Сборник материалов Международной научно-практической конференции



жүктеу 7.7 Mb.

бет42/70
Дата09.01.2017
өлшемі7.7 Mb.
түріСборник
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   70

Список литературы: 

 

1.



 

Белади Л. и Краус Т. «Сталин» Москва: 1989. 317с. 

2.

 

Бугай Н.Ф. 20-30 годы. Депортация населения с территории Европейской России// Отечественная 



история. – 1992.№5.-С122-141; Его же. За что переселяли народы // Агитатор. – 1989. – №11;               

3.

 



Ким  Г.Н.  К  историографии  развития  духовной  культуры  корейцев  Казахстана.  //  Вопросы 

истории и историографии культуры Казахстана. – Алма-Ата, 1987. – С.47– 54; Он же. «Корейцы в 

братской семье народов Казахстана» Алма-Ата, 1988 – 13с. 

4.

 



Ким  Г.  Социально-культурное  развитие  корейцев  Казахстана (1946-1966):  автореферат  дисс. … 

канд. ист. наук. – Алма-Ата, 1990. – 25 с.  

5.

 

Советские корейцы Казахстана (энциклопедический справочник). – Алма-Ата: Казахстан, 1992. – 



168 с. 

6.

 



 

Белая книга: О депортации корейского населения России в 30– 40-хгг. Москва: Интерпракс, 1992. 

–  

204с. 


7.

 

Борлакова З.М. Депортация карачаевского народа в 1943-1959 годах.// «Отечественная история» 



М. – 2005. –  № 1. – 141с.  

8.

 



Абдакимов  А.А.  Тоталитаризм:  депортация  народов  и  репрессии  интеллигенции.  –  Караганда, 

1997. – 


83 с; Козыбаев М.К., Алдажуманов К.С.Тоталитарный социализм: реальность и последствия. - 

Алматы:  (Фонд  «XXI  век»,  1997.-28с;  Баймаханов  М.Т.  Государственно-правовые  проблемы 

общенационального согласия и реабилитации жертв политических репрессий. - Алматы. 1998. – 18 с; 

9.

 



Абылхожин Ж.Б. История Казахстана: белые пятна. – Алматы, –1991 – С.348  

10.


 

Кульбаев Т.С., Хегай А.Ю. Депортация. –  Алматы: Данекер, – 2000 – С.274  

11.

 

Козыбаев  М.  и  Айрих  Э.  Воспитание  культуры  межнациональных  отношений.  //  Материалы 



республиканской научно-практической конференции (11 мая 1988 года). – Алма-Ата, 1988 – С.190 

12.


 

Алиев А.З. Курды Казахстана. – Алматы, 1995. – С.200 

13.

 

Алиев  А.З.  Курды  Казахстана.  –  Алматы,  1995.  –  С.200  А.Н.Алексеенко.,  Н.В.Алексеенко., 



Козыбанв.М.К., Романов.Ю.И. Этносы Казахстана. Историко-демографический справочник.  Астана. 

«Елорна», 2001 С.168 

14.

 

Кан  Г.В.  История  корейцев  в  Казахстане.  –  Алматы:  Ғылым,  1995.  –  С.208.;  Он  же.  История 



корейцев Казахстана: автореф. дисс.. докт. ист. наук. – Алматы, 1996. – С.50 

15.


 

Бургарт Л.А Из истории немецких поселений в Восточном Казахстане (начало ХХ века-1941 г.). – 

Усть-Каменогорск, 1999. – С.198 

16.


 

Шабаев  Д.В.  Правда  о  выселении  балкарцев.  –  Нальчик,  1994. – С.288    и  Гакаев  Х.А.  В  годы 

суровых испытаний. – Грозный: «Чечено-ингушское книжное издательство», 1988. – С.118 


 

292 


17.

 

Депортированные  в  Казахстан  народы:  время  и  судьбы.  –  Алматы:  Арыс  –  Казахстан,  1998.  – 



428с.  

18.


 

Народы  Казахстана.  Энциклопедический  справочник.  –  Алматы:  Издательство  «Арыс»,  2003  – 

С.352  

19.


 

Асылбеков М.Х., Галиев А.Б. Социально-демографические процессы в Казахстане (1917-1980). – 

Алма-Ата: Ғылым, 1991. – С.190  

20.


 

Алексеенко  А.Н..,  Алексеенко  Н.В.  Население  Казахстана  за  100  лет  (1897-1997гг.)  Усть-

Каменогорск, 1999, С.158  

21.


 

 

Асылбеков М.Х., Козина В.В. Казахи – Алматы: Өркениет,2000. – 102с. 



22.

 

Масанов  М.Х.,  Абылхожин  Ж.Б.,  Алексеенко  А.Н.,  Ерофеев.И.В.,  Баратова  Г.С.  История 



Казахстана. Народы и культуры. Алматы, «Дайк-пресс», 2001, С.608  

23.


 

Кадыралина  Ж.У.  Спецпереселенцы  и  трудармейцы  в  Западном  Казахстане  (1937-1957):  дисс. 

…канд. ист. наук. – Алматы, 2000. – С.150  

24.


 

Сулейменова  М.  Ж.  Историческая  роль  депортированных  народов  и  репрессированных 

социальных  групп  в  развитии  народного  хозяйства  Центрального  Казахстана  в  1930  –  1940  годы: 

дисс. …канд. ист. наук. – Караганда, 2001. – С.124  

25.

 

Абуов  М.Ж.  Депортации  народов  в  Казахстан  в  1936-1957гг  (на  материалах  Северо-



Казахстанской и Кокчетавской областей): автореф. дисс. … канд. ист. наук. – Караганда, –2008 – С28   

26.


 

Ярочкина  Е.В.  Корейцы в  Северном  Казахстане: социально-исторический аспект:  дисс.  …канд. 

ист. наук. – С.124  

27.


 

Калыбекова М.Ч. Казахстан как объект переселения депортированных народов в 1937 – 1956 гг.

дисс. канд. ист. наук. – Алматы. 2005 – 144с. 

28.


 

Камалджанова.  А.Т.  Социально-демографического  и  культурного  развития  этнических  диаспор 

Восточного Казахстана в 1937-2005 гг: дисс. …канд. ист. наук. – Алматы. – 2008– С.167. 

29.


 

Марданова З.Ж. Государственная политика принудительных переселений в Казахстан в 20-30-е 

гг. ХХв. автореф. дисс. канд. ист. наук. – Алматы, – 2007. – 29 с. 

30.


 

Аманова  А.С.  Социально-культурное  развитие  диаспор  Северо-Восточного  Казахстана  в  1937-

2005гг (на материалах Павлодарской области). автореф. дисс. канд. ист. наук. – Караганда. – 2009. – 

С.29   


31.

 

Мамырбеков  А.М.  Шығыс  Қазақстандағы  неміс  және  поляк  диаспораларының  тарихы  (ХХғ.) 



автореф. дисс. канд. ист. наук Семей, 2010 – С.28  

 

 



 

ДВИЖЕНИЕ СОПРОТИВЛЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ   ФРАНЦИИ И  

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ФРАНТИРЕРОВ 

 

Б.К.Альжаппарова  



 

к.и.н., доцент ЕНУ им. Л.Н. Гумилева 

(Астана, Казахстан) 

 

Вторая  мировая  война  стала    поворотным  пунктом  в истории  человечества  и  оказала 



определяющее  влияние  на  судьбы  большинства  европейских  стран  и  народов.      В  1940  г.  

произошла    оккупация  Франции.    По  утверждению  французского  историка  Марка  Блока, 

вступившего в годы войны в ряды Сопротивления, одним из факторов военной катастрофы 

Франции, стали воспоминания французов о первой мировой войне.   Наряду с этим сыграл 

свою  роль  и  такой  фактор,  как  неосознание    обществом  степени  опасности,    грозящей 

Франции.    Марк  Блок  упоминает  также  и  о  некомпетентности  военного  руководства, 

«некотором кризисе морального духа, наблюдавшейся у определенной категории лиц, как у 

офицеров запаса, так и у тех, кто участвовал в войне». [1, с. 36] 

Шарль  де  Голль  указывает  на  такие  факторы,  как    недостаточная  организация 

национальной  обороны,  политика  невмешательства  французского  правительства,    отказ  от 

реализации    новой  военной  политики,    правительственный  кризис,  оккупация  Германией 

Рейнской  области.

  «Вместо  того,  чтобы  заставить  Германию  вывести  свои  войска  из 

Рейнской  области,  угрожая  военной  силой,  ей  дали  возможность  без  единого  выстрела 



 

293 


оккупировать эту область и занять позиции непосредственно у границ Франции и Бельгии»- 

писал де Голль [2, с. 28.].  

Однако  даже  после  подписания  капитулляции,  французский  народ  не  переставал 

бороться  с  агрессорами.  На  территории  Франции  возникло  движения  Сопротивления, 

сыгравшее  немалую  роль  в  развертывании  освободительной  борьбы  против  фашизма. 

Основные  цели  движения  Сопротивления,  по  утверждению  исследователей,    состояли  в 

уничтожении  фашизма,  восстановлении  национальной  независимости,  возрождении 

демократических  свобод.  Формы  движения  Сопротивления  были  самыми  разнообразными. 

Наиболее  активная  -  вооруженная  борьба  -  включала  боевые  действия  регулярной  и 

полурегулярной освободительной армий, а также общенациональные и местные восстания, 

диверсии. Наряду с этим, применялись также и такие формы невооруженного сопротивления 

как  саботаж,  забастовки,  бойкот,  игнорирование  распоряжений  оккупационных  властей, 

антифашистская пропаганда. 

На  современном  этапе  развития  отечественной  исторической  науки  происходит 

концептуальное  переосмысление      этой  войны,    которая  велась  между  «солдатами  в 

гражданской форме»  и агрессорами  на оккупированной территории, актуализируется также 

интерес  к    стратегии  и  тактике  партизанской  войны,  проводившейся  организациями  

Сопротивления.    

Выступления против агрессоров начались с первых дней оккупации Франции. Страна 

тогда  была  разделена  на  две  части:  северную,  оккупированную  немцами,  и  южную,  со 

столицей    в  Виши,    контролировавшуюся  режимом  Петэна.  В  южной  зоне,  где  центром 

Сопротивления  являлся  Лион,  летом  1940  г.  возникли  группы,  оформившиеся  затем  в 

организации  «Комба»,  «Либарасьон», «Франтирер» и другие [3, с.219 ]. 

Самая  крупная  из  трех  организаций,    Комба,  состояла,  главным  образом,  из    левых 

католиков  и  руководилась  комитетом  во  главе  с  Анри  Френэ,  Пьером  Анри  Тедженом, 

известным  как  Тристан,  и  Жоржем  Бидо.    Неклерикальная  левая  группа  под  названием 

«Либерасьон», руководителем которой был Эммануэль де ла Вижери, ставила  своей целью 

организовать  восстание  рабочего  класса  и  создала  чисто  партизанскую  организацию.  

Третьей  группой,  «Фран-тирер  э  партизан  франсэ»,  руководили  радикалы  из  Парижа:  Бае, 

Фарж  и  историк  Марк  Блок,  написавший  в  годы  оккупации  такие  труды    как  «Апология 

истории, или ремесло историка», «Странное поражение» . 

В  северной  зоне,  оккупированной  фашистами,    ситуация  была  несколько  иной.  Здесь  

была  установлена власть гестапо.  Однако  и  на севере Франции Сопротивление обрело с 

самого  начала  военный  характер  и  концентрировалось  в  таких  организациях,  как 

«Либерасьон Нор», «Дефанс де ла Франс». [3, с.220].  

Компартия создала организацию «Фрон насьональ», которая должна была объединить  

участников  Сопротивления  независимо  от  их  воззрений.  На  юго-западе  страны 

руководителем  данной  организации  являлся  Шарль  Тийон.  Группы  «Фрон  насьональ» 

действовали  и  на  севере,  и  на  юге.  К  концу  войны  «Фрон  насьональ»  стала  самой 

влиятельной  частью  Сопротивления.              Однако,  необходимо  констатировать  факт,  что  в 

движении  Сопротивления  не  было  единства.  Например,  действовавшая  на  севере 

«Организасьон  сивиль  э  милитэри»,  состоявшая  в  основном  из  военных  и  гражданских 

служащих, дистанцировалась от партии коммунистов. Другая северная группа, «Либерасьон 

Нор», сформированная на базе профсоюзного движения, во главе которой стоял социалист 



Кристиан Пино, придерживалась такой же позиции [3, с.220]. 

В  целом,  Сопротивление,  представляло  собой  очень  сложную  картину  множества 

групп, которые появлялись, исчезали, объединялись, раскалывались. Много было  отрядов и 

групп,  которые  погибли,    не  оставив  о  себе  никаких  сведений.  Все  они  действовали  в 

подполье  и  часто  не  знали  о  существовании  друг  друга.  Как  писали  исследователи:  «В 

движении  Сопротивления  боролись  и  умирали  люди  разного  социального  происхождения, 

политических взглядов, профессии и возраста. Среди них можно было встретить рабочего и 

крестьянина, титулованного дворянина и священника, профессора и студента, домохозяйку и 

боевого  офицера.  Сопротивление,  подобно  волшебному  зеркалу,  отразило  все  лучшее, 


 

294 


смелое,  благородное, что было во французском народе. Борцов Сопротивления объединяла в 

одно целое любовь к родине и ненависть к захватчикам» [4, с. 179]. 

Де Голль характеризовал их как «людей крепкой породы», которых отличала  «жажда 

риска  и  приключений,  презрение  к  малодушным  и  равнодушным,      крепкая  товарищеская 

спайка в бою, твердая вера в успех их собственного дела» [2, с. 46] 

Создателем  внешней  организации  Сопротивления,  «Свободной  Франции»  являлся 

Шарль де Голль.18 июня 1940 г. де Голль по Лондонскому радио обратился с призывом к 

французскому  народу.  «Эта  война,-  говорил  де  Голль  в  своем  обращении,  -  не 

ограничивается лишь территорией нашей страны. Исход этой битвы не решается битвой за 

Францию. Это мировая война. Невзирая на все ошибки, промедления, страдания, в мире есть 

средства, достаточные для того, чтобы в один прекрасный день разгромить наших врагов»  

[2, с.41].  

Сопротивление  было  крайне  сложным  явлением,  внутри  которого  существовало 

множество  политических,  социальных  и  тактических  разногласий.  Серьезные  разногласия 

вызвали  вопросы  тактики.  Например,  де  Голль  полагал,  что  Сопротивление  должно 

превратиться  в  сеть  законспирированных  отрядов,  имеющих  тайные  склады  оружия. 

Действовать  они  должны    только  по  приказу  фактического  главы  Сопротивления,  роль 

которого должна принадлежать де Голлю.  

В то время как массы бойцов  Сопротивления  стремились   в бой против фашистов, де 

Голль утверждал, что они должны ожидать его приказа, который должен  последовать перед 

вторжением  союзных  армий  во  Францию.  Сопротивление,  по  словам  де  Голля,  должно 

выступить как «единое  целое с сочетании с действиями армий освобождения». Пока же оно 

должно  быть  в  резерве.    «Еще  не  наступил  момент  начинать  открытые  боевые  действия  в 

метрополии» - говорил де Голль[4, с. 221].  

Но организации Сопротивления не желали считаться с этой непонятной и странной для 

них тактикой и осенью 1941 г. начали массовые выступления против агрессоров. Тогда, 23 

октября 1941 г. де Голль выступил с речью по радио, которая несколько озадачила  бойцов 

Сопротивления.  «  …  Существует  тактика  ведения  войны.  Войной  должны  руководить  те, 

кому  это  поручено…  В  настоящее  время  мой  приказ  для  оккупированной  территории: 

немцев  открыто  не  убивать.  Он  вызван  единственным  соображением:  сейчас  враг  может 

совершенно  беспрепятственно  осуществлять  массовые  убийства  наших  пока  безоружных 

бойцов.  Напротив,  как  только  мы  сможем  перейти  в  наступление,  будут  отданы 

соответствующие приказы» [5, с.130.]. 

Этот приказ де Голля не был воспринят  организациями  Сопротивления, так как они 

считали,    что  это  может  привести  к    прекращению  Сопротивления  вообще.  Они  не 

подчинились этому приказу, считая его  капитулянтским. Вместе с тем этот приказ породил 

тактику аттантизма - выжидания, которая тормозила борьбу с фашизмом [4, с.221]. 

Самой активной частью внутреннего Сопротивления была организация «Фран-тирер э 

партизан  франсэ»  (ФТПФ).  Цель  данной  организации  состояла  в  том,  чтобы  объединить 

патриотов, действовавших в качестве франтиреров в различных населенных пунктах.  

Героизму первых ФТПФ в бою не всегда сопутствовала достаточная осторожность вне 

боевой  обстановки.  В  условиях  полицейского  террора,  устанавленного  профашистским 

режимом,  когда  каждому  грозила  опасность  ареста,  постепенно  вырабатывались  правила 

тактики  и  безопасности,    укрепившие  ФТПФ.  Впоследствии  методы  подпольной  войны, 

выработанные    с  учетом  географических  и  политических  условий  Франции,  были 

использованы  и  другими  организациями  Сопротивления,  когда  они  приступили  к 

партизанской войне.  

Наряду  с  партизанскими  действиями,  группы  ФТПФ  публиковали  брошюры  по 

топографии,  изготовлению и применению оружия, публиковались также и сводки о  боевых 

действиях.  

С середины 1942 г. ФТПФ  стала публиковать свои сводки два раза в месяц; данные о 

проведенных  боевых  операциях  стали  более  точными,  что  свидетельствовало  о  наличии 

более  широкой  организации.  Например,  в  сводке  за  15  июля  1942  г.  было  написано 

следующее:  «В  ознаменование  национального  праздника  14  июля  возникло  много 



 

295 


диверсионных  групп,  поддерживающих  ФТПФ,  и  заметно  возросло  количество  актов 

саботажа. Успешно организовано четыре особенно крупных крушения, в частности, в Сен-

Пьер-де Кор пущено под откос 40 цистерн.  [5, с. 146].  В сводке за 15 июля перечислялись 

следующие операции: «Уничтожено большое количество высоковольтных мачт в Ля-Бассе, 

на канале Марна-Рейн повреждено несколько шлюзов» [5, с. 150]. 

Проводились  также  диверсионные  действия  на  железнодорожном  транспорте, 

направленные на то, чтобы вывести из строя коммуникации противника.  В 1942 г. только по 

официальным  данным  Национальной  компании  железных  дорог  Франции    партизаны 

совершили    278  диверсий  против  транспорта  противника.  С  помощью  этих  диверсионных 

действий  франтиреры  могли  изолировать  как  можно  более  широкие  районы.  Например, 

Дижон или Тур иногда оставались отрезанными в течение нескольких дней.  

Необходимо  констатировать  факт,  что  географические    и  экономические  условия 

Франции, с трех сторон окруженной морями, с обширной сетью коммуникаций, небольшими 

лесами  не  способствовали развертыванию партизанской войны. Малейшее сосредоточение 

сил партизанов не могло остаться незамеченным. Крупные партизанские отряды были весьма 

уязвимыми для противника. В этой ситуации французским партизанам пришлось прибегнуть 

к такой тактике, как организация небольших вооруженных отрядов, рассредоточение своих 

сил,  что    стало  незыблемым  правилом.  Как  утверждают  исследователи:  «До  самого  конца 

войны собираться в группы численностью более 30 человеке было сопряжено для партизан с 

излишним  риском.  Лучшим  решением  для  роты  было  рассредоточиться  по  четырем-пяти 

населенным  пунктам,  достаточно  удаленным  друг  от  друга,  чтобы  можно  было  избежать 

окружения,  и  в  то  же  время  отстоящим  друг  от    друга  достаточно  близко,  чтобы 

партизанские  отряды  могли  оказывать  взаимную  поддержку.  Чем  подвижнее  часть,  тем 

больше у нее возможностей для действия» [5, с. 176].  

Однако необходимо оговориться, что одной и той же вооруженной группе приходилось 

одновременно использовать совершенно различные методы, в зависимости от того, где  эта 

группа  действовала  -  в  деревне,  в  городе,  в  районе,  где  фашисты  появлялись  редко,  или  в 

зоне,  где  было  много  войск  врага.  Таким  образом,  не  могло  быть  и  речи  о  шаблонной 

тактической схеме, которой следовали бы франтиреры.  

В  1943  г.  масштаб  действий  франтиреров  против  агрессоров  расширяется.  Например, 

согласно сводке о действиях ФТПФ  на севере Франции, за второе полугодие 1943 г. было 

совершено  270  диверсий  на  железной  дороге,  в  результате  которых  были  разрушены 

железнодорожные  пути  противника.  Франтиреры  совершали  также  нападения  на 

промышленные  предприятия,  склады  военного  снаряжения,  выводили  из  строя 

электростанции, подстанции, бензохранилища, лесопилки  и т.д. [5,  с.181]. 

В  1944  г.  накануне  высадки  союзников  в  Нормандии,  франтиреры-партизаны 

организовали  восстание,  направленное  против  оккупационных  войск.  Это  восстание 

ускорило  ликвидацию  профашистского  режима  и  установление  власти  Временного 

правительства. 

Таким  образом,  партизаны-франтиреры  внесли  немалый  вклад  в  организацию 

освободительной  войны  против  агрессоров    на  территории  Франции.    Как  писал  Шарль 

Тийон, никогда еще борьба простых людей, «солдат в гражданской одежде» не имела такого 

значения  для  Франции,  как  во  время  Сопротивления.  «Именно  они  представляли  во 

вражеском  окружении  армию  Франции,  после  того  как  предатели  выдали  свою  армию 

врагу».    Он  также  утверждал,  что  «в  тактическом  отношении  вклад  Сопротивления  был 

больше вклада высадившихся армий». [5, с. 536 ] 

 

Список литературы: 

 

1. 


Марк Блок. Странное поражение: Свидетельство, записанное в 1940 г.- М., РОССПЭН, 1999.-287 с.  

2. Шарль де Голль. Военные мемуары. Призыв 1940-1942 гг.  Пер. с фр. Анфиловьева А.А.,   М., 2003. 

-

230 с. 


 

296 


3. 

Чарлз Уильямс. Последний великий француз. Жизнь  генерала де Голля. М., ООО «Издательство 

АСТ»,   2003.-  606 с. 

4. 


Н. Молчанов. Генерал де Голль. М.,  Международные отношения., 1988.-480 с. 

5.  Ш.  Тийон.  Французские  франтиреры  и  партизаны    в  борьбе  против  немецко-фашистских 

оккупантов. М., перев.  Г.А. Велле и Д.Э. Куникиной,  1963.-619 с.   

 

 

 

ДЕПОРТАЦИЯ НАРОДОВ В КАРАКАЛПАКСТАН В 1941-1945 гг.:  

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ 

 

Алламуратов Г. старший преподаватель 



Мамбетов И. соискатель кафедры истории народов Узбекистана и Каракалпакстана 

Каракалпакский государственный университет им. Бердаха 

(Узбекистан / Каракалпакстан) 

 

В  мировой  исторической  науке  не  утихают  споры  о  политических  процессах  и 



закономерностях развития общества в советский период. До сих пор народы постсоветского 

пространства  не  могут  отойти  от  психологических  и  идеологических  догм  в  своем 

общественно-политическом  и  социальном  развитии.  Большое  влияние  оказывает  период 

усиления  тоталитарной  власти  при  Сталине,  который  оставил  большой  след  в  истории 

народов.  

Поэтому  основной  целью  нашей  темы  является  изучение,  на  основе  архивных 

документов,  воспоминаний  и  мемуаров,  на  материалах  устной  истории,  преступных  акций 

тоталитарного  режима  по  депортации  народов  в  Каракалпакстан.  Мы  будем  стремиться  к 

восстановлению  исторической  справедливости  и  правды  в  отношении  репрессированных 

народов  при  тоталитарном  режиме,  выявление  «белых  пятен»,  повлиявших  на 

демографическое  состояние  Каракалпакстана.  В  архивохранилищах  Республик  Казахстан, 

Каракалпакстан,  Узбекистан,  Российской  Федерации  хранится  огромный  комплекс 

источников о депортации народов в Каракалпакстан в 30-40-ые годы и за сухими цифрами 

докладных записок ОГПУ, НКВД и МГБ затерялись миллионы человеческих судеб, их боль 

и страдания.  

Однако,  до  сих  пор  в  каракалпакской  историографии  нет  комплексной  работы,  где 

изучалась  данная  проблема,  за  исключением  нескольких  научных  статей.  Тем  временем 

проблема депортации народов имеет не только научный интерес, но политический, так как 

это явление в истории Каракалпакстана серьезно повлияло на социально-демографическую 

ситуацию  и  этнический  состав  населения,  развитие  экономики  и  разнообразия  культуры, 

искусства, взаимообогащению бытовых условий и оказания услуг. 

В капитальных фундаментальных трудах по истории Каракалпакстана вышедших в 60-

90-

ые  годы  (в  т.ч.  «Новая  история    Каракалпакстана»,  Н.,2003)  эта  проблема  нашла  свое 



освещение  лишь  в  общих  чертах.  Они  не  могли  объяснить  причины  и  последствия 

депортаций целых народов - более 7,5 тыс. корейцев, 4 тыс.  украинцев, 25 тыс. поляков и 

сотни  немцев,  калмыков  и  др.,  влияние  этого  процесса  на  дальнейшую  ситуацию  в 

республике.  Лишь  за  последнее  десятилетие  усилиями  академика  С.К.  Камалова,  Ш. 

Бабашева,  А.  Джумашева  и  др.  созданы  основы  для  постановки  проблемы  исследования. 

Ими введены в научный оборот некоторый комплекс источников. Задачи по «реабилитации» 

нашего  прошлого  в  целом  уже  выполнены,  теперь  основной  задачей  становиться  научная 

объективность и непредвзятость исторического анализа, так как это проблема еще глубоко 

не изучена историками Каракалпакстана. 

Помимо депортированных народов с оккупированных фашистской армией территорий 

в  Каракалпакстан  эвакуировали  русских,  украинцев  и  многие  другие  народности.  Их 

расселяли по городам и районам Каракалпакстана. 



 

297 


В Каракалпакстан во время второй мировой войны прибыло 3.130 украинцев, 25 тысяч 

поляков,  около  тысячи  калмыков.  Для  приезжих  создавались  соответствующие  жилищные 

условия. 

В ноябре 1941 года в Тахтакупырском районе было расселено 59 семей, численностью 

250 чел., часть из них были размещены в районном центре и в 5-ти хозяйствах[1]. В Чимбае 

проживало  917  эвакуированных,  в  том  числе  детей  до  16  лет  –  365  чел.  Из  486 

трудоспособного  населения  было  устроено  на  работу  481,  а  7  человек  не  работали  из-за 

отсутствия  одежды  и  обуви.  В  Шаббазский  район  в  1941-1942  гг.  прибыло  258 

эвакуированных  людей,  которые  также  были распределены  по  колхозам.  Основные  деньги 

для  устройства и размещения эвакуированного населения выделялось из заработной платы 

местного населения. 

На  территорию  Каракалпакстана  в  1940  г.  прибыли  административно  высланные 

женщины из Западной Украины и Белоруссии, которые были размещены в Ходжейлийском и 

Турткульском районах. Ссыльных женщин распределяли по организациям и предприятиям. 

Они работали на хлопкозаводах, общепите, типографии и т.д.[2]  

Уменьшение  государственного  бюджета,  завоза  зерна,  перерывы  завода 

продовольствия  ухудшало  материальное  состояние  населения  республики.  В  основном 

нищало  крестьянское  население,  которое  составляло  большинство  населения.  В  1941  г.  из 

54.278 колхозных хозяйств, (т.е. 267.603 чел.) 4.658 или 8,5% не имели в своем домашнем 

хозяйстве  мелкий  рогатый  скот  (т.е. коз,  овец)[3].  Кроме  того,  в  эти  годы  был  увеличение 

военные налоги, которые собирались в обязательном порядке. Так с 20 февраля 1942 г. по 3 

марта 1942 г. с сельского поселения было собрано 366 тыс. руб. За несвоевременную уплату 

военного налога отбирали скот, штрафовали. 

Санитарное  состояние  республики  в  войны  и  в  послевоенные  годы  были  крайне 

низкими,  среди  населения  республики  часто  возникали  разные  инфекционные  болезни. 

Наблюдалось повышенное заболевание сыпным тифом: в 1941 г. – 192 случаев, в 1942 г. – 

385, в 1943 г. в Чимбайском районе начались вспышка сыпного тифа[4]. В республике было 

недостаточно бань и дезинфекторов. 

В республике на ноябрь 1942 г. было 156 врачей разных профилей: хирурги, терапевты, 

педиатры и др. Наркомом здравоохранения были привлечены в Каракалпакстан следующие 

крупные специалисты: профессор Штейн А.А. – лепролог; профессор Парадоксов – хирург; 

профессор  Рехтман  –  терапевт,  он  также  являлся  преподавателем  института 

усовершенствования  врачей  г.Ташкента,  он  был  в  нашей  республике  не  только  как  врач-

консультант  в  больницах  Нукуса,  но  и  как  преподаватель  (Турткуль,  Чимбай,  Ходжейли); 

врач – Сюздорф – лор; врач Покровская – терапевт; и т.д. 

Медперсонал в республике составлял 525 человек. 

История  депортации  народов  в  Каракалпакстан  показывает  и  другую  грань 

общечеловеческого общежития: несмотря на тяжелую социально-экономическую ситуацию 

в  республике,  каракалпакстанский  народ  принял  изгнанных  с  родных  мест  народы,  помог 

этим народам освоится и преодолеть трудности.  

В  то  же  время  исследование  данной  проблемы  дает  полноценную  картину  суровой 

действительности  1940-х  годов,  характер  и  сущность  тоталитарного  режима,  атмосферу 

страха и насилия, лжи и обмана, которая правила во все времена существования советского 

командно-административного  строя.  Это  стало  наследством,  от  которого  до  сих  пор  не 

можем отказаться и отойти. 

Раскрытие  преступлений  тоталитарного  режима  по  депортации  народов  и  их 

размещение  на  новых  местах,  взаимоотношения  депортированных  народов  с  местным 

населением,  проблемы  трудоустройства,  взаимовлияния  и  этноидентичности,  их  участие  в 

трудовом процессе в колхозах, на транспорте и промышленных предприятиях на материалах 

истории Каракалпакстана.  

Мы думаем, что деяния и подвиги наших отцов и матерей в суровые годы репрессий и 

войны  должны  быть  ярко  и  целостно  отражено  в  истории  нашего  народа,  что  служит 



 

298 


пробуждению  исторической  памяти,  формируют    гражданское  сознание,  становятся 

источником нравственного воспитания и подражания у подрастающего поколения. 

 



1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   70


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал