С. А. Жиренов Бас редактордың орынбасары


Список использованной литературы



жүктеу 5.01 Kb.
Pdf просмотр
бет6/14
Дата09.01.2017
өлшемі5.01 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Список использованной литературы 
1.  Волынкина  С.В.  К  проблеме  определения  иллокутивной  цели  похвалы  // 
Язык и социальная динамика: Сб. науч. тр. Красноярск, 2008. – 19 c. 
2.  Ивин А.А. Логика норм. - М.: Изд-во Московск. ун-та, 1973. – 122 с. 
3.  Dickson  D.,  Sauders  Ch.,  Stingler  M.  Rewarding  People:  the  Skill  of 
Responding Positively. - London, New York: Routledge, 1993. – 232p. 
4.  Twentier  G.  The  Positive  Power  of  Praising  People.  -  Chicago:  Contemporary 
Books, Chicago, 1998. – 202p. 
5.  Серебрякова  Р.В.  Национальная  специфика  комплимента  и  похвалы  в 
русской и английской коммуникативных культурах. // Язык, коммуникация и 
социальная среда. Вып.1. – Воронеж, 2001. – с.140-148. 
6. Серебрякова Р.В. Национальная специфика речевых актов комплимента и 
похвалы  в  русской  и  английской  коммуникативных  культурах.  //  Культура 
общения и ее формирование. №9. – Воронеж: ВОИПКРО, 2002. – с.22-26. 
Аннотация 
В  воспринимаемых  нами  текстах  представлено  не  только 
информационное, 
когнитивное, 
но 
и 
экспрессивно-эмоциональное 
содержание.    По  доминированию  названных  компонентов  содержания 
квалифицируются  речевые  акты.  Комплимент,  лесть,одобрение,оценка, 
похвала  -  это  речевые  акты.  Одним  из  распространенных  экспрессивно-
эмоциональных  высказываний  является  похвала.  Целью  статьи  является 
описание  специфики  похвалы  как  речевого  акта.  Для  достижения  цели 
сформулированы следующие задачи: 
1)
 
дать определение речевого акта похвалы; 
2)
 
осуществить классификацию речевых актов похвалы
3)
 
описать специфику речевых актов похвалы; 
4)
 
выявить особенности использования и восприятия похвалы. 
Ключевые  слова:  похвала,  адресат,  речевой  акт,  иллокутив, 
комплимент, интенция. 
 
Аbstract 
Our  texts  are  perceived  by  us  and  have  not  only  informational,  cognitive  , 
but also expressive and emotional content . Speech acts are classified according to 

 
53 
the dominants of these components of the content: compliment , flattery , approval, 
evaluation , praise. One of the common expressive emotional statements is praise. 
The  aim  of  the  article  is  to  describe  the  specifics  of  praise  as  a  speech  act  .  We 
formulated the following objectives to achieve the goal  : 
1) to give definition on of the speech act of praise ; 
2) to classify speech acts of praise ; 
3) to describe the specifics of the speech acts of praise ; 
4 ) to Identify the pattern sand usage and perception of praise. 
Keywords: praise, recipient, speech act, illocution, compliment, intention. 
 
 
УДК 801.61       
             
АДЕКВАТНОСТЬ ПЕРЕДАЧИ СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРИЁМОВ  В 
ТЕКСТАХ ПЕРЕВОДА 
 
Мирзабаева Айгуль - магистрант КазНПУ им. Абая 
 
Аннотация 
Современная переводческая деятельность связана с разными по стилю 
текстами-оригиналами. Передать чувства, состояние, переживания автора 
при  переводе  вовсе  нелегко.  Для  этого  недостаточно  обладать  большим 
словарным  запасом,  также  важно  уметь  распознать  экспрессию  в 
переводимом  тексте.  Перевод  метафор,  метонимий,  сравнений,  аллюзий 
требует серьёзного подхода. При переводе текстов на центральное место 
ставится 
достижение 
эквивалентности 
перевода 
– 
сохранения 
относительного  равенства  смысловой,  семантической,  стилистической  и 
функционально-коммуникативной  информации  и  адекватности  перевода  – 
воссоздания  единства  формы  и  содержания  оригинала  средствами  другого 
языка. 
Целью  курсовой  работы    является  выявление  и  передача 
стилистических  единиц  в  текстах  перевода.  Для  достижения  указанной 
цели  поставлены  следующие задачи:  
 - выявить общие характеристики  стилистических приёмов ;  
- раскрыть сущность их передачи на другой язык ; 
- изучить их виды и способы передачи. 
Ключевые  слова:  адекватность,  эквивалентность,  приём,  экспрессия,  
замена, перевод. 
 
Перевод  —  лингвистический  процесс,  межъязыковое  преобразование 
или трансформация текста на одном языке в текст на другом языке; средство 
обеспечить  возможность  общения    между  людьми,  говорящими  на  разных 
языках.  Так,  В.И.  Комиссаров  считает,  что:  "процессом  перевода  называются 
действия  переводчика  по  созданию  текста",  выделяет  несколько  уровней 
эквивалентности  и останавливается на стилистических вопросах перевода [1, 

 
54 
с. 117].  
Для    чего    переводчики    пользуются  при  переводе    стилистическими 
приёмами?    Думаю,  чтобы  придать  тексту  большую  яркость  и 
выразительность.  У  переводчика  есть  следующий  выбор:  либо  попытаться 
скопировать прием оригинала, либо, если это невозможно, создать в переводе 
собственное 
стилистическое 
средство, 
обладающее 
аналогичным 
эмоциональным  эффектом.  Это  -  принцип  называется  стилистической 
компенсацией,  о  которой  К.И.Чуковский  говорил,  что  не  метафору  надо 
передавать  метафорой,  сравнение  сравнением,  а  улыбку  -  улыбкой,  слезу  - 
слезой  и  т.д.  Для  переводчика  важна  не  столько  форма,  сколько  функция 
стилистического  приема  в  тексте.  Это  означает  определенную  свободу 
действий:  грамматические  средства  выразительности  возможно  передавать 
лексическими  и  наоборот;  опустив  непередаваемое  на  русский  язык 
стилистические  явление,  переводчик  вернет  "долг"  тексту,  создав  в  другом 
месте  текста  -  там,  где  это  наиболее  удобно  -  другой  образ,  но  схожей 
стилистической направленности. 
Перевод  стилистических  приемов  художественного  произведения  с 
одного языка на другой всегда  являлся  одним из важных аспектов теории 
перевода, так как в нём  помимо воссоздании смысла должна адекватно быть 
донесена  до    читателя  и  образная  сторона.  Отличительной  чертой  любого 
художественного  текста  является    передача  логической,  рациональной 
эмоционально-эстетической, 
экспрессивной 
информации. 
Различные  
лексико-  синтаксические  приёмы  служат  проводником  данной  информации 
и  от  того  на  сколько    адекватно  они  будут  переведены  с  одного  языка  на 
другой 
зависит 
точность 
художественного 
перевода. 
Так 
как 
художественный  текст  обладает  национально-культурной  и  временной 
обусловленностью,  то  задача  переводчика  также  состоит  в  её  правильной, 
эквивалентной передаче.  
При  переводе  художественного  текста  с  одного  языка  на  другой                
большую  роль  играет  стилистический  подход,  развиваемый  в  трудах  таких 
учёных – лингвистов, как А.В. Федоров, Л.С. Бархударов, М.П. Брандес, Т.Р. 
Левитская,  А.М.  Фиттерман,    А.Д.  Швейцер,  J.A.  Catford,    R.  Jakobson,  E. 
Nida,  T.  Savory.    Именно  он  способствует  объективной  функционально-
стилистической  диагностики  полноценности  перевода.  Она  означает 
передачу  смысла  подлинника  и  полноценное  стилистическое  соответствие 
ему.  Исследование  перевода  стилистических  приемов  с  одного  языка  на 
другой  –  это  стремление  раскрыть  диалектическое  единство  соотношения 
содержания  и  формы  оригинала  средствами  перевода.  Смысловая 
многоплановость художественного текста определяет стилистику текста, его 
стилевые  нюансы.  Принципу  переводимости  в  теории  перевода 
соответствует принцип сопоставимости в стилистике.  
Рассмотрим  анализ  стилистических  приёмов из отрывка  романа Дж. 
Гришема  “Вердикт  за  деньги”  путем  эквивалентного  перевода  некоторых 
лексико-синтаксических 
стилистических 
приёмов, 
в 
которых 
он 
воплощается. 

 
55 
Assembled at this moment in his courtroom were some of the brightest legal 
minds and largest egos in the country.( RJ,27) - В настоящий момент в зале суда 
собрались  некоторые  из  самых  блестящих  юридических  умов  и  самых 
важных персон в стране.  
Рассмотрим  к  каким  переводческим  трансформациям  прибегла 
профессиональный  переводчик    И.Доронина  с  целью  передачи  эстетики 
индивидуального  стиля:  первая  метонимия  “minds”  переведена  на  русский 
язык  дословно  как  “умы”,  а  вот  вторая  “egos”(эго,  мыслящая  личность) 
переводится при помощи  трансформации конкретизации как “персона”. 
On the other side was the law itself-the Judge sitting elevated above the rest, 
the packs of stuffy lawyers looking down their nasty noses, the clerks, the deputies, 
the  bailiffs  (RJ,29)  –    По  другую  -  восседал  сам  закон  в  лице  судьи, 
возвышавшегося  над  остальными,  множество  надутых  адвокатов, 
зарывшихся носами в бумаги, клерков, приставов и судебных исполнителей . 
При  переводе  эпитете  “nasty”  (отвратительный)  была  использована 
переводческая  трансформация  смысловой  модуляции  с  целью  сохранения 
отрицательной коннотации. 
Maybe he'd dropped out but still liked the notion of referring to himself as a 
part-time  student.  Maybe  it  made  him  feel  better,  gave  him  a  sense  of  purpose, 
sounded good.(RJ,1).  -    Может  быть,  он собирался  куда-нибудь  поступить.  А 
может  быть,  бросил  учебу,  но  ему  нравилось  называть  себя  студентом-
заочником. 
При  переводе  анафоры  И.Доронина  дабавляет  частицу    “а”,  которая 
выступает средством когезии двух предложений. 
“And what really makes me mad, Lou Dell, is that right now the Judge and all 
the lawyers and their clients and the witnesses and the clerks and the spectators and 
everybody  else  involved  with  this  trial  are  sitting  down  to  a  nice  lunch  in  a  nice 
restaurant  with  real  plates  and  real  glasses  and  forks  that  don't  snap  in  two.  And 
they're  ordering  good  food  from  a  thick  menu.  (RJ,87).  -    И  что  бесит  меня 
больше  всего,  Лу  Дэлл,  так  это  то,  что  в  этот  самый  момент  судья  Харкин, 
адвокаты,  их  клиенты,  свидетели,  служащие  суда,  зрители  -  все,  кто  имеет 
отношение  к  процессу,  обедают  в  хорошем  ресторане,  пьют  из  настоящих 
стаканов,  едят  на  настоящих  тарелках,  настоящими  вилками,  которые  не 
переламываются  пополам.  И  заказывают  хорошую  еду  из  весьма  богатого 
меню. 
В  данном  примере  переводчица  сочла  нужным  не  сохранять  приём 
полисиндетона, тем самым изменив ритм повествования. 
And  in  the  center  of  the  table  were  the  jury  muffins  (RJ,53)  –  Посредине 
стола красовались "присяжные пончики".  But anyway, I guess this is about the 
biggest one we've ever had. Civil, that is (RJ,54). - Впрочем, это будет, кажется, 
самый громкий процесс из всех, какие здесь когда-либо слушались. Я имею в 
виду, из гражданских процессов.  
При  переводе  с  английского  языка  на  русский  инверсия  может  как 
сохранять, так и не сохранять начальное положение в предложении. 
Partially out of a mixture of eagerness and boredom, and partially on a hunch 

 
56 
that someone would be waiting, Nicholas Easter slipped through the unlocked rear 
door  ...  (RJ,52)  –  Отчасти  из  скуки  и  любопытства,  отчасти  из интуитивного 
подозрения, что кто-нибудь увяжется за ним, Николас Истер прошмыгнул в 
незапертую заднюю дверь здания суда... 
 Вполне  допустимым  является    в  переводе  перестановка  при 
перечислении однородных членов предложения. 
Эллиптические 
предложения 
(ЭП) 
выступают 
одним 
из 
распространённых  стилистических  приёмов    текстов  различных  жанров, 
придавая  им  образность  и  являясь  средством  когезии  [2,  с.7,4,  с.8].  Они 
переводятся  на  русский  язык  либо  также  редуцированными  структурными 
типами  с  различной  семантикой,  либо  полносоставными  предложениями, 
например:  
The six had the option of leaving immediately, five chose to do so.  Down to 
189 (RJ,27).  - Консультанты вычеркнули их имена в своих списках. Осталось 
189 . 
Wasn't his job to say a word (RJ,5) –  Разговаривать - не его дело.  
Nice to let these folks know why they're here. (RJ,27) – Включив микрофон, 
стоявший  перед  ним  на  столе,  он  коротко  изложил  суть  дела  для  сведения 
присутствующих: должны же они знать, зачем они здесь.  
 В    данном  примере  переводчица  использовала  синтаксическую 
трансформацию объединения предложений. 
Особую  разновидность  ЭП  составляют  ЭП  с  семантикой  прямого  и 
косвенного побуждения  к выполнению действия [3, с.76]. 
 Did you hear any rumors or gossip about any of the parties in the trial?  Any 
of the lawyers? Any of the witnesses? (RJ,84) –Не слышали ли вы каких-нибудь 
сплетен  или  слухов  относительно  чего  или  кого  бы  то  ни  было,  имеющих 
отношение к процессу? Об адвокатах? О свидетелях? 
В  данном  примере  наблюдается  дословный  перевод  на  русский  язык 
косвенных  эллиптических  повелительных  предложений  в  составе 
“многозвенных вопросов”. 
“Time 
to 
go,” 
she 
said 
firmly 
(RJ,83). 

Пора! 
-  строго  сказала  она.  В  данном  примере    эллиптическое  повелительное 
предложение  оригинала  переводится  на  русский  язык  также  эллиптическим 
предложением, но при помощи переводческой трансформации лексического 
опущения глагола “to go”. 
     Итак,  проведённое  в  статье  описание  специфики  перевода 
конструкций  с  различными  стилистическими  приемами  с  английского  на 
русский  язык,  продемонстрировало,  что  при  передаче  образом  перевода 
экспрессивной  информации  оригинала    большая  её  часть  сохраняется.  При 
несовпадении  объёма  экспрессивной  информации,  возникающем  из-за 
различий  в  степени  экспрессии  в  двух  языках  переносных  значений 
языковых  эквивалентов,  переводчик  вынужден  прибегать  к  различным 
трансформациям:  компенсации  и  смысловой  модуляции,  конкретизации  и 
генерализации,  лексического  опущения  и  добавления,  членения  и 
объединения предложений, и т. д. 

 
57 
 
Список использованной литературы 
1.  Комиссаров  В.Н.  Лингвистика  перевода.  М.:  Книжный  дом 
“Либроком”, 2009 
2. 
Коваленко 
Е.В. 
Эллиптические 
структуры 
как 
элемент 
художественного  текста  (на  материале  англоязычной  оригинальной 
ипереводной литературы). Автореферат ... ... канд. филол. наук, Спб., 2006. 
3.  Кузьменко  Н.А.    Косвенные  экспрессивные  акты  в  диалогической 
коммуникации: грамматика экспрессии. Дис.... канд. филол. наук, Белгород, 
2010.           
Аңдатпа 
Қазіргі  аудармадағы  стильдік  қызметте  бөлек-бөлек  мәтіндермен-
түпнұсқалармен қатар  салыстырылады.  Ұтқыр  сезім  мен  күйді,  автордың 
аударуы үлкен шеберлікті қажет етеді. Ол үшін аудармашыға сөздік қоры 
мол болуы қажет. Аудармашы үшін сөз мағынасын бейнелеуіш элементтер 
(метафора,  метонимия,  синекдоха,  т.б.)  аудармаға  қиындық  келтіреді. 
Мәтіндегі  аударманың  баламалығының  табысы  -  семантикалық 
ақпараттың салыстырмалы стильдік және функционалді-коммуникативтік 
жағынан анық көрінеді.   
Кілтті  сөздер:  адекваттылық,  баламалық,  әдіс,  экспрессия,  
ауыстырушылық, аударма. 
 
Аbstract 
Modern translation activity is closely connected with original texts which are 
different in style. It is very difficult to show author’s feelings, state, experiences in 
translated  language.  It  is  not  enough  knowledge  of    large      lexics  but  also  it  is 
important to recognize 
expression in the translated text. 
 
Translation 
of  
metaphors,  metonymies, 
similes,  allusions  are  required  a  serious  approach. 
During  the  translation  the  central    part    is    to    achieve    the  translational 
equivalence  ,  i.e.  to  keep  relative  equality  of  semantic,  stylistic,  functional-
communicative  information  and  the  translation  identity  –  recreation    the  unity  of 
shape and  content of  original  text by means of   another  language. 
The    aim  of    undergraduate’s  thesis    is  to    revealing  and  translation  of 
stylistic    units  in  translated    texts.  The  following  objectives  were  formulated  for 
goal  achieving : 
1.
 
To reveal  general characteristic of stylistic  methods
2.
 
To detect the   essence of their  translation into another  language; 
3.
 
To investigate their  types and translation methods; 
4.
 
To study the  classification. 
Key  words:  identity,  equivalence,    method,  expression,  substitution, 
translation. 
 
 
УДК 82-311.3 
 

 
58 
ЖАНРОВАЯ ФОРМА И ЯЗЫКОВАЯ ИГРА В РОМАНЕ РАВИЛЯ 
АЙТКАЛИЕВА «ТАМ, ГДЕ НАС НЕТ» 
 
Секербаева Жанар Сансызбаевна - 
Казахский Национальный Педагогический университет им. Абая, 
институт Магистратуры и PhD докторантуры  
 (Республика Казахстан, город Алматы) 
jansek@yandex.ru 
 
Аннотация 
В  данной  статье  мы  рассмотрели  приемы  языковой  игры  в  романе 
Равиля  Айткалиева,  который,  на  наш  взгляд,  возвращает  в  казахстанскую 
прозу  жанр  травелога,  актуализируя  его  в  современном  литературном 
процессе.  Автор  через  призму  игры  создает  новую  смысловую  реальность, 
позволяет  проникнуть  в  суть  вещей  и  увидеть  их  с  новой,  неожиданной 
стороны.  Смешение  позиций  автора  и  героя  создает  ощущение 
причастности  и  переживания  путешествия,  которое  из  реального 
превращается  в  метафизическое.  В  финале  которого  происходит  если  не 
взросление, то как минимум умудрение. 
Также  дана  попытка  выделить  особую  поведенческую  модель  Равиля 
Айткалиева, 
заключающуюся 
в 
нестандартном 
отношении 
к 
действительности.  Игра  как  способ  освоения  действительности  – 
значимый посыл текста автора. 
Ключевые  слова:  языковая  игра,  язык,  пародия,  текст,  коммуникация, 
семантика и т.д. 
 
Казахстанские  писатели-постмодернисты  в  начале  2000  годов  были 
названы  писателями  «новой  волны».  Такие  авторы  беспокоили 
«законодателей»  литературного  стиля,  «хранителей»  традиций  прозы  и 
поэзии.  Мы  имеем  в  виду  эстетику  постмодернизма  с  ее  децентрализацией, 
осмеиванием, сарказмом.  
Равиль  Айтаклиев  –  один  из  представителей  «новой  волны»;  поэт, 
прозаик,  драматург,  редактор,  издатель.  Родился  в  1956  году  в  Алма-Ате. 
Автор  идеи  и  составитель  трех  экспериментальных  сборников  текстов 
современных казахстанских литераторов «Картель Бланшар», «Гран Фри» и 
«сорок.четыре». Выпускник мастер-класса фонда «Мусагет», публиковался в 
журналах  «Аполлинарий»,  «Аманат».  Кроме  того,  Равиль  известен  как 
профессиональный  математик-аналитик,  ему  принадлежат  многочисленные 
публикации в области политологии.  
Произведение  «Там,  где  нас  нет»,  по  авторскому  убеждению,  - 
«записки  не  слишком  сентиментального  путешественника».  Действительно, 
острая  ирония,  юмор  исключает  мелодраму.  Это  художественный  дневник 
заокеанской  жизни,  с  тонкими,  проницательными  наблюдениями  как  со 
стороны,  так  и  изнутри.  Это  современный  казахстанский  травелог. 
Постсоветского путешественника интересует все в США – бейсбол, мюзикл, 

 
59 
бойскауты, случайные прохожие, женщины, мексиканцы и афроамериканцы 
и  даже  вредные  привычки.  Но  главное  –  это  свобода,  демократия, 
«национальная  мечта-идея»,  смысл  счастья.  Выводы  неутешительны: 
«Кончились общие времена, и мы все – больше не современники… черепаха 
(времени) уползла в постмодерн и дальше… Теперь мир – Большая Охота».  
Роман «Там, где нас нет» разделен на три тома (скорее это тетради), к 
финалу они стремительно убывают, наполняясь лиризмом и пафосом. Нужно 
прислушаться к шутливым вопросам автора. Там, где нас нет,  - нет вообще 
никого,  ибо  только  вместе  со  всеми  ощущаешь  свою  отдельность.  Первый 
том  носит  название  «Американское  рондо»,  в  котором  главный  герой, 
собственно сам автор, определяет линию «Записок»: 
Готовьте ответы, американцы, а, особенно, 
американки, 
я еду без ответов, но с вопросами [1, с.196]
Эти вопросы автор адресует своим собеседникам, его интересует, курят 
ли подростки травку в школе, посещают ли они вообще учебные заведения, 
как  чувствуют  себя  индейцы  в  современной  Америке,  как  проводятся 
демонстрации  и  т.д.  Повествование  представлено  вопросами  и  ответами, 
причем, некоторые мысли автор приводит, как мысли про себя. Графически 
они выделаются кавычками.  
«Ты откуда Саид? Стреляли». 
Ресторанов у вас тут много. 
Да? 
Полтора года и нет? 
Высокий риск? 
Интересно. 
Надеюсь, не рэкет? 
Ну да, вы это уже проходили. 
Большинство за равноправие, но без квот, 
потому, что квоты – это неравноправие? 
«Что такое равные права 
без равных возможностей, 
это мы уже знаем» [1, с.197-198].  
Несмотря  на  то,  что  мы  не  видим  респондента,  мы  ощущаем  живой 
диалог,  иногда  даже  спор,  дискуссию  главного  героя  с  такими  разными 
жителями  США.  И  часто  такая    коммуникация  -  на  грани.  Известно,  что  в 
Штатах,  если  поднимается  расовая,  этническая  тема,  то  очень 
политкорректно.  Существуют  определенные  правила,  по  которым  о  ней 
можно  говорить.  Но  существует  там  жанр  контраверси.  Контраверси  –  это 
спор. В этом жанре допустимы подобные неполиткорректные вещи. 
Черных в рабстве держали? 
Так они в этом рабстве лучше жили, чем в Африке. 
И сейчас лучше живут, уже без рабства. 
Что-то они не едут в Либерию,  
хотя ее специально основали для их возвращения 

 
60 
еще до Линкольна. 
Ну да, лучше жить здесь и постоянно жаловаться, 
 не учиться, хотя возможностей – масса, 
баскетбол, бокс, музыка, армия – все это славно, 
но почему только это? 
Цвет профессора – это не важно
важна теорема, которую он доказывает.  
Доказывайте теорему. 
Почему индейцы не любят социальных работников афро-американцев? 
Потому, что вам ни до кого нет дела, 
для вас существенны только ваши язвы, 
А тогда страдает дело, в том числе и ваше [1, с.221]
В  США  была  разработана  целая  политика  аффирмации  (с  англ.  – 
«утверждение»)  –  федеральная  политика  подтягивания  расово-этнических 
меньшинств 
– 
выделение 
их 
представителям 
различных 
квот, 
образовательных  грантов,  предоставление  рабочих  мест.  Сейчас  многое 
изменилось.  Но,  несмотря  на  это,  разница  и  отставание  все  равно 
сохранились.  Почти  60%  заключенных  в  американских  тюрьмах  –  это 
афроамериканцы  и  частично  латиноамериканцы.  Индейцы  по-прежнему 
находятся  на  одном  из  последних  мест  по  принятым  в  американской 
культуре  параметрам  успеха  –  доходам,  уровню  образования  и 
профессиональному положению.  
В тексте Равиль Айткалиев не только задает вопросы, но еще, конечно, 
и  играет  ассоциациями,  аллюзиями,  делая  актуальной  интертекстуальность, 
придумывает  заголовки  новостей  в  масс-медиа,  создавая  воображаемую 
игровую реальность.  
Попробовать хотелось, 
 
не скрываю – «Герой-иностранец 
логически и ногами 
находит пропавшую соотечественницу, 
которую умыкнула этно-многообразная мафия (New York Times). 
Встреча с президентом (Washington Post). 
Некоторые фотомодели  
сердечно приветствуют скромного исследователя  
USA (ABC).  
И под серой походной бейсболкой 
может напряженно стучать благородный пытливый brain (CNN). 
Ведущий ток-шоу «Сердце красавицы склонно» (CBS): 
Задиг, Шерлок Холмс, патер Браун, 
Эркюль Пуаро, Он, Индиана Джонс. Да, забыл – Дюпен еще. 
Кто в списке лишний? 
Ответ красавицы с сердцем: 
Все кроме Него [1, с.201-202].  
Очень интересны размышления автора, для него «Записки» - не просто 
дневник  путешественника,  но  попытка  понять,  осмыслить  бренный  мир. 

 
61 
Выходя за границы, можно постичь что-то новое и неожиданное. Это один из 
видов  постмодернистской  игры  автора,  которая  обнаруживается  в 
использовании 
отдельных 
приемов 
– 
пародия, 
аллюзии, 
интертекстуальность,  загадка,  ирония.  Нужно  отметить,  что  в  анализе 
постмодернистских  текстов  всегда  подчеркивались  нейтральность  и 
самоустранение автора, однако мы вслед за У.К. Бутом полагаем, что «автор 
может менять маски, но никогда не может исчезнуть». Идея «имплицитного 
автора»  была  предложена  в  работе  «Риторика  художественной  прозы»  [2, 
жүктеу 5.01 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет