Тар мен саяса


  «ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ



жүктеу 3.48 Mb.
Pdf просмотр
бет18/36
Дата26.04.2017
өлшемі3.48 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   36

187 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

ствовать двух родов совести – религиозной совести и другой, 

по своей ценности и содержанию отличной от нее нравствен-

ной  совести.  В  духе  религии  коренится  самая  сокровенная 

сторона совести» (Гегель). Совесть как духовная основа лич-

ности имеет безусловное всеобщее содержание. Это – стрем-

ление человека к нравственно лучшему. Совесть несет всем 

людям однородные содержания и ведет их в одном и том же 

направлении.  Божья  сила,  раскрывающаяся как  наша  глубо-

чайшая сущность – Бог в нас самих – зовет не к самому при-

ятному, полезному, целесообразному, а к возвышенному и со-

вершенному. 

Во-вторых, божественная сила совести, хотя и включает 

критическую функцию, но ею не ограничивается. Сама кри-

тичность получает другой смысл. Совесть не грызет, она не 

может  быть  «дурной»,  «нечистой»,  «виноватой»,  напротив, 

она открывает глаза на нашу подлинную природу, будучи из-

умительным  душевно-духовным  состоянием.  Этот  внутрен-

ний суд есть суд самого Бога. «Так как Он тогда потребует от 

нас отчета в грехах, то поставил этого неподкупного судию 

– совесть, чтобы сей, здесь судя нас за грехи и исправляя, из-

бавил от будущего там суда» – наставляет Святитель Иоанн 

Златоуст.  Об  этом  же  говорит  апостол  Павел:  «Ибо  если  бы 

мы судили сами себя, то не были бы судимы» (1 Кор. 11, 31). 

Божий суд в душе нашей – суд праведный, а не тот «когтистый 

зверь», о котором твердит пушкинский скупой рыцарь. 

Но совесть в ее истинном понимании – не только крити-

ческая работа судьи. Ее главное назначение – позитивное, по-

тому что она охватывает всего человека. Совесть раскрывает 

природу вещей, научает распознавать добро и зло. Она есть 

источник справедливости и высший критерий истины. Не тех 

истин, что добываются науками, отдельных, фрагментарных, 

подобных осколкам разбитого зеркала, а Истины, вбирающей 

в себя Смысл, излучающей свет Благодати. Совесть – светиль-

ник души человека. Она живет в душе во все дни ее, но в иные 

моменты  вспыхивает  ярким  светом,  побуждая  к  свершению 

прекрасных поступков. Ив. Ильин называет подобные состо-



Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



188 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

яния «совестным актом». Такой акт не подконтролен рассуд-

ку, его калькуляциям и расчетам, но представляет собой иную 

сферу внутреннего мира человека. Это акт вдохновения, по-

добный молитве или прекрасной поэме. Это как удар грома, 

блеск молнии, подземный толчок. Человек захвачен целиком 

и по своей воле, хотению и желанию свершает то, что ждет от 

него Бог – иначе он не может хотеть и не хочет мочь. В такой 

миг  человек  может  отдать  все  свое  добро  нуждающимся.  В 

такой миг некий король снял шубу и завернул в нее нищего. 

В такой миг Петр Первый спасал тонущих в ледяной Лахте.

Совесть, стало быть, не только укоряет, порицает, судит, 

но и побуждает к великим нравственным свершениям. По сло-

вам Гегеля, «совесть есть моральная гениальность, знающая, 

что внутренний голос ее непосредственного знания есть голос 

божественный […]. Это одинокое богослужение есть в то же 

время по существу богослужение общины». 

Думаю,  что  выразительнее  и  точнее  всех  мудрецов  ска-

зал  о  совести  казахский  мыслитель  Шакарим.  Возможно  ли 

исправить человеческую природу, избежать войн и кровавых 

конфликтов,  искоренить  насилие,  зависть,  ложь,  агрессию, 

жестокость?  Много  ученых  мужей,  говорит  Шакарим,  раз-

мышляло над этим вопросом, предлагая свои варианты реше-

ний,  идеи  и  теории.  Одни  ратовали  за  абсолютную  свободу 

желаний и поступков, другие стремились уравнять бедных с 

богатыми, третьи оправдывали суровую борьбу за выживание 

и  успех.  Ни  с  одной  из  этих  гипотез  Шакарим  не  согласен, 

ибо  не  способны  они  изменить  натуру  человека.  Но  выход 

есть, все не так безнадежно, убежден мыслитель. Надо вве-

сти  в  процесс  воспитания  специально  разработанную  науку 

совести,  чтобы  появился  человек  с  совестливым  разумом  и 

искренним сердцем. Совестливый разум – в этом словосоче-

тании содержится целая философская программа: приоритет 

духовного начала, неразрывная связь знания, разума, веры и 

совести.  Все  звучит  просто,  без  терминологических  нагро-

мождений, но смысл содержит глубочайший. По этому крите-

рию Шакарим определяет, какой период его жизни был самым 


Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



189 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

счастливым. Это – детство «потому что только в детстве не 

знал я горечи, не делал поступков, противных совести и вере».

Выяснение онтологической природы совести, ее истинно-

го  источника  и  предназначения  позволяет  по-новому  поста-

вить вопрос о «свободе совести». Этот термин внесен во мно-

гие известные международные документы и имеет тот смысл, 

что человек вправе выбирать свой образ мыслей и действий, 

будь то определенное вероисповедание или же атеистический 

настрой. Термин этот, на мой взгляд, философски не коррек-

тен. «Свобода совести» может толковаться как возможность 

быть совестливым или же не быть, выбирать добро или же, на-

против, зло. Но совесть не может направлять то к добру, то ко 

злу. По своей природе она есть воля добра, стремление к нрав-

стенно лучшему, совершенному и потому не обладает свобо-

дой выбирать зло. Тот смысл, который вкладывается в термин 

«свобода совести» в международных документах и конвенци-

ях, следовало бы передать термином «свобода убеждений».

И еще один современный контекст: права человека и со-

весть.  Ныне  происходят  недопустимые  метаморфозы,  когда 

«права человека» толкуются как «свобода от совести», свобо-

да следовать своим желаниям и предпочтениям вне общечело-

веческих норм и ценностей. Никто не отрицает прав человека 

на собственность, жизнь, волеизъявление и т. д. Но, как гова-

ривал еще Гегель, «существуют… более высокие права. Со-

весть человека имеет свое право». И свобода совести отнюдь 

не означает «свободы от совести», возможности самовыраже-

ния без оглядки на нравственные принципы и человеческие 

ценности. «Бессовестное поколение, если оно придет когда-

нибудь, погубит жизнь человека и его культуру на земле», – 

предупреждал Ив. Ильин. Будем надеяться, что с нами этого 

не произойдет.  



Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



190 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

ПОНИМАНИЕ ТВОРЧЕСТВА 

В АНТИЧНОЙ ФИЛОСОФИИ И В БУДДИЗМЕ

Анатолий СТОЛЕТОВ, 

Рушана ЛУКМАНОВА

(Россия, Уфа)

Сегодня вряд ли найдутся люди, которые будут отрицать 

необходимость  культурного  диалога  западной  и  восточной 

культур. Можно сомневаться в продуктивности этого взаимо-

действия, оставаясь на позиции, несовместимости двух куль-

турных пространств, но уже Редьярд Киплинг полагал: «Нет 

Востока, и Запада нет, / Чт племя, родина, род, / Если сильный 

с сильным лицом к лицу / У края земли встает?».

Одним  из  показательных  моментов  в  области  философ-

ской  проблематики  является  различие  в  понимании  творче-

ства для западной и восточной культур.

На  Западе  существует  давняя  традиция  размышлений  о 

природе творчества, идущая от античной философии. Западная 

мысль постоянно возвращается к этой теме, каждая философ-

ская эпоха внесла свой вклад в ее изучение, представив свое 

понимание  сущности  творческого  процесса.  Тем  не  менее, 

большая  часть  взглядов  является  вариациями  платоновской 

концепции, если рассматривать фундаментальные основы.

У Платона двойственное отношение к творчеству. С одной 

стороны, творец, художник способен усматривать высшую ис-

тину и устанавливать новые законы. С другой же, истинным 

творчеством является лишь произведение Бога, Демиурга, а 

творения художников – это лишь искаженное отражение тво-

рений божества или идей. Таким образом, суть человеческого 

творчества  сводится  античным  философом  к  подражанию  и 

созданию видимости, иллюзии. Произведение искусства есть, 

по  его  мнению,  мнимость,  кажимость,  тень  тени  от  костра, 

если пользоваться образами платоновской легенды о пещере. 

Один из наиболее выдающихся и разносторонне развитых 

умов античности Аристотель связывает творчество с разум-



Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



191 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

ным началом души, полагая, что оно заключается в способ-

ности изменить вещь своим воздействием на нее. Фактически, 

по Аристотелю, процесс творчества есть придание формы ма-

терии – потенциальной  возможности, актуализация возмож-

ного, создание из несуществующего – лишенного движения, 

но возможного – чего-то существующего в действительности, 

изменяющегося, двигающегося, действующего.

Основываясь  на  размышлениях  Платона  и  развивая  их, 

в  «Поэтике»    Аристотель  формулирует  теорию  мимесиса  – 

подражания,  различая  виды  и  роды  искусства  на  основании 

средств  подражания  действительности.  При  этом  он  все  же 

отличает поэта от философа и ученого, излагающих свои тру-

ды в стихотворной форме. 

Сравнивая Гомера и Эмпедокла, он 

говорит, что «одного справедливо назвать поэтом, а другого 

скорее натуралистом, чем поэтом». Их отличие в том, что за-

дача поэта состоит в изображении не происшедшего, а того, 

«что  могло  бы  случиться,  о  возможном  по  вероятности  или 

необходимости». В этой обращенности искусства к возмож-

ному можно обнаружить определенный критерий «поистине 

нового» и своеобразие «поля деятельности» человека-творца.

Как отличны между собой восточная культура и западная, 

так и творчество для двух типов мышления имеет различную 

суть. Для западного мышления творческий процесс предстает 

как процесс порождения нового. Причем, «вектор» процесса 

направлен от небытия к бытию. Творчество означает либо по-

рождение принципиально нового сущего, либо качественное 

расширение имеющегося бытия. В ходе творчества происхо-

дит «мультипликация», умножение разнообразия форм суще-

го. В любом случае, «новое» относится западным мыслителем 

к  бытию  возникающему  и  становящемуся.  Уход  в  небытие 

однозначно понимается как разрушение.

На Востоке сущность творчества видится в ином ключе. На 

понимание творчества в буддизме сильное влияние оказывает 

конечная цель существования, провозглашенная Буддой, – по-

кой истинно-сущего навсегда, без возвращения в суету. Но это 

состояние не есть возвращение к тому, что уже было, а достиже-

ние нового, что ни есть, ни не есть, что выше всякого понимания 


Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



192 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

и что описать словами невозможно. Корни этого понимания ле-

жат в буддийской метафизике, представляющей эмпирический 

мир реальностью низшего порядка по сравнению с истинно-су-

щим Абсолютом, с нирваной. Для буддиста «новое» возможно 

лишь в истинно-сущем, в том, что Запад называет небытием. По 

этой причине долгое время буддизм характеризовали как песси-

мистическую религию, призывающую своих адептов к уходу в 

небытие. Но это представление неверно, поскольку уход в нир-

вану есть восхождение к истинной реальности, а не умирание. 

Поэтому творчество – в буддистском его понимании – представ-

ляет собой процесс качественно противоположный западному 

пониманию творчества, идущему еще от Платона, понимавшего 

творчество как процесс перехода из небытия в бытие, важную 

роль в котором играет материальное начало.

В  буддизме  и  его  дальневосточных  ветвях  творчеством, 

по  преимуществу,  является  самосовершенствование,  приоб-

щение  к  истинно  сущему,  устранение  кармической  энергии, 

порождающей новые воплощения сознания. Для Запада твор-

чество системно, для Востока – органично со всеми вытекаю-

щими отсюда последствиями, начиная с отношения к природе 

и жизни и заканчивая предпочтениями в методологии.

Восточное  «предпочтение»  искусству  как  «методу»  по-

стижения  подлинной  реальности  основано  на  органичности 

художественных смыслов. В этом плане жизнь и произведение 

искусства – одно и то же. Суть творчества, с восточной точки 

зрения, можно понимать как покой, нирвану, явленную нам веч-

ность мгновения. Оно в большей степени связано с самотворе-

нием, чем в западной культуре, где творчество осознается как 

освоение внешнего пространства, его упорядочивание. Это по-

рождает техногенный вектор творческого процесса на Западе, 

что хорошо подтверждается историей развития цивилизаций.

Вместе с тем, как мы видим, несмотря на все отличия под-

ходов к творческому процессу, глубинная суть творчества, его 

«черный ящик», имеющий отношение к личностным характе-

ристикам субъекта творчества, представляет собой тот мост, 

ситуацию, когда – вспомним Киплинга – «сильный с сильным 

лицом к лицу у края земли встает».



Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



193 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

ПРОБЛЕМА ТРАНСФОРМАЦИИ 

ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ 

В КУЛЬТУРЕ XXI ВЕКА

Валентина СТРИЖКО

(Украина, Харьков)

1.  Как  живая  душа  культуры,  «духовная  квинтэссенция 

своего времени» философия на каждом из этапов своего раз-

вития всегда неразрывно связана с обществом, с развертыва-

ющимися в нем социальными изменениями. Следовательно, 

она не может избежать собственной трансформации, да и не 

должна ставить под сомнение ее неизбежность. Однако при 

любых  неизбежных  изменениях  философия  всегда  остается 

тем знанием, которое образует стержень и массового, и лич-

ностного сознания и придает любой ментальности и практике 

основополагающие духовные ориентиры. В этом суть и пред-

назначение философии в обществе.

2. С особенной силой трансформация философского зна-

ния, философии как фундаментальной и неотъемлемой части 

культуры проявляется в настоящее время.

Такой излом, такие изменения обусловлены не чьими-то 

субъективными  намерениями,  а  глубокими  и  масштабными 

качественными переменами в динамике всемирной истории. 

Они  связаны  с  происходящим  вот  уже  более  полувека  на 

планете  Земля  внутренне  противоречивым,  неравномерным, 

социально,  и  экологически  взрывоопасным  процессом  гло-

бализации, интенсивно и кардинально меняющим облик че-

ловеческой цивилизации.

3. Именно на философское знание в ХХІ веке возлагается 

ответственная миссия предложить обществу такой путь раз-

вития,  который  бы  способствовал  утверждению  неразруши-

тельных исторических технологий, направленных на созида-

тельное и гуманистическое преобразование как Природы, так 

и Сообщества Людей.


Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



194 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

4.  Современная  обновляющаяся  философия,  поставив 

перед  собой  цель  найти  ответы  на  вопросы  об  объективных 

закономерностях  и  духовно-нравственном  смысле  историче-

ского  процесса,  возможностях  общечеловеческого  единства, 

приобретает  все  большую  актуальность.  Испытывая  воздей-

ствие синергетической парадигмы постнеклассической науки, 

она сегодня решительно избавляется от прежних устаревших, 

опровергаемых  реальной  жизнью  догматизированных  или 

утопических представлений об обществе и перспективах его 

изменения. В ярком свете набирающего силу нелинейного сти-

ля  мышления  меркнут  упрощенные  стереотипы  популярных 

прежде  концепций  общественного  развития,  отмеченные  од-

носторонностью, узостью, политической ангажированностью.

5.  Уникальной  особенностью  духовной  атмосферы  ХХI 

века становится факт активного и публичного участия в фи-

лософском  осмыслении  происходящих  перемен  мыслителей 

неевропейского типа ментальности.  Разумеется, такое явле-

ние наблюдалось и раньше. Идеи Ибн-Сины, Ибн-Рушда, аль-

Фараби, Конфуция, других выдающихся умов – неотъемлемая 

часть духовной сокровищницы человечества. Однако нельзя 

не учитывать то обстоятельство, что столетиями их идеи оста-

вались влиятельными, как правило, на региональном уровне. 

Сейчас же интенсивно глобализирующийся мир радикально 

меняет  формат  влияния  и  актуализации  этих  идей.  Не  слу-

чайно  аналитики  фиксируют  феномен  альтернативной  или 

обратной глобализации, когда глобализируемые страны сами 

выступают в роли страны-транслятора своего культурного на-

следия вовне и оказывают мощное воздействие на другие (в 

первую очередь западную) культуры.

6. Кроме вышеотмеченного сейчас наблюдается еще одна 

существенная особенность трансформации современного фи-

лософского знания. Она выражается в изменившейся конфи-

гурации самой архитектоники философии.

Философия в процессе своего интенсивного, сложного и 

противоречивого  исторического  развития,  обретая  самосто-

ятельность,  относительную  независимость  от  частного  на-


Международный форум философов и политологов

II Казахстанский философский Конгресс



195 

«ҚАЗАҚСТАН ФИЛОСОФИЯСЫ ӘЛЕМДІК ФИЛОСОФИЯЛЫҚ ОЙ 

КЕҢІСТІГІНДЕ: ТАРИХЫ, БҮГІНІ, КЕЛЕШЕГІ»

«ФИЛОСОФИЯ КАЗАХСТАНА В ПРОСТРАНСТВЕ МИРОВОЙ 

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

учного знания, сформировалась и постоянно развивалась как 

весьма обширное системное и внутренне структурированное 

знание.


Все структурные части философии, все ее составляющие, 

находясь  в  органическом  единстве,  неразрывной  взаимосвя-

зи, в то же самое время представляют собой достаточно сво-

еобразные специфические области философского знания, со 

своей внутренней субструктурой, содержанием, категориаль-

ным аппаратом и принципами организации (логика, онтоло-

гия, гносеология, этика, эстетика и т. д.)

Силою  не  имевших  места  в  прежней  истории  обстоя-

тельств,  отдельные  элементы  философской  структуры  (гно-

сеология, логика, методология научного познания, эстетика) 

в настоящее время как бы перемещаются с авансцены совре-

менных  ожесточенных  дискуссий,  а  на  передний  план  вы-

двигаются  такие  области,  как  диалектика,  философская  ан-

тропология,  философия  общества,  философская  аксиология, 

философская  компаративистика  (сравнительная  философия, 

межкультурная философия).

Именно  обновленная  философия  способна  и  настоящее 

время  перед  лицом  беспрецедентных  исторических  вызовов 

и  угроз  выполнить  невероятно  трудную  интеллектуальную 

работу  по  проектированию  возможных  будущих  рациональ-

но  обоснованных  и  морально  ориентированных  культурных 

миров, сформулировать их мировоззренческие смыслы и ут-

верждать диалогичный стиль мышления.


Философтар мен саясаттанушылардың халықаралық форумы

 ІI Қазақстандық философиялық Конгресс



196 

«ФИЛОСОФИЯ-САЯСАТТАНУ ӨЛШЕМІНДЕГІ ҚАЗАҚСТАН 

ТӘУЕЛСІЗДІГІНІҢ 25 ЖЫЛДЫҒЫ»

«25 ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА 

В ФИЛОСОФСКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ»

ШЫҒАРМАШЫЛЫҚ – АДАМНЫҢ ТУА БІТКЕН МӘНІ

Қалмұрат СЫБАНБАЕВ

(Алматы)

 

Бүгінгі  күннің  талабына  сай  тәуелсіз  елімізде  болып 



жатқан    ауқымды  өзгерістер  адамның    рухани  дамуы  мен 

шығармашылық  белсенділігінің жан-жақты қанат жаюын та-

лап етуде. Адамның күнделікті іс-әрекетінің  барлық саласы 

негізінен шығармашылықпен тығыз байланыста болады. Адам 

жасаған  қарапайым заттан бастап материалдық және рухани  

игіліктер,  бүкіл  құндылықтар  жүйесі  шығармашылықтың 

жемісі.  Философияда  шығармашылық  төңірегінде  әртүрлі 

пікірлер,  көзқарастар  бар.  Мұның    өзі  бұл  мәселенің  аса  

күрделі,  көп салалы екенін білдіреді.

Философиялық    әдебиеттерде  ұзақ  уақыт  бойы  шығар-

машалық    дүниеде  болмаған  жаңа  бір  затты,  құбылысты 

өмірге әкелетін іс-әрекет деп түсіндіріліп келді. Кез  келген 

жаңа    зат,  құбылыс  шығармашылық    үрдісінде    пайда  бо-

лады.  Алайда,  жаңаның  пайда  болуы  көп  жақты,  күрделі 

шығармашылық  үрдістің  тек  бір  бөлігін,  бір  жағын  ғана 

қамтиды.  Сондықтан,  шығармашылықты  түсіндіргенде  тек 

заттық нәтижемен шектелуге болмайды. Мәселен, нәтижесіз 

аяқталған  ғылыми  экспериментті,  ізденісті,  балалардың 

өзіндік ойынын шығармашылық емес деп айтуға  болмайды. 

Біздің  ойымызша,  жаңаға  барар  жолдың  өзі,  осы  жолдағы 

ұмтылыс, ізденістер де  шығармашылық бола алады. Адамның 

өзінің  алдына  қойған  мақсаты,  оған  жету  жолындағы 

өзіндік іс-әрекеттері, т.б. шығармашылық  бола  алады екен. 

Шығармашылық  көрсеткіші жасалынған, пайда болған жаңа 

нәрсе ғана емес, дүниені, сыртқы ортаны меңгеру, өзгерту ба-

рысында  адамның  өзінің еркін, жан-жақты, әмбебап  дамуы 

деуге болады. Өйткені, осы шығармашылық үрдісте жаңа пай-

да болсын немесе болмасын,  ең бірінші, адамның өзі, оның 

сыртқы дүниені өзгерту  қабілеттілігі дамиды.  Ең  бастысы, 

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   36




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет