nie  ‘никогда’;  специ-
альную  терминологическую  лексику  и  от-
дельные  жаргонные  вкрапления,  приводит 
к  возникновению  ряда  затруднений  при 
попытке дать четкую дефиницию как поня-
тию «разговорная/ сниженная лексика», так 
и понятию «разговорность» вообще.  

ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ 
 
 
Вестник КАСУ
 
73 
Разговорная  лексика  понимается  как 
самая близкая к нейтральной в противопос-
тавленности фамильярной, сильно снижен-
ной – такая интерпретация, по мнению В.Д. 
Девкина,  является  характерной  для  лекси-
кографической практики. Существуют сле-
дующие дефиниции данных понятий: 
«Разговорность» – это традиционное, 
весьма  условное и собирательное название 
того, что противопоставлено идеально пра-
вильному, 
непогрешимому 
образцово-
показательному  культурному  стандарту. 
Отступление  от  этой  эталонности  может 
быть  разной  степени  –  минимальным  (без 
нарушения  литературности),  среднесни-
женным,  заметным  (фамильярный  слой)  и 
значительным  (грубая  и  вульгарная  лекси-
ка) [3]. 
Разговорная  лексика  –  это  весь  лек-
сический фонд обиходной речи [8]. 
Н.И.  Гез,  характеризую  разговорный 
регистр,  относит  к  нему  как  лексику  ней-
трального  или  общеупотребительного  сти-
ля,  так  и  слова  с  эмоционально-
экспрессивной  окраской  (ласкательные, 
бранные,  иронические,  шутливые  и  т.д.) 
[1]. 
Разговорная  лексика  –  это  лексика, 
употребляемая в обиходно-бытовом диало-
ге, свойственном устной речи [5]. 
Таким образом, среди всех, выделен-
ных нами дефиниций разговорной лексики, 
при всем их многообразии и широте толко-
вания  термина,  мы  можем  отметить  не-
сколько общих положений: 
1)  Разговорная  лексика  противопос-
тавлена литературному языку; 
2)  Между  лексическим  составом  ли-
тературного  и  разговорного  языка  сущест-
вуют  явления  переходности  и  взаимопро-
никновения; 
3)  Разговорная  лексика  функциони-
рует в быту, в стихии свободного общения, 
вне официальных норм языка. 
В  реальной  повседневной  речевой 
коммуникации отражается  дробная диффе-
ренциация  социально-культурных  групп 
населения, микрогрупп, разного рода соци-
альных  коллективов.  Соответственно,  на-
блюдается  пестрая  мозаика  манер,  спосо-
бов  выражения  мыслей,  эмоций,  тактик, 
стратегий  диалогов,  построения  письмен-
ных  и  устных  текстов,  употребления  слов. 
Во  всем  этом  океане  речи  находят,  в  свою 
очередь, отражение специфические, «свои» 
узуальные нормы речевого поведения каж-
дой  из  социально-культурных  групп  насе-
ления  и  микрогрупп.  Очевидно  при  этом, 
что  эти  нормы  зачастую  резко  расходятся 
(в  силу  расхождения  с  общепринятыми  в 
данном  обществе  нормами  речевого  пове-
дения)  с  нормами  литературного  языка. 
Так,  известны  своей  «оригинальностью» 
речевого  поведения  и  общения  армейский 
быт,  лагерно-тюремный  быт,  гендерные 
микрогруппы  (исключительно  мужских 
или  исключительные  женских)  производ-
ственных коллективов и так далее.  
В связи с отмеченным социокультур-
ным  разнообразием  повседневной  речевой 
коммуникации  важно  обратить  внимание 
вообще  на  характер  процессов,  происходя-
щих  в  современном  дискурсе.  Широкая 
экспансия  сниженной  речевой  стихии,  на-
блюдаемая  на  постсоветстком  пространст-
ве, захлестнула и страны Западной Европы. 
Задача  жесткой  дифференциации  снижен-
ной  лексики  значительно  осложняется  в 
связи  с  усиливающейся  размытостью  гра-
ниц и  состава  самой  сниженной  лексики  в 
силу следующих причин: 
1)  неустойчивости,  известной  неоп-
ределенности  зачастую  негативно  -  оце-
ночных  коннотаций  таких  единиц  в по  су-
ществу новых для них контекстах употреб-
ления,  в  иной  (тоже  новой  для  них)  функ-
циональной сфере употребления (из устной 
неформальной  сферы  жаргона,  городского 
просторечия  и  пр.  они  переходят  в  офици-
альную сферу массовой коммуникации или 
публичного выступления); 
2)  быстрого,  резкого  расширения  си-
туаций  общения,  изменения  характера  ре-
чевых  ситуаций  (от  межличностной  к  мас-
совой  коммуникации,  к  прямому  переносу 
бытовых  ситуаций  в  сферу  официально-
сти), а также в связи с процессами детабуи-
зации  обсценной  (инвективной)  лексики, 
наблюдаемой в последние годы в печати, в 
электронных  СМИ,  на  страницах  художе-
ственной литературы.  
Эти  процессы  обусловлены  обостре-
нием  политической  борьбы,  усилением 
эмиграции  большей  частью  маргинального 
слоя  населения  из  стран  Азии  и  Ближнего 
Востока в Западную Европу (в частности, в 

ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ 
 
 
Вестник КАСУ
 
74 
Германию),  усилением  объемов  публика-
ции  эротической  продукции  (изобрази-
тельной и вербальной), ослаблением дейст-
вия вербальных фильтров в Мировой Сети. 
Если  рассматривать  условно  -  про-
фессиональные  языки,  то  можно  выделить 
следующий  ряд  причин  их  употребления 
членами  коммуникативных  групп:  во-
первых,  люди  хотят  общаться  друг  с  дру-
гом  в  присутствии  чужих,  оставаясь  непо-
нятыми,  во-вторых,  наличествует  желание 
скрыть секреты своего ремесла и торговли, 
в-третьих, они испытывают необходимость 
в изоляции от враждебно настроенных сил 
(криминальные  жаргоны).  Еще  одной  не-
маловажной  причиной  можно  назвать 
стремление  к  речевой  выразительности. 
Относительно непонимания между поколе-
ниями  интересно  мнение  Г.  Эманна,  при-
водящего  следующий  пример:  «Часто  слу-
чается такое, что взрослые (родители, учи-
теля  или  социальные  педагоги)  стараются 
примазаться к языку подростков, ошибочно 
полагая,  что  тем  самым  откроют  для  себя 
вход в «мир» молодых, или же надеясь до-
биться  от  последних  тем  самым  большего 
уважения.  Эта  попытка  почти  всегда  тер-
пит крах, так как взрослые более не звучат 
аутентично  и  где  только  возможно  ведут 
себя, как слоны в посудной лавке. Плюс ко 
всему,  языковое  подлизывание  со  стороны 
взрослых воспринимается подростками как 
внедрение  в  интимную  сферу,  в  которой 
хотелось  бы  оставаться  по  возрастному 
признаку среди своих» [7].  
Однако,  по  мнению  профессора  пси-
хологии  Туринского  университета  Т.  Дж. 
Галлино,  подростковый  сленг  меняется 
приблизительно каждые 5 лет.  
У  всех  подростковых  групп  бывает 
свой  независимый  жаргон,  со  словами,  от-
личающимися от тех, что  есть в лексиконе 
взрослых,  как  и  от  тех,  которые  использу-
ют  их  сверстники,  но  эти  слова  подростки 
используют  лишь  непродолжительное  вре-
мя,  т.е.  до  перехода  в  следующую  возрас-
тную  группу.  Так,  жаргон  студента  в  зна-
чительной  мере  будет  отличаться  от  жар-
гона  школьника,  но  близость  коммуника-
тивных  сред  будет  отражена  в  общем  для 
обеих  групп  социолекте  –  в  молодежном 
сленге. 
Другой  причиной  вынужденной  язы-
ковой  дифференциации  между  поколения-
ми,  по  мнению  психологов  и  лингвистов, 
становится  возрастающий  темп  жизни,  за 
которым  представители  старшего  поколе-
ния  не  всегда  успевают.  Появление  мо-
бильных телефонов с сервисом SMS, элек-
тронной почты, ICQ и интернет-чатов спо-
собствует тому, что в языке подростков все 
чаще  встречаются  простые  конструкции,  с 
помощью  которых  можно  максимально 
быстро  передать  свою  мысль.  Т.  е.  факти-
чески  в  устной  речи  все  больше  и  больше 
используется  так  называемый  «телеграф-
ный  стиль»,  который  зачастую  раздражает 
людей  старшего  поколения,  привыкших  к 
более  глубокому,  а  потому  более  медлен-
ному осмыслению информации.  
Не  в  последнюю  очередь  с  пробле-
мой ускоренного темпа развития информа-
ционных  технологий  (большинство  компь-
ютерных  программ  издаются  на  англий-
ском  языке)  связана  проблема  англизации 
немецкой  разговорной  речи.  Это  привело 
даже  к  появлению  шутливых  терминов 
“Denglish” 
(компонатив 
“deutsch” 

“english”) 
и  “Germeng”  (“german”  + 
“english”)  [2].  Употребление  заимствован-
ной лексики более  «продвинутой» молоде-
жью также выстраивает стену между поко-
лениями.  
Второй важной причиной употребле-
ния  сниженной  лексики  является  стремле-
ние  коммуникантов  к  выразительности, 
зачастую  невозможной  при  использовании 
литературной  лексики.  Вообще  молодеж-
ная  среда  демонстрирует  значительную 
свободу  в  общении,  фривольность,  демо-
кратизм  в  кругу  своих.  Если  для  людей 
старшего  поколения  человек,  который  ве-
дет  себя  неформально,  считается  несерьез-
ным, то молодежь почти всегда ведет себя 
неформально,  чтобы  подчеркнуть  степень 
доверия к собеседнику, свое расположение 
к нему. «Неприличная» лексика есть в каж-
дом  языке,  и  немецкий  язык  здесь  не  ис-
ключение.  В  ее  функционировании  есть 
национальная специфика. 
Существует  тематика,  которую  при-
нято  не  затрагивать.  Являясь  областью  та-
буированной,  эта  лексика  представляет  со-
бой загадку для многих, особенно для ино-
странцев,  которые  в  контактах  с  малозна-
комыми  людьми  из  другой  страны  или  с 

ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ 
 
 
Вестник КАСУ
 
75 
теми,  с  кем  существуют  лишь  официаль-
ные  отношения,  а  также  при  чтении  лите-
ратуры  и  получении  сведений  из  средств 
массовой  информации  не  могут  встретить-
ся с нецензурной лексикой и составить себе 
о ней представление. 
В  настоящее  время  происходит  лега-
лизация  данной  лексики,  которая,  в  конце 
концов,  идет  параллельно  с  общей  демо-
кратизацией  языка.  Что  было  сильно  сни-
женным,  становится  фамильярным,  фа-
мильярное  превращается  в  разговорное,  а 
разговорное  переходит  в  нейтральный,  не-
маркированный пласт словаря. 
Несалонная  лексика  неоднородна. 
То,  что  вызывает  отрицательную  оценку, 
может  быть  представлено  словами  вполне 
литературными  и  нелитературными  (раз-
гов., фам., бран., вульг., неценз.). По этиче-
скому  измерению  нецензурная  лексика  за-
нимает  последнюю,  самую  низшую  сту-
пень.  
В  чем  же  все-таки  притягательная 
сила данной лексики для молодого поколе-
ния? Причин здесь несколько. Не в послед-
нюю  очередь  занимает  ее  утилитарность, 
удобство,  доступность,  простота  и  даже 
гибкость. 
Степень 
этико-эстетической 
сниженности  способствует  интенсифика-
ции признака, заложенного в значении сло-
ва.  С  нагнетанием  грубости,  неприлично-
сти  повышается  степень  выраженного  сло-
вом  свойства.  Данная  лексика  может  слу-
жить эмоциональной разрядкой.  
Нецензурная  лексика,  по  мнению 
В.Д. Девкина, во многом абсурдна, натура-
листична, сюрреалистична и по своим сти-
хийным «стратегиям»  сродни экзистенциа-
лизму.  
Мир абсурда – это своеобразный вы-
зов надоевшему стереотипу нормы, логики 
и порядка. 
Натуралистичность  этой  лексики  -  в 
ее  обнаженности,  бесстыжести,  преувели-
ченном  интересе  к  физиологии  и  всему 
низменному. 
Аморальность  ее  откровенна,  ис-
кренна, хотя и вызывающа, провоцирующа. 
Чувства меры она не знает и заходит порой 
слишком далеко. 
«Сюрреалистичность» 
запретной 
лексики  в  ее  вещной  конкретности,  зачас-
тую  смещенной,  искаженной  и  нелепой. 
Ошеломляюще  необычно  и  странно  сты-
кующиеся детали изобразительных средств 
этой лексики свидетельствуют  о безудерж-
ной  фантазии  ругателей,  в  основе  своей 
страшно  упрощенной,  но,  тем  не  менее, 
имеющейся [3]. 
С  точки  зрения  психологии,  сущест-
вует  три  причины,  которые  предшествуют 
ругательствам  и  вызывают  эту  реакцию 
человека.  Цепочку  этих  причин  немецкий 
лингвист  Райнхольд  Аман  представил  в 
виде следующей схемы (схема 1): 
Причины  употребления  сниженной 
лексики (по Р. Аману): 
 
Фрустрация (чувство разочарования) 
↓ 
Аффект (состояние напряжения) 
↓ 
Агрессия (ругательства) 
 
Таким  образом,  считает  Райнхольд 
Аман,  ругательство  является  вербально-
агрессивным действием, которое случается 
в  состояние  возбуждения  и  вызвано  чаще 
всего каким-либо озлоблением [9]. 
Психологи  считают,  что  во  многих 
случаях «выругаться» – полезно для здоро-
вья.  И  если  человек  не  дает  волю  своим 
накопившимся  эмоциям,  своей  злости,  не-
нависти,  гневу  или  подавляет  в  себе  доса-
ду,  то  это  может  привести  его  к  психиче-
ским  заболеваниям,  которые,  в  свою  оче-
редь,  могут  спровоцировать  заболевания 
таких жизненно важных органов, как серд-
це,  желудок,  желчный  пузырь  и  т.д.  Ре-
зультатом  данных  заболеваний  могут  быть 
как  легкие  формы  неврозов,  так  и  тяжкие 
формы  маниакально-депрессивного  поме-
шательства.  И  поэтому  можно  сказать  без 
всякой иронии, что ругань (брань) полезна 
для нашего здоровья. 
Однако  ругательства,  с  другой  сто-
роны,  могут  являться  и  вредными  для  на-
шего  здоровья,  прежде  всего  тогда,  когда 

ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ 
 
 
Вестник КАСУ
 
76 
мы  неправильно  понимаем  точку  зрения 
оппонента,  и,  вступив  в  брань,  можем  вы-
звать  неадекватную  ответную  реакцию. 
Последствия  такой  реакции  непредсказуе-
мы. Исходя из этого, можно сделать вывод, 
что  правильно  выбранное  ругательство 
может быть по значимости больше чем фи-
зическое  воздействие.  В  пословицах  рус-
ского языка недаром сказано: «Слово боль-
ней дубины бьет».  
В то же время некоторые ругательст-
ва,  не  подкрепленные  ярким  эмоциональ-
ным  выражением  ругателя,  могут  быть 
восприняты в шутку, не со зла. Т. Дж. Гал-
лино,  исследовавший  процессы,  проходя-
щие  в  молодежном  сленге,  уверен,  что 
употребление  подростками  инвективной 
лексики происходит чаще всего  «из любви 
к  искусству»,  т.е.  только  потому  что  им 
нравится ругаться, выражая таким образом 
грубую и не всегда уместную, но иронию. 
Для  создания  иронического  эффекта 
в  молодежной  коммуникативной  среде 
также  зачастую  используются  диалектные 
вкрапления. Так, как для немецкого языка, 
в  силу  его  своеобразного  исторического 
развития,  особое  значение  имеют  террито-
риальная  дифференциация,  активность 
диалектов на немецкой почве гораздо ощу-
тимее,  чем  во  многих  других  странах.  Это 
приводит к тому, что местные особенности 
немецкой  разговорной  речи  выражены 
сильнее,  чем,  например,  в  русском  или 
французском языках. 
Но в общей своей массе, как считает 
Теодор  Константин,  территориальные  диа-
лекты – категория пережиточная. Их носи-
телем  является  преимущественно  кресть-
янство.  Диалекты  уже  не  вызываются  к 
жизни 
существующими 
общественно-
экономическими  условиями,  а,  напротив, 
продолжают  существовать,  несмотря  на 
новые  условия.  Диалекты  постепенно  раз-
лагаются, деформируются, нивелируются и 
приближаются 
к 
литературно-
нормированному  общенациональному  язы-
ку. 
Слабеющую  роль  диалекта  у  немцев 
демонстрирует  эстафета  поколений.  Речь 
дедов сильно диалектно окрашена. Родите-
ли  сохраняют  диалектный  интонационный 
рисунок  и  часть  фонетического  строя. 
Среднее  поколение  допускает  отдельные 
региональные вкрапления, а дети, в основ-
ном,  владеют  общенемецкой  литературной 
нормой, сохраняя иногда и диалект, на ко-
торый  они  свободно  переключаются  и  ко-
торый  в  их  применении  уже  сильно  видо-
изменен  и  приближается  к  литературному 
языку.  Чаще  всего  тот  или  иной  диалект 
используется  молодежью  с  целью  «пошу-
тить»  над  старшим  поколением,  показать 
тем  самым  характерные  особенности  речи 
взрослых. Еще одной причиной обращения 
к  диалекту  является  оригинальность  диа-
лектной  брани,  также  несущей  в  себе  ко-
мические оттенки. 
В  отношении  бранной  лексики  не-
мецкого  языка  можно  отметить  два  наибо-
лее  ярких  диалекта:  берлинский  и  кельн-
ский.  Берлинцы  с  давних  пор  знамениты 
своей нецензурной лексикой. Ни один дру-
гой город ежегодно не пополняет свой лек-
сикон  таким  количеством  бранных  слов,  и 
ни в одном другом городе не  употребляют 
так  часто  эти  слова  в  обиходной  речи  «и 
стар и мал». Эти ругательные  «канонады», 
которые  в  самом  деле  могут  вызвать  ощу-
щение  враждебности,  являются  часто  без-
обидными  выражениями.  Характерными 
для  берлинского  диалекта  ругательствами 
являются те, которые наполнены иронией и 
издевкой, но означают больше умение вла-
дения  языком,  нежели  желание  оскорбить 
или  задеть  оппонента.  Нельзя  назвать  бер-
линцев  миролюбивыми  или  любезными,  и 
куда уж это не те люди, которые полезут за 
словом  в  карман.  Берлинский  диалект,  как 
известно,  занимает  ведущее  положение  в 
немецкоговорящем  пространстве  в  различ-
ных областях речи, в том числе, и в запрет-
ной лексике. Используя в своей речи руга-
тельства,  берлинская  молодежь  отражает 
не  только  горечь  и  озлобление,  но  и  не 
упускают  возможности  отражения  само-
иронии и сатиры. 
Для  менталитета  кельнцев  характер-
но  частое  употребление  различных  руга-
тельств,  но  это,  в  большинстве  случаев, 
можно отнести лишь к эмоциональности их 
характера.  Это  маленькая  «галерея»,  кото-
рая  подчеркивает  недостатки,  слабости, 
формальности, даже если они произнесены, 
как  правило,  на  высоких  тонах.  Даже  в 
случае  того,  что  в  дословном  понимании 
эти  ругательства  означают  что-то  непри-

ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЕ 
 
 
Вестник КАСУ
 
77 
личное.  Кельнский  диалект  не  является 
языком  людей,  действующих  «тихой  са-
пой».  Они  употребляют  данную  лексику 
легко и непринужденно, а главное - всегда 
с душой.  
Молодежь  с  ее  бравадой  всем  «за-
претным»,  а  потому  –  «взрослым»  не  мо-
жет  обойти своим вниманием столь  ориги-
нальные  формы  самовыражения  и,  подра-
жая  взрослым,  с  «особым  цинизмом»  ис-
пользует подобную лексику. 
Таким  образом,  на  данном  этапе  на-
шей работы можно сделать следующие вы-
воды. 
Одним из основных мотивов исполь-
зования  стилистически  сниженных  лекси-
ческих  единиц  является  языковая  игра, 
бравада. 
Словарь  современного  немецкого 
языка,  в  особенности  его  активно  исполь-
зуемая  в  повседневном  речевом  общении 

Каталог: journals
journals -> Хабаршы вестник
journals -> Н. Ю. Зуева (жауапты хатшы), О. Б. Алтынбекова, Г. Б. Мәдиева
journals -> Л-фараби атында ы аза лтты
journals -> Issn 1563-0269 Индекс 75871; 25871
journals -> Issn 2306-7365 1996 жылдың қарашасынан бастап екі айда бір рет шығады
journals -> ҚОҒамдық Ғылымдар мәселесі вопросы общественных наук
journals -> Казахский национальный
journals -> Ғылыми журнал 1996 жылдың қарашасынан бастап екі айда бір рет шығады
journals -> Казахский национальный
journals -> №4(68)/2012 Серия филология

жүктеу 5.1 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   53




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет