Тар мен саяса


  «ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ



жүктеу 3.48 Mb.
Pdf просмотр
бет8/36
Дата26.04.2017
өлшемі3.48 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   36

83 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

ФИЛОСОФСКАЯ ДУХОВНОСТЬ 

В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ

Петр ДИК

(Костанай),

 Мария МУСИЙЧУК

(Россия, Магнитогорск)

Сущностное  единство  духовных  исканий  человечества 

может быть выявлено и укоренено в жизни лишь размышле-

нием. Именно философия способна осознавать себя, мыслью 

схватить бытие, а также исторические типы мировоззрения – 

миф, религию, философию – в целостности духа.

Н.А.  Бердяев  в  своей  философии  духа  особое  значение 

придает анализу представлений о духе. Духовность у него – 

свободно-творческая сущность человека. Идея новой духов-

ности понимается им как очищение духовности прежней по-

средством ухода от объективации духа.

А.Ф. Лосев определяет дух как совокупность и средото-

чие  всех  функций  сознания,  сконцентрированных  в  единой 

индивидуальности; как активнодействующую силу человека.

Некоторые  казахстанские  философы  (С.Ю.  Колчигин,  

А.Б. Капышев) рассматривают внутреннюю силу человека – 

дух  подлинной  человечности,–  в  качестве  иного  по  сравне-

нию с духом природы. Оно возвышает человека над природой 

благими качествами, порой вопреки природному духу. Духов-

ность как назначение человека в мире должна быть практи-

ческой;  творчеством  во  имя  людей  она  преодолевает  безду-

ховность. Как сущность светского и религиозного, она шире 

каждого в отдельности, поэтому способна снять противоречия 

между  религиозным  и  светским  началами  жизни  общества. 

Духовность,  понимаемая  как  нравственность,  должна  стать 

целью воспитания и обучения человека.

Наше понимание духа и духовности человека предполага-

ет выделение позитивной духовности (истинная, праведная) 



Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



84 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

и негативной духовности (ложная или бездуховность). Пози-

тивная духовность включает такие характеристики духа, как 

идеи  и  чувства  добра  и  любви,  возвышенного  и  прекрасно-

го, совести и милосердия, жажды знаний и веры, сохранения 

мира с людьми, достойного отношения к природе. Не может 

быть монополии на духовность у знания и/или веры, светской 

и/или религиозной подсистем культуры. В творческом стрем-

лении преодолевать негативную и утверждать позитивную ду-

ховность они могут взаимодействовать.

Тонкая  сложность  человеческой  духовности  настоятель-

но требует от уполномоченного лица понимания сути духа и 

видов духовной деятельности. Например: духовно-нравствен-

ная, духовно-религиозная, духовно-исламская, духовно-свет-

ская, духовно-творческая и т.д. деятельность. Знать, чтобы не 

подменять одно другим, что равносильно утверждению без-

духовности.

Понимание  сути  идеократии  позволяет  философу  дей-

ствовать  разумно  и  результативно.  Согласно  мысли  Гегеля, 

она  кроется  в  бытии  функционера:  понятные  и  потому  до-

веренные  идеологи  из  подконтрольных  публичной  власти 

структур  говорение  о  проблеме  принимают  актом  действи-

тельного разрешения проблемы, что компрометирует гумани-

тарное знание в целом. У Гегеля есть примеры продуктивного 

взаимодействия философов и власти в сфере народного обра-

зования. Наследие, полагает Гегель, имеет то преимущество 

в образовании, что взамен реформирования посредством ско-

рого устранения или внедрения чего-либо классика обязывает 



сохранять основу. Осуществление в подлинном образовании 

философствования  возможно  исполнением  дела  философии

доступности как охвата содержания мыслью для понимания 

его и этим – сбережения от печальных заблуждений.

Совпадение мысли Канта, Гегеля, Фихте, Соловьева, Абая, 

Бердяева, Ильенкова, Батищева и других духовных искателей 

истины  свидетельствует  о  постижении  ими  существа  вос-

питания подлинной духовности человека в составе проблем 

противоречивого бытия духа исторического человечества.


Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



85 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

Научно-образовательная ценность философии личности, 

по нашему мнению, обусловлена реальной возможностью ка-

честв человека – духовности, философичности, религиозно-

сти, научности – умело принимать жизнь.

Заинтересованному читателю доступно наше понимание 

философской культурологии, вбирающей теорию культуры и 

светское  религиоведение.  Ключевая  проблема  религиоведе-

ния – понятие религии.

В  общем  деле  реального  возвышения  духовно-культур-

ного  статуса  философии  существенная  роль  принадлежит 

преподаванию.  М.  Хайдеггер  уверен:  проблема  преподава-

ния  философии  обусловлена  более  общей  –  превращением 

университета в обычную школу, в которой не учат мыслить, 

а занимаются накоплением знаний. Поэтому так важен в пре-

подавании  диалог,  понимаемый  мыслителем  как  неспешное 

посильное движение к философской мысли посредством по-

стоянного обмена мнениями, приводящее участников к обна-

ружению философского вопроса.

Призвание учебного религиоведения в системе светского 

образования  –  содействовать  позитивной  духовности.  Свет-

ское  религиоведение  в  качестве  философской  науки  может 

принять  участие  в  решении  взаимообусловленных  проблем 

планетарной безопасности. Первая – развитие философии ре-

лигии как творчества позитивной духовности. Вторая – под-

готовка  религиоведов.  Третья  –  защита  светской  школы  от 

попыток вовлечения в миссионерство и/или деструкцию с на-

ционально-конфессиональным обоснованием.

Итак,  инновационная  самоорганизация  философствую-

щих личностей как симфония дерзновенной мудрости может 

быть  реальным  лидером  в  уместной  духовной  –  нравствен-

ной, интеллектуальной, коммуникативной активности по со-

зиданию подлинно человеческого бытия.


Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



86 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

ФИЛОСОФИЯ И «ВЕЛИКИЕ ДУХОВНЫЕ 

АВТОМАТЫ» ТЕАТРА И КИНО

Владимир ДУНАЕВ, 

Валентина КУРГАНСКАЯ

(Алматы)

Одной  из  главных  моделирующих  систем  философских 

картин мира является театр.

Античная драма зародилась в рамках культа Диониса как 

театрализованное музыкальное представление, в котором ос-

новная роль была отведена хору. Ницше признаёт правоту точ-

ки зрения Шиллера, согласно которой хор – живая стена, воз-

двигнутая  трагедией  вокруг  себя,  чтобы  замкнуться  от  мира 

действительности.  Хоревты  –  дионисийские  сатиры,  гении 

природы,  живущие  в  религиозно-призрачной  действительно-

сти, подобной миру богов Олимпа. Вместе с тем хор отражает 

бытие с большей полнотой и истинностью, чем мнимая дей-

ствительность культурного человека. В древнегреческой тра-

гедии напластования симулякров культуры были стерты с пер-

вообраза  человека  и  открывался  «божественный  сатир»,  при 

сравнении с которым мнящий себя единственной реальностью 

культурный человек «сморщивался в лживую карикатуру».

Таким образом, хор выступает как своего рода «духовный 

автомат», производящий настройку восприятия. Без действия 

этого автомата театральное искусство лишается метафизиче-

ского смысла. Например, 

П.А. Флоренский указывал, что на 

театральной сцене невозможно представить неэвклидово про-

странство духовных сущностей: видений, призраков. Призрак 

остаётся всего лишь переодетым человеком. Из всех искусств 

театр  в  наименьшей  степени  допускает  активность  зрителя 

и  многообразие  восприятия  смыслов  произведений  искус-

ства. Поэтому театр – это искусство низшее, не уважающее 

тех, кому оно служит, даваясь зрителю без труда и без само-

деятельности.  Однако  театр  как  «действенная  метафизика»        



Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



87 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

(А.  Арто)  –  это  не  имитация  жизни.  Условный  язык  театра, 

удваивая  условность  реальности  «общества  спектакля»,  как 

раз  должен  обнаружить  лживость,  извращенную  топологию 

пространства социального гистрионства.

Мир  сцены  древнегреческого  театра  есть  видение  хора 

сатиров. Зачарованный зритель, переживая свое сущностное 

единство  с  хором,  отказываясь  от  своей  индивидуальности, 

«пресуществляясь»  в  хоревта,  видит  сцену  глазами  природ-

ных существ-сил. В этом и заключается «драматический пер-

вофеномен»: нужно видеть себя сатиром, чтобы в этом пре-

вращении обрести возможность видеть бога, продуцировать 

мир аполлонических образов. В этом смысле хор, не прини-

мающий участия в  собственно драматическом действии, но 

создающий  у  зрителя  дионисический  строй  души,  первона-

чальнее и важнее, чем это действие. Этот строй души явля-

ется необходимым условием того, чтобы видеть на сцене не 

загримированного  актера,  но  шествующего  по  сцене  Бога, 

аполлонические образы, в которых объективируется Дионис, 

образы,  рожденные  как  бы  из 

собственной  зачарованности 

и  восторга  зрителя.  Применительно  к  искусству  кино  такие 

образы  Пьер  Паоло  Пазолини  назвал  несобственно-прямым 

субъективным.  Особенностью  театрального  представления 

является  то,  что  зритель  воспринимает  разворачивающееся 

перед ним действие в двух планах: с одной стороны, он видит 

героя, его поступки; с другой стороны, зритель воспринимает 

всё происходящее на сцене, смысл всех событий и ситуаций 

через  призму  их  интерпретаций  в  монологах  трагического 

героя. Но кинокамера видит и персонажа, и его мир с иной 

точки зрения, осмысляющей, переосмысляющей и трансфор-

мирующей точку зрения персонажа. То есть кино возвращает 

утраченную  театром  возможность  самоочищения  взгляда  от 

всех  субъективных  идентификаций,  от  случайных  и  внеш-

них  для  существа  человека  культурно-исторических  форм. 

Взгляд кинокамеры аналогичен функции хора по Ницше: дать 

невозможную  для  «естественной  перцепции»  перспективу.

                                            

Ж. 

Делёз  пишет  о  гибком  и  диффузном  статусе  «кинемато-



Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



88 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

графического  cogito»  и  кинематографического  образа-пер-

цепции, в котором возможно перемежающееся движение, со-

вмещение,  взаимоналожение  прямой  и  обратной  перспекти-

вы, рассматривающего и рассматриваемого, субъективного и 

объективного. 

Поэтому не случайно в своем труде «Кино» Ж. 

Делёз называет кино «

великим духовным автоматом», знаме-

нующим собой наивысшие проявления мысли.

Такого же, как античный хор и современное киноискус-

ство,  рода  «духовными  автоматами»  генерации  смыслов  яв-

ляются  философские  тексты.  Философию  Ж.  Делёз  опреде-

ляет как новый способ не только 1) мыслить, но и 2) 

видеть 

и слышать; 3) чувствовать. В своих функциях по и



нтеграции 

концепта, перцепта и аффекта философия стремится вырвать-

ся из круга дискурсивных практик как таковых,

 целенаправ-

ленно  движется  к  отказу  от  обоснований  и  доказательств 

своих  утверждений

.  На  языке  философии  постмодернизма 

это  стремление  описывается  как  императив  инсценировки 

события мысли, театрально-сценического производства фан-

тазма. 


Согласно  Аристотелю,  интеллигибельные  сущности 

созерцаются  в  виде  особых  образований  души  –  фантазмов 

(phantasma). Фантазмы – не чувственные образы и не интел-

лигибельные идеи, но чистые формы, которые душа мыслит, 

«как  бы  чувственно  созерцая  интеллигибельное».  Постро-

ение мизансцены для появления и 

драматического обрамле-

ния (δραματική διασκευή) 

чистых форм – стратегия, принятая 

философией еще со времен Платона.

 

Однако подчеркнутая и 



самоценная театральность мизансцен и концептуальных пер-

сонажей постмодернистского философского театра

 означает, 

что конструирование внутренней формы самой философской 

мысли (сценография ее «ландшафтного мира»)

 отныне вдох-

новляется не Истиной, а такими категориями, как Интересное, 

Примечательное или Значительное

 (Ж. Делёз, Ф. Гваттари).

Ницше  пишет  о  вечной  борьбе  между  теоретическим  и 

трагическим  миропониманием.  Возрождение  трагедии  на-

ступит  в  том  случае,  если  наука  придет  к  осознанию  своих 

границ, своих претензий на универсальное знание сущности 


Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



89 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

и своей веры в целебную силу знания. Но если философия не 

только перестаёт быть истинной формой истины, но и вообще 

утрачивает отношение к истине, то это означает, что «духов-

ные  автоматы»  философского  театра  работают  вхолостую, 

генерируя  вместо 

пространства  духовных  сущностей

  лишь 


«тени несуществующего» (Шекспир, «Ричард II»). 

Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



90 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МЕДИЦИНЫ

Алима ЕЛЕУКУЛОВА

(Астана)

Философии медицины невозможна без философского ос-

мысления проблемы человека. В античной философии чело-

век рассматривался как микрокосм, как целый мир, в то время 

как современное медицинское образование за счет своей уз-

кой профессиональной специализации  формирует специали-

ста, который смотрит на человека как на живой организм, не 

воспринимая человека как сложный социальный феномен. В 

этом случае медицина низводится до уровня лечения организ-

ма, что не позволяет врачам видеть и понимать социальные, 

личностные, духовные причины заболеваний.

Адекватным  рассмотрением  феномена  личности  являет-

ся  ее  понимание  как  специфического  биопсихосоциального 

целого, в котором происходит взаимодействие биологических, 

психических,  социальных    процессов.  Ввиду  этого  ее  меди-

цинское  исследование  может  быть  только  комплексным,  си-

стемным. Такой подход стал возможным благодаря революции 

в биологии – молекулярной биологии, которая решает фунда-

ментальные проблемы целостного изучения организма чело-

века  и  морфогенеза  различных  заболеваний.  Наряду  с  этим 

углубленное  исследование  человеческих  заболеваний  стало 

возможным в молекулярной медицине, медицинской генетике, 

генной диагностике. Интегральный подход к человеку был за-

ложен  самим  Гиппократом,  который  рассматривал  не  только 

болезни тела, но и всю его целостную жизненную позицию. 

Ю.М.  Хрусталев  и  Г.И.  Царегородцев  отмечают:  «Ком-

плексный подход к здоровью позволяет выработать понятий-

ный аппарат, способный объединить биологические, физиоло-

гические, социальные и духовные параметры в человеке. Ком-

плексная  система  лечения  должна  учитывать  воздействие 

на людей и таких жизненных факторов, как смена морально-

ценностных ориентиров и идеологических установок, измене-


Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



91 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

ние социального положения и воздействие на внутренний мир 

личности  экономических,  политических  и  иных  условий  раз-

вития  общества.  Для  человека  характерна  неразделенность 

тела и духа, его волевых, ментальных и иных способностей. В 

сущности, человек – явление социально-природное и духов-

ное» (Философия естественных наук. – М., 2006. – С.477; вы-

делено нами. – А.Е.). Такой комплексный подход и понятий-

ный аппарат, как следствие такого подхода, связаны с фило-

софским подходом к проблемам медицинской реальности, его 

формирование  в  мировоззрении  современных  специалистов 

послужит одним из важных факторов совершенствования со-

временной медицины.

Так же как в физике, в медицине высказывались философ-

ские идеи и принципы, но это было связано не столько с труд-

ностями развития медицинского знания, сколько с тем, что в 

основе  медицинского  исследования  находился  человек  и  его 

здоровье. И для философии, и для медицины фундаментальной 

основой  этих  наук  является  гуманизм,  морально-этический 

тип мышления и действия. Современное состояние здравоох-

ранения и медицинских наук делает все более необходимым 

осмысление всех процессов, протекающих в медицине. Такая 

рефлексия  над  основами  науки  и  медицинской  реальности 

имеет непосредственное отношение к философии медицины. 

В частности, осмысления требуют следующие проблемы раз-

вития медицинской науки в целом и ее структурных уровней:

1) наличие двух тенденций: с одной стороны, углубляю-

щейся дифференциации, с другой – интеграции научных зна-

ний в единую теоретическую концепцию о нормальной и па-

тологической жизнедеятельности человека. Становится  оче-

видным, что познание сущности заболеваний через односто-

ронний  анализ  не  только  затруднительно,  но  и  невозможно. 

Такая  односторонность  ограничивает  перспективный  охват, 

клиническое видение проблемы и уводит от целостностного 

понимания организма и личности больного;

2) выявление закономерностей, проявляющихся на моле-

кулярном, субклеточном, клеточном и других уровнях жизне-

деятельности организма в условиях нормы и патологии;


Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



92 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

3) дифференциация научных знаний и возникновение та-

ких  пограничных дисциплин, как медицинская радиология, 

медицинская генетика, клиническая физиология, психология, 

космическая биология и медицина.

Наряду с ними имеются следующие внутринаучные про-

блемы, имеющие философский характер: соотношение меха-

нических, физических, химических, биологических и социаль-

ных закономерностей в жизнедеятельности организма (в норме 

и патологии); соотношение различных приемов исследований, 

возможность и сфера применимости математических, кибер-

нетических, статистических и других средств познания. 

Реализация методологических функции философии в ме-

дицине имеет свою специфику. В общих разделах патологии, 

таких как учение об этиологии, патогенезе, конституции, на-

следственности  и  других,  методологическая  проблематика 

органично  переплетается  с  медицинской,  т.  е.  общетеорети-

ческие разделы медицины непосредственно связаны с фило-

софией. В то же время специальные ее разделы находятся с 

ней в более отдаленной и опосредованной связи (Хрусталев 

и Царегородцев). Важнейшее назначение философии состоит 

в  том,  чтобы  через  мировоззрение  и  методологию  познания 

влиять на ход конкретных исследований. 

Методологическая функция философии по отношению к 

медицине проявляется в том, она:

1) обладает эвристическим потенциалом и позволяет от-

крыть  новое    экспериментальное    и  теоретическое  знание  в 

области медицины;

2) позволяет объяснить и понять вновь открытые и имею-

щиеся необъясненные факты науки;

3) направляет на получение целостного научного знания, 

без которого невозможна успешная медицинская практика;

4) позволяет исключить односторонние научные обобще-

ния через посредство диалектики как методологии. В совре-

менной медицине имеются сотни самостоятельных разделов 

научных знаний, как следствие их сверхактивной дифферен-

циации. Это создает большие трудности и перед исследова-

телем и перед лечащим врачом: им  становится все труднее 


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   36




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет