Не отпускай моей руки



жүктеу 1.68 Mb.
Pdf просмотр
бет10/21
Дата16.02.2022
өлшемі1.68 Mb.
#17317
түріЗакон
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   21
Не отпускай моей руки | Гарри Поттер
Глава 11

—  Как  она?  —  шепотом  спрашиваю  я  у  Гермионы,  неотлучно  сидящей  у

постельки больной Кэри.

После незабвенного купания в ледяном пруду дочка умудрилась заболеть — ее

маленькое  тельце  пышет  жаром,  Кэри  тяжело  дышит  и  все  время  кашляет.

Гермиона уже извелась — поит ее зельями, которые я едва успеваю варить, и все

время смотрит на старенькие маггловские наручные часы. Стрелка будто прилипла

к отметке 2 — глубокая ночь, Мунго начнет работать только с пяти утра.

—  Плохо,  —  в  голосе  Гермионы  звенят  слезы.  —  Очень  плохо.  Нужно  еще

Жаропонижающего, Драко.

—  Корни  вереска  кончились,  —  я  хмурюсь.  —  Да  и  нельзя  пить  его  в  таких

количествах. Какая у нее температура?

—  Последний  раз  была  тридцать  восемь  и  девять,  —  Гермиона  трогает  лобик

Кэри, блестящий от пота. — Мерлин великий, защити...

28.10.2020, 04:47

Стр. 58 из 95




—  Ничего,  осталось  всего  три  часа  продержаться,  —  успокаивающе  трогаю  за

плечо безутешную женщину. — Милая, не плачь. Хочешь, я схожу за корнями? В

Косом переулке есть круглосуточная аптека...

— Мама, — хрипит Кэри и Гермиона подхватывает ее на руки:

— Да, мое солнышко, да, мой котенок, все хорошо, все будет хорошо...

Не  могу  сдерживаться  больше  —  бросаю  Гермионе  ее  мантию  и  спешно

переодеваюсь  сам,  напяливая  ботинки  прямо  на  босу  ногу.  Кэри  нельзя  больше

оставаться в мэноре — я неплохой зельевар, но не колдомедик. Я не могу спасти ее

одним  Жаропонижающим,  а  если  протянуть,  могут  наступить  необратимые

изменения... Мерлин, что же делать?..

Бежим вниз: Кэри у меня на руках, но я почти не чувствую ее веса, только жар,

волнами  идущий  от  ее  разгоряченного  тельца.  Аппарировать  нельзя  —  я  так

нервничаю, что могу расщепить всех нас на мелкие кусочки, поэтому приходится

спешно снимать блок с камина.

Мунго темен и тих: глубокая ночь. Дежурный медик на посту спит, уронив голову

в  лимонной  шапочке  на  руки  —  возле  него  тревожно  мигает  маленькая  алая

лампочка. Будь состояние моей дочери хоть немного лучше, я бы трижды подумал,

чтобы оставлять ее на попечение такого безалаберного целителя, но сейчас время

равняется жизни. Грубо пихаю целителя в плечо: он просыпается и трет отекшие

глаза:


— А? Да? Что?

—  Между  прочим,  я  —  мерзкий  Упиванец,  —  сообщаю  я  и  волоку  целителя  за

шиворот  наверх,  в  приемное  отделение,  передав  Кэри  Гермионе,  от  страха  уже

ломающей руки.

Затеплив  слабенький  Люмос,  целитель  сканирует  состояние  Кэри  и  хмурится.

Гермиона при виде его насупленных бровей чуть ли не с ума сходит: хватает за

грудки и кричит, срывая голос:

— Что с ней? Твою мать, отвечай, иначе я тебе мозги вышибу!

—  Она  недавно  контактировала  с  какими-то  тропическими  растениями?  —  все

еще сонным голосом спрашивает целитель, водя над Кэри палочкой. Дочка хрипит

и кашляет — мне кажется, она вот-вот выкашляет собственные легкие.

— Какие растения, ты... Кувшинка!

Передо  мной  встает  четкая  картинка:  я  тяну  Кэри  из  воды,  а  вокруг  ее

маленькой босой ножки обвивается хищный, смертоносный стебель, пытающийся

28.10.2020, 04:47

Стр. 59 из 95




затянуть ее глубже. Конечно, кувшинки не обладают такой способностью, это все

подстава!

— Я могу сказать только одно: это не воспаление легких, — целитель снимает

Диагностические чары. — Скорее всего, растение, с которым контактировала ваша

дочь,  впрыснуло  в  нее  яд  замедленного  действия.  Я  раньше  не  сталкивался  с

подобным и вряд ли могу помочь...

От души бью колдомедика по зубам: на костяшках остаются царапины.

— Где я тебе возьму герболога, ты, тварь? — ору я, не замечая, что Гермиона

виснет у меня на руке. — Если она умрет, я из тебя душу безо всякого дементора

выну, сволочь! Лечи ее сейчас же, зелья, заклинания, ну хоть что-нибудь!

—  Если  не  ввести  противоядие,  она  умрет  через  час,  —  пожимает  целитель

плечами. — Наш герболог в отпуске, а заменяющая ее мисс Шеллар вряд ли знает

что-нибудь о таком редком растении...

—  Драко,  я  знаю,  кто  нам  поможет.  Нам  нужно  подойти  к  окну,  я  пошлю

Патронуса.

Поток морозного воздуха отрезвляет меня — мне больше не хочется изувечить

целителя,  который  фактически  подписал  нашей  малышке  смертный  приговор.

Гермиона достает палочку и с третьего раза наколдовывает Патронуса — веселую

серебристую выдру. Срывающимся от волнения голосом она диктует ей послание:

—  Найти  Невилла  Лонгботтома,  Хогвартс.  Невилл,  моя  дочь  в  Мунго,  она

умирает, нам нужны твои мозги!

Выдра  уплывает  в  ночной  туман,  а  я  устало  приваливаюсь  к  стене  лбом,

благословляя  ее  прохладу.  Гермиона  садится  на  подоконник  и  нервно  ломает

руки:  от  страха  у  нее  даже  появилась  аллергия,  она  расчесывает  свою  нежную

кожу  чуть  ли  не  до  крови.  Мне  приходится  резко  сжать  ее  ладони  и  жадно

поцеловать, чтобы отвлечь. Она отвечает неожиданно пылко и страстно, но даже

ее поцелуи пропитаны страхом.

— Знаю, Счастье, знаю. Я тоже очень боюсь, — я сгребаю ее в охапку, заставляя

прижаться теснее.

Не знаю, сколько мы сидим, обнявшись — время остановилось для нас. Каждая

минута, каждая секунда стали дольше, будто невидимый часовщик попридержал

пружину мира. Через толстую стену смотровой я слышу, как натужно кашляет Кэри

— и сердце у меня ноет и рвется туда, и который раз я упрекаю себя за то, что

было  невнимателен  на  гербологии,  считая  ее  ниже  своего  чистокровного

достоинства.

28.10.2020, 04:47

Стр. 60 из 95



— Я не опоздал? — будто из ниоткуда рядом возникает Лонгботтом.

Он сильно изменился за эти годы: возмужал и вытянулся. Больше я не вижу в

нем  забавного  хомячка,  которого  было  так  просто  безнаказанно  обижать  на

рекреациях — теперь он не просто «Лонгботтом, мать вашу, вы опять добавили сок

фикуса в Перцовое зелье?». Теперь это уважаемый и всеми любимый Герой войны,

лауреат ордена Мерлина II степени и по совместительству профессор гербологии.

И сейчас он — последняя надежда Кэри на жизнь.

— Невилл! — Гермиона отлипает от меня и тянет старого друга в смотровую. —

Посмотри, прошу!

Нельзя не сказать, что Лонгботтом не удивляется мне, нервно переминающемуся

рядом, но он ничем не выказывает своего удивления — молча делает забор крови

и, встряхнув за шкирку снова уснувшего колдомедика, тащит нас в лабораторию.

Там  ему  приходится  просидеть  минут  пятнадцать  —  и  всякий  раз,  как  длинная

стрелка на часах меняет положение, в моей душе медленно что-то умирает.

—  Русалочья  кувшинка,  —  изрекает  Лонгботтом,  добавив  очередной  реагент  в

пробирку.  —  С  ума  сойти.  Они  же  перевелись,  как  вид!  Малфой,  ты  обязан

показать мне, где ее нашел!

—  Да  забирай  ты  хоть  все  озеро  вместе  с  этой  проклятой  травой,  —  ору  я.  —

Только спаси мою дочь!

—  У  меня  в  Хогвартсе  был  образец  зелья,  которое  нужно  употреблять  при

отравлении  ядом  русалочьей  кувшинки,  —  Лонгботтом  трет  затылок.  —  Но  там

нужен  один  редкий  ингредиент,  который  я  сейчас,  посреди  ночи,  просто  не

найду... Хотя, если ты сможешь достать хотя бы несколько чешуек химеры, я мог

бы попробовать...

—  Заткнись,  —  грубо  обрываю  я,  вставая.  —  Я  ее  достану.  Костьми  лягу,  но

достану. Сколько у меня времени?

28.10.2020, 04:47

Стр. 61 из 95




— Двадцать минут, плюс-минус...

— Так плюс или минус? — бессильно бешусь я я и аппарирую в Косой переулок.

На  недавно  выпавшем  снегу  остаются  мои  четкие  следы  —  я  бегу  в  дальний

конец  переулка,  где  за  стеной,  невидимая  от  непосвященных  глаз,  прячется

круглосуточный  магазинчик  редких  и  даже  запрещенных  ингредиентов.  Знай  об

этом заведении Поттер или кто-то из его подчиненных, ее бы трижды уже закрыли,

но из нынешнего выпуска о ней осведомлены лишь я и Забини — он покупает там

траву.


Чешуя обходится мне в крупную сумму галеонов — пока я выписываю чек, мои

руки трясутся, как у алкоголика. Сунув фиал с чешуйками в карман, бегу обратно

—  может,  удастся  проветрить  больную  голову.  В  таком  состоянии  аппарация

чревата  серьезным  расщепом,  а  мне  еще  не  хватало  для  полной  радости

пришивать обратно руки или ноги.

Тишина. Ни один магазинчик не работает. Только придурки-Уизли батрачат всю

ночь,  будто  кто-то  придет  за  их  фокусами  так  поздно.  Окошки  их  магазинчика

тускло  светятся  —  то  ли  свеча,  то  ли  фонарь.  У  меня  нет  времени  обращать

внимания на «Приколы Уизли». Бегу дальше. Скоро аппарировать.

Мои глаза вдруг перестают видеть, и я чувствую резкую боль в боку, чуть ниже

ребер.  Что-то  мокрое  и  липкое  заливает  меня,  дурнота  свинцовой  плитой

наваливается сверху, прижимая к земле.

Сейчас потеряю сознание. Сейчас потеряю...

Из последних сил аппарирую, не заботясь о расщепе — моя рука, похолодевшая,

все еще стискивает в кармане драгоценный фиал.

28.10.2020, 04:47

Стр. 62 из 95



В себя я прихожу уже в своей постели: надо мной плачет Гермиона. Ее теплые

слезы капают мне прямо на лицо, она их даже не вытирает — ее руки заняты моим

боком, который все еще довольно ощутимо саднит.

— Драко, — она неистово целует мое лицо, когда видит, что я очнулся. — Драко,

мой хороший, потерпи, я сейчас...

«Надо  почаще  попадаться  ночным  грабителям»,  —  хмыкаю  я  мысленно  и

устраиваюсь так, чтобы она могла без труда промывать мою рану.

— Я успел? — спрашиваю я, когда Гермиона накладывает тугую повязку на рану.

— Чешуя... Кэри в порядке?

— Ты мой герой, Драко, — она продолжает гладить меня по боку, несмотря на то,

что рана уже перевязана. — Мой герой, мой любимый мистер капитан...

Какая-то щемящая нежность наполняет меня после этих немного шутливых слов.

По ее интонации заметно, что беды не произошло — значит, я все-таки успел.

—  Теперь  у  меня  долг  жизни  и  перед  Поттером,  и  перед  Лонгботтомом,  —

искусанными от боли губами улыбаюсь я, а Гермиона вдруг всхлипывает и крепко

обнимает меня. — Оу, милая, осторожнее!

Растревоженная  рана  дала  о  себе  знать:  кровь  снова  начинает  медленно

просачиваться через повязку.

— Я глупая, — Гермиона истерически смеется. — Я глупая, глупая, я...

Она долго смеется, ударяясь периодически в слезы, целует меня, а я эгоистично

чувствую  себя  счастливым  —  моя  дочь  на  краю  жизни  и  смерти  в  больнице,  а  я

могу думать только о длинноволосом Счастье, целующим мои уставшие глаза...

...

Уже утром чувствую толчки в плечо — разлепляю сонные веки и спрашиваю:



— Гермиона, что? Случилось что-то?

— Драко, мне страшно, — она сидит на кровати, обняв колени, и покачивается.

— Драко, что-то случилось, я чувствую. С Кэри что-то случилось.

— С чего ты взяла? — обвиваю ее руками за талию, утыкаясь губами в манящее

меня  местечко  между  ее  грудей,  обтянутых  ночнушкой.  —  Она  в  руках

колдомедиков, Лонгботтом напоил ее антидотом, что может быть не так?

Гермиона ломает руки:

28.10.2020, 04:47

Стр. 63 из 95



— Драко, Я ЗНАЮ, что-то нехорошее случилось! Почему ты не веришь?

В  ее  голосе  начинают  звенеть  истерические  нотки.  Бурча  что-то  о  «нервных

женщинах,  которым  наплевать  на  состояние  раненых,  измученных  героев»,

одеваюсь. Гермиона только накидывает поверх шелковой ночнушки халатик и мы

снова аппарируем в Мунго, к тому самому колдомедику.

— Что, опять? — он поднимает голову с рук. — Вы же ее забрали меньше, чем

пятнадцать минут назад — хотите сказать, снова что-то случилось? Мистер, на вас

не накладывали заклинание «мелких пакостных случайностей»?

— Послушай, ты, — я хватаю его за шиворот, и только сейчас до меня доходит

смысл сказанных им слов. — Стоп. Мы ее забирали? Ты о чем?

—  Разбудили,  —  бурчит  целитель,  высвобождаясь  из  захвата.  —  Девочку

забрали,  даже  документы  оформлять  не  стали,  а  сейчас  корчат  из  себя  невесть

что...  Уходите,  раз  все  в  порядке!  Я  спал  за  последние  трое  суток  два  раза  по

четыре часа, мне делать нечего, кроме как с вами возиться!

Но я уже не слушаю — хватаю Гермиону за руку и аппарирую в «Нору», прямо в

столовую. Мы сразу натыкаемся на Поттера — он одиноко цедит виски за пустым

огромным столом.

— Малфой? — удивленно спрашивает шрамоголовый. — Что случилось?

—  Твой  рыжий  дружок  кое-что  нам  должен!  —  взбегаю  по  хлипкой  лестнице

наверх, следом лезет Поттер. — Где его спальня?

Поттер  кидается  к  одной  из  двери  и  распахивает  ее.  В  пустой  спальне  царит

темнота, постель, на которую явно не ложились этой ночью, одинока и пуста. Окно

распахнуто,  по  спальне  гуляет  мороз,  оставляя  на  предметах  обстановки

маленькие искорки инея.

— Он должен был быть сегодня в магазине Джорджа! — вспоминает Поттер. — Да

что случилось?

Я  вдруг  понимаю,  как  связаны  мое  ночное  проишествие,  похищение  Кэри  и

Уизли, которого я очень сильно не люблю. Бессильно сжимаю кулаки — если он

хоть  пальцем  тронет  мою  дочь,  я  заставлю  его  умолять  мерзкого  Упиванца  о

смерти.


жүктеу 1.68 Mb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   21




©emirb.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет