Республики казахстан



жүктеу 5.14 Kb.

бет34/44
Дата09.01.2017
өлшемі5.14 Kb.
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   44

«ЖЕНСКАЯ ТЕМА» В КАЗАХСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 
 
Аннотация.  В  настоящей  статье  авторами  проделана  попытка  раскрыть 
историю отражения «женской темы» в казахской литературе. 
Ключевые  слова:  образ  женщины,  предмет  восхищения,  разочарования, 
внутренний мир, психологизм.  
   
«Женская  тема»  в  истории  казахской  литературы  берет  свое  начало  еще  с 
фольклора, с произведений социально-бытового эпоса, лироэпических  поэм «Козы-
Корпеш  и  Баян-Слу»,  «КызЖибек»  и  др.  Это  связано  с  изображением  личностного 
начала,  изображения  частной  жизни  героя,  выдвижения  на  первый  план  любовной 
коллизии, с любовно-приключенческими сюжетами. 
Впервые  образы  женщин  в  казахской  письменной  литературе  появились  в 
связи  с  отражением  в  литературе  самого  сущностного  в  жизни  человека,  прежде 

 
                
 
 
 
 
БҚМУ Хабаршы №1-2016ж.  
 
269 
всего,  отражением  экзистенциальных  парадигм,  поиском  ответов  на  самые 
существенные для культуры вопросы,  в начале XX столетия.  
Понятие  «экзистенциальная  парадигма»  вводится  в  литературоведение 
российским  исследователем  Г.А.  Белой.  Применительно  к  эстетике  слова,  к 
художественному  отображению  и  изучению  жизни,  по  мнению  казахстанского 
литературоведа  А.С.  Исмаковой,  введение  этой  категории  представляется 
необходимым и оправданным.  
Экзистенциальная парадигма  –  это сумма самых существенных для культуры 
вопросов  и  ответов:  что  такое  жизнь,  что  такое  смерть,  что  такое  государство,  что 
такое  власть,  что  такое  любовь,  что  такое  дружба,  что  такое  свобода,  что  такое 
личность и все, что входит в круг экзистенциальных проблем человека [1, с. 15].  
С  «женской  темой»,  тесно  связанной  с  вопросами  разносторонней  сущности 
любви между мужчиной и женщиной, как отражение экзистенциальной парадигмы, 
читатель  знакомится в  казахской  поэзии,  начиная  с  произведений  Абая  Кунанбаева 
(1845  –1904).  Одним  из  таких  произведений  стало  широко  известное  всему 
казахскому  читателю  стихотворение  «Көзімнің  қарасы»/  «Свет  моих  очей», 
впоследствии ставшее классическим музыкальным произведением.  
С  любовной  лирикой,  отражающей  женский  образ  как  предмет  восхищения, 
воспевания ее красоты, как виновницы печали и горести лирического героя, читатель 
впоследствии знакомится через поэзию С.Торайгырова, М.Жумабаева, С.Сейфуллина 
и др. 
К  образу  женщины,  к  решению    социального  вопроса  о  ее  свободе  в 
соответствии  с  идеологией  государства  казахская  проза  наиболее  активно  начала 
обращаться в начале двадцатого века.   Таким первым прозаическим произведением  
оказался  роман  С.Кубеева  (1878  –  1956)  «Калым»  (1913).      Произведение  Кубеева 
было  оценено  как  значительное  явление  в  истории  формирования  казахской 
художественной прозы. Публикация романа была воспринята как  одно из наиболее 
выдающихся  событий  в  культурной  жизни  казахского  народа,  «журнал  «Айкап» 
отмечает роман в числе наиболее значительных событий года». Герои этого романа –  
Кожаш  и  Гайша–  стали  любимыми  персонажами  молодых  читателей.  По  словам 
М.Ауэзова,  «казахский  читатель  буквально  зачитывался    первыми  романами  типа 
«Калыма», ценя в них правдивое отображение запросов современности». 
Героиня романа, юная Гайша, которую отец пытается выдать замуж старому, 
состоятельному  Турлыгулу,    стремится  отстоять  свое  женское  счастье  с  любимым 
Кожашем.Гайша и Кожаш  – люди нового времени,  новых взглядов на жизнь, хотя 
они типичные аульные жители, ничем примечательным не выделяющиеся. Благодаря 
целеустремленности молодой девушке удалось остаться с любимым избранником.
 
Особенность  романа  С.Кубеева  в  счастливом  финале,    чего  прежде  не  было, 
это  новое  явление в казахской литературе. 
 
Роман  «Калым» литературовед Ш.Елеукенов относит к бытовому роману, в то 
же время, замечает, что в нем «отмечается ярко выраженный отпечаток фольклора, из 
недр  которого  они  вышли.  Роман  С.Кубеева  пронизан  теми  же  мотивами,  что  и 
лирические поэмы «Козы-Корпеш и Баян-Слу», «КызЖибек», «Айман-Шолпан». Это 
были мотивы любви,  борьбы за личное счастье. Парень и девушка любят друг друга. 
А  «злой  дух»  мешает  им  соединиться.  …  Уже  между  романом  «Калым»  и  лирико-
бытовыми  поэмами  обнаруживается  существенная  разница.  Прозаическое 
повествование  опускает  героев  на  почву  реальной  жизни,  что  является  признаком 
жанра романа [2, с. 14]. 
Просветительско-демократическую  направленность  произведения    «Калым» 
подчеркнул  исследователь  З.Бисенгали  [3,  с.  174-180].      И  то  же  время  он  относит  
роман «Калым» в число лучших образцов художественной прозы начала XX века.  
Своеобразен  образ  женщины  в  лирическом  романе  С.Торайгырова  (1893  – 
1920)  «Камар-Слу» (1914). Стихотворный роман «Красавица Камар» назван именем 

 
                
 
 
 
 
БҚМУ Хабаршы №1-2016ж.  
 
270 
главной  героини.  Она  получает  благодаря  родителям  прекрасное  в  казахском 
обществе того времени домашнее   образование. Камар-Слу пытается отстоять свое 
право выбора любимого человека в качестве спутника жизни.  
Анализируя  образ  Камар-Слу,    З.К.  Бисенгали  отмечает,  что  «столь  ярко 
женского  образа  казахская  проза  начала  XX    столетия  не  знала»  [3,  с.  181-190].  
Характер  героини  романа  Торайгырова  раскрывается  через  письма  влюбленных 
Камар  и  Ахметом,    людей  образованных,  представителей    зарождающейся  
национальной интеллигенции. 
Героиня  романа  –  не  жертва  косных  феодальных  обычаев,  а  борец,  который 
вступает  в  схватку  с  силами  тьмы  и  готов  биться  до  конца,  –  считает  Бисенгали. 
Образ Камар – замечательное достижение писателя. Образ героини дан в динамике, в 
развитии: она не сразу вступает в борьбу за свое счастье. Сначала девушка пытается 
скрыть свои чувства. Когда записку Ахмета перехватывают, ею овладевает страх.  И 
лишь тогда, когда в дело вмешивается Жорга-Нурым, она, наконец, осознает, что ей 
ничего  не  остается,    как  вступить  в  открытую  схватку.  Борьба  за  личное  счастье  
героини  перерастает  в  борьбу  против  всей  системы  косных  и  жестоких  старых 
обычаев, мешающих женщине обрести личное счастье.  Камар в этой борьбе гибнет, 
но гибнет не как жертва, а как непримиримый борец, воля которого не сломлена. 
Автор  психологически  мотивирует  взаимоотношения  своих  персонажей, 
углубляясь в отображение духовного мира героев. Это и описание состояния Ахмета 
и  Камар  при  встрече  на  тое  (свадьбе),  и  описание  волнений,  чувств,  когда  Камар 
получает  записку  от  любимого, но,  к  сожалению,  такие  удачные  эпизоды  в  романе 
единичны.  Это  обусловлено  не  недоработкой  автора,  а  тем  уровнем  развития,  на 
котором в то время находилась казахская проза.  
Если образы женщин в произведениях «Калым» и «Камар-Слу», появившихся 
в  10-е  годы  XX  века,  трактовались  авторами  с  позиции  их  социальной 
принадлежности, решая проблему униженного положения казахской женщины, то в 
20-30-е  годы  образы  казахских  женщин,  их  поступки,  характеры  отражают 
постепенное  усложнение  показа  человеческой  личности. Такими  изображают  своих 
героинь  в  художественных  произведениях  Мыржакып  Дулатов,  Шакарим 
Кудайбердиев,  Жусупбек  Аймауытов,  Магжан  Жумабаев,  Мухтар  Ауэзов. 
Художественная литература понимается этими авторами в качестве особого познания 
реальности, а не придатка идеологии.   
Художественная  проза  Дулатова,  Кудайбердиева,  Аймауытова,  Жумабаева  и 
Ауэзова,  явили  миру,  по  утверждению  А.Исмаковой,  уроки  высокой  человеческой 
морали  [4,  с.  117.].  Не  все  произведения  указанных  выше  авторов  были  известны 
читателям почти  до 80-х годов XX века из-за того, что все они, кроме М.О. Ауэзова, 
чудом  уцелевшего,  были  репрессированы  и  их  произведения    запрещались 
публиковать.  
В  связи  с  этим,лишь  в  конце  XX  века  появились  следующие  исследования 
литературоведов:  Ш.Сатпаевой  –  о  личности  и  наследии  Ш.Кудайбердиева, 
С.Кирабаева  о  творчестве  Ж.Ауймауытова,  Ш.Р.  Елеукенова  о  поэтическом  мире 
М.Жумабаева,  Р.Нургалиева  об  общественно-эстетическом  контексте  возвращенной 
литературы  [5; 6; 7; 8; 9; 10]. 
Судьбу униженной казахской женщины М.Дулатов поставил в центр казахской 
прозы, социального романа «Бахытсыз Жамал» (1910), а не социально-бытового и не 
любовно-приключенческого произведения.  
Герои М.Дулатова, Ж.Аймауытова – сложные личности, но часто они кажутся 
духовно слабее своих предшественников. Очевидно, дело тут не в самих чертах, а в 
том, что коренным образом изменился тип взаимоотношений с миром. Теперь герои 
(и героини – Г.У.) прозы 20-х годов чаще пребывают внутри себя, взаимодействуя не 
с чужим, а со своим миром. И это разный мир [4, с. 119]. 

 
                
 
 
 
 
БҚМУ Хабаршы №1-2016ж.  
 
271 
Сюжет  романа  «Бахытсыз  Жамал»  на  первый  взгляд  кажется  традиционным 
для казахской прозы тех лет.  М.Дулатов через рассказ о судьбе девушки Жамал (не 
бедной, не падчерицы, как в сказке) впервые совершил поворот  к частной жизни, к 
показу  конкретного  случая  из  довольно  тогда  драматической  жизни  казахской 
женщины.  
Именно  женская  тема  помогает  автору  создать  новое  психологическое 
произведение,  ранее  не  присущее  казахской  литературе.  Событийный  уровень 
произведения  динамичен:  детство  и  юность  героини,  долгожданного  первенца 
немолодых  уже,  состоятельных  супругов,  проходило обычно:  окруженная  любовью 
дочь получает определенное по тем временам обучение первоначальной грамоте. Но 
обстоятельства  сложились  так,  что  отец  вынужден  отдать  ее  замуж  за 
невежественного  байского  сына  Жумана.  Почти  сказочный  сюжет  осложнен 
появлением молодого учителя Гали и взаимной любовью между ним и Жамал. Далее 
следует их побег, короткое счастье вдали от родных. Но внезапно от болезни умирает 
молодой  муж.  Жамал,  растерянная  горем,  по  решению  старейшин  переходит  к 
несостоявшемуся,  но  засватавшему  ее  прежде,  жениху  Жуману.  Восстанавливается 
первоначальный  порядок  событий.  Привыкшая  жить  в  гармонии  со  своим 
внутренним миром, Жамал не может смириться с отношением к ней оскорбленного 
мужа.  Мысли  свои  доверяет  она  письмам-обращениям  к  Гали  –  как  в  книгах, 
прочитанных ею еще в девичестве (не случайно автор на полстраницы перечисляет 
их  список).  После  очередных  побоев  мужа,  Жамал  уходит  из  дома  в  зимнюю 
буранную  ночь.  Наутро  ее  замерзшее  тело  находят  случайные  путники,  которые  и 
явились первыми рассказчиками этой трагедии. 
Внутренний  мир  героини  автор  раскрывает  через  диалоги,  в  письмах-
посланиях,  в  монологе-обращении  Жамал  к  жизни.  Интеллектуальный  уровень 
развития героини подчеркивается рассказом о владении ею письмом и грамотой, чем 
очень раздражала первую жену Жумана. Не по возрасту горьки размышления Жамал 
о своей участи, она не стонет, не плачет, а размышляет. 
Слова  Жамал  у  могилы  возлюбленного  напоминают  эпос,  когда  события 
приостанавливаются, чтобы передать драматический монолог. 
Внутреннее  состояние  героини,  похожей  на  обреченное  животное,  которое 
переходит  из  рук  в  руки,  как  во  время  барымты  –  угона,  повествователь 
характеризует,  используя  сравнение.  Такое  сравнение  ранее  отсутствовало  в 
казахской прозе. 
Причины  обреченности  Жамал  мотивируются  автором  посредством 
изображения  поступков  отца  по  отношению  к  дочери  и  через  доведенную  до 
автоматизма систему унижения женщины в том обществе. 
Судьба    Жамал  не  судьба  бедной  золушки  или  обделенной  умом  и  красотой 
несчастной  жертвы  обстоятельств.    Образ  Жамал  позволяет  Дулатову  изобразить 
судьбу  традиционной  казахской  молодежи,  имеющей  и  знания,  и  ум,  и 
благосостояние,  но  лишенной  права  на  устройство  своей  судьбы.  Этим  автор 
поставил на обсуждение серьезную проблему социального неравенства – униженного 
и  бесправного  положения  женщины.  М.Дулатов,  с  его  обостренным  чувством 
гражданской  ответственности  за  все  происходящее,    не  мог  не  возмутиться    столь 
инертным и бездушным отношением к человеческой личности.  
Женская тема, связанная с трагической судьбой несчастной молодой девушки, 
отражает не только проблемы женской участи в казахском обществе. Дулатов, кроме 
этой  стороны  женской  темы,  в  своем  романе  поднимает  глубоко  философскую, 
экзистенциальную  проблему  о  праве  личности  на  духовную  свободу. 
Доказательством тому предсмертные слова Жамал, ее обращение-прощание с Гали – 
это монолог, по  психологической  силе напоминающий  классическую  гамлетовскую 
ситуацию:  быть или не быть духовной внутренней свободе человеческой личности, 
придавленной социально. 

 
                
 
 
 
 
БҚМУ Хабаршы №1-2016ж.  
 
272 
Дулатов,  драматизируя  события,  накаляет  ситуацию  до  предела,  как  бы 
проверяя своих героев на нравственную прочность: сколько в каждом из них веры в 
себя, веры в добро, веры во Всевышнего. В конце концов,  он убеждает  читателя в 
том,  что  в  такой  трагедии  виноват  не  Всевышний,  а  сами  люди,  их  инертность  и 
бездушие, их псевдомораль, допускающая сначала моральную, потом и физическую 
расправу над безвинными людьми.  
«Қараңғыда қалдым мен, шамшырақ сөнген заманда»/  «Осталась я во тьме, в 
темные  времена»,  –  последние  слова  Жамал  дают  точную  характеристику  эпохи,  в 
которой типичными были подобные трагические события. 
Женской  теме  посвящены  произведения  одного  из  ярких  представителей 
творческой школы Абая ШакаримаКудайбердиева (1858 – 1931): поэмы «Калкаман – 
Мамыр» (1912), «Енлик  – Кебек» (1912), «Лейла и Меджнун» (1923), «Нартайлак  – 
Айслу»  (1929);  прозаическое  произведение  «Адил  и  Мария».  Кудайбердиеву,  вслед 
за  Абаем,  было  важно  исследование  сознания  нового  лирического  героя, 
стремящегося  к    нравственному  и  духовному  самосовершенствованию.  Поэтому  не 
удивительно,  подчеркивает  Исмакова,  что  в  лирике  поэта  нет  социальной 
дифференциации  богатых  и  бедных,  для  него  существенны    общечеловеческие 
пороки  и  общечеловеческие  ценности,  т.е.,  говоря  современным  языком,    поэту 
интересны рассмотрение экзистенциальных парадигм. 
Исследование  экзистенциальных  парадигм,  попытка  решить  проблемы 
сложных  взаимоотношений  личности  и  общества  приводит  Кудайбердиева  к 
стихотворному  переводу    повести  «Дубровский»  Пушкина  на  казахский  язык. 
Шакариму  был  близок  бунтарский  дух  повести  русского  классика,  сопротивление 
личности установившимся социальным догмам общества. 
Осмысление  Кудайбердиевым  проблемы  бытия  и  места    человека  в  нем,    в 
своем  творчестве  в  целом,  и  в  указанных  выше  произведениях,  в  частности, 
происходит  и  в  силу  обращенности  автора  к  творческому  наследию  своего  еще 
одного  духовного  наставника,  каким  он  считал  Л.Н.  Толстого.  Русский  писатель, 
которому  было  посвящено  стихотворение  Шакарима,  близок  поэту  не  только 
творчеством, но и жизненными поступками, поиском и утверждением человеческих 
ценностей и философским отношением к религии.  
Герои, героини поэм Шакарима часто конкретные исторические личности. Но 
историческая  фабула  оживает  в  его  поэмах:  автор  поэм  часто  представляет  слово 
самим  персонажам,  приближая  этим  их  проблемы  к  себе  и  читателям,  показывая 
драматизм  происходящих  событий.  Трагедия  влюбленных  убеждает  читателя  в 
виновности  общества  черед  человеком.  Поэт  выявляет  уродливость  социальных 
устоев  того  времени,  которая  является  губительной  для  нормальной  человеческой 
жизни  (конфликт  между  личностью  и  религиозными  догмами  в  «Калкаман  – 
Мамыре», личности и родовых традиций в  «Енлик – Кебек»).  
Герои поэм, каждый по-своему, стремятся к справедливому исходу событий. В 
«Калкаман  –  Мамыре»  повествуется  о  трагической  любви  Мамыр  и  юноши 
Калкаман,  которые  находятся  в  дальней  родственной  связи.  Но  их  соединению 
противостоят  родовые  запреты.  В  финале  Калкаман  навсегда  покидает  свой  род, 
который примирился с  убийством его возлюбленной, но и его самого готов принести 
в  жертву  основам  шариата.  В  поэме  осуждается  мораль,  бесчеловечность  в 
обесценивании человеческой жизни, самой высшей ценности, дарованной свыше. 
Герои  поэм  Шакарима  ни  положительные,  ни  отрицательные    персонажи, 
каждый из них имеет свой голос, осмысливает по-своему происходящее. События в 
«Енлик  –  Кебек»  схожи  с  поэмой  в  «Калкаман  –  Мамыре».  Но  любовная  драма 
осложнена  социально.  Раздор  из-за  земли  между  родами  Тобыкты  и  Матай  как  бы 
предопределяет  трагический  исход  событий.    Любви  ни  в  чем  не  повинных  героев 
противостоят  социальная  жестокость,  система  сложившихся  до  них  общественных 

 
                
 
 
 
 
БҚМУ Хабаршы №1-2016ж.  
 
273 
отношений. Перед читателем не фабула легенды о трагической любви Енлик и Кебек, 
а сложный внутренний мир героев, их переживания и чувства. 
Женская  тема,  тесно  связанная  с  любовной  тематикой,  с  очередной 
трагической  историей  двух  влюбленных,  уже  звучавшая  в  поэмах  Кудабердыева,  с 
особенной  остротой  звучит  в  самом  крупном  прозаическом  произведений  писателя 
«Әділ  и  Мария»/«Адил  и  Мария».    Предполагается,  что  произведение  написано  в 
1925  году,    впервые  опубликовано  только  в  1988  году.  В  подзаголовке  автором  к 
произведению  автором  внесено  название  «Қайғылы  роман»/  «Трагический  роман». 
За внешним событием  – трагической судьбой влюбленных  –  автором раскрываются 
их чувства и переживания, психологизм казахов начала XX века. 
Перед  читателем  не  только  старые  бытовые  картины  аула,  но  и  психология 
людей, их разная реакция на те, или иные действия, порой ими самими невозможно 
объяснить эти поступки.  
Как  в  любом  любовном  романе,  здесь  тоже  присутствует    любовный 
треугольник:  между  юной  Марией  и  Адилом  стоит  отвергнутый  девушкой  сын 
волостного  Еркимбек,  который,  оклеветав,    отправляет  Адиля  в  ссылку.  По  аулу 
распространяется  слух  о  гибели  Адиля,  у  Марии  рождается  сын  Касим,    Еркимбек 
продолжает  свои  домогательства.  В  финале  события  развиваются  быстро,  как  в 
сказке:  объявляется  из  мертвых  Адил,  Еркимбек  решает  покончить  с 
непокорившейся ему женщиной: убивает и Марию, и Адиля. Происходит это не как в 
сказке, в вполне реальной жизни. Так распадается любовный треугольник,  в котором 
одерживает победу отвергнутый Еркимбек. 
В традиционном сюжете писатель сумел реализовать философское осмысление 
жизни.  Мария  и  Адил  в  начале  и  в  финале  совершено  разные  люди,  успевают  не 
только  физически  пережить  события  одного  года,  но  и  эмоционально  пережить 
радости, печали и горе. 
Более  тонкое  психологическое  состояние  женщины  удалось  изобразить, 
передать  на  страницах  одноименного  с  героиней  романа  «Акбилек»  (1928) 
ЖусупбекуАймауытову (1889 – 1931). Роман был частично опубликован в 1927-1928 
годах  в  журнале  «Равенство  женщин».  Сюжетную  канву  романа,  по  словам 
исследователя  А.Исмаковой,  можно  назвать  «хождением  по  мукам»  казахской 
женщины.  Суть  не  в  движении  сюжета,  а  во  внутреннем  духовном  возвышении 
героини. Героиня в начале романа растеряна: на ее глазах белогвардейские солдаты 
убивают  ее  мать,  от  нее  отказывается  любимый  ею  Бекболатом  из-за  того,  что  ее 
увели  эти  солдаты;  офицеры  поиздевались  над  ней,  в  итоге      ею  в  ужасе 
обнаруживается  беременность;  она  ждет  появления  нежеланного  ребенка.    На 
последних  страницах  произведения  Акбилекпредстает  как  натура  цельная, 
осмысливающая, живущая в собственном мире, в своем сознании. 
Герои,  и  в  том  числе  главная  героиня  Акбилек,  интересуют  писателя  как 
особые  точки  восприятия  мира,  и  на  себя  самого.  При  этом  важна  оценивающая 
позиция  человека  по  отношению  к  себе  самому  и  по  отношению  к  окружающей 
действительности.  Так,  улучшение  внешних  событий  не  всегда  влечет  за  собой 
улучшение  внутреннее.  После  побега  с  рук  белогвардейцев  Акбилек  спешит  и 
торопится к отчему дому. Но чем ближе он был, тем грустнее ее мысли, тем длиннее 
ее  монологи.  На  две  страницы  протянут  внутренний  монолог  героини,  в  процессе 
размышления  по-новому  осознающей  свое  новое  положение.  Из  разговоров 
окружающих она узнает, что виновником всех ее бед является Мукаш. Но теперь ей 
все  это  безразлично.    Вспоминая  интимную  близость  с    русским  офицером,  теперь 
она  начинает  стыдиться.  И  это  было  новое  для  нее  чувство.  Отчаяние,  слезы 
опозоренной,  «испорченной  русскими»,  обесчещенной  Акбилек,  вызывает 
сочувствие у повествователя, уверенного в поддержке читателя.  
Повествователь освещает не действия героини, а ее самосознание. Аймауытову 
важно  не  то,  кем  его  герой,  героиня  является  в  быту  (дочь,  офицер,  интеллигент, 

 
                
 
 
 
 
БҚМУ Хабаршы №1-2016ж.  
 
274 
коммунист).  Ему  важно  постичь,  чем  этот  мир  является  для  героя,  героини  и  кем 
он/она  является  для  себя  самого.  Поэтому  для  Акбилек  важно  ее  нынешнее 
положение,  ее  девичий  позор,  пережить  который  ей  предстоит.  Повествователь 
изображает  ее  сознание,  ее  внутренние  мысли,  запутавшиеся,  но,  не  переставая, 
разрастающиеся. Как это и есть в самой жизни. 
Растущему,  меняющемуся  в  пространстве  произведения  сознанию  Акбилек 
противостоит  объективный  мир  –  мир  других  равноправных  с  ним  сознаний  ее 
бывшего жениха Бекболата, ее снохи Уркии, русского офицера и др. 
В  романе  главной  героиней  пережиты,  выстраданы  драматические  ситуации, 
выпавшие на еще детскую неокрепшую душу; в муках рожден нежеланный ребенок и 
оставлен  старухе,  принявшей  роды.  Позже  выясняется,  что  ребенка  усыновила 
бездетная сноха героини Уркия. В ауле отца, женившегося вновь на другой женщине, 
Акбилек прошла через «суд» жителей аула, у которых уже  сложилась определенная 
система ценностей. 
Благодаря поддержке брата и снохи, Акбилек удалось уехать в город, получить 
образование, испытать увлечение к комиссару Акбале,  который разочаровывается в 
ней,  узнав  о  ее  прошлом.  Он  же  искал  идеальную,  нетронутую  девушку.    Один  из 
слушателей  истории  мытарств  Акбилек,  Балташ  поражается  тому,  как  девушке 
удалось  после  всего  пережитого  сохранить  в  себе  человечность,  не  озлобиться  на 
окружающих.  Читатель  наблюдает,  как  между  Акбилек  и  Балташ  зарождается 
духовное единство, постепенно переходящее в дружескую привязанность и любовь.  
Взгляды и мысли повзрослевшей героини читатель замечает в сцене, когда по 
дороге в родной аул, она с супругом Балташем, встречается с когда-то отказавшегося 
от  нее  Бекболата.  Акбилек  начинает  жалеть  этого  человека,  оказавшись 
свидетельницей  его  грубых  отношений  с  женой.  Теперь  Акбилек  прошлое  кажется 
мелким  и  приземленным.  Встретившись  с  прошлым,  она  понимает  свое 
освобождение от прежних бед.  
Счастливую  возлюбленную  и  состоявшуюся  личность  беспокоит  только одна 
дума о брошенном ею ребенке. И лишь, когда Уркия открывает Акбилек свою тайну, 
героиня  облегченно  вздыхает,  испытывая  столь  трудное    счастье,  обретенное  в 
муках,  и  радость  освобождения  от  содеянного  греха.  Чувство  вины  за  ребенка  все 
время висело тяжелым грузом в душе героини.  
Через  образ  женщины  в  романе  «Акбилек»  М.Дулатовым  исследуется  этико-
психологический параллелизм, уровни добра как изучение поведения человека. Для 
писателя добро  – это нравственная чистота  и любовь к людям,  – пишет  профессор 
А.С. Исмакова. 
Образы  женщин  по-иному  исследуются  Аймауытовым  в  повести  «Вина 
Кунекей» (1928), в пьесах «Рабига», «Канапия и Шарбану». 
Осмысление  «женской  темы»  с  другого  ракурса,  с  позиции  права  женщины 
быть  матерью,  нашло  отражение  в  казахской  литературе  20-30-х  годов,    в 
потрясающем своим психологизмом рассказе-новелле «Вина Шолпан» М.Жумабаева 
(1893 – 1938)  и в рассказах этих лет начинающего творческий путь М.Ауэзова.  
В  рассказах  «Судьба  беззащитных»  (1922),  «Просвещенный  гражданин» 
(1923),  «Сирота»,  «Кто  виноват?»,  «Женитьба»,  «Обидчивая  девушка»,  «В  тени 
прошлого», «Красавица в трауре» (1925); в циклах  рассказов «Степные картины» и 
«Степные рассказы» (1922-1923) Ауэзовым представлены  совершенно неожиданные 
вариации в раскрытии психологии женщины – девушки – девочки – подростка.  
Таким  образом,  «женская  тема»  в  истории  казахской  литературы  берет  свое 
начало еще в фольклоре, с произведений социально-бытового эпоса, лироэпических  
поэм  «Козы-Корпеш  и  Баян-Слу»,  «Кыз  Жибек»;    развивается  в  поэзии  Абая 
Кунанбаева  в  конце  XIX  века  и  с  начала  XX  века  в  прозаических  произведениях 
С.Кубеева  С.Торайгырова,  затем  в  прозе  и  поэзии  М.Дулатова,  Ш.Кудайбердиева, 
С.Сейфуллина, М.Жумабаева, М.Ауэзова и др.  

 
                
 
 
 
 
БҚМУ Хабаршы №1-2016ж.  
 
275 
Впервые  образы  женщин  в  казахской  письменной  литературе  появились  в 
связи  с  отражением  в  литературе  самого  сущностного  в  жизни  человека,  прежде 
всего,  отражением  экзистенциальных  парадигм,  поиском  ответов  на  самые 
существенные для культуры вопросы,  в начале XX столетия.  
С  «женской  темой»,  тесно  связанной  с  вопросами  разносторонней  сущности 
любви между мужчиной и женщиной, как отражение экзистенциальной парадигмы, 
читатель знакомится в казахской поэзии, начиная с произведений Абая Кунанбаева.  
С  любовной  лирикой,  отражающей  женский  образ  как  предмет  восхищения, 
воспевания ее красоты, как виновницы печали и горести лирического героя, читатель 
впоследствии 
знакомится 
через 
поэзию 
С.Торайгырова, 
М.Жумабаева, 
С.Сейфуллинаи др. 
Образы  женщин  униженных,  проблемы  в  их  судьбе  которых  освещены  с 
позиции  идеологии,  изображены  в  романах    «Калым»  С.Кубеева  и  «Камар-Слу»/ 
«Красавица  Камар»  С.Торайгырова;  внутренний  мир,  психология  женщин  находят 
отражение  в  художественной  прозе  «Бахытсыз  Жамал»  /  «Несчастная  Жамал» 
М.Дулатова,  «Әділ  и  Мария»/«Адил  и  Мария»  Ш.Кудайбердыива,  «Акбилек» 
Ж.Аймауытова, «Вина Шолпан» М.Жумабаева и в рассказах 20-х годов М.Ауэзова.  
 
Литература: 
1.
 
Белая  Г.А.  История  литературы  в  контексте  современной  русской 
теоретической мысли // Вопросы литературы. – 1996. – № 5, 6.  
2.
 
Елеукенов Ш.Р. Казахский роман и современность. – Алма-Аты: Жазушы, – 
1968. – 219 с. 
3.
 
Бисенгали  З.  Казахская  проза  начала    XX  века.  –  Алматы:  Қазақ  ун-ті.  – 
2000. – 218 с. 
4.
 
Исмакова  А.С.  Казахская  художественная  проза.  Поэтика,  жанр,  стиль 
(начало XX века и современность). – Алматы: Ғылым. – 1998.  – 392 с.  
5.
 
Сатпаева Ш.К. Шәкәрім Құдайбердиев. – Алматы – 1993. – 116 б. 
6.
 
Қирабаев С.С. Жүсіпбек Аймауытов. – Алматы.  – 1993. – 182 с. 
7.
 
Қирабаев С.С.  Белые пятна в литературе. – Алматы. – 1995. – 288 с. 
8.
 
Елеукенов Ш.Р. Мағжан. Творческая биография. – Алматы: Білім. – 1995. –
59 с. 
9.
 
Елеукенов Ш.Р. Әдебиет және ұлт тағдыры. – Алматы: Жалын.  – 1997. – 
366 с. 
10.
 
 Нургалиев  Р.Әуэзов  және  алаш.  Әдебиеттегі  ұлттық  рух.  –  Алматы.  – 
1997. – 436 с. 
 
Умарова Г.С., Ыбраева Р. 
Қазақ әдебиетіндегі әйел тақырыбы 
Бұл  мақалада  авторлар  қазақ  әдебиетіндегі  әйел  тақырыбын  тарихи 
қалыптасуын және оның  дамуын ашуға тырысады. 
Тірек сөздер: әйел образы, таң қалдыратын, өкіндіретін нәрсе, іш әлемі. 
 
Umarova G.S., Ibraeva R. 
"Women's Theme" in Kazakh literature 
In  this  article  the  authors  have  done  an  attempt  to  reveal  the  history  of  reflection 
"women's themes" in the Kazakh literature. 
Keywords: the image of the woman, 
  the  subject  of  admiration,  frustration; 
inner 
peace,
 psychology.
 

1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   44


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал