Сборник материалов международного научного форума «филологическая наука в ХХІ веке: проблемы и перспективы»



жүктеу 5.01 Kb.

бет8/30
Дата09.01.2017
өлшемі5.01 Kb.
түріСборник
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   30

morts? Qu’est ce donc que les successions?» (p. 134; «Правда ли, месье, что они едят мертвых? – Ты 
глупа, Нанон! Они едят, как и всякий, все, что находят. А разве мы не живем мертвыми? А что же 
тогда такое наследства?»
13
) – Достоевский вводит в рамки пушкинского художественного языка: «Ах, 
сударь, ворон – гадкая птица – клюет мертвечину да всякую падаль! – дура ты! Едят, как и мы, 
все, что бог пошлет; разве мы сами не щиплем мертвечину? А наследство-то, а наследники-то?» (С. 
465).  Если  у  Бальзака  сказано  буквально: «он  ест  мертвых», – и  далее: «А  мы  не  живем  ли 
мертвыми?», – то Достоевский вписывает этот текст в речь Пугачева, рассказывающего в «Капитан-
ской дочке» свою сказку Гриневу: «Оттого, батюшка, отвечал ему ворон, что ты пьешь живую кровь, 
а я питаюсь мертвечиной <…> Ворон стал клевать да похваливать. Орел клюнул раз, клюнул 
другой,  махнул  крылом  и  сказал  ворону:  нет,  брат  ворон,  чем  триста  лет  питаться  падалью 
<…>  Но  жить  убийством  и  разбоем  значит  по  мне  клевать  мертвечину» [2, VIII, с. 353]. В  уста 
бальзаковской служанки Достоевский вкладывает буквально воспроизведенную гриневскую формулу 
«клевать  мертвечину»,  а  также  слегка  переиначивает  его  выражение  «питаться  падалью» (в 
«клевать мертвечину да всякую падаль»). 
Все выше сказанное позволяет решительно оспорить суждение Л. П. Гроссмана о том, что пере-
вод Достоевского «имеет то преимущество, что он написан русским языком бальзаковской эпохи, мы 
сказали  бы  в  гоголевской  манере,  уже  отмеченной,  впрочем,  слагающимся  стилем  петербургского 
натурализма и “физиологии” сороковых годов» [3, с. 85]. На основании выборочного анализа стиля 
Достоевского в сопоставлении с пушкинским стилем и интертекстуальных связей перевода «Евгении 
Гранде»  с  пушкинскими  произведениями  можно  заключить,  что  в  действительности  Достоевский 
вписывал свой перевод не только, а может быть и не столько в гоголевскую, сколько в пушкинскую 
языковую и литературную традицию.  
Об  этом  же  в  основном  свидетельствуют  и  выводы  сопоставительного  анализа  Нечаевой: «слог 
его часто принимает характер патетической декламации, изливающейся в длинных периодах. Однако 
какой  бы  из  них  мы  ни  сравнили  с  переводом  Достоевского,  мы  обнаружили  бы  его  еще  большее 
расширение,  усложнение  в  русском  переводе.  В  повествовании  об  Евгении,  ее  любви  переводчик  в 
изобилии  привлекает  повторения  всякого  рода,  синонимы,  тавтологии.  Здесь  для  определения 
различных  душевных  движений  он  подбирает  по  три  новых  эпитета  и,  не  удовлетворяясь  ими, 
пользуется  выражениями  “какой-то”, “неизъяснимый” <…> в  переводе  периоды  не  только  рас-
ширяются  в  объеме,  но  чрезвычайно  усиливается  их  патетический  тон,  усложняется  риторика, 
вводятся обороты “высокого стиля”, славянизмы» [1, с. 124-125]. 
                                                 
13
 Перевод мой. — С. К. 

45 
 
Приведенные наблюдения позволяют проследить, как Достоевский вырабатывает свой собствен-
ный  романтический  стиль,  опираясь  на  отмеченные  «истинным  романтизмом»  образы  Пушкина. 
Особую  роль  при  этом  играет  отмеченная  выше  преимущественная  ориентация  Достоевского  на 
«Пиковую даму». Эта ориентация, безусловно, проявляется также и в стиле. Переводя посвященный 
изображению в основном деловой среды текст Бальзака, писатель практически и не имел большого 
выбора,  на  что  ему  опереться  из  русской  литературы,  и  «Пиковая  дама», «Скупой  рыцарь»  и 
«Евгений Онегин» стояли тут вне всякой конкуренции. 
 Отчасти  Достоевский  перелагает  Бальзака  именно  тем,  по  определению  В. В. Виноградова, 
«средним “светским”  стилем», «насыщенным эмоциональностью»,  отличающимся  «повествователь-
ным динамизмом» «и «полной напряженного психологизма» [4, с. 236, 220, 229, 220]. Однако же при 
этом  он  ознательно  не  стремится  к  характерному  для  «Пиковой  дамы» «резкому  уменьшению 
количества  эпитетов»,  использованию  «приема  недоговоренности»  и  связанным  с  ним  «своеоб-
разным принципам синтаксического построения» [4, с. 227, 234], т.е. к пушкинской «нагой простоте» 
[1, XI, с. 11], чуждой складывающемуся его собственному писательскому стилю. 
Анализ  того,  как  в  переводе  «Евгении  Гранде»  складывается  индивидуальный  стиль  Достоев-
ского,  должен  стать  предметом  отдельного  монографического  исследования.  Между  тем  о  много-
численных  автореминисценциях,  отсылающих  к  этому  переводу  в  последующем  творчестве  писа-
теля, – на примере изображения провинции, занимающего центральное место в повести «Дядюшкин 
сон» и романе «Село Степанчиково и его обитатели», – речь пойдет в следующем разделе.  
 
Список использованной литературы: 
 
1. Нечаева В.С. Ранний Достоевский (1821-1849). – М.: Наука, 1979.  
2. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 16 т. – Л.: Изд-во АН СССР, 1937-1949. 
3. . Гроссман Л.П. Бальзак в переводе Достоевского // Бальзак О. де. Евгения Гранде / Пер. Ф.М. Достоевского. Ред. и 
коммент. Л.П. Гроссмана. – М., 1935. 
4. Виноградов В.В. Стиль «Пиковой дамы» // Виноградов В.В. Избранные труды: О языке художественной прозы. – М.: 
Наука, 1980. 
 
 
 
 
    Ахмет К.,  
әл-Фараби атындағы Қазақ ұлттық 
университетінің доценті, филология    
ғылымдарының докторы  
 
ХХ Ғ.Б. ҚАЗ ӘДЕБИЕТІ ТАРИХЫНЫҢ ЗЕРТТЕЛУІ 
(С. МҰҚАНОВ  Ғ. ҚАРАШҰЛЫ ТУРАЛЫ) 
 
Қазақ әдебиет тарихында бағы жанбай жүрген ақынның бірі – Ғұмар Қарашұлы. Ең алғаш Сәбит 
Мұқановтың  осы  зерттеуіне  іліккенмен  мектеп  оқулықтарына  бірде  қосылып,  көбіне  қосылмай, 
әдебиет тарихынан өзіне тиісті орын ала алмай, “ұмытылып” қала беретін, не алашшыл, не советшіл 
емес дарындардың бірі осы – Ғұмар.  
Дәуірлердің  өлі  арасындағы  саяси-әлеуметтік  жағдайларға  байланысты  және  оның  діни-әдеби 
көзқарасының  сырына  жете  бермегендіктен  елеусіз  қала  бергенін  көреміз.  Көзі  тірісінде  болсын, 
трагедиялық  қазаға  ұшырағаннан  кейін  болсын,  Ғұмардың  әдеби  мұрасына  шындап  көңіл  аудар-
ғандардың  мүлдем  аз  болғаны  да  зерттеу  ісіне  кедергі  жасай  берді.  Осы  еңбекті  жазар  кезде  Сәбит 
Мұқанов Ғұмарды білемін-ау деген Халел Есенбайұлымен кездесіп, әңгімелессе де сусыны қанбаған 
сияқты. “Ғұмардың өмір тарихын біз жазып отырған ақындарымыздың ішіндегі ең аз мәліметтісі деп 
санаймыз”  дегенінен  анық  аңғарамыз.  Сондықтан  да  Ғұмар  Қарашұлының  шығармашылығы  осы 
еңбекте  тұңғыш  рет  баяндалып,  әйтеуір  Сәбит  Мұқановтың  бейнетқорлығы  және  эстетикалық 
танымы  арқасында  қазақтың  Ғұмардай  дарыны  болған  екен  деген  деңгейге  жетіп,  кейінгі  уақытта 
бірлі-жарымды  әңгімелердің  өзегі  болды.  Сондықтан  Ғұмардың  осы  дәуірге  дейін  сыздықтап  келе 
жатқан рухани өмірі осы “Тарихқа” кіргендігінің арқасы деуіміз керек.  
Сәбит Мұқанов Ғұмар өмірінің ел жадында жүрген белестерін атаумен шектеліп, артында қалған 
әдеби мұрасы жөнінде, ең алғаш шыққан “Қарлығаш” өлеңдер жинағы, одан кейінгі “Өрнек”, “Бала 
тұлпар”, “Аға  тұлпар”, “Тумыш”,  идеялық  жағынан  кілтипаны  бар  “Тұрымтай”  жинақтарын  бас-

46 
 
басына  әңгімелеп,  көп  жағдайда  шыққан  жылдарын  дәлме-дәл  көрсетуге  бара  бермей,  шамалап 
көрсетеді.  Ғұмардың  қазақ  әдебиетінің  ежелгі  дәуірін  зерттеуге  күні  бүгінге  дейін  демесін  болып 
келе  жатқан  “Шайыр”, “Көкселдір”  деген  халық  әдебиет  жинағын  бастырды” (1,165) деп  атап 
көрсетті Сәбең.  
Сәбит  Мұқановтың  бейнетқорлығын  аңғартатын  жайлар  да  аз  емес.  Мәселен, “Қарлығаш”  пен 
“Тумышы” табылмады. Оның алғаш жазғанының түрі соларда еді. Біздің қолымызда оның бастапқы 
жазбасынан  бар  материал  Омардың  өз  қолынан  өткен  “Шайыр”  дейтін  көркем  әдебиет  жинағында 
басылған  өлеңдері  мен  Төлеген  ұлы  Ибрайым  деген  Омармен  елдес  бір  мұғалімнің  жіберген 
өлеңдері” (1,166) деген  хабарламаның  айтары  мол.  Осындай  болмашы  дүниеге  сүйеніп  екі  жарым 
баспатабақ зерттеу жұмысын жазып шыққаны, әрине, қайран қалдырады. 
Монографиялық портретті тағы да “Қарлығаш”, “Қырғи”, “Тумыш” дейтін шығармалары (кітап-
тары)  қанша  іздегенімізбен  қолға  түспеді.  Оларды  түсіргенде  Омар  туралы  берген  материалымыз 
толығырақ болар еді. Әйткенмен негізгі сарыны біз көрсеткен шығармалар. Сондықтан шамалы түрде 
Ғұмарды тануға осылар да жарайды-ау дейміз. Толықтыруды алдағы өмір тағы да көрсетеді” (1,207) 
деп  жарқын  келешекке  зор  үміт  артқанымен  Ғұмар  Қарашұлының  таңдамалы  шығармалары  тек 
егемендік жылдарында ғана жарық көргені өкінішті.  
1953  жылы  қазақ  әдебиетінің  халықтығы  жөнінде  республикалық  жиын  болып,  қазақ  батыр-
ларынан  кедейден  шығып,  кембағалдарды  асыраған  “Қамбар  батыр”  ғана  халықтық  деп  табылып, 
өңге  батырларымыз  күресінге  ығыстырылып  жатқанда  біраз  ақындар  солардың  соңынан  ілесіп 
кеткен-ді. Соның бірі осы Ғұмар болатын. Сондағы негізгі дәлелдері – “Тумышта “Қарлығаш” болып 
кедей-кепшікке су тасымақ болғандар “Бала және аға тұлпарларға” мініп қазақ сахарасында сайран-
дамақ  болғандар  февральда  “Қырғиға”  кездесіп,  Октябрь  тұсында  “Тұрымтайға”  жем  болады.  Бай-
қайсыздар  ма,  Ғұмар  Қарашұлы  Октябрь  революциясын  Тұрымтайға  теңеп,  біздің  бүгінгі  жарқын 
өмірімізді  мансұқтап  отырғанын”  деген  саяси  зияны  мол  желпілдеме  сөздерді  айтқандар  болған. 
Сәбит Мұқанов Ғұмардың шығармашылық деңгейін едәуір тәуір бағалағанмен, кейінгі ойларға өзек 
болар тапшылдық пікірді әр тарауда аңғартып отырғанын айтпай кете алмаймыз. Бұл тенденция бар 
портреттерге  тән  құбылыс,  одан  ешкім  сау  қалған  жоқ.  Алайда,  Ғұмардың  “ХХ  ғасырдағы  қазақ 
әдебиеті”  зерттеуіне  ілігуінің  өзі  айрықша  мәнді  көрініс  екенін  бағалай  білу  керек.  Осы  кітапта 
әңгіме  болмай  қалғандардың,  оның  ішінде  Шәңгерей  Бөкеев,  Нұржан  Наушабаев,  Шәкәрім  Құдай-
бердиевтердің  шығармашылық  тағдырына  ойлана  көз  салсаңыздар,  онда  С.Мұқановтың  қаламы 
қалай бұлаңдағанымен көреміз.  
Е.Ысмайылов 1941 жылғы 9 сынып  оқулығында  және  СССР  жоғарғы  кеңесі  президиумының 
төрағасы К.Е.Ворошиловқа семей түрмесінен 1952  жылы жазған өтініш хатында қате көзқарасының 
себептерін былай ашады. Мұны түсіндірме деуден көрі ғылыми зерттеу еңбегі деседе болғандай.  
“Омар  Карашев” (1876-1921) видный  поэт  со  сложной  противоречивой  творческой  деятель-
ностью.  Получив  в  молодости  образование  в  духовной  школе,  Карашев  до 1905 года  работает 
имамом (духовным наставником); под влиянием первой русской революции (1905г.) он становится на 
путь просветительства, допуская даже русского учителя в медресе (в школу) при мечетидля обучения 
казахских  детей,  за  что  он  лишается  звания  духовного  сана  (имама).  После  этого  периода  (до 1914 
года) он активно выступает со своими проиведениями, беспощадно борясь с темнотой невежеством 
народной  массы,  призывая  их  к  овладению  русской  культуры,  также  критикуя  несправедливость 
царской администрации, волостных правителей и представителей эксплуататорских классов, с другой 
стороны  восхваляет  стары  феодальный  аул.  В 1917 году  становится  на  путь  буржуазного  нацио-
нализма, алашордынец; в 1918 году переходит на сторону социалистической революции, в 1919 году 
вступает  в  ряды  коммунистической  партии,  активный  советский  работник.  В 1921 году  умирает  от 
рук  белых  бандитов,  будучи  ответственнымработником  в  качестве  уполномоченным  по  хлебозаго-
товке.  Для  подтверждения  этих  фактов  имеются  все  данные  его  творчестве.  Исходя  изленинского 
положения  о  противоречии  Л.Толстого,  также  исходя  из  научного  опыта  русских  советских  лите-
раторов о творчестве А.Блока, В.Брюсова и других писателей с большим идейными противоречиями 
я  написал  раздел  учебника  Карашеве,  пытаясь  показать  сильные  и  слабые  стороны  его  творчества. 
Однако,  повторяю  раздел  учебника  о  Карашеве  написан  мною  неудачно,  ошибочно.  Кроме  того 
будущи автором учебника по казхской литературе я при разборе проиведений Карашева больше всего 
придерживался  в  рамках  программы  и  списка  произведений  поэта,  утвержденных  министерством 
просвещения  КазССР  (изд. 1939г.)  а  также  принимал  во  внимание  оценки,  данные  Карашеву,  как 
классику,  просветителю  казахской  литературы  революции  ІІ  съезда  писателей  Казахстана  (см.  жур
«Литература и искусство» № 7, 1937г.) и в истории КазССР (изд. 1943г.). Для выяснении истины о 
Карашеве о моей ошибки прошу ознакомиться: главой учебника по казахской литературе (изд. 1943, 

47 
 
1946  гг.)  и  рукописно-краткой  биографической  справкой  и  с  приложением  из  его  произведений  на 
русском  языке  под  названием  «Омар  Карашев» (33 стр.),  который  хранится  в  моем  личном  деле. 
“МБДК КазСРР” дегені  қателігін мойындау емес, қайта осындай ақын-жазушыларды әдебиет тари-
хында  зерттей  түсу,  елге  таныта  беру  қажеттігін  аңғартқан  еді.  Осындай  идеалогиялық  қияң-
қылықтарды Сәбит Мұқанов 20 жылдардың аяқ тұсында анық көріп, білгеннен кейін социологиялық 
тапшылдық  сөздерден  тартынбай  негізгі  идеясын  әдебиет  тарихында  кімдердің  болғанын  көрсету 
пиғылына дәлел еткенін аңғарамыз. 
 
 
 
 
Тиливалди-Хамраев А.  
                                                                  доктор филологических наук,                     
                                                                  главный научный сотрудник  
                                                                  Института  литературы и    
                                                                  искусства им.М.О.Ауэзова  МОН  РК  
 
НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ КАЗАХСТАНА 
      
 
 
 
 
                                                                                                  
Современная  историческая  наука  Казахстана  стремится  применить  такие  подходы,  помогающие 
всесторонне  осветить  те  стороны  исторического  процесса,  которые  прежде  оставались  в  тени.  Для 
такого  анализа  ученые  прибегает  к  нетипичному  методу  исследования,  экспериментируют  с  мас-
штабом  исследования.  Таков  концептуальный  подход    в  учебнике    «История  Казахстана» ,   извест-
ного  ученого,  доктора  исторических  наук,  отличника  образования  Республики  Казахстан,  награж-
денного  почетной  грамотой  Республики  Казахстан,  медалью «20-летие  Независимости  Республики 
Казахстан», золотой медалью «Бірлік» Ассамблеи Народа Казахстана,  профессора, Г.В. Кана. 
Данный учебник по истории Казахстана, который выдержал  несколько зданий подряд, был реко-
мендован в качестве базового Министерством образования  и науки Республики Казахстан КИСИ при 
Президенте  РК,  научно – экспертным советом АНК  и  историческом факультетом МГУ им. Ломо-
носова.  Следует  отметить,  широкий  круг  научных  и  общественных  интересов  ученого:  формиро-
вание собственной научной школы по проблемам межэтнических отношений в Казахстане, активное 
участие  в  работе  государственных  комиссий   Республики  Казахстан: (подготовка  Года  народного 
единства  и  национальной  истории-1998  г.)  участие  в  подготовке    различных  общественно-поли-
тических  документов  правительства  (один  из  авторов  «Доктрины  национального  единства  Казах-
стана»). Изучение национальной истории на основе единой  фундаментальной государственной про-
граммы  «Народ  в  потоке  истории» - было  и  остается  одной  из  актуальнейших  проблем  разработки 
современной научной методологии по истории Казахстана. Учебник «История Казахстана» для вузов 
Кана Г.В. является особо значимым  и личным вкладом в расширение горизонтов национальной исто-
рии казахского народа и формировании нового исторического мировоззрения нации.  
В  научном  переложении  история  Казахстана  с  древнейших  времен  до  современности,  в  этом 
незримом противостоянии смыслов и ценностей, предстает основным способом сохранения истори-
ческой памяти и  самосохранения нации, что невозможно без опоры на историческое прошлое. Кон-
цептуальное  решение  узловых  вопросов  национальной  истории  во  взаимосвязи  с  мировыми 
научными тенденциями и направлениями в аспекте сравнительной инвариантной  мировоззренческой 
системы становится доступна мировой науке благодаря основополагающей науке – науке об истории 
нации  и  государства.  На  стратегическом  этапе  состоявшегося  государства,  Кан  Г.В.  сумел 
всесторонне  осмыслить  историю  Казахстана  с  высоты  современной  науки  и  создать  целостную 
национальную  историческую  картину  Казахстана.  Несомненно,  в  учебно-воспитательном  процессе  
высших  учебных  заведений  чрезвычайно  важную  роль  играет  целенаправленное  изучение  отечест-
венной истории, и она, как основополагающая мировоззренческая дисциплина, не только дает знания 
о прошлом страны,  но и формирует гражданственность, уверенность в будущем. 
Историки,  критически  переосмыслившие  структуру  учебника  Кана  Г.В  «История  Казахстана», 
солидарны в том, что он содержит богатейший материал по истории Казахстана с древнейших времен 
до наших дней, учитывает и обобщает последние достижения исторической науки, а также истории 
Казахстана  как  учебной  дисциплины.  Нужно  отметить,  что  автор,  сопоставляя  различные  подходы, 
существующие  в  освещении  того  или  иного  события,  приводит  наиболее  аргументированные, 
общепринятые положения. В целом, книга зиждется на 4 основных принципах: 

48 
 
- опора на классические научные стандарты, что признано МОН РК, КИСИ при Президенте РК,  
АНК, МГУ имени М.Ломоносова; 
- опора на достижения последних лет и общепринятые точки зрения, что дает возможность автору 
избегать противоречий в интерпретации значимых исторических фактов; 
- опора на  принцип «практическое и наглядное исследование», все снятые фотоматериалы, ана-
лиз местности, ландшафта, предоставили возможность по- новому взглянуть на исторические собы-
тия; 
 - опора на интерактивность, нарративность материала /фольклор, сведения о биографии/ позво-
ляет обойти острые вопросы,  дискуссии и т.д. 
Беспрецедентный путь Казахстана после приобретения независимости требует переоценки отно-
шения к ее истории, переосмысления происходивших на протяжении веков событий, существенного 
углубления  понимания  ее  движущих  сил  и  энергий.  По  мнению,  Кана  Г.В.,  в  случае  успешного 
результата  исследований  и  анализа  событий  это  поможет  углубить  понимание  исторических  про-
цессов и выявить имплицитные вызовы, а также определить пути для противостояния с ними вообще. 
Общеизвестно,  что  способность  предвидеть  возникновение  социальных  и  природных  катастроф 
превращает историческую науку в разряд великих наук, который свою очередь может способствовать 
созданию уникальной цивилизации и культуры, решать чрезвычайно сложные  задачи современного 
общества, преодолевать социальные коллизии и природные катаклизмы,  общественную пассивность. 
Такой  исторической  науке  легче  будет  разгадывать  тайны  инерции  исторического  процесса  и 
выигрывать  там  где  она  часто  проигрывала.  В  эпоху  глобализации  проигрыш  исторической  науки 
означает  не  только  разрушение  национальной  системы  бытия  отдельного  народа,  но  и  всей  циви-
лизации.  Именно содержательная структура учебника Кана Г.В. объясняет причины усложнения об-
щественно-политических и культурно-религиозных отношений, рост масштабов которых и скорость 
их  изменений    может  порождать  опасность  и  сломать  сложившиеся  формы  жизни,  беспощадно 
истреблять  людей  и  природу.  Учебник  по  историю  Казахстана  Кана  Г.В.  предназначен    для  пони-
мания природы историко-культурных и социальных изменений, раскрытия глубины усложнившихся 
общественных коллизий, что, в конечном счете, должно стать предпосылкой контроля общества над 
стихийными явлениями бытия. 
Другой особенностью учебника является его воспитательная функция. В книге справедливо отме-
чено,  что  в  таком  поликультурном    этническом    обществе  как  наша,  казахстанская  история  играет 
неоценимую  консолидирующую  и  общественно-  политическую  роль.  Несмотря  на  очевидную 
актуальность исторической науки, в настоящее время ощущается нехватка всесторонних и глубоких 
исследований по истории Казахстана.  В  стране осуществляется глобальная реформа образования и 
переход на совершенно иную кредитную систему обучения (программа "Народ в потоке истории") , 
предполагающую  разнообразие  учебников  и  учебных  источников.  Поэтому  книга  Кан  Г.В.,  бес-
спорно, является своевременной и полезной. 
Учебник  профессора  Кан  Г.В.  выгодно  отличается  от  других  подобных  изданий  тем,  что  опти-
мально сочетает фундаментальную и прикладную стороны исторической науки.  Эти ценности сфор-
мулированы на основе обобщений  истории Казахстана с древнейших времен до наших дней и высту-
пают  целостной  формой  ее  саморазвития,  самокритики,  самосовершенствования  человека  и  об-
щества.  Книга  Кана  Г.  В. - это  начало  выработки  новых  ценностей  истории,  необходимый  инстру-
мент  ее  самосовершенствования,  формирования  общественной  путей  избегания    хаоса,  дезорга-
низации  и  распада.  Любое  познание  истории,  по  конечному  выводу  автора,  включает  не  только 
механистическое описание предметной семантики исторического процесса, а объяснение его причин 
и  условий,  а  также  понимание  того,  на  каком  уровне  само  общество  осознает  смысл  собственных 
действий и устремлений. Это соответственно предполагает для человека и общества актуальность их 
изучения, накопление опыта для корректировке этих изменений и контроля. Данный процесс может 
анализироваться  с  точки  зрения  уровня  сообщества  и  роли  личности  в  целом,  потому  что  истори-
ческий  процесс  неизбежно  включает  в  себя  духовную  эволюцию    и  практическую  рефлексию  на 
общественные  события.  Отказ  от  решения  социальных    и  этнокультурных  противоречий  может 
постепенно стимулировать углубление рефлексии. Внимательное изучение учебника доказывает, что 
в истории сохранились лишь те культуры, те ее формы и ценности, которые нацеливают личность на 
воспроизводство,  сохранение,  интеграцию.  Если    общество    создает  условия  для  сохранения  через 
деятельность человека исторически  сложившихся  социально-культурных отношений,  то  оно обес-
печивает также основу для своего существования.   
Автору удалось в своем учебнике в достаточно объеме отразить современные достижения исто-
рической  науки.  Его  большой  педагогический  опыт,  знание  методологических  подходов  позволили 

49 
 
сделать  содержание  учебника  всеохватывающим,  доступным,  легко  читаемым,  занимательным  и 
одновременно отвечающим насущным требованиям общества. Книга удивительным образом расска-
зывает  об  историческом  опыте  Казахстана,  особенности  казахского  народа,  становящегося  ярким 
примером созидания и всеобъемлющего успеха. 
Во  вводной  части  Кан  дает  методологическое  обоснование  исследуемого  материала.  Он  в 
частности пишет: "'История Казахстана имеет свой логический стержень, который проходит через все 
эпохи,  этапы  и  периоды,  начиная  с  древних  времен  до  наших  дней.  Он  воедино  связывает  все 
разнообразие  событий  и  явлений  в  пространстве  и  во  времени,  именуемым  отечественная  история. 
Что же является этим стержнем? Это этногенез государствообразующей нации - казахов и совместная 
история всех народов Казахстана. Вокруг этой оси отбираются, группируются и обобщаются факты, 
события,  документы.  В  противном  случае  история  будет  состоять  из  простой  суммы  отдельных 
эпизодов,  может  быть,  любопытных  и  забавных,  но  вне  этой  логической  связи  бессмысленных  и 
бесполезных".  Действительно,  анализ  истории  Казахстана  как  государствообразующей  нации,  где 
отражается  в  полном  объеме  история  всех  народов,  населяющих  Казахстан,  требует  не  только 
понимание  механизмов общественных отношений, но и путей дальнейшей их гармонизации, так как  
она является истинным богатством народа республики. 
Профессор Кан Г.В. имеет более ста научных исследований, в том числе отдельные монографии, 
опубликованные  как  в  Казахстане,  так  и  за  рубежом.  Ведущие  отечественные  ученые-историки,  в 
частности, доктора исторических наук, профессора М.К.Койгелдиев, Т.О.Омарбеков, А.Г. Сармурзин 
и  многие  другие,  которые,  прежде  всего,  ценили  Кана  Г.В.  как  ученого-историка,  высококвали-
фицированного  специалиста  в  области  исторической  науки  и  автора  актуальных  научных  трудов  и 
исследований,  отметили  качественно-количественные  методы  в  историографии  массовых  статисти-
ческих данных по социально-политической истории, методы изучения динамики и структур истори-
ческих явлений и процессов, многомерного анализа, основные принципы моделирование автором, в 
изучении  сложных  общественно-политической  истории,  типологии  исторических  парадигмов  и 
явлений и т.д.. 
 Книга  отпечатана  на    твердом  переплете,  прекрасно  оформлена,  полиграфия  учебника,  как 
отметили  участники  презентации,  безупречна.  Учебник  является  бесценным  вкладом  в  развитие 
исторической науки и социологии нашей республики. 
 

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   30


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал