Сборник статей Международной научно-практической конференции к 80-летию Государственного музея искусств рк имени А. Кастеева Алматы 2015



жүктеу 13.27 Kb.
Pdf просмотр
бет5/14
Дата12.01.2017
өлшемі13.27 Kb.
түріСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

деятельности»    дополнить  подпунктами  …  13-2)  база  данных  музея  – 
совокупность сведений о каждом музейном предмете, входящем в собрание 
музея  и  включенном  в  состав  музейного  фонда  Республики  Казахстан, 

48
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
обеспечивающая государственный учет музейных предметов и 13-3) музейный 
предмет – культурная ценность как объект материальной культуры, имеющей 
научную, историческую, художественную ценность и подлежащей изучению, 
сохранению,  охране и публичному представлению в музее.
Комментарий.  С  дефиницией  можно  согласиться,  но    являются  ли  база 
данных музея и музейный предмет субъектами музейной деятельности? Ведь 
субъектами могут являться: «Государство, частное или юридическое лицо…» 
(Википедия).  Это  скорее  объекты  (исследования  или  собирательства),  на 
которые направлена деятельность субъекта. 
Далее подпунктами 13-5 и 13-6 вносятся понятия «раритета и реликвии». Вот 
эти подпункты:
13-5)  раритет  –  музейный  предмет,  являющийся  редким,  уникальном 
объектом материальной культуры.
13-6) реликвия – музейный предмет, связанный с исторически значимым или 
мифологическим событием, выдающимся лицом и особо чтимый как память о 
них и обладающий высокой степенью экспрессивности.  
Комментарий.  Возникает  вопрос,  что  означает  формулировка:  реликвия, 
«обладающая высокой степени экспрессивности», и насколько она корректна 
вообще и в данном контексте в частности.
  При  дальнейшем  же  чтении  поправок  Закона  обнаруживается,  что  эти 
понятия были введены только лишь для того, чтобы в п. 3 статьи 25, обращенной 
к музеям, прописать:
«Раритеты и реликвии передаются в фонды Национального музея Республики 
Казахстан».
Комментарий.  Согласно  этому  пункту  Национальный  музей  может 
затребовать передачу музейных предметов в свои фонды любых казахстанских 
музеев. Статьи о неотчуждаемости музейных фондов в законе о культуре нет, 
поэтому  отчуждаемость  фондов  вполне  реальна,  что,  собственно  говоря,    и 
артикулируется данной строкой. 
В  этическом  кодексе  музеев,  разработанном  ИКОМом,  где  обозначены 
базовые стандарты для музейной деятельности,  прописано:
Общество вверяет музеям коллекции, которые не могут рассматриваться 
как ликвидный актив.
И  далее:    «Каждый  музей  должен  иметь  ясную  политику,  определяющую 
правомерные  методы  избавления  от  предметов,  изъятых  из  музейной 
коллекции».
В  число  таких  методов  входят  рекомендации  Этического  кодекса  ИКОМ 
для музеев. Отчуждаемость коллекций согласно кодексу не должно разрушать 
музейные собрания. 
В главе 5 действующего закона «Деятельность в области культуры» статья 25. 
отведена музеям. В разрабатываемых поправках она претерпела значительные 
изменения. Она начинается со следующего положения: 
Музеи  —  организации  культуры,  созданные  для  хранения,  учета,  изучения 
и публичного представления музейных предметов, призванные осуществлять 
культурные,  образовательные,  научно-исследовательские  функции  и 
обеспечивать  популяризацию  историко-культурного  наследия  Республики 

49
Музей XXI века. Стратегия развития
Казахстан,  в  том  числе  с  применением  информационных  и  инновационных 
технологий.
Комментарий. Этот текст больше подходит для устава музея. Первый пункт 
должен в этой статье сформулировать  что такое музей, как социокультурная 
организация. Возможен, например такой  вариант:
«Музей – это институт социокультурной памяти, созданный для сохранения и 
трансляции культурного наследия человечества. Музейные предметы являются  
носителями культурно-исторического кода нации и страны».
Комментарий. Подобная формулировка необходима, т.к. она концептуально 
изменяет отношение к музейным артефктам, особенно сегодня, когда весьма 
распространено  мнение, что музеи – склады исторического барахла, которым 
можно распоряжаться как угодно. 
Далее в поправках:
1-1. Музейное дело – отрасль культуры, в задачи которой, входит создание и 
развитие сети музеев, подготовка и повышение квалификации кадров, научное 
и методическое обеспечение развития музеев,  организация комплектования, 
ведение государственного учета музейных предметов, включая электронной 
базы  данных  музея,  а  также  изучение,  хранение,  публичное  представление, 
охрана, использование музеями и иными организациями культурных ценностей 
и памятников природы.
Комментарий. Такая формулировка больше подходит опять же для устава 
или должностных инструкций. Надо понимать, что музейное дело – это часть 
мнемософии  – науки о специальных институциях, сохраняющих человеческий 
опыт, инструментами же этого процесса  являются  позиции, перечисленные в 
п.1.1. и другие, разрабатываемые в соотвествии с требованиями времени.
Поправка 3.   Музейные предметы включаются в состав музейного фонда 
и вносятся в базу данных музея и Государственный реестр музейного фонда 
Республики Казахстан.  Ведение государственного  реестра музейного  фонда 
РК осуществляется Национальным музеем РК. 
Комментарий.  Еще  раз  возникает  вопрос,    для  чего  нужен  единый 
государственный реестр музейного фонда, и насколько корректно отдавать его 
ведение Национальному музею, который только что начал свою работу и не 
имеет достаточного опыта  в развитии специфики музейного дела. Цель, задача 
и положение о таком государственном реестре  нигде не прописаны. 
В  целом,  анализируя    Поправки    Закона  о  культуре  касательно  музеев, 
очевидно,  что  их  разработчики  не  знакомы  со  спецификой  музейной 
деятельности и музейного дела. Для начала им хотелось бы порекомендовать 
ознакомиться  с  Этическим  кодексом  ИКОМа,  где  базовые  установки 
представлены достаточно убедительно. Так, например, согласно стандартам 
кодекса    необходимо  создать  и  опубликовать  следующие  документы,  
обязательные  для исполнения: 
– Документ, содержащий формулировку миссии музея, его задач и   политики, 
которую он проводит;
–  Документ,  определяющий  политику  извлечения  доходов  от  собственной 
деятельности или привлечения средств из других источников; 
– Документ, объясняющую принятую в музее политику коллекционирования;

50
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
–  Документ,  регламентирующий  процедуры  комплектования,  хранения, 
использования коллекций.
На сегодня эти документы отсутствуют. 
В рамках этих поправок необходимо также  рассмотреть вопрос о принципах 
целостности,  неприкосновенности  и  неделимости  музейного  фонда. 
Музейные  фонды,  являющиеся  национальной  культурной  сокровищницей, 
находятся  под  охраной  государства,  и  обладают  презумпцией  целостности, 
неприкосновенности  и  неделимости.  Законодательное  закрепление  этого 
принципа должно сохранить разрушение музейных коллекций от посторонних 
посягательств  ,  движение  экспонатов  из  фондов  в  фонды,  их  оседание  в 
организациях, где не соблюдаюся режимы хранения и сохранности и т.д. 
Думаю, что в такой формулировке эти положения должны быть внесены в 
новые поправки к статье о музеях  закона о культуре.
В статье 11-1 глав  7 «Закона о культуре» «Компентенция уполномоченного 
органа» записано: 
11.1 Разрабатывает и утверждает порядок и условия присвоения статуса 
«Академический»  государственным  организациям  культуры,  отдельным 
профессиональным художественным и творческим коллективам.
Комментарий.  В  поправках  оставлено  положение  11  «разрабывает  и 
утверждает отраслевую систему поощрения» и отсутствует вышеобозначенный 
пнукт  11.1  Непонятно,  значит  ли  это,  что  11  пункт  исключен?  Необходимо 
отметить, что ГМИ РК им. А. Кастеева единственный из музеев Казахстана имеет 
коллекцию классического европейского и русского искусства и значительный 
опыт музейной работы. Это дает ему право присвоения академического статуса.
Обратимся  к  очень  важному  для  формирования  фондов  музея  Закону  о 
Госзакупках. В статье 4 Закона «Государственные закупки, осуществляемые без 
применения норм настоящего Закона, регламентирующих выбор поставщика и 
заключение с ним договора о государственных закупках» прописано, что сюда 
входят:  «приобретения товаров, являющихся культурными ценностями, в том 
числе музейных предметов и музейных коллекций, а также редких и ценных 
изданий  и  т.д.  ,  которые  имеют    историческое,  художественное  или  иное 
культурное значение, взятых государством под охрану, таких как  памятники 
истории  и  культуры  и  предназначенных  для  пополнения  государственных 
музейного,  библиотечного,  архивного  фондов,  кино-фотофонда  и  иных 
аналогичных фондов». 
Комментарий.  Здесь  налицо    явное  противоречие  или  недоработка.    По 
этой формулировке следует: если музей посчитает необходимым приобрести 
некий  объект,    то  сначала  его    нужно  каким-то  образом  взять  под  охрану 
государством, о чем должны иметься соответствующие документы, и только 
после  этого он может быть куплен в музей. Опять же вопрос, кто наделен такими 
полномочиями, и  каков механизм получения таких документов? Да и вообще, 
какая необходимость в таком механизме, ведь музейные собрания формируют 
специалисты,  утверждаемые    закупочные  комиссии,  осуществляющие 
стратегию  формирования  музейных  собраний.    Об  этот  пункт  постоянно 
спотыкаются  проверяющие  органы,  вменяя  музею  претензии  по  нарушению 
принципов закупа. 

51
Музей XXI века. Стратегия развития
В  своей  практической  деятельности  музеи  опираются  на  собственные 
уставы, и ряд подзаконных актов.Уставы практически типовые, разработаны 
еще в советское время. Они  содержат основные положения о работе музеев,в 
целом  же  нуждаются  в  переработке,  соотвествующей  специфике  музейной 
деятельности и ее профессиональной ориентации, а  также  в соответствии с 
сегодняшним уровнем научной музеологической методологии и требованиями 
времени. 
Основным документом по учету и хранению музейных ценностей является 
соответствующая  Инструкция,  принятая  еще  в  1985  году  Мнистерством 
культуры  СССР.  Это  100-страничный  документ  и  сегодня  не  потерявший 
свой значимости. Это очень серьезный документ, альфа и омега всей системы 
хранения  и  реставрации  объектов  культурного  наследия.    В  новейшее 
время  этот  документ  в  Казахстане  не  переутверждался,  а  значит  и  потерял 
юридическую силу, так как такой страны как СССР уже не существует. Это 
необходимо сделать немедленно, заново рассмотреть положения инструкции и 
адаптировать ее к сегодняшней ситуации. При этом все ее основные положения, 
структура и установки должны быть сохранены, они проверены и оптимальны 
для специфики музейной деятельности.
Отделом хранения ГМИ РК им. А. Кастеева еще 10  лет назад было разработано 
важное дополнение к инструкции об условиях списания музейных предметов 
из состава основного фонда. Однако приказа Министерства культуры, теперь 
и  спорта,  об  утверждении  инструкции,  вместе  с  дополнениями    так  и  не 
последовало. 
Выше  говорилось,  что  по  международным  стандартам  музей  должен 
иметь  документ,  регламентирующий  процедуры  комплектования,  хранения, 
использования  коллекций.  В  советский  период  таким  документом  являлось 
положение  о  закупочной  комиссии.  Было  принято  типовое  Положение  для 
музеев разного профиля. На его основании в ГМИ РК им. А. Кастеева такой 
документ тоже достаточно давно был разработан. Однако до сих пор также не 
утвержден ни администрацией музея ни Министерством. 
Таково в общих чертах состояние правового поля в музейной деятельности. 
При  этом  здесь  представлены  основные  вопросы.  За  кадром  осталось 
множество  других  проблем,например,  не  проанализированы  должностные 
инструкции,  положения  об  отделах.  Необходимо  отметить,  что  вся  система 
правовых  отношений  в  музейной  деятельности    строится  на  внутренних 
связях и взаимообусловленности,  а   Закон о культуре является источником 
для построения такой структуры. Поэтому в Законе о культуре должны быть 
точные фрормулировки и логичная стратегия всех положений, что в настоящее 
время отсутствует. 

52
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
озерков Дмитрий Юрьевич
искусствовед, куратор,
заведующий отделом 
современного искусства 
Государственного Эрмитажа,
санкт-петербург, Россия
пРоЕКТ «ЭРМИТАж 20/21»: сТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ
 
Стратегия развития современного музея строится на нескольких составляющих. 
Не вызывает сомнения, что в их разработке необходимо уделять важное место 
современному  искусству.  Однако  современное  искусство  –  это  вовсе  не  всё 
искусство, «создающееся современниками», то есть не просто любое искусство, 
создаваемое сейчас. При серьезной музейной работе необходимо выделять те 
немногие его образцы, которые способны завтра попасть на страницы истории 
искусства как наиболее характерные для нашего времени, как выражающие его 
суть и множественность его смыслов. Все остальные образцы художественному 
музею следует отметать.
Критерии,  по  которым  может  быть  выделено  «хорошее»  произведение 
искусства,  немногочисленны,  но  сложны  в  практическом  применении. 
Это  выразительная  сила  формы,  ясность  смысла  и  многослойность 
(многоуровневость) его выражения. Дополнительным признаком «хорошего» 
произведения  является  то,  что  его  удовлетворительное  соответствие  всем 
перечисленным  критериям  и  их  взаимообусловленность  и  внутренняя 
соотнесенность  находятся  за  пределами  словесной  описательности.  Оно 
соответствует критериям, но как именно – до конца не выскажешь, ибо здесь 
работает внесловесная выразительность. «О чем невозможно говорить, о том 
следует молчать», – как сказано у Виттгенштейна. Вместе с тем, натренированный 
глаз это чувствует и приводит современного зрителя в состояние повышенной 
эмоциональности  (восторг  или  смятение),  актуализированного  восприятия. 
Сегодня,  в  эпоху  ежедневных  развлечений,  сильных  эмоций  и  постоянного 
стресса, это состояние редко. Если все искусство сегодняшнего дня определять 
как  «современное»,  то  хорошее  искусство,  соответствующее  указанным 
критериям и вызывающее это состояние, можно определить как «актуальное».
Из  выработки  критериев  и  руководства  ими  в  музейной  деятельности 
естественным  образом  следует  важнейший  стратегический  принцип  баланса 
между,  с  одной  стороны,  обращенной  к  публике  выставочной  деятельности 
музея,  и,  с  другой  стороны,  его  внутренней  научно-исследовательской  и 
хранительской работы. Это баланс между демонстрацией и сохранением. И если, 
во внутримузейных терминах вся деятельность современного музея предстает 
как сложносоставное соединение сугубо научной и просветительской работы, 
то для внешних, обращенных к публике координат  она может быть определена 

53
Музей XXI века. Стратегия развития
в виде образа музея как срединного места между храмом и диснейлендом – по 
определению М.Б. Пиотровского, – где возможно и благоговейное внимание 
высочайшим достижениям человеческой культуры, и примитивное развлечение. 
Эти  теоретические  вопросы  открываются  с  различных  сторон,  будучи 
рассмотрены на конкретном примере Проекта «Эрмитаж 20/21», который был 
создан в Государственном Эрмитаже в 2006 году в целях показа и собирания 
современного  искусства.  Эрмитаж  знаменит  как  универсальный  музей, 
прежде всего, старинного искусства, хранящий шедевры истории и культуры 
разных эпох. Заказ художникам 18 и 19 веков работ для Эрмитажа, создание 
архитекторами  эрмитажных  зданий  принято  воспринимать  как  постоянную 
работу музея с современным искусством. Екатерина II приобретала Рейнолдса 
и Менгса. Николай I – Крюгера и Фридриха. Валентин Серов и Эрнст Липгарт 
писали  портреты  царской  семьи  в  залах  Зимнего  дворца.  Однако  если  это  и 
было искусство «современное», то не «актуальное» в сегодняшнем понимании 
этого слова.
Традиция  работы  с  современным  искусством  продолжалась  в  Эрмитаже 
и  в  советское  время.  Вскоре  после  революции  был  создан  проект  показа 
современного  западного  искусства,  организован  обмен  с  пролетарскими 
художниками разных стран. Отбор строился на иных принципах, но суть была 
той же – показ современных находок и обмен на работы своих художников для 
создания коллекции. Контакты с западом были, впрочем, вскоре упразднены 
властью (см. об этом новейшие исследования Е.В. Лопаткиной). В советское 
время казалось, что все искусство буржуазных стран – все эти Поллоки и Уорхолы 
–  погибнут  на  периферии  искусства  вместе  с  породившим  их  буржуазным 
миром, которому суждено остаться на периферии истории. И Эрмитаж собирал 
лишь современное искусство стран социализма и художников-членов мировых 
компартий. Но проходили и выставки западного искусства, а вскоре, с распадом 
СССР, выяснилось, что западные художники более чем достойны интереса, и 
прошедшие в 1990-х выставки Уорхола и Поллока были восприняты публикой 
с  огромным  энтузиазмом.  Однако  купить  их  работы  в  коллекцию  было  уже 
нельзя, так как – не говоря о стоимости – по-настоящему ключевых музейных 
работ попросту не было на рынке.
В  середине  2000-х  с  целью  показа  и  собирания  коллекции  современного 
искусства  было  решено  организовать  специальный  «проект».  Образом  его 
стал  «Красный  вагон»  И.  и  Э.  Кабаковых,  символизирующий  для  нас  эпоху 
70-летнего простоя искусства в России. Обращение к модному в 2000-х формату 
«проекта»  позволяло  создать  междисциплинарную  группу  из  специалистов, 
способных разделить исходную цель на несколько ключевых рабочих задач. 
К ним относились: отбор лучших произведений искусства современности для 
показа; разработка последовательной 5-летней программы показа; установление 
прямых контактов с художниками, минуя посредников; поиск финансирования; 
PR-поддержка. В 2009 году для осуществления функции хранения и научной 
обработки  произведений  современного  искусства  в  музее  был  создан  Отдел 
современного искусства.
  Социологическое  исследование,  проведенное  нами  при  создании  Проекта 
«Эрмитаж 20/21», показало следующие исходные условия: 

54
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
1. Постсоветская публика не любит актуальное искусство, не понимает его и 
не хочет его смотреть. (Выставка выдающегося американского художника Сая 
Твомбли в Эрмитаже собрала менее 3000 зрителей за все время работы).
2. Публике в целом больше нравятся принесенные ею с собой девайсы, чем 
экспонаты современного искусства. Она смотрит на искусство через объектив 
фотоаппарата, через экран телефона. Ей нравится делать селфи с экспонатами 
и тут же помещать их в социальные сети.
3. Большую часть аудитории современных проектов составляют студенты и 
пенсионеры с детьми.
4.  Наибольший  интерес  у  публики  вызывают  выставки  фотографии  и 
архитектуры. 
Мы  стали  работать  в  этих  условиях,  пытаясь  понять,  как  применить  их 
к реализации нашей цели. В отношении пунктов 1 и 2 мы пошли навстречу 
публике,  решив  перевести  ее  внимание  на  произведения  современного 
искусства. Мы придумали программу «Скульптура в Большом дворе Зимнего 
дворца», нашли под нее постоянного спонсора и стали в ее рамках каждое лето 
привозить  в  эрмитажный  двор  важную  скульптуру  значительного  размера. 
В  разные  годы  здесь  стояли  работы  Аниша  Капура,  Генри  Мура,  Маркуса 
Люперца,  Тони  Крэгга,  Энрике  Мартинеса  Селайи  и  других  художников. 
Современная скульптура во дворе, находящаяся до линии контроля билетов – 
первое произведение, которое зритель встречает, подойдя к Эрмитажу. Даже 
странное и непонятное оно является прекрасным объектом для селфи, которое 
можно  сделать,  стоя  в  очереди  в  ожидании  возможности  пройти  внутрь 
музея. Помимо этого было создано мобильное приложение для знакомства с 
Эрмитажем и передвижения по нему (Hermitage App), которое поддерживается 
размещенной по музею интернет-сетью.
Нашей  другой  находкой  стало  не  избегание,  а  намеренное  подчеркивание 
окружающего современные произведения контекста старого искусства. Эрмитаж 
сразу же отказался от формата «белого куба», настоятельно смешивая смыслы 
и устраивая переклички между произведениями разных эпох. Так показ работы 
Билла Виолы «Встреча» был сопровожден картинами и рисунками Понтормо, 
фреска которого «Встреча Марии и Елизаветы» вдохновила Виолу на создание 
своего произведения. В свою очередь Понтормо следовал когда-то композиции 
Дюрера на одноименный сюжет, поэтому гравюра Дюрера была также помещена 
в соседний зал. В итоге культурный мост Виола – Понтормо – Дюрер включал 
работу современного художника в контекст мирового искусства, параллельно 
давая жизнь дополнительным нарративам. Так помимо христианских мотивов, 
речь могла идти также о технике и технологии: цифровая работа Виолы могла 
быть сопоставлена с тиражной графикой Дюрера.
В таком же духе были показаны некоторые другие выставки, в частности, 
Энтони  Гормли,  скульптуры  которого  были  представлены  в  залах  искусства 
античного  мира, и «Конец веселья» Братьев Чепменов, показанных вместе с 
графикой Гойи и старинными пыточными орудиями из коллекции Эрмитажа. 
А в 2014 году принцип диалога лег в основу концепции Европейской биеннале 
современного  искусства  «Манифеста  10»,  главной  площадкой  которой  стал 
Эрмитаж. Приглашенный нами куратор Каспар Кёниг указывал в каталоге на 

55
Музей XXI века. Стратегия развития
«поистине безграничное поле возможностей для вмешательства современного 
искусства в особое пространство музея, для диалога с историей коллекции, с ее 
визуальными стратегиями и идеями».
В отношении п. 3 была разработана серия программ для студентов, в рамках 
которых  происходит  углубленное  знакомство  с  современным  искусством. 
Художники  проводят  мастер-классы  о  своем  искусстве,  искусствоведы 
рассказывают  о  новых  концептуальных  теориях.  Проводятся  тематические 
семинары  и  круглые  столы  на  острые  вопросы,  интересные  не  только 
школьникам и пенсионерам, но и всем остальным. Положительную пользу для 
привлечения в музей взрослого населения принесли и общественные скандалы, 
например, вокруг выставки Братьев Чепменов.
В  отношении  п.  4  одному  из  кураторов  Отдела  современного  искусства 
было  поручено  разрабатывать  архитектурные  проекты.  Архитектурные 
выставки концептуально разнятся. По-разному и в разных залах мы показали 
архитектуру  послевоенных  Нидерландов  и  Финляндии,  дома  Баухауза  в 
Тель-Авиве,  рисунки  старых  и  современных  архитекторов.  Самой  большой 
популярностью пользовалась выставка Сантьяго Калатравы: по итогам издания 
«The Art Newspaper» она стала самой посещаемой архитектурной выставкой в 
мире в 2012 году (по разным подсчетам, около полумиллиона зрителей). Столь 
же успешна была последняя выставка Захи Хадид.
Фотография также занимает особое место в деятельности Проекта «Эрмитаж 
20/21».  Мы  начали  с  показа  выставки  петербургского  фотографа  Бориса 
Смелова,  имевшей  большой  успех.  В  2015  году,  после  завершения  года 
Манифесты, мы объявили о Годе фотографии. Ключевыми выставками в нем 
стали «Память» Кандиды Хёфер – серия новых работ о Петербурге – и «Момент 
беззащитности» Стива МакКарри. Фотоработы с этих выставок переданы в дар 
в коллекцию современного искусства музея.
Многие современные художники стремятся подарить свои работы Эрмитажу. 
Мы  решили  временно  не  думать  о  закупке  произведений  современного 
искусства, но с благодарностью принимать предлагаемые дары и организовывать 
желаемые.  Однако  Отдел  современного  искусства  вовсе  не  берет  на  себя 
обязательство принимать все дары, стремясь, напротив, к их минимализации 
и  тщательному  отбору  согласно  признакам  актуальности.  Однако  с  каждой 
организуемой и проводимой нами выставки мы стремимся получить работу в 
коллекцию.
Суммируя, в стратегии развития Проекта «Эрмитаж 20/21» можно выделить 
пять основных тематических направлений:
1. Архитектура
2. Фотография
3. Скульптура во дворе
4. Соло-выставка известного современного художника
5. Групповая выставка молодых художников
     Все они строятся на принципах нарочитого образования зрителя в области 
современного искусства, а экспозиционно – на концепции диалога со старым 
искусством. В 2015 году Эрмитаж представил свой принцип диалога на 56-й 
Венецианской биеннале, где показал выставку «Готика». Здесь были выставлены 

56
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
десятки произведений в готическом и неоготическом стиле из коллекции музея 
в  сочетании  с  работами  50  современных  художников,  которым  Эрмитажем 
было  предложено  придумать  и  специально  изготовить  из  муранского  стекла 
работы на готические сюжеты.
Еще одним стратегическим направлением в Эрмитаже стало создание комнат 
современных художников. В Эрмитаже имеются комнаты Липшица, Кабакова, 
Пригова, готовится комната Кошута. Все они объединены общей связующей 
темой русского авангарда, колыбелью которого является Петербург. Комната 
заполнена произведениями одного художника и дает полное представление о 
его творчестве.
Проект  «Эрмитаж  20/21»  стремится  показывать  в  Петербурге  то,  чего  нет 
в  современном  российском  искусстве.  Мы  привозим  работы  необычные, 
скандальные, вызывающие вопросы и открывающие дискуссии. В дискуссии 
можно  определить  актуальность  произведения  искусства,  осознать  его 
формальную силу и прочувствовать созидающие его смыслы. Мы убеждены, 
что  именно  дискуссия,  разговор  об  искусстве  и  есть  та  основная  движущая 
сила, которая называется культурой. Поэтому Эрмитаж стремится постоянно 
поддерживать этот разговор, пользуясь наиболее подходящими в тот или иной 
момент стратегическими способами.
 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет