Тар мен саяса


  «ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ



жүктеу 3.48 Mb.
Pdf просмотр
бет33/36
Дата26.04.2017
өлшемі3.48 Mb.
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   36

369 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

влиять на образовательный процесс. Сегодня ни у кого не вы-

зывает  сомнения  тот  факт,  что  вся  социальная  действитель-

ность  представляет  собой  духовно-материальный  продукт 

образования,  являясь  его  объективированной  формой.  Об-

разование – это условие непрерывности эволюции человече-

ства,  духовная  связь  времен  и,  что  очень  важно,  интеграль-

ный  стратегический  интеллектуально-нравственный  ресурс 

любой страны. Сфера образования представляет собой сферу 

общественного  производства  качеств  самого  человека.  Это 

сфера того животворного источника, который дает жизнь про-

изводительным  силам  общества,  науке,  технике,  экономике, 

праву, здравоохранению, культуре, гражданскому обществу и 

государству в целом.

Утверждение  обусловленности  образования  экономиче-

скими, социальными и духовно-культурными факторами про-

шлой и настоящей макросреды с признанием относительной 

самостоятельности  его  развития  требует  философской  реф-

лексии в процессе его изучения. Философия образования при-

звана преодолеть фрагментарность анализа различных сторон 

образования,  ибо  с  ее  позиций  образование  выступает  как 

целостная  система,  подлежащая  разностороннему  научному 

исследованию во всей совокупности ее элементов.

Как видим, онтологические аспекты образовательной си-

стемы, несущие гуманистические идеалы новой эпохи, – это, 

прежде всего, ценности и смыслы, выражающие связь челове-

ка со всем окружающим миром. Поэтому методологической 

основой развития образовательной системы должно стать по-

нимание образования как сферы подготовки человека к жиз-

ни в социуме, где сам социум является тем социокультурным 

организмом, в который включен человек в своем бесконечном 

развитии. Образование можно рассматривать как закономерно 

обусловленный  способ  бытия  человека,  как  способ  его  соб-

ственного развития и эволюции в социуме.



Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



370 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

НЕОБХОДИМОСТЬ ГУМАНИТАРНОГО 

ОБРАЗОВАНИЯ В СТАНОВЛЕНИИ ЛИЧНОСТИ 

ПРОФЕССИОНАЛА: НОВЫЕ СМЫСЛЫ

Акмарал СЫРГАКБАЕВА

(Алматы)

Возможно, это прозвучит удивительно, но гуманитарное 

образование сегодня более чем востребовано. Связано это с 

тем,  что  ни  один  профессионал  по-настоящему  не  разовьет 

своих  аналитических  способностей,  интуиции  и  воображе-

ния, если будет настроен только на исполнение своих непо-

средственных профессиональных обязанностей, т. е. для овла-

дения профессиональным мастерством необходимо широкое 

гуманитарное  образование.  Гуманитарное  образование  на-

прямую связано и с вопросом о том, кто будет завтра управ-

лять нашей страной. Если проанализировать специальности, 

которые  получили  в  вузах  отечественные  государственные 

чиновники, то получится, что подавляющее большинство из 

них  имеют  именно  гуманитарное  образование:  они  филосо-

фы, экономисты, юристы, политологи, социологи и т. д.

Сегодня к пониманию необходимости широкого гумани-

тарного образования для представителей естественных и тех-

нических профессий пришли ученые многих отраслей знания. 

К их числу относится академик  Б.В. Раушенбах – ученый в 

области механики, теории горения, управления ориентацией 

космических  летательных  аппаратов,  который  отмечает,  что 

огромное преимущество гуманитарных наук в том, что в них 

в гораздо большей степени, чем в естественных, содержится 

нравственное начало. Так что будущим механикам, физикам, 

химикам, биологам необходимо давать гуманитарные знания. 

Гуманитарное образование полезно не только для воспи-

тания нравственности (нравственное начало в среде научных 

работников сейчас сильно ослаблено). Оно реально помогает 

«естественникам»  эффективнее  работать.  Опыт  первокласс-


Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



371 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

ных американских университетов и таких крупных институ-

тов, как Массачусетский технологический, показал, что инже-

неров, физиков и т. д. обязательно нужно учить гуманитарным 

дисциплинам.  На  каждом  курсе  студент  сдает  тот  или  иной 

гуманитарный  предмет.  Человек,  который  изучил  такие,  ка-

залось бы, необязательные курсы, как «Французская готика» 

или «Классическая европейская литература конца XIX века», 

тренирует то полушарие мозга, которое у представителей точ-

ных наук обычно атрофируется.

Понимая огромное значение гуманитарного образования 

в достижении высокого профессионализма, высшие учебные 

заведения развитых стран уже давно ввели обязательный для 

учебных  планов индекс: 15–17%. Это значит, что в таком объ-

еме к общему числу учебных дисциплин студент любой спе-

циальности должен изучить по выбору  курс по философии, 

культурологии, политологии, социологии и искусству. 

Небольшой американский университет Хофстра, готовя-

щий специалистов во многих сферах деятельности, соблюда-

ет вышеуказанную пропорцию.  Университет имеет круглосу-

точную автоматизированную библиотеку, музеи, выставочные 

залы, театральные площадки, древесный питомник с коллек-

цией растений (он создает условия для работы и воспитывает 

чувство красоты). В год в этом учебном заведении проводит-

ся до 500 культурных мероприятий. Все вместе способствует 

решению главной задачи – подготовке специалистов высшей 

квалификации. В стенах университета не только готовят спе-

циалистов высшей квалификации, но и формируют их интел-

лект, кругозор, духовность, поскольку считают: без этих ка-

честв невозможно становление  настоящих специалистов.

Проиллюстрируем вышесказаннон примером профессии 

менеджера,  которая    получила  широкое  распространение    у 

нас  сравнительно  недавно,  но  достаточно  давно  существует 

на Западе. Анри Файоль, считающийся классиком управлен-

ческой  деятельности,  автор  одного  из  первых  пособий  по 

менеджменту, определяя важность различных характеристик 

персонала предприятий, прежде всего обращает внимание на 


Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



372 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

личностные качества, а уже потом на специальные знания и 

умения.  Из  шести  глав  его  книги  «Общее  и  промышленное 

управление» (М., 1992), в которых он описывает необходимые 

качества работника, только две отведены специальным знани-

ям и опыту, вытекающему из практики, все остальное посвя-

щено  личностным  качествам.  Говоря  о  подготовке  будущих 

организаторов производства, Файоль анализирует ступени не-

прерывного образования, обеспечивающие подготовку специ-

алистов. При этом он подчеркивает, что чувство меры, муже-

ство, ответственность, инициативность и  энергичность – вот 

те  нравственные  качества,  которые  чрезвычайно  повышают 

ценность  высшего  промышленного  служащего.    Он  с  сожа-

лением констатирует, что вопросы духовной культуры в ин-

женерных школах находятся в таком же загоне, как и вопросы 

моральной и физической культуры, и поэтому призывает ни-

когда не  бояться внушать будущим инженерам всю важность 

обладания этими качествами. Он считает недопустимым при 

отборе кандидатов на руководящие должности не учитывать  

их знания в области философии, литературы, истории, состав-

ляющих основу общей культуры, столь необходимой управ-

ленцам в любой сфере общества.

В  условиях  технических  и  технологических  перемен 

способность  к  нестандартным  решениям  и  быстрой  пере-

квалификации – еще одна из новых проблем, стоящих перед 

человеком, получающим высшее образование. Прежде, когда 

процесс развития производства протекал в ином, чем сейчас, 

темпе, новые поколения людей оказывались в условиях, сход-

ных с теми, в которых жили предыдущие. Одной профессии 

человеку хватало до конца жизни. Теперь, когда в передовых 

отраслях производства происходит быстрая смена техники и 

технологий  (за  очень  короткий  период  времени  может  сме-

ниться несколько их поколений), изменение рода деятельно-

сти  и  профессий  становится  неизбежным.  Сегодня    любой 

работодатель сознает, что широко образованный, мобильный, 

способный к нестандартным решениям и быстрой переквали-

фикации человек – для них весьма ценное приобретение. И в 


Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



373 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

этих условиях, как показывает мировой опыт, именно гумани-

тарное образование лучше всего готовит человека к универ-

сальной деятельности, которая ожидает его в быстро меняю-

щемся мире. 

Кроме того, как бы банально это ни прозвучало, но глу-

бокие познания в области истории, литературы, философии, 

искусства  делают  человека  коммуникабельным,  способным 

найти общий язык с людьми, суметь понять и принять иную 

точку зрения. Более того, высокопрофессиональная деятель-

ность возможна только тогда, когда один человек видит в дру-

гом не менее значимого и уважаемого человека, чем он сам. 

Это  прописная  истина  всей  классической  мировой  филосо-

фии, литературы и поэзии.

Подводя  итоги,  можно  констатировать,  что  знания  сами 

по себе, лишенные нравственного начала, могут быть исполь-

зованы (и используются) во вред людям. Отсутствие мораль-

ных принципов у  профессионала, использующего свои зна-

ния только в утилитарно-практических целях, не наделенного 

чувством ответственности за свои действия, обязательно будет 

иметь серьезные социальные последствия в виде экзистенци-

ального вакуума,  потери ценностных ориентиров и глубочай-

шего духовного кризиса. Вот почему так важно не исключать 

из  учебного  процесса  современного  вуза  гуманитарную  со-

ставляющую  и  соблюдать  тот  самый  индекс  гуманитарных 

дисциплин в учебном плане, о котором говорилось выше.



Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



374 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

ФИЛОСОФИЯ ВОЗВРАЩЕНИЯ: 

ОПЫТ КАЗАХСТАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ

(Вопросы философии. №7, 21.08.2013 г.)



Абдумалик Нысанбаев, 

Наталья Сейтахметова 

(Алматы)

Философия возвращения – концепт, который нужно понимать в 

смысле возвращения к духовным истокам, к самому себе, затем, что-

бы вновь научиться философствовать. Казахстанский постсоветский 

опыт философствования берет начало  в глубинных пластах казахской 

культуры. Он выявлял себя как философствование глубоко личност-

ное, вовлекающее в себя мир других философских парадигм. Он син-

тезировался в восточно-западный философский дискурс, но сохранил 

свою уникальную восточную метафизику. В статье осуществляется 

попытка осмыслить богатый философский опыт казахстанской фило-

софии в ее темпоральности и процессуальности.

 

Philosophy  of  returning  is  in  fact  recovery  of  philosophy,  it  is  a 



concept which is necessary to understand as returning to your spiritual 

origin and as returning to yourself in order to learn philosophizing once 

again.  Kazakhstan’s  experience  of  philosophizing  dates  back  to  deep 

layers  of  the  Kazakh  culture, it  has  revealed itself  as  deeply  personal 

philosophizing  that  involves  a  world  of  other  philosophic  paradigms 

having  synthesized  into  an  eastern  western  philosophic  discourse  but 

simultaneously having preserved its unique eastern metaphysics. In this 

paper we tried to comprehend philosophic experience of Kazakhstan’s 

philosophy in its temporality and processuality.

 

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: тюркская философия, философия обра-



зования, : философия Казахстана, казахское просвещение, религи-

озный экзистенциализм, ислам.

 

KEY WORDS: Turkic philosophy, philosophy of education, Kazakh 



philosophy,  Kazakh  Enlightenment,  religious  existentialism,  Turkic 

Islamic content.



Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



375 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

 

Философия образования человека: 



традиция духовности

В  историко-философском  наследии  народов  СССР  фи-

лософия  Казахстана  с  её  долгой  историей  представлялась 

как  философия  просветительства  и  просвещенного  разума, 

в целом не несшая в себе угрозы для просветительского со-

ветского  философского  контекста.  Многие  философские  си-

стемы  казахстанских  мыслителей  органично  вписывались  в 

рационалистическую парадигму философии. Казахская фило-

софская мысль, представленная, например, просветительским 

учением Ибрая Алтынсарина (1841–1889), выходила, конечно, 

за пределы общих целей советского просвещения, когда пыта-

лись интерпретировать концепции культурного суверенитета, 

религиозного образования, концепции сохранения традиции и 

того духовного истока, в котором сегодня пытаются отыскать 

собственные  культурно-исторические  корни  представители 

различных  философских  взглядов.  Алтынсарин,  пожалуй, 

был не совсем удобен из-за глубины его философской рефлек-

сии над образовательно-просветительскими проблемами и из-

за его обращения к традиционалистам, вызывавшим упрёки в 

консервативности.

Хранить  в  исторической  памяти  философское  прошлое 

было необходимо, чтобы потом не собирать по крохам все то, 

что было утеряно – в пору призывов «разорвать с традицией», 

когда в ней виделась грозная сила, способная привести к куль-

турной и философской отсталости, отбросить нас на «задвор-

ки» мировой философской жизни. Тем не менее, удивительно, 

какое восхищение вызывали в советский период нашей жизни 

рассказы о том, как хранят «предания своей старины» япон-

цы, как они шлифуют свою традицию от века к веку. Японские 

«Манъёсю», «Записки у изголовья», всевозможные «моного-

тари» потрясали своей глубиной и неповторимостью, это был 

иной мир, в котором прошлое и современность были связаны 

единой нитью. Однако это почему-то было хорошо только для 

Японии, но не для нас: мы должны были черпать вдохнове-

ние  у  истока  универсального,  где  не  было  место  индивиду-


Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



376 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

альности и традиционной самобытности. В историях о саку-

ре, о бусидо, о дзэн, в этом почти сказочном метафорическом 

философствовании имелось то, что было отнято у нас, фило-

софствование наших душ. А уж история о пятнадцатом камне 

в монастырском саду Рёандзи и вовсе казалась выражением 

уникальности культуры Японии и непостижимости японской 

души.


А когда в философский наш мир пришло «откровение» от 

Мартина Хайдеггера о существе человека, «стоящего в про-

свете бытия», о «заброшенности», о «бездомности мира», о 

«языке как истине бытия», это стало переворотом в нашем со-

знании. Пришло понимание того, что мы, не возвратившись 

к самим себе, не сможем научиться философствовать, и того, 

как мы должны возвратиться к самим себе, и того, что именно 

в этом возвращении осуществляется само человеческое суще-

ство. Философия Хайдеггера как будто вывела из духовного 

оцепенения,  и  мы  вновь  ощутили  насущную  потребность  в 

философствовании от истоков, в обращении к тюркскому фи-

лософскому прошлому. В тюркских древних источниках идея 

сохранения и возвращения традиции – истока – высказывает-

ся  как  идея  возвращения  собственной  души.  И  опыт  такого 

философствования, близкий к японскому, показывал, что фи-

лософствовать – это значит все время возвращаться к вечному 

истоку своего бытия, хранящегося в сокровенности своей тра-

диции. А потому возвращение к вечному возможно как «веч-

ное  возвращение»  к  философии,  позволяющее  продумывать 

этот  исток.  «Вечное  возвращение»  –  знаменитый  ницшеан-

ский концепт – используется нами не как схематично-подра-

жательное «набрасывание» готового, но чуждого этому фило-

софствованию абстрактного содержания, а как раз наоборот, 

в качестве демонстрации онтологической сходности «вечного 

возвращения»  и  возвращения  философии  как  возврата  уни-

кальности  и  индивидуальности  философствования,  которое 

проявляется как конечное в вечном и, наоборот, вечное в ко-

нечном, как возвращение к вечности через со-бытийность ко-

нечного.  Традиция  как  вечный  исток,  из  которого  философ-


Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



377 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

ствует душа национальной культуры, остается неизменной в 

потоке меняющихся времен и в этом меняющемся мире фило-

софских идей снова и снова происходит возвращение к фило-

софии, хранящей наше прошлое в будущем.

Те  философы,  кто  занимался  осмыслением  традициона-

листских философских концепций прошлого, очень часто ка-

залась чудаками, а их методы и вовсе не заслуживали значе-

ния универсальных рекомендаций. Однако после знакомства с 

Хайдеггером происходит если и не переворот в обосновании 

необходимости вернуться к осмыслению своей философской 

традиции, то онтологический поворот. Возвращение к опыту 

казахского философствования требуется не для реставрации 

прошедшего и не для ухода из современной жизни, а совсем 

для другого: для обретения в том полузабытом мире нового 

философского взгляда для жизни сегодняшней.

Казахстанская  философия  –  феномен  очень  многогран-

ный, с судьбой очень непростой, в чем-то похожей на судьбы 

своих  основателей,  продолжателей,  подражателей  и  разру-

шителей. Особенное её содержание – духовно-нравственное, 

заложенное тюркско-исламской традицией. Этапы казахстан-

ской  философии  связаны  с  историческими  судьбами  Казах-

стана: тюркский, исламско-тюркский, казахский и казахстан-

ский, внутри которого выделяются линейный советский пери-

од и совсем нелинейный – независимый период современного 

философствования.

Тюркский  этап  —  наиболее  сложный,  он  связан  с  про-

блемой философской аутентичности тюркского компонента в 

структуре исламской философии. Более того, при постановке 

вопроса о том, что вообще понимается под тюркской филосо-

фией, возникает вопрос и о том, насколько и как может быть 

осуществима  задача  построения  верного  образа  тюркского 

мира.  При  идентификации  тюркской  философии  специали-

сты  неизбежно  сталкиваются  с  целым  рядом  проблем.  Пре-

жде  всего  это  проблема  выделения  особой  ниши  для  тюрк-

ской философии в составе философских учений Востока. Мы 

задаемся  при  этом  вопросом:  идет  ли  речь  о  философском 


Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



378 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

монологе  тюркского  мира,  о  создании  духовной  крепости 

против вызовов современной глобализации? Идет ли речь о 

создании более комфортабельных условий для интеграции в 

мировое сообщество? Какова сверхзадача программы реали-

зации  тюркской  философии?  Идет  ли  речь  о  формировании 

собственной  программы  постколониальных  исследований, 

которые развертываются на постсоветском пространстве? Как 

описать образ тюркской действительности? Как обобщить её 

компоненты и соединить их в тюркский логос? Когда сегод-

ня мы пытаемся возвратиться к своим философским истокам, 

неизбежно осмысление тюркского истока, где философство-

вание осуществлялось в контексте тюркской субъективности, 

выходящей за пределы исламской онтологической заданности 

мира. Сегодня, реконструируя тюркскую философию, мы ста-

раемся  избежать  ее  жесткого  концептуального  оформления, 

ни в коем случае не забывая о временном модусе ее станов-

ления. Не возвратившись к тюркскому истоку, к опыту тюрк-

ского мышления, мы вряд ли сможем осмыслить феномен «ка-

захской философии». Тюркская философская традиция выра-

жала особый взгляд на происхождение мира, человека, вещей, 

но в этой особенности было также много универсального, что 

связывало ее с традициями философствования других восточ-

ных народов и последующих поколений тюркского мира. Заме-

чательно в тюркской философии определение индивидуально-

сти человека,  не противопоставленного обществу и природе; 

здесь нет третирования собственного Я, а есть гармоничное 

единство Я – Ты, Я – Другой, где возможно открытие диалоги-

ческого простора для другой личности. Такова удивительная 

тюркская модель общения, с ее  настроем на понимание дру-

гого человека и другой культуры. Тюркское философствова-

ние открывало перспективу для диалога, в том числе и фило-

софского.

Уникальность тюркского философского слова запечатле-

на в «Благодатном знании» («Кутадгу билиг», XI в.) Юсуфа 

Баласагуни, в «Словаре тюркских наречий» («Диван лугат-ат-

турк», XI в.) Махмуда Кашгари, в «Огуз-намэ» (XIII–XIV вв.), 

1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   36




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет