Сборник статей Международной научно-практической конференции к 80-летию Государственного музея искусств рк имени А. Кастеева Алматы 2015



жүктеу 13.27 Kb.
Pdf просмотр
бет2/14
Дата12.01.2017
өлшемі13.27 Kb.
түріСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

список литературы:
1.  Ванслова  Е.Г.  Динамика  социальных  функций  советских  музеев  (по  материалам 
экспертного  опроса).  //  Музееведение.  Вопросы  теории  и  методики.  Сб.  научн.  тр.  НИИ 
культуры, М., 1987.
2.  Равикович  Д.А.  Социальные  функции  и  типология  музеев.  //  Музееведение.  Вопросы 
теории и методики. Сб. научн. тр. НИИ культуры, М., 1987.
3.  Никишин  Н.А.  «Язык  музея»  как  универсальная  моделирующая  система  музейной 
деятельности. // Музееведение. Проблемы культурной коммуникации в музейной деятельности. 
Сб.  научн.  тр.  НИИК.  М.,  1989.  4.  4.  4.  Шрайнер  К.  Предмет  исследования  музееведения  и 
происхождение дисциплины // Музееведение. Музеи мира. Сб. научн. тр. НИИК. М., 1991.
5. Странский З. Понимание музееведения. // Музееведение. Музеи мира. М., 1991.
6.  Дукельский  В.Ю.  Музейные  коллекции  и  предметный  мир  культуры.  //  Некоторые 
проблемы исследований современной культуры. М., 1987.
7. Делез Ж. Фуко М., 1998.

12
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
Dr. Philipp Meuser, 
Architect and Publisher,
Berlin, Germany
How to DesIGn A MuseuM BuIlDInG
ten ArcHItecturAl PArAMeters for MuseuM DIrectors 
AnD otHer 
DecIsIon MAkers
The origin of the museum as we know it today is said to lie in the collection and 
display of art. It is true that the building type of the art museum has not remained alone 
in the course of its 200-year history and has been supplemented by other exhibition 
houses, such as museums of research and technology (science museums), of local 
history  and  geography  (territorial  museums)  and  of  company  history  and  product 
placement (event  museums). Architects are always faced with the decision of whether 
to subordinate their design to exhibits or make the building itself an exhibited object. 
Particularly in the case of art museums, the latter decision has led to buildings being 
published in all architectural magazines and enjoying a high degree of recognition, 
although the museum building itself can only be made use of to a restricted extent 
owing to its overly formalistic or  overly artistic  architecture.
What therefore are the parameters for a good museum design? This issue is best 
addressed on a typological basis. The Italian architect and architectural theorist Aldo 
Rossi once said: “Each design involves a typological decision.” The following design 
parameters are thus intended to be taken as decision-making tools towards achieving 
a  good  architectural  design.  It  is  important  to  note  that  where  the  parameters  are 
concerned it is not  merely a question of architecture, but rather a question of typology. 
This sub discipline of architecture, which is almost forgotten nowadays,  addresses 
the system isa tion of built architecture, identifies common features and differences 
in identical construction projects and groups these into categories. Nevertheless, it 
would be presumptuous to regard a typology (the “arche type” of a building category) 
as a feasible construction plan. “The archetype may only be understood as the starting 
point  for  the  design”,  as  the  German  architect  and  architectural  theorist  Oswald 
Mathias Ungers once explained to his colleague Rossi. 
In the following, ten architectural design parameters are to be discussed which may 
be helpful to the commissioned museum director and the commissioned architect in 
developing a common understanding of the construction job and in defining the aims 
of the project. These are in no way to be construed as complete since each individual 
project has rules of its own. However, once all persons involved in the project have 
discussed the following aspects and made these “typological decisions”, an important 
milestone towards achieving a good museum has been reached.
1. Urban Planning or Landscape Context
2. Spatial Relationship between Exhibition Space and Non-exhibition Space

13
Музей XXI века. Стратегия развития
3. Access to Building and Distribution of Visitors
4. Guidance System for Visitors in the Exhibition
5. Spatial Flexibility of Exhibitions and Collections
6. Spatial Systems for Transferring Knowledge 
7. Arrangement of Exhibits
8. Creative Use of Light and Lighting
9. Physical Safety of the Building
10. Placing of Supervisory Personnel and Other Control Systems

14
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
Лорд Марк полтимор, 
Вице-президент сотбис-Европа,
Лондон, Великобритания
МЕжДунАРоДный АуКцИон sotHeBy’s: 
ЕГо успЕхИ В ЛонДонЕ И ЗА пРЕДЕЛАМИ сТРАны 
Что делает объект искусства ценным?
Мы являемся самыми большими и старейшими оценщиками искусства в мире. 
Действительно, мы определяем ценность всех объектов искусства в настоящее 
время на сотнях наших аукционов, проходящих каждый год. Oценивать объект 
искусства,  которое  является  столь  нерациональным  и  ненаучным  на  первый 
взгляд, - это наш род деятельности (наш бизнес). Как бы то ни было, мы сейчас 
будем вести речь об этой эзотерической науке?
Конечно,  общая  предпосылка  к  тому,  что  ценность  объекта  искусства 
привязана к бирже и ценным бумагам, зависит от места расположения рынка, 
который  предопределен  различными  факторами,  не  имеющими  никакого 
отношения к природе самого объекта.
Я  не  буду  говорить  об  этих  внешних  факторах,  об  экономических  и 
философских  вопросах.  Когда  Сотсбис  оценивает  объект  искусства,  наши 
эксперты принимают во внимание ряд критериев. Сегодня я хочу назвать 11 
критериев для иллюстрации и привести примеры их действия в реальности:
– идентификация
– происхождение
– историческая важность
– тема
– размер
– редкость
– качество
– в каком состоянии оно находится на данный момент
– реклама (насколько оно уже известно в литературе, рекламе или  по 
выставкам)
– новизна на рынке
– тенденции и направления в моде
1. Примеры: Картина Пабло Пикассо «Юноша с трубкой», (1905). Художнику 
было всего 24 года. Это розовый период его творчества. Продана за 104 млн. 
долларов США 5.05.2004 в Нью-Йорке, лот 7 - редкость
2.  Скульптура  девочки  (Паломы  –    младшей  дочери  художника),  1951. 
Продана за 1 млн. 82500 долларов США в Нью-Йорке 5.05.2009, лот 31
Размер – это любопытный и противоречивый фактор. Если в современном 
искусстве  в  настоящее  время  большие  картины  продаются  дороже,  чем 
маленькие, то при оценке старых мастеров  этот фактор меняется  полностью в 
обратном направлении.

15
Музей XXI века. Стратегия развития
3. Очень важный и редкий Fancy Vivid Blue Diamond Ring, 7,03 каратов в 
платиновой рамке, размер 51 (демонстрируется без платинового обрамления)
происхождение.
У подножия гор Магалисберг, в 50 км на северо-восток от Претории в Южной 
Африке,  находятся  Кулинан  прииски.  После  открытия  алмазных  приисков 
вдоль побережья реки Пинарс, молодой золотопромышленник из Йоганесбурга 
Томая Кулинан, купил ферму Эландсфонстейн, поверив, что на закате 20 в. этот 
участок  будет  источником  драгоценных  камней.  Когда  закончилась  Вторая 
Бурская война, он приступил к разработке приисков и создал лучший алмазный 
прииск, названный в его честь. В 2003 году прошло празднование 100-летнего 
юбилея  существования  этой  промышленности.  Очень  быстро  этот  прииск 
площадью в 32 гектара становится самым лучшим по месту нахожденияалмазов 
в Южной Африке. С течением времени прииск расширялся и уходил в глубь на 
полкилометра. Самые исключительные алмазы были найдены именно в прииске 
Кулинана,  нешлифованные  алмазы  весом  до  400  каратов.  Прииск  Кулинана 
становится самым известным в мире добытчиком голубых алмазов в мире.
открытие.
Голубой алмаз в 26,58 каратов был найден там в прошлом году. Его красота 
заключается  именно  в  исключительной  цветовой  гамме.  Для  знатоков  – 
коллекционеров  алмазов  –  это  редчайшая  находка,  уникальная  по  своей 
природе,  что  делает  ее  бесценной.  Алмазы  приобретают    различные  цвета, 
соответственно их месту разработки и приносят славу тем приискам.
4. украшение короны.
Прииски Кулинана получили признание в 1905 году, когда добыли первый во 
всем мире огромный нешлифованный алмаз весом в 3,106 каратов, достойный 
восхищения, неповторимый. Он также был непревзойден по весу и отличался 
чистотой и прозрачностью. Он стал известен как «Диамант Кулинана», и был 
самой  ценной  находкой  злотопромышленника,  если  верить  местным  газетам 
того времени. Этот алмаз был подарен королю Англии Эдварду VII через два 
года к его 66-летию как символ верности Транвальских жителей.
Король  поручил  известным  братьям  Ашер  в  Амстердаме  обрабатывать 
этот алмаз. Знатоки утверждают, что 11 алмазов и многие части этого алмаза 
были найдены позже в украшении королевской короны Англии – прекрасно 
обработанные,  в  наилучшей  форме,  чтобы  они  могли  светиться  наилучшим 
образом при попадании света на их грани.
Был продан в мае 2009 г. в Женеве за 10 млн. 498500 Швейцарских франков.
5.  Редкость.  Наручные  часы  Дайтона  Ролекс,  названные  в  честь  Пола 
Ньюмена.
Модные  наручные  часы  Ролекс,  названные  в  честь  Пола  Ньюмена,  были 
созданы в 1960-е годы. Сначала они были названы «Экзотический циферблат», но 
позже переименованы коллекционерами в честь актера, поскольку они увидели 
на руках у артиста эти часы на плакате, когда он рекламировал свой фильм в 
Италии. Эти часы имеют особенный хронограф, местами окрашенный. Они были 
выпущены в небольшом количестве и их трудно найти в настоящее время.
В  мае  2014  года  в  Женеве  мы  продали  один  из  этих  образцов,  который 
назывался  «Панда»  за  исключительное  сочетание  белого  с  черным.  Он  был 
предъявлен нам его владельцем в оригинальной упаковке с документами, что 

16
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
тоже  является  большой  редкостью.  Он  был  продан  за  359000  Швейцарских 
франков, включая комиссионные.
Хотя стандартные часы без упаковки и документов были бы проданы только 
за 60-800000 франков. В 2001 году мы продавали подобные часы за 25-35000 
франков.
В целом эти часы ценятся очень высоко на рынке, чем какие-либо другие.
Вкус и требование моды.
С приходом нового тысячелетия мы замечаем и смену вкусов. Люди больше не 
интерсуются пастельными тонами импрессионистов или сентиментальностью 
викторианских  художников.  Мир  ищет  другое  –  совсем  новое,  менее 
соответствующее  понятию  исскуства.  Это  называется  в  определении  Леже 
(автор трактата) приятное – враг прекрасному.
Искусство может шокировать, породить чувство ненависти, провоцировать,  
и в то же время быть умным и спокойным.
6. Жанг Ксиогангю. Большая семья (Серия «Кровные связи»)
Продана 9 апредя 2008 г. за 42 млн. долларов Гонконга ( 6 млн. долларов США)
Перепродана в 2014 г. за 12 млн. долларов США.
В  1985  г.  художник  присоединился  к  движению  Новой  Волны  в  Китае, 
которая  показала  философский,  артистический  и  интелектуальный  взрый 
Китайской культуры. Серия «Кровные связи» – это стилизованные портреты 
китайцев, сделаные в неподвижной позе. Они напоминают семейные портреты 
1950-60-х годов в Китае.
7. Казимир Малевич. 
Супрематическая композиция (Синий прямоугольник над лиловым цветом)
Продан 3 ноября 2008 г. в Нью-Йорке более, чем за 60 млн. долларов США 
за редкость
8. Казимир Малевич. Автопортрет. 1909-1910 г. 25,1 см в диаметре
Продан в Лондоне 3 февраля 2015 г.  за 5 млн. 749 000 английских фунтов.
Автопортрет  –  один  из  трех  версий,  которые  Малевич  создал  в  1908-1910 
годах,  чтобы  показать  глубину  использования  новых  красок,  созданных  им 
самим в то время.
Это  страсть  к  новым  краскам  появилась  под  влиянием  картин,  которые 
Малевич  увидел  в  доме  известных  коллеционеров  Сергея  Щукина  и  Ивана 
Морозова, а также в 1908 году в салоне «Золотой Клубок», где впервые в России 
были выставлены французские импрессионисты.
Первый  владелец  картины  Гергий  Костакис,  был  одним  из  первых 
коллекционеров  русского  авангарда.  Он  начал  покупать  картины  для  своей 
коллекции в 1946 году, когда увидел картину Ольги Розановой  и был очарован 
ее яркими красками.
9. Мохамад Эхсай. Афаринеш (Творчество)
Продана в Дохе 18 марта 2009 г. за 362500 долларов США
10. Эдвард Мунк. Крик души, 1895
Продан в Нью-Йорке 2 мая 2012 года за 120 млн. долларов США
примечание: текст переведен и представлен доктором Рахимой 
Абдувалиевой

17
Музей XXI века. Стратегия развития
сапанжа ольга сергеевна,
доктор культурологии,
профессор РГпу им. А.И. Герцена,
санкт-петербург, Россия
РоссИйсКАЯ МуЗЕоЛоГИЯ В ххІ ВЕКЕ: 
осноВныЕ ВЕКТоРы осМысЛЕнИЯ МуЗЕЯ
И пЕРспЕКТИВы РАЗВИТИЯ нАуКИ
Современная ситуация научного дискурса в области музеологии определяется 
комплексом социокультурных обстоятельств, диктуемых тенденциями развития 
музейного  пространства,  и  общими  закономерностями  эволюции  научного 
знания, связанными с его одновременной интеграцией и дифференциацией. 
Для  того,  чтобы  понять,  какой  багаж  накоплен  российской  музеологией  к 
началу XXI века, необходимо очертить круг проблем в поле историографического 
исследования, который достаточно широк, так как в этот раздел входит освещение 
основных  закономерностей  формирования  и  развития  научных  знаний  по 
истории,  теории  и  практике  музейного  дела  [1].  Пятивековой  путь  развития 
музея как социокультурного института, еще более длительная «предыстория» 
феномена  музея,  триумфальное  шествие  музея  по  всем  континентам  в  XX 
столетии  и  новые  стратегии  в  XXI  веке,  определили  появление  большого 
числа  работ,  анализирующих  различные  стороны  феномена  музея.  Заострим 
внимание на тех из них, которые касаются, собственно, проблем теории науки.
Особенно  интенсивно  музейная  наука  развивается  последние  тридцать  лет. 
В  этот  период  было  опубликовано  значительное  количество  научных  статей, 
монографий  и  учебных  пособий,  предлагающих  осмысление  тех  или  иных 
аспектов  исторического,  теоретического  или  практического  музееведения. 
Между  тем  историографических  работ  по  музееведению  написано  крайне 
мало.  Среди  наиболее  значительных  публикаций  можно  назвать  раздел 
«Источниковедение  и  историография  истории  музейного  дела»  в  монографии 
В.П.Грицкевича «История музейного дела до конца XVIII века» [2], исторические 
очерки  Л.М.Шляхтиной  и  Е.Н.Мастеницы  «Музейно-педагогическая  мысль 
в  России»  [3],  отдельные  публикации  Н.А.Томилова  [4],  О.В.Беззубовой  [5], 
С.В.Пшеничной
 
[6], Т.В.Галкиной
 
[7]. Стоит отметить, что каждая из названных 
публикаций  посвящена  отдельному  аспекту  историографии  музееведения 
(истории  музейного  дела  в  монографии  В.П.Грицкевича,  теории  в  работах 
О.В.Беззубовой,  С.В.Пшеничной  или  направлению  научно-практической 
деятельности в исследованиях Е.Н.Мастницы, Л.М.Шляхтиной, Т.В.Галкиной), 
в  связи  с  чем  задача  развития  историографии  научного  осмысления  музея 
становится  достаточно  актуальной.  Последним  исследованием,  освещающим 
проблемы  историографии,  можно  назвать  коллективную  работу  М.Е.Каулен, 
А.А.Сундиевой и Э.А.Шулеповой «Музееведческая мысль в России XVIII-XX 

18
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
веков», в которой представлены выдержки из наиболее крупных произведений 
отечественной музееведческой мысли указанного периода с комментариями
 
[8].
Несмотря на то, что, начиная с XVII века, музей стал предметом рефлексии, 
формирование научного знания происходит на рубеже XIX-XX вв. Начало XX 
века связано с попытками исследовать феномен музея, определить философию 
музея,  т.е.  выделить  существенные  черты  социального  института,  ставшего 
«культурной нормой»
 
[9], определить его глобальную, универсальную функцию. 
Среди  наиболее  значительных  концепций,  появившихся  в  первой  половине 
XX  столетия,  стоит  отметить  проект  музея  в  «Философии  общего  дела» 
Н.Ф.Федорова
 
[10] и идею Всемирного дворца Поля Отле [11].На закате первой 
половины XX столетия мыслители ощущают скорые трансформации музейного 
пространства  и  предчувствием  «растворения»  музея  в  социокультурном 
пространстве  и  одновременно  его  развития  можно  назвать  концепцию 
воображаемого музея А.Мальро
 
[12]. Можно утверждать, что первые попытки 
формирования  новой  научной  дисциплины,  изучающей  феномен  музея, 
ставший  социально  значимым,  относятся  к  первой  половине  XX  столетия. 
В  то  же  время,  в  указанный  период  происходит  включение  размышлений  о 
музее в философский дискурс, связанный с попытками определить смысл его 
существования.
Вторая половина XX века меньше внимания уделяет вопросам философии 
музея,  она,  скорее,  ознаменована  дальнейшим  углублением  в  изучении 
частных фрагментов музейной деятельности и укреплением музееведения как 
самостоятельной  научной  дисциплины
 
[13].  Это  этап  наиболее  интенсивной 
разработки частных теоретических и практических проблем музейного дела и 
начальный период системного осмысления музея как феномена культуры. 
Можно согласиться с концепцией «двух музейных революций» Питера ван 
Менша.  Два  решающих  переломных  этапа  в  осмыслении  феномена  музея 
приходятся  на  эти  революции.  Первая  «революция»  на  рубеже  XIX-XX  вв. 
знаменовала утверждение музея в общественном сознании, вторая «музейная 
революция» (в 1960-х гг.) утвердила музеологию как науку и академическую, 
университетскую  дисциплину
 
[14].  Среди  основных  предпосылок, 
определивших повышение внимания к вопросам музейной теории и практики, 
называют  интенсивное  (количественное  и  качественное)  развитие  музейных 
институтов, включение в «музейное строительство» всех континентов земного 
шара, повышение интереса к музею со стороны зрителя, расширение музейных 
технологий. Стоит подчеркнуть, что каждая из этих предпосылок не является 
исключительно тенденцией развития музейного пространства, а отражает общие 
тенденции развития культуры во второй половине XX века. В области музейно-
теоретических  исследований  решающим  явилось  признание  музееведения 
наукой со стороны ИКОМа – Международного совета музеев. 
В этот же период были заложены основы системного подхода в осмыслении 
феномена музея на основе постижения его феноменологии. Музей анализируется 
как общественный феномен, социально-эстетический феномен, и, наконец, как 
феномен культуры. Концепция системного рассмотрения музея как культурной 
формы была впервые заявлена в работе М.С.Кагана в середине 1990-х гг
 
[15], ее 
развитие приходится на новое столетие.

19
Музей XXI века. Стратегия развития
Начало  XXI  века  можно  назвать  триумфальным  для  теории  музееведения 
и  практики  музейной  работы.  Возрождение  в  1990-х  гг.  специальностей 
«музейное  дело»  и  «музеология»  в  ВУЗах,  ежегодные  конференции  по 
проблемам  музеологии  (музееведения),  значительное  количество  учебных 
пособий
 
[16] и монографий – лишь некоторые приметы повышенного внимания 
профессионалов к молодой науке и ее общественного признания. Ежегодные 
конференции проводят ведущие кафедры страны, осуществляющие подготовку 
музейных специалистов: кафедра музейного дела СПбГУ, кафедра музеологии 
СПбГУ, кафедра музееведения и экскурсоведения СПбГУКИ (ныне – кафедра 
музеологии и культурного наследия), кафедра музеологии РГГУ и т.д. 
В то же время, наряду с расширением палитры музеологических исследований, 
на рубеже XX-XXI вв. наметилась тенденция к усилению системных исследований 
музея как феномена культуры. Именно это направление стоит признать наиболее 
важным, так как именно системное изучение музея определило необходимость 
расширения предмета исследования науки. К основным исследованиям в этой 
области  необходимо  отнести  работы  Л.М.Шляхтиной  [17],  С.И.Сотниковой 
[18], Т.Ю.Юреневой [19], Е.Н.Мастеницы [20], М.Е.Каулен [21], А.А.Сундиевой
 
[22]. 
Развитием  идеи  М.С.Кагана  о  музее  как  культурной  форме  (высказанной 
в  середине  1990-х  гг.)  явилось  исследование  Т.П.Калугиной,  в  котором 
представлен  анализ  генезиса  культурной  формы  «музей»,  ее  содержание, 
а  также  изучено  место  художественного  музея  в  современной  культуре
 
[23]. 
Второй линией развития идеи М.С.Кагана стало изучение музея как системы 
– ряд исследований последнего десятилетия предлагают рассматривать музей 
как  информационную
 
[24],  социокультурную,  научно-образовательную
 
[25], 
коммуникативную
 
[26] систему.
Попытки  целостного  исследования  феномена  музея  (а  не  его  частных 
фрагментов)  можно,  с  одной  стороны,  связать  с  процессами  развития 
музеологии как науки, а, с другой, объяснить желанием определить место музея 
в системе культуры, определить точки соприкосновения музея и современной 
культуры, выявить его специфические черты в сравнении с иными значимыми 
институтами. 
И все же, несмотря на очевидные успехи, положение музеологии в пространстве 
современного научного дискурса довольно двусмысленно. С одной стороны, ее 
статус несомненен и музеология утверждает свои позиции как наука со своим 
объектом,  предметом  и  методологией  исследования  (основным  показателем 
этого может служить единодушие по вопросам объекта, предмета и структуры 
науки,  демонстрируемое  в  учебных  пособиях  по  музеологии,  музееведению, 
музейному  делу,  основанное  на  концепциях  восточноевропейской  школы 
музеологии). С другой стороны, музеологию по-прежнему называют «молодой 
наукой», а исследования, которые позволили бы со всей очевидностью понять где 
же проходят границы музеологии не столь авторитетны. За пределами разделов 
из  вузовских  учебников  обнаруживается  пространство  неисследованных 
проблем и нераскрытых формулировок. Монографий по отдельным проблемам 
музеологии практически нет, что позволяет усомниться в наличии специальной 
методологии музеологии, а, следовательно, и самой науки как таковой. 

20
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
Подобный  дуализм  не  является  проблемой  исключительно  российской 
музеологии:  о  тех  же  проблемах  пишет  Петер  ван  Менша  в  работе  «К 
методологии музеологии»
 
[27]. Переводов работ европейских и американских 
музеологов  в  России  явно  недостаточно:  до  сих  пор  научным  откровением 
является книга Кеннета Хадсона, переведенная в 2001 году
 
[28]. Написанная 
в  1987  году,  более  чем  за  десять  лет  до  перевода  на  русский  язык,  в  глазах 
российских музеологов она не потеряла своей актуальности, несмотря на то, что 
сам Хадсон не был сторонником чрезмерного теоретизирования, предпочитая 
исследовать актуальный музейный материал. 
Взгляд  на  музейный  предмет  Петера  ван  Менша,  предлагаемый  сегодня 
самому  широкому  музейному  профессиональному  сообществу,  в  высшей 
степени свеж и позволяет прояснить многие «темные» пятна науки. Именно 
анализ этой работы позволяет перейти от проблемы итогов (представленных 
в  первой  части  статьи)  к  проблеме  стратегического  форсайта  музеологии 
и  перспектив  ее  развития.  Ощущения,  что  работа  П.  ван  Менша  написана 
двадцать пять лет назад (в 1991 году) не складывается, и это позволяет сделать 
неутешительные выводы о состоянии современной российской музеологии. Но 
справедливости ради стоит все же отметить, что утверждение об оторванности 
от актуального мэйнстрима, будет не совсем верным. Доказательством может 
служить  своевременный  перевод  книги  К.  Бишоп  «Радикальная  музеология 
или Так уж «современны» музеи современного искусства?»
 
[29]. Кроме того, 
англоязычные  работы  сегодня  вполне  доступны.  Однако,  своевременный 
перевод актуального музеологического эссе, скорее, исключение, чем правило. 
Чаще концепции и идеи приходят к нам с опозданием на десятилетия. Например, 
специальный выпуск журнала «Искусство» за 2012 год, посвященный проблеме 
места  и  новых  стратегий  развития  художественных  музеев,  открывался 
статьей  американского  критика  и  куратора  Дугласа  Кримпа,  написанной 
в  1980  году  и  раскрывающей  место  музея  в  пространстве  постмодернизма 
в  движении  от  «мечты  Мальро»  к  «шутке  Раушенберга»[30].  Эта  статья, 
ставшая  классической,  пришла  к  широкому  российскому  читателю  спустя 
тридцать лет. То же касается статьи Андреаса Гюссейна о роли и статусе музея, 
вернувшего себе в век постмодернизма положение традиционной культурной 
власти
 
[31]. Сказанное не означает, однако, что подобные переводы позволяют 
лишь  познакомиться  с  зарубежной  музеологической  мыслью  прошедших 
десятилетий  и  представляют  историографический  интерес.  Напротив, 
при  стремительном  развитии  реального  музейного  сектора,  некоторые 
теоретические  положения  вполне  актуальны  и  своевременны.  Особенно  это 
касается уровня метамузеологических построений: все же в названных работах 
точкой отсчета, поводом для размышлений являются конкретные музеи и их 
место в культуре рубежа веков (в системе посмодернизма в работе Д.Крима 
или  позднего  капитализма  в  работе  Розалинды  Краус  «Культурная  логика 
музея  эпохи  позднего  капитализма»,  написанной  в  1990  году,  ссылкой  на 
которую  открывается  работа  Клэр  Бишоп).  Р.  Краус  опирается  на  примеры 
двух музеев: Музея современного искусства Парижа и Массачусетского музея 
современного искусства. К. Бишоп для анализа радикальных моделей музеев 
выбирает музей Ван Аббе в Эйндховене, музей королевы Софии в Мадриде 

21
Музей XXI века. Стратегия развития
и музей современного искусства в Любляне [32]. Понятно, что речь идет об 
анализе  тенденций,  сложившихся  в  пространстве  опыта  осмысления  роли 
и  функций  музеев  современного  искусства  и/или  художественных  музеев. 
Подобный индуктивный подход, позволяющий на основе анализа конкретных 
художественных  институций,  выстроить  логику  развития  музейной  системы 
в  целом  вполне  убедителен,  но  лишь  при  анализе  институций  подобного 
профиля. Работ, предлагающих уровень системного обобщения, по-прежнему 
недостаточно,  хотя  именно  разработка  научных  теорий  является  признаком 
зрелости науки. К числу именно таких работ принадлежит диссертация Питера 
ван Менша.
Показательно,  что  исходные  проблемы,  побудившие  Питера  ван  Менша 
взяться  за  исследование  методологии  музеологии  на  рубеже  1980-1990-х 
годов, мало чем отличаются от тех проблем, которые являются нерешенными 
для современной российской музеологии. Во введении к исследованию автор 
указывает  на  «концептуальный  и  терминологический  хаос»,  существующий 
даже  не  в  музеологии,  а  шире  –  в  «музейной  профессии»
 
[33].  Среди 
признаков  этого  хаоса,  он  называет  следующие:  отсутствие  учебников  по 
теории  музеологии,  поверхностный  характер  изложения  ключевых  проблем, 
зафиксированных лишь в самом общем виде в учебниках по проблеме музеев, 
музейного дела, музеологии и, наконец, цикличность в обсуждении ключевых 
проблем науки, при которой каждые десять-двадцать лет начинается очередной 
виток  обсуждения  тех  же  проблем.  Даже  краткого  знакомства  с  перечнем 
проблем  1990  года  достаточно,  чтобы  констатировать:  этот  же  перечень 
актуален  для  российской  музеологии  2015  года.  Налицо  очередной  цикл 
обсуждения  тех  же  вопросов.  Подобную  цикличность  можно  обнаружить, 
например, и в исследовании проблем образовательных функций музея. Питер 
ван Менш отмечает, что в 1970-е годы Юрген Ромедер, рассматривая музей 
как образовательный институт, предлагает в качестве точки отсчета и системы 
координат избрать науку о коммуникации
 
[34]. Этот «типичный для развития 
музеологии этап» (по мнению ван Менша), в российской музеологии пришелся 
на конец 1990-х – 2000-е годы, когда появилась серия работ по теории и практике 
музейной коммуникации, произошел своеобразный «коммуникационный бум 
российского  музееведения»,  отличительным  этапом  которого  стал  интерес 
к  культурологии  и  попытки  построить  модель  музейной  коммуникации, 
выходящей за пределы экспозиционной или образовательной деятельности. 
Итак,  очевидным  является  развитие  музеологии  по  «методологической 
спирали». В который раз в стремлении «ухватить» нерв науки, ученые обращаются 
к  индуктивной  логике  исследования  конкретных  музеев,  стремясь  увидеть  в 
них  скрытый  код  общей  логики  музеальности/музейности  в  исторической  и 
общественной взаимосвязи. В современной ситуации остро ощущается нехватка 
работ, предлагающих дедуктивные модели музейного пространства и шире – 
пространства  освоения  музейности,  в  целом,  работ,  предлагающих  развитие 
этого  термина  в  пространстве  музеологического  дискурса.  Закрепившись 
раз  и  навсегда,  он  «забуксовал»,  остановился  на  уровне  методологической 
констатации,  не  получил  дальнейшего  серьезного  осмысления.  Основным 
источником знаний о музеологии для широкого круга советских специалистов 

22
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
стал сборник обзорной информации «Общетеоретические вопросы музееведения 
в  научной  литературе  социалистических  стран»  Подготовленный  НИО 
Информкультура и выпущенный в 1984 году на основе работ, представленных 
в  Государственной  библиотеке  СССР  имени  В.И.  Ленина,  и  охватывающих 
период  с  1960-х  до  начала  1983  года
 
[35].  Положения,  сформулированные  в 
этом сборнике, до сих пор являются основой, краеугольным камнем российской 
музеологии.
Знакомство  со  сборником  «Общетеоретические  вопросы  музееведения  в 
научной  литературе  социалистических  стран»  убеждает,  что  круг  проблем, 
обозначенных  Питером  ван  Меншем,  как  никогда  актуален:  представленная 
квинтэссенция взглядов на предмет, метод, структуру, язык науки и ее отношения 
с  другими  научными  дисциплинами  кажется  вполне  свежей  и  требующей 
отдельных научных исследований по каждому из обозначенных вопросов. Тем 
не менее, высокая дедукция в работах по музеологии на протяжении двадцати 
лет «сбивается» или в историографические комментарии, или в практическое 
описание реального опыта, или в «открытие» концепций, сформулированных 
за рубежом, но недостаточно распространенных в научной среде, что приводит, 
по мнению В. Ананьева, к тому, что российские музеологи зачастую изобретают 
«велосипед,  на  котором  зарубежные  коллеги  давно  уже  ездят»  [36].  Именно 
стремление  продемонстрировать  устройство  этого  велосипеда  побудило  В. 
Ананьева  к  написанию  пособия  по  истории  зарубежной  музеологии
 
[37], 
позволяющего «доказать» ее существование и переводу оригинальных работ, в 
том числе диссертации Питера ван Менша.
Было бы, однако, неверным говорить о бесперспективности теоретических 
построений  в  области  метамузеологии.  Напротив,  современная  ситуация 
видится  благоприятной  для  того,  чтобы  преобразовать  тактические  итоги 
в  стратегический  форсайт.  Такой  прорыв,  как  представляется,  будет  связан 
с  фиксацией  границ  науки  и  созданием  условий  для  тщательной  разработки 
каждого  ее  компонента,  которая  и  обеспечит  выход  за  пределы  очередного 
«методологического витка».
Еще раз отметим, что проблема, со всей очевидностью ставшая перед российским 
музеологическим сообществом сегодня, осмыслялась как важнейшая в среде 
европейских  ученых  почти  тридцать  лет  назад.  К  предисловию  к  русскому 
переводу книги Петера ван Менша, Франсуа Мерес вспоминает, что ван Менщ 
в 1980-е годы был одним из немногих, кто думал о музеологии как о научной 
дисциплине.  Самого  Мереса  в  тот  период  «обескураживали  концептуальные 
рамки  этой  дисциплины,  которая,  хотя  и  называлась  «прикладной  наукой», 
на  деле  оказывалась  скорее  собранием  отдельных  комментариев  по  истории 
музеев, связанных с ними исследований и их отношениями с публикой» [38]. 
Предложенная ван Меншем музеологическая методология, в центре которой 
находится  предмет  полемизирует  с  разработанной  З.  Странским  концепцией 
музейности, что и создает нерв напряжения и научного дискурса о границах 
науки  и,  во  всяком  случае,  позволяет  уйти  от  понимания  музеологии  как 
музейного дела. Само музейное дело – это широкая сфера, включающая как 
практическую деятельность по сохранению и презентации памятников истории 
и  культуры  в  музеях  и  учреждениях  музейного  типа,  так  и  круг  научных 

23
Музей XXI века. Стратегия развития
исследований, помогающих осуществлять эту деятельность. При этом музейное 
дело – это не музеология и не исследования по истории музейных коллекций и 
особенностям их атрибуции.
Петер  ван  Менш  приводит  палитру  концепций  и  взглядов  на  структуру 
музеологии: от европейских до японских. При этом, проблема остается открытой 
и допускает новый взгляд на возможность членения музеологического дискурса. 
Может  ли  современная  музеология  предложить  оригинальные  идеи?  Стоит 
предположить, ответ кроется в наличии серьезных работ по методологии науки, 
позволяющих  составить  представления  о  иерархии  и  внутренней  структуре 
научного знания. Это уже не тактическая, а стратегическая задача – важный 
музеологический  форсайт.  Ван  Менш  предлагает  обратиться  к  методологии, 
но,  если  взгляд  на  методологию,  предложенный  в  1991  году,  не  обновится 
спустя двадцать лет, о развитии науки говорить невозможно.
Поиск  оригинальной  методологии  предполагает,  что  границы  науки  четко 
определены.  С  одной  стороны,  сама  идея  систематизации  и  приведения  в 
иерархический  порядок  многообразных  исследований  по  околомузейной 
проблематике может показаться надуманной. С другой – именно эта операция 
является  необходимой  для  определения  границ  науки  и  областей  научных, 
научно-практических  и  технологический  исследований  во  избежание 
путаницы.  Отправной  точкой  в  рассуждениях  о  структуре  исследований  в 
области  музейного  дела  и  музеев  вообще  может  стать  концепция  иерархии 
уровня решения проблем науки различной степени сложности и широты охвата 
изучаемого  материала.  Первое  направление  –  это  поиск  концептуальных 
основ  (прежде  всего,  теоретических,  на  которые  впоследствии  опираются 
практические  исследования  как  на  методологическую  базу  науки). 
Второе  охватывает  богатейший  спектр  исторических,  социологических, 
педагогических,  искусствоведческих  исследований  по  «музейной  тематике», 
третье направление составляют технологии музейной работы, т.е. фактически 
уровень процедур, определяющих приемы музейной работы. 
Приведенная  структура  позволяет  сформулировать  ключевые  дефиниции, 
определяющие  пограничные  территории  и  пространство  научного  дискурса. 
Исходя из рассмотренной логики иерархии научного знания, можно выделить три 
уровня исследований в проблемном поле познания феномена музея, музейности 
и  особенностей  музейного  дела:  концептуальный  уровень,  синтетический 
уровень  и  технологический  уровень.  Каждому  уровню  соответствует  раздел 
научного знания. Музейное дело представляет собой технологический уровень 
как  совокупность  технологий  (музейно-педагогических,  технологий  фондовой 
работы  и  т.д.),  обеспечивающих  функционирование  музейных  институтов  и 
способствующих решению конкретных задач комплектования, учета, хранения 
фондов,  экспонирования,  образования  и  рекреации.  Музееведение,  в  свою 
очередь,  можно  рассматривать  как  культуроведческую  науку,  позволяющую 
суммировать многообразные знания по различным аспектам истории, теории и 
практики музейного дела. Это исследования синтетического характера, в полном 
смысле  ориентированные  на  междисциплинарный  подход.  Соответственно, 
поиск оригинальной методологии в этом случае вряд ли будет продуктивным – 
междициплинарные исследования допускают обращение к спектру гуманитарных, 

24
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
естественных и точных наук (исторических при осуществлении исследований по 
истории музейного дела или историографических исследований, педагогических 
в  области  музейной  педагогики,  технических  в  исследованиях  в  области 
музейной  реставрации  и  т.д.).  Пограничное  положение  между  музееведением 
и  музейным  делом  занимает  музеография.  Сам  термин  «музеография»  имеет 
разночтения  в  европейской  и  российской  научных  традициях.  В  зарубежной 
традиции наряду с музеологией, выделяют музеографию, под которой понимают 
музейную  практику.  В  российской  традиции  под  музеографией  понимают 
отрасль музееведения, задачи которой состоят в описании музеев, их экспозиций 
и коллекций. Таким образом, термин «музеография», появившийся в XVIII веке и 
обозначавший буквально «описание музеев», в отечественной традиции получил 
значение совокупности работ, посвященных музею. 
Музеология же представляет собой концептуальный уровень исследований - 
теоретических исследований, итогом которых должно стать создание и развитие 
научных теорий музея и музейности, поиск и «расшифровка» фундаментальных 
положений науки. 
Изложенное авторское понимание структуры «музейного знания» (которое 
на данный момент является концепцией, требующей обсуждений и уточнений) 
позволяет системно взглянуть и на проблему поиска методологии, достигнуть 
консенсуса в вопросе о возможности использования спектра методов смежных 
наук.  В  задачи  музейного  дела  входит  не  конструирование  оригинальной 
методологии, а решение проблем технологии выявления, хранения, презентации 
и  актуализации  историко-культурного  наследия.  Поиск  же  оригинальной 
методологии  и  ее  обоснование  становится  основной  задачей  музеологии,  ее 
стратегическим форсайтом.  
Футурологические прогнозы в музеологии не слишком популярны: кажется, 
что  у  авторов  нет  уверенности,  что  завтра  позиции  музеологии  заметно 
укрепятся,  а  значит,  любые  рассуждения  о  будущем  науки  могут  оказаться 
несостоятельными.  Завершая  предисловие  к  переводу  книги  Франсуа  Мерес 
отмечает: «я никогда не стану примерять на себя роль футуролога и предсказывать 
возможное будущее музеологии»
 
[39]. И, тем не менее, предлагает три возможных 
сценария: исчезновение музеологии, продолжение ее существования в весьма 
ограниченных  масштабах  и  распространение  собственной  логики  на  область 
музейных  исследований,  что,  безусловно  связано  с  решением  теоретической 
проблемы определения границ науки, областей музейного и музеологического 
научного  поиска,  с  пристальным  исследованием  категориального  аппарата 
и  расширения  границ  науки  от  музея  к  музейности,  определением  областей 
научного поиска, имеющих междисциплинарный характер и обращающихся к 
методологии и результатам музеологии при исследовании частных проблем. 
Комплекс  названных  проблем  составляют  «стратегический  форсайт» 
и  формируют  актуальную  повестку  музеологических  исследований  в 
пространстве современного научного дискурса.
список литературы:
1.  Л.М.Шляхтина  выделяет  в  структуре  науки  музееведение  генетический  элемент, 
включающий  историю  и  историографию.  Историография  раскрывает  проблемы  освещения 
особенностей  музейного  дела  в  различные  исторические  периоды  в  научной  литературе 

25
Музей XXI века. Стратегия развития
(Шляхтина  Л.М.  Основы  музейного  дела.-  СПб.,  2000.-  с.7).  В.П.  Грицкевич  полагает, 
что  историография  музейного  дела  сопредельна  со  смежными  и  близкими  ей  разделами 
историографии:  историографией  истории  общественной  мысли,  историографией  истории 
культуры,  историографией  тех  отраслей  культуры,  которые  освещаются  в  музеях 
соответствующего  профиля,  а  также  с  библиографией,  информатикой,  источниковедением 
(Грицкевич В.П. История музейного дела до конца XVIII века.- СПб.: СПбГУКИ, 2004.- с.42).
2.  Грицкевич  В.П.  История  музейного  дела  до  конца  XVIII  века.-  2-е  изд.,  испр.  и  доп.- 
СПб.:  СПбГУКИ,  2004.  Несмотря  на  то,  что  в  данной  работе  хронологические  рамки 
исследования  поэтапного  процесса  развития  музейного  дела  ограничены  XVIII  столетием, 
обзор  историографии  истории  музейного  дела  представлен  полностью.  История  музейного 
дела Нового времени освещается в другой монографии: Грицкевич В.П. История музейного 
дела  конца  XVIII-  начала  XX  вв.-  СПб.:  СПбГУКИ,  2007.  В  2009  году  вышла  третья  часть 
монографии: Грицкевич В.П. История музейного дела в новейший период (1918-2000).- СПб.: 
СПбГУКИ, 2009.
3. Шляхтина Л.М. Мастеница Е.Н. Музейно-педагогическая мысль в России. Исторические 
очерки.- СПб., 2006.
4.  Томилов  Н.А.  Музееведение.  Его  периодизация  и  основные  понятия//  Известия 
Омского государственного историко-краеведческого музея.- Омск, 1998.- №6; Томилов Н.А. 
Музеологические издания в Сибири: состояние и перспективы// Музей и город – 2001.- Северск, 
2001; Томилов Н.А. Музееведение как научная дисциплина// Тальцы.- №3(22).- 2004.
5.  См.,  напр.:  Беззубова  О.В.  Некоторые  аспекты  теоретического  осмысления  музея  как 
феномена культуры// Триумф музея?.- СПб., 2005.- с.6-27. 
6. Пшеничная С.В. Концептуальная модель музея в современной отечественной музеологии// 
Музеи России: поиски, исследования, опыт работы. Сборник научных трудов-№9.- 2007. 
7. Галкина Т.В. Историографический обзор российской музейно-педагогической литературы 
(1990-2010)//  Вестник  Томского  государственного  педагогического  университета.-  Выпуск 
№9.- 2010.- с.109-113. 
8. Музееведческая мысль в России XVIII-XX веков/ Под ред. Э.А.Шулеповой.- М.: Этерна, 2010.
9. А.А.Сундиева полагает, что в период 1890-1920-х гг. музей приобретает статус культурной 
нормы, становится социальным стандартом (Сундиева А.А. Культурная форма как категория 
истории музейного дела// Триумф музея?.- СПб.: Осипов, 2005.- с.10).
10.  Федоров  Н.Ф.  Музей,  его  смысл  и  назначение//  Собрание  сочинений.  В  4-х  тт.  Т.2.- 
М., 1995. Впервые «Философия общего дела» увидела свет в 1906 году (1 том), второй том 
сочинений был опубликован в 1913 году.
11.  Отле  П.  Библиотека,  библиография,  документация.  Избранные  труды  пионера 
информатики.- М., 2004.
12. Мальро А. Воображаемый музей.- М., 2005.
13.  Грегорова  А.  К  основным  проблемам  музееведения//  Музееведение.  Музеи  мира.  Сб. 
научных трудов НИИ культуры- М., 1991.- с.33.
14. Mensch Peter, van.  Towards a methodology of museology. PhD thesis, University of Zagreb, 
1992  (перевод:  Менш  Петер  ван  К  методологии  музеологии  (перевод  с  английского  В.Г. 
Ананьева)// Вопросы музеологии.- № 1 (9).- 2014).
15. Каган М.С. Музей в системе культуры// Вопросы искусствознания.- №4.- 1994.
16. К основным учебным пособиям по музееведению (музеологии), появившимся в начале 
XXI  века  стоит  отнести  следующие:  Музейное  дело  России/  Под  ред.  Каулен  М.Е..-  М.: 
Издательство  «ВК»,  2003;  2-е  изд.,  2006.  Основы  музееведения/  Отв.  ред.  Э.А.  Шулепова.- 
М.:  Едиториал  УРСС,  2005;  Сотникова  С.И.  Музеология:  Пособие  для  вузов.-  М.:  Дрофа, 
2004; Тельчаров А.Д. Основы музейного дела. Введение в специальность. Курс лекций.- М.: 
Омега-Л, 2005; Шляхтина Л.М. Основы музейного дела. Теория и практика. Учебное пособие. 
- М.: Высшая школа, 2005; Юренева Т.Ю. Музееведение. Учебник для высшей школы.- М.: 
Академический проект, 2003, 2-е изд., 2007.

26
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
17.  Шляхтина  Л.М.  Музей  в  современном  мире.  Новые  подходы  к  музейной  работе// 
Музей в современной культуре: сборник научных трудов – СПб.: СПбГАК, 1997; Шляхтина 
Л.М. Гуманистические основы музеологии//  Музеология как основа единства и культурного 
разнообразия  :  тезисы  докладов  XXV  международного  симпозиума  совета  музеев  (ICOM) 
ЮНЕСКО, международного комитета по музеологии (ICOFOM). Белокуриха – Барнаул, 9-14 
сентября 2003 г. – Барнаул, 2003; Шлятина Л.М. Основы музейного дела.- М.: Высшая школа, 
2005.
18. Сотникова С.И. Музеология. М.: Дрофа, 2004.
19. Юренева Т.Ю. Музееведение.- М.: Академический проект, 2005.
20.  Мастеница    Е.Н.  Музейная  среда  в  формировании  человека  культуры//  Эстетическое 
развитие  ребенка  в  музейной  среде  и  современные  образовательные  технологии  :  краткое 
содержание  докладов.  –  СПб.:  Изд-во  Государственного  Эрмитажа,  2000;  Мастеница  Е.Н. 
Культурологические основания музееведческих исследований// Науки о культуре: шаг в XXI 
век : сборник материалов ежегодной конференции – семинара молодых ученых. –  М.: Изд - 
во   Российского  института  культурологии, 2003; Мастеница Е.Н. Интердисциплинарность 
музееведения    и  ее  отражение  в  концепции  музееведческого  образования//  Музейное 
образование.  История  и  современные  концепции:  материалы  Всероссийской    научно-
практической конференции. 8-18 апреля 2002 года. – СПб.,  2004.
21. Каулен М.Е. Роль музея в сохранении и актуализации нематериальных форм наследия// 
Культура памяти: Сборник научных трудов.- М., 2003.
22. Музейное дело России.- М., 2003.
23. Калугина Т.П.  Художественный музей как феномен культуры.- СПб.: Петрополис, 2001.
24.  Пшеничная  С.В.  Музей  как  информационно-коммуникативная  система.  Автореферат 
диссертации…кандидата культурологии.- СПб., 2000.
25. Степанова Е.Ю. Музей как научно-образовательная система// Музейный просвет.- СПб., 
2009.
26. Пономарев Б.Б. Музей как коммуникационная система: проблемы поиска гармонизации 
историко-культурного  и  информационно-деятельностного    компонентов.  Автореферат 
диссертации… кандидата культурологии.- Краснодар, 2002; Сапанжа О.С. Основы музейной 
коммуникации.- СПб., 2007.
27.  Менш  Петер  ван  К  методологии  музеологии  (перевод  с  английского  В.Г.  Ананьева)// 
Вопросы музеологии.- № 1 (9).- 2014.- с.15-291.
28.  Хадсон  Кеннет  Влиятельные  музеи.  Перевод  с  англ.  Л.  Мотылева.-  Новосибирск: 
Сибирский хронограф, 2001.- 196 с.
29.  Бишоп  Клэр  Радикальная  музеология  или  Так  уж  «современны»  музеи  современного 
искусства?.- М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2014.- 96 с.
30. Кримп Дуглас На руинах музея// Искусство. Музей: настоящее прошлое.- № 2 (581).- 
2012.- с.35.
31.  Гюссейн  Андреас  Бегство  от  амнезии.  Музей  как  массмедиа//  Искусство.  Музей: 
настоящее прошлое.- № 2 (581).- 2012.- с.42.
32.  Бишоп  Клэр  Радикальная  музеология  или  Так  уж  «современны»  музеи  современного 
искусства?.- М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2014.- с.6-8.
33.  Менш  Петер  ван  К  методологии  музеологии  (перевод  с  английского  В.Г.  Ананьева)// 
Вопросы музеологии.- № 1 (9).- 2014.- с.15.
34.  Менш  Петер  ван  К  методологии  музеологии  (перевод  с  английского  В.Г.  Ананьева)// 
Вопросы музеологии.- № 1 (9).- 2014.- с.16.
35.  Музейное  дело  и  охрана  памятников.  Обзорная  информация.  Выпуск  1.- 
Общетеоретические вопросы музееведения в научной литературе социалистических стран. – 
М., 1984.- 40 с.
36. Ананьев В.Г. Музеология в трудах Петера ван Менша// Вопросы музеологии.- № 1 (9).- 
2014.- с.3-5.

27
Музей XXI века. Стратегия развития
37. Ананьев В. Г. История зарубежной музеологии: Учебно-методическое пособие. -СПб., 
2014. - 136 с.
38.  Мересс  Франсуа  О  будущем  музеологии:  несколько  замечаний  к  русскому  изданию 
диссертации Петера ван Менша// Вопросы музеологии.- № 1 (9).- 2014.- с.6.
39.  Мересс  Франсуа  О  будущем  музеологии:  несколько  замечаний  к  русскому  изданию 
диссертации Петера ван Менша// Вопросы музеологии.- № 1 (9).- 2014.- с.12.

28
XXI ғасыр мұражайы. Даму Стратегиясы
Грачева светлана Михайловна,
декан факультета теории и истории искусств, 
профессор кафедры русского искусства 
санкт-петербургского  государственного 
академического института живописи, 
скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина 
при Российской академии художеств,
доктор искусствоведения, 
член союза художников РФ,
санкт-петербург, Россия
ЗнАЧЕнИЕ сАнКТ-пЕТЕРбуРГсКой АКАДЕМИИ хуДожЕсТВ В 
ФоРМИРоВАнИИ оТЕЧЕсТВЕнной МуЗЕйной пАРАДИГМы*
Современный музей всего за одно столетие превратился из традиционного 
места хранения культурных ценностей в мощный социокультурный феномен, 
имеющий  сложнейшую  коммуникационно-информационную  структуру.  Его 
функции  бесконечно  расширяются.  Если  в  начале  ХХ  века  существовало 
всего лишь несколько крупных музейных собраний в России, которые можно 
было  пересчитать  по  пальцам,  то  в  настоящее  время  каждый  город,  а  то  и 
населенный пункт может гордиться тем или иным музеем. Типология музеев 
весьма  разнообразна  –  от  традиционных  художественных,  исторических, 
этнографических и других коллекций до музеев различных диковин, концепций, 
виртуальных собраний, наконец. Иногда, к сожалению, наблюдается настоящая 
«музейная» псевдонаучная вакханалия, резко снижающая уровень подобного 
рода учреждений. Можно сказать, что наметился мощнейший разрыв между 
деятельностью крупнейших музеев, на которые традиционно ориентируются 
специалисты, и многочисленных новообразований, прикрывающихся музейной 
маркой.
Тем  важнее  для  развития  современной  музейной  науки  инновационная 
деятельность  российских  художественных  музеев,  формирующих  новую 
музейную  парадигму.  В  последние  десятилетия  разрабатываются  новые 
научные,  образовательные,  просветительские  программы,  совершенствуются 
новейшие музейные технологии, возникают и реализуются новые выставочные 
и  экспозиционные  проекты,  предлагаются  новаторские  идеи  репрезентации 
contemporary  art.  Выставочная,  исследовательская  и  издательская  практика 
крупнейших  российских  музеев  приобрела  колоссальный  размах. 
Невозможно  даже  просто  перечислить  этапные  выставки  последних  лет, 
которые  сопровождались  фундаментальными  исследованиями  и  изданными 
каталогами.  Музеи  проводят  серьезнейшие  научно-исследовательские  и 
практические  конференции,  охватывающие  наиболее  актуальные  проблемы 
* Статья подготовлена при поддержке РГНФ. Проект № 15-04-00118.

29
Музей XXI века. Стратегия развития
развития  современного  искусства.  В  качестве  примера  можно  привести 
деятельность Государственного Эрмитажа, ставшего в последние десятилетия, 
по словам его директора М.Б.Пиотровского – «глобальным энциклопедическим 
музеем»,  сверхмузеем,  сформировавшим  особое  музейное  пространство  и 
распространившим его буквально по всему миру [См.: 4]. Трудно переоценить 
и  вклад  Государственного  Русского  музея  в  создание  единого  сообщества 
российских  музеев,  в  музейную  педагогику,  в  разработку  и  продвижение,  в 
частности,  идеи  «Виртуальный  филиал  Русского  музея»,  в  другие  формы  и 
виды музейной работы. 
В одной из своих статей замечательный философ М.С.Каган сформулировал 
четыре  принципа,  выражающих  специфические  особенности  музея  как 
культурного  феномена.  Это:  1.Музей  как  способ  преодоления  закона 
человеческой жизнедеятельности «здесь и теперь»; 2. Музей – это встреча с 
подлинностью  бытия;  3.  «Лучше  один  раз  увидеть,  чем  сто  раз  услышать»; 
4.Музей – это предстающие перед нашим взором «вещи-свойства-отношения» 
[См.:  2].  Если  вдуматься  в  смысл  его  тезисов,  то  это  своего  рода  и  краткая 
программа подготовки специалиста в области музейного искусствоведения.  
Безусловно  современный  музей  нуждается  в  хорошо  подготовленных 
и  опытных  специалистах,  способных  решать  многоуровневые  задачи  и 
разбираться в различных научных проблемах. Очень важную роль в подготовке 
кадров играют возникшие в последние десятилетия кафедры музееведения в 
различных  российских  вузах,  прежде  всего  в  университетах  и  академиях 
культуры.  Однако,  что  касается  подготовки  специалистов,  работающих  в 
художественных  музеях,  по-прежнему  важную  роль  играет  академическое 
искусствоведческое  образование.  Старейшая  академическая  школа  России, 
находящаяся  в  Санкт-Петербурге,  в  Институте  имени  И.Е.Репина  около 
восьмидесяти лет занимается подготовкой музейных кадров России и других 
стран.  Безусловно,  что  за  эти  десятилетия  она  претерпела  определенную 
эволюцию, в зависимости от меняющихся социокультурных условий. 
Факультет  теории  и  истории  искусств  (ФТИИ)  -  старейший  в  стране 
искусствоведческий  факультет,  у  истоков  которого  стояли  многие 
выдающиеся  ученые,  в  том  числе  и  музейные  специалисты.  Имена 
Н.Н.Пунина,  М.В.Доброклонского,  В.Ф.Левинсона-Лессинга,  С.К.Исакова, 
А.П.Чубовой,  Ю.И.Кузнецова,  Н.Н.Никулина,  других  замечательных 
педагогов  и  музейщиков  уже  вошли  в  историю,  а  их  деятельность  стала 

Каталог: images
images -> Меншік иесі: Қазақстан Республикасының Білім және ғылым министрлігі
images -> Қыр гүліндей құлпырған Қызғалдақ балы
images -> Преподавание в школе, колледже и вуз-е
images -> МЕҢдаяқова қуанышкҥл (15. 05. 1942)
images -> Республикалық басылым 2003 жылдың сәуірінен бастап шыға бастады Қош келдің, әз-Наурыз! Арулардың жанданған бірлестігі
images -> Ақтөбе облысы, Қобда ауданы, Абылқайырхан көшесі, 16 Қобда аудандық орталықтандырылған
images -> Қазақстан мұсылмандары діни басқармасы мәуліт мүБӘрак алматы, 2015
images -> "Серке"/Петербургте/, "Қазақ газеті"/Троицк/, "Қазақстан"/Орда, Орал/, "Айқап" журналы/Троицк
images -> Мейірім мейраМы Құрбан айт мүбәрак болсын!
images -> Меншік иесі: Қазақстан Республикасының Білім және ғылым министрлігі

жүктеу 13.27 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет