Тар мен саяса


Раздел II КАЗАХСКАЯ ФИЛОСОФИЯ



жүктеу 3.48 Mb.
Pdf просмотр
бет20/36
Дата26.04.2017
өлшемі3.48 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   36
Раздел II

КАЗАХСКАЯ ФИЛОСОФИЯ:

ОТ ДРЕВНОСТИ К ПОСТСОВРЕМЕННОСТИ

АБАЙ КАК КРИТИК ТРАДИЦИОННОГО СОЗНАНИЯ

Раушан АБДИЛЬДИНА

(Астана)

Как показывает жизнь, проблемы, стоявшие перед казах-

ским обществом во времена великого Абая, во многом пере-

кликаются с современными социальными проблемами, пото-

му что в их центре как тогда, так и сейчас стоит человек, осо-

бенности  его  миропонимания  и  необходимость  совершения 

осознанного, социально и личностно зрелого выбора.

Концепция человека великого Абая, его понимание целей 

и идеалов личности, безусловно, отражала социальные требо-

вания казахской действительности того времени. 

Несмотря  на  присоединение  Казахстана  к  России,  поч-

ти до 20-х годов XIX-го века традиционное казахское обще-

ство не меняло свой образ жизни, жило согласно пословице: 

«Қасым  салған  қасқа  жол,  Есім  салған  ескі  жол»,  что  озна-

чает:  не  надо  ничего  нового  придумывать,  нужно  жить  так, 

как жили предки. Казахский народ в основном сохранял свою 

политическую  систему,  кочевой  образ  жизни,  традиционное 

мировоззрение и т. д.

Однако в начале XIX-го века Российская империя поста-

вила задачу активного вовлечения национальных окраин в ор-

биту государственной власти.


Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



221 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

Во-первых,  царизм  стал  последовательно  и  интенсивно 

разрушать политическую систему казахов, т. е. ханство.

Во-вторых, начиная с 30-х годов, Российская империя ста-

ла  активно  проводить  политику  переселения  безземельных 

крестьян, результатом чего стал отъем и реквизирование зе-

мель у коренного населения. 

В этот исторический период выдающиеся поэты и мысли-

тели – Шортанбай, Мурат, Дулат и др. – очень пессимистично 

оценивали предстоящее будущее казахского народа. Сложный 

и мучительный процесс коренного перелома традиционного 

образа жизни «поэты скорби» отразили в своих произведени-

ях, назвав эту тяжелую эпоху «Зар-Заман» – «Эпоха скорби».

Именно в это трудное время на историческую арену выхо-

дят Абай Кунанбаев и другие великие казахские просветители 

Ч. Валиханов, И. Алтынсарин, которые в один голос призыва-

ют казахский народ к необходимости изменения привычного 

образа жизни. Они стали звать народ к просвещению, к зна-

нию, овладению наукой, переходу к оседлому образу жизни, 

изменению себя, своего мышления, своего бытия, доказывая, 

что это историческая необходимость. 

Новизна подхода великого Абая к проблеме модернизации 

жизни казахского народа состоит в том, что философ, увидев 

в знании, просвещении, науке идею, способную как локомо-

тив вывести казахский народ на путь прогресса, соединил ее с 

проблемой формирования целостной личности. 

Для этого Абай, прежде всего, подверг скрупулезной кри-

тике традиционное сознание казахов. Уважая и ценя историю 

и  традиции  казахского  народа,  восхищаясь  замечательными 

образцами его культуры, философ в то же время, с новых по-

зиций, с позиций новой парадигмы, подверг критике тради-

ционное  мировоззрение  казахов,  все  старые,  отжившие  сте-

реотипы, мешающие казахскому народу воспринимать новое, 

двигаться по пути прогресса и просвещенных народов. 

Критикуя необоснованность и непригодность старых тра-

диционных ценностей, образа жизни, традиционного понима-

ния  человека,  казахский  философ  доказывал  необходимость 


Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



222 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

формирования нового мировоззрения, нового мышления, но-

вых  этических  принципов.  Казахский  мыслитель  выдвигает 

новый  идеал  человека:  просвещенного,  целеустремленного, 

усматривающего  причины  своих  удач  или  проблем  в  себе, 

опирающегося  во  всем  на  свой  труд.  Новый  человек  –  это 

творческий человек: «Бог творец добра и зла, – подчеркивает 

Абай, – но не он заставляет их совершать. Бог создал богат-

ство и бедность, но не Бог сделал тебя богатым и бедным».

Философ отвергает значение целевых причин, имеющих 

место в традиционном миропредставлении, на их место он вы-

двигает действенные причины, человека как конечную причи-

ну своей жизни, творца своей судьбы, своей нравственности.

Как показывает жизнь, к сожалению, современные обще-

ствоведы  не  вдохновились  подвигом  Абая,  не  осуществили 

всеобъемлющую критику старых форм и принципов мышле-

ния, что находит свое проявление в тех ностальгических на-

строениях, которые характерны сегодня для многих людей на 

постсоветском  пространстве,  когда  люди  вновь  тоскуют  по 

патерналистской системе и практике отношений.

Коренные  изменения,  произошедшие  в  экономической, 

политической системе, не повлекли за собой автоматическо-

го изменения мировоззрения людей. Отжившие, утратившие 

свой смысл понятия и стереотипы, сформировавшиеся в со-

ветское время, мешают нашим людям сегодня воспринимать 

новое, двигаться по логике современной жизни и реальности.



Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



223 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

ГЛОБАЛЬНОЕ И НАЦИОНАЛЬНОЕ 

КАЗАХСКОЙ ФИЛОСОФИИ:

ПАРАДИГМА САМОИДЕНТИФИКАЦИИ

Айдар АМРЕБАЕВ

(Семей)

Казахская философия с момента своего зарождения в уни-

кальной форме умственной культурной рефлексии всякий раз 

размышляет о своей возможности, состоятельности на фоне 

внешних  заимствований,  отображая  их  в  своей  традиции 

мышления. Однако остается открытым вопрос о том, рождает 

ли она свои самостоятельные формы мышления, либо рефлек-

тирует о прошлом? Как ранимая, естественная степная душа 

она любопытствует о мире и задает свои параметры, модели 

вопрошания,  и  в  этом  смысле  формирует  собственную  на-

циональную философскую традицию. Тем не менее, с пози-

ции европейского или классически восточного снобистского 

философского мышления, казахская философия является все 

еще недофилософией или предфилософией интернациональ-

ного, глобального духа.

Каковы  основные  потенциальные  и  реальные  содержа-

тельные  элементы  казахского  философского  национализма, 

делающего казахскую мыслительную традицию уникальным 

мировым философским феноменом? На разных этапах своей 

истории, казахская классическая философия, унаследовавшая 

традиции «греческого мышления», представлялась в виде тра-

диции «ученичества», прилежного «комментирования», кото-

рая и сама по себе являлось делом важным, развивавшим спо-

собы духовной рефлексии у своих последователей из степи. 

Таков, к примеру, аль-Фараби, синтезировавший в своих тру-

дах идеи изученного им перипатетизма и неоплатонизма как 

доктрины, во многом совпадающей с аутентичной духовной 

традицией  Востока,  который  был  вполне  узнаваем  и  интер-

претируем как «родной» в Срединной Азии. Таким образом, 


Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



224 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

греческий  стиль  и  формат  мышления  был  одновременно  и 

внешним и внутренним духовным проявлением, имманентно 

присущим  кочевникам.  Это  достаточно  хорошо  можно  рас-

смотреть, например, в трактате известного тюркского мысли-

теля Жусипа Баласагына «Кутадгу Билиг».

Вышеозначенные  философы  (а  их  необходимо  обозна-

чать  именно  так  с  позиций  расширения  античной  культуры 

мышления на всем евразийском пространстве греческой ой-

кумены, объединенной когда-то Александром Македонским) 

были  достаточно  распространенным  культурным  явлением. 

Конечно, они стояли несколько особняком в общем потоке не-

спешно текущей степной мыслительной традиции, поскольку 

были исключительными духовными прорывами степи в мир 

разноязыкой  письменной  традиции  того  времени.  Одновре-

менно с «задокументированной» интеллектуальной историей 

и во многом в соотношении с ней оформлялась и углублялась 

мысль устной традиции мышления, обрамленной уникальны-

ми поэтическими перлами кочевого импровизаторства и исто-

риософского  размышления  о  тщете  и  превратностях  судьбы 

народов  Центра  Евразии.  Тематически  номадическая  тради-

ция  мышления  концентрировала  свое  внимание  в  большей 

степени  на  вопросах  собственно  бытия  человека  и  его  цен-

ностном мире во взаимодействии с окружающим его природ-

ным и социальным миром.

Мышление о справедливом обустройстве доступного из-

менению мира человека – вот основное содержание филосо-

фии номадов на протяжении веков. На разных этапах ее раз-

вития мы обнаруживаем разные степени погружения людей в 

сложные вопросы мироздания, но это мышление умеет всякий 

раз соразмерять и интегрировать глобальные и национальные 

рамки и темы философствования. Идеи Коркыта и Асана Кай-

гы в содержательном плане созвучны идеям Сократа и Гера-

клита, Лао-цзы и Конфуция, хотя контекстуально уникальны. 

Они стоят в одном ряду мыслителей «осевого типа», форми-

ровавшего не только национальные типы философствования, 

но и закладывавших основы общего глобального философско-


Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



225 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

го миропонимания. Очевидно, в этом плане необходимо более 

внимательно  и  скрупулезно  изучать  отечественные  образцы 

философствования,  сопоставляя  их  с  мировыми  аналогами, 

отмечая общее и выявляя особенное, а не посыпать голову пе-

плом сомнения в собственной глубине и адекватности. 

Реальная  интеллектуальная  история  Казахстана  послед-

него времени красноречиво говорит о том, что наш философ-

ский  национализм  все  еще  маргинализирован  и  не  отвечает 

потребности  духовного  обоснования  новой  государствен-

ности  Казахстана,  находясь  в  плену  прежних  партикуляр-

ных дискурсов. Необходима новая философия суверенности, 

опирающаяся и устремленная в стратегическую перспективу 

«Мәңгілік Ел».

Участие философов в общественных дебатах по актуаль-

ным вопросам общественного развития есть необходимое ус-

ловие ее востребованности как квинтэссенции блуждающих 

в социуме идей. Выбор пути – дело весьма ответственное, и 

политическое  философствование  не  только  опасно  с  точки 

зрения  угрозы  потери  себя,  но  и  возможности  социальных 

заблуждений  и  человеческих  потерь  на  этом  пути.  Наличие 

современных расходящихся цивилизационных дискурсов тре-

бует от философов интегрального мировоззрения, способного 

«объять  необъятное»,  соединить  несоединимое,  открыть  со-

крытое. На этом пути не исключены и «тупики сознания», в 

которые регулярно впадает общество, ведомое потребитель-

скими инстинктами. Думается, разработка актуальных и пер-

спективных вопросов национальной стратегии и их развора-

чивание  и  актуализация  в  общественном  сознании  гораздо 

важнее для философского сообщества, чем описание ответов, 

так как «это дорога, по которой можно только идти, но прийти 

куда-то невозможно» (Ю. Лотман). 



Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



226 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

НОМАДИЗМ КАК ИЗМЕРЕНИЕ 

ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЕ 

СУДЬБЫ БАШКИРСКОГО И КАЗАХСКОГО НАРОДОВ

Айрат БАГАУТДИНОВ

(Россия, Уфа)

Анализ исторических источников свидетельствует о том, 

что на территории Башкортостана и Казахстана  в I тыс. до на-

шей эры  начинает развиваться оригинальный центр степной 

культуры.  По  своим  историко-культурным  особенностям  он 

отличался как от западной, так и от восточной культур. Таким 

образом, исторические судьбы народов Башкортостана и Ка-

захстана были всегда в тесной взаимосвязи. Это был единый 

мир степных народов. Образ жизни степного населения отли-

чался от хозяйственно-культурных параметров племен эпохи 

бронзы и скифского периода. 

В целом для хозяйства эпохи гуннов характерна наметив-

шаяся узкая специализация в масштабах степного хозяйствен-

но-культурного комплекса, в структуре которого имело место 

кочевое  скотоводство  в  степных  районах,  с  доминирующей 

ролью коневодства, полукочевничество в северных и северо-

восточных регионах, а также оседло-земледельческая культу-

ра  на юге. В частности, в поэме «Кузий  Курпес и Маян хылу» 

через фольклорный текст зафиксирована граница и террито-

риальная целостность кочевого социума эпохи ранних кочев-

ников. В ней в память кочевников внедряется понятие родной 

земли, Родины. 

Исторически  башкирское и казахское общества – это, пре-

жде всего, общества родов, в которых доминируют принципы 

генеалогического родства. Сам по себе генеалогический счет 

родства есть производное от рода – «ырыу». Система номадов 

– родовая  организация, которая является главной по отноше-

нию ко всем остальным элементам социальной системы. Баш-

кирский род, прежде всего, социальная единица, основываю-


Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



227 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

щаяся не на кровнородственных, а на генеалогических связях. 

Род существует как первооснова кочевого общества. На нем 

базируется вся общественная, экономическая и политическая 

жизнь. Он играет роль политической ячейки общества, а ро-

довые  отношения  –  роль  социальной  организации,  так  как 

«генеалогический счет родства» как идеология необходим для 

нормального функционирования общества. За ним скрывают-

ся экономические или же политические интересы отдельных 

родовых или семейно-родовых групп.

Родовая  структура  башкир  и  казахов  не  ограничивается 

пределами действия границ этноса и государства. Социокуль-

турное пространство, на котором действует родство, выходит 

далеко  за  пределы  политико-территориальной  системы,  как 

основополагающая  ценность  общества.  Структура  родового 

устройства как основа этносоциальной организации общества 

имеет определенную  градацию. 

Народные  обычаи  и  предания  составляют  у  кочевников 

почти все, что они сохранили в качестве памятников своего 

прошлого.  Отсюда  понятна  важность  изучения  родовых  де-

лений для истории и философии. В сущности своей и баш-

кирское, и казахское шежере, где представлено традиционное 

видение истории, уделяет преимущественное внимание роли 

отдельной исторической личности и только затем – связанных 

с ним событий. В степной традиции повествования истории 

народ представляется как структурное генеалогическое явле-

ние – «ырыу». Соответственно, в традиционной историогра-

фии  присутствует  сложное  и  высшее  понятие  «нация».  Оно 

передается в сочетании важных терминов: «халык» – народ, 

«туган ер» – территория. 

Генеалогия поколений  сама по себе представляет доста-

точно интересный для исследования материал. К примеру, до-

статочно  глубокий  философский  смысл  имеет  определение 

семи колен в традиционной культуре башкир – «ете быуын».  

Выражение «Быундан быунга» означает движение, вечность 

жизни, подчеркивая определенную хронологию в виде смены 

поколений.  Бесконечность  пространства  соответствует  духу 



Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



228 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

кочевых этносов. Номады живут в постоянном движении, рас-

ширяя территории, которые составляют их жизненное начало. 

Границы пространства кочевников ограничивались естествен-

ными условиями, экологической средой, возможной для веде-

ния  хозяйства,  осуществления  жизнедеятельности.  Поэтому 

земли,  на  которые  ступили  копыта  коней  кочевников  –  «ат 

тоягы», считались их территорией. 

 Родовое начало придает порядок хаотичному расселению 

кочевников в пространстве, оно не ограничивается пределами 

конкретной территориальной организации. В пользу этого яв-

ления говорит и употребление по отношению к территориаль-

ному началу понятия «йорт». Для башкир  особое  значение и 

смысл  имеет понятие  «ата йорто». 

Материалы  по  башкирскому  шежере  показывают,  что  в 

традиционном  обществе  оно  имело  функциональное  значе-

ние как механизм регламентации генеалогических отношений 

и других сфер общественной жизни. Принцип родства лежит 

в основе механизма самовоспроизводства и самоконструиро-

вания этноса, придавая определенный порядок разнообразию 

жизненных ситуаций. Тем самым хаотическое движение на-

рода в пространстве и во времени приобретает определенный 

смысл и порядок. 



Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



229 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

КАЗАХСКАЯ ФИЛОСОФИЯ XX ВЕКА: 

ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

Гаухар БАРЛЫБАЕВА, 

Абдумалик НЫСАНБАЕВ

(Алматы)

Специфику национального типа философствования казах-

ского народа, своеобразие и богатство его духовной культуры 

обусловило  геополитическое  положение  Казахстана  между 

Востоком и Западом, древние традиции взаимодействия с раз-

личными  цивилизациями,  а  также  особенности  скотоводче-

ско-земледельческого хозяйствования с преобладанием кочев-

ничества и сложнейшая этнополитическая история. 

Несомненно, возрождение подлинного интереса к собствен-

ным философским истокам, которые являются культурно-исто-

рическими и духовными предпосылками формирования профес-

сиональной философии в Казахстане, укрепляет национальное 

самосознание и единство народа. А применение принципа един-

ства исторического и логического в изучении казахской филосо-

фии ХХ века помогает определить узловые этапы в ее формиро-

вании и обозначить логико-исторический путь ее становления. 

Узловым этапом в формировании казахской философской 

мысли начала ХХ века является духовное наследие лидеров 

партии  «Алаш-Орда»:  Алихана  Букейханова,  Ахмета  Бай-

турсынова,  Мыржакыпа  Дулатова,  Жусупбека  Аймаутова, 

Магжана Жумабаева. На наш взгляд, их понимание свободы 

как способности восставать против действительности во имя 

идеала, как способности человека в своем сознании трансцен-

дировать пределы своего бытия, может вполне быть оценено 

только сегодня. По существу, они опередили свое время, по-

тому что сегодня мы решаем те вопросы, над которыми они 

размышляли столетие тому назад. 

Анализ творческого наследия казахских мыслителей на-

чала  ХХ  века,  развивавших  в  своих  трудах  традиции  фило-


Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



230 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

софствования Абая, подвергшихся насильственному умолча-

нию  и  забвению  в  советское  время,  показывает,  что  многие 

вопросы  были  поставлены  ими  исключительно  глубоко.  Гу-

манизм деятелей «Алаш» – это человеколюбие, глубинными 

историческими нитями связанное с патриотизмом и любовью 

к народу. 

Идея свободы – основная идея гуманистических воззре-

ний  этих  мыслителей.  Свобода  ими  понималась  как  порыв, 

как устремленность, как способность противопоставить себя 

своему бытию. Такое осмысление проблемы свободы сближа-

ет творчество казахских мыслителей начала ХХ века с фило-

софией экзистенциализма. 

Философия  приобретает  национальный  характер  не  в 

ответах, так как научный ответ для всех народов и языков – 

один, а в самой постановке вопросов, в подборе этих вопро-

сов. Особенность казахской философии ХХ века заключается 

в ее этической окрашенности и эстетической насыщенности, 

что делает философскую мысль казахов этичной и эстетичной 

по самой своей сути. 

Каждая эпоха предлагает свой ответ на «вечные вопросы» 

бытия, но нет «вечных ответов» на них. Философы должны 

каждый  раз  искать  их  сами.  Казахская  философия  ХХ  века 

хранит этот интеллектуальный духовный опыт, но не как му-

зейную реликвию, а как основу сегодняшней мысли, как такое 

прошлое, без которого нельзя глубоко и основательно осмыс-

лить настоящее и извлечь уроки на будущее.   

Основными  этапами    формирования  казахстанской  про-

фессиональной философии ХХ века стали создание школ диа-

лектической логики, философии науки и техники, казахстан-

ского фарабиеведения, а также исследования в области соци-

альной философии, этики и эстетики. 

Философы Казахстана уже с середины ХХ века стали вно-

сить существенный вклад в исследование общетеоретических 

вопросов философии. Особенно серьезные успехи были до-

стигнуты  в  разработке  насущных  проблем  диалектической 

логики  и  философии  науки  и  техники.  Исследования  казах-

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   36




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет