Министерство здравоохранения республики казахстан


МИР НАУКИ И МОЛОДЕЖЬ: ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ



жүктеу 5.06 Kb.
Pdf просмотр
бет7/32
Дата16.05.2017
өлшемі5.06 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   32

 
МИР НАУКИ И МОЛОДЕЖЬ: ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ 
 
 
47 
обеспечивают  адекватного  обезболивающего,  осмотического,  противоотечного  эффекта. 
Высокая концентрация действующего вещества, входящая в состав таких мазей, при ее низкой 
биодоступности фармакологически нецелесообразна и экономически невыгодна. 
В  настоящее  время,  в  практике  лечения  ран  из  антисептиков  достаточно  широко 
используются    йодофоры  (1%  йодповидон),  производные  четвертичных  аммониевых 
соединений (0,01% мирамистин) хлоргекисдин, полигексид и др [8,19]. 
Йодофоры,  имеющие  в  своем  составе  комплексные  соединения  йода  с 
поливинилпирролидоном,  обладают  бактерицидным  и  бактериостатическим  действием. 
Препараты  этой  группы  подавляют:  грамположительные  бактерии,  включая  энтерококки  и 
микобактерии;  грамотрицательные  бактерии,  в  том  числе  псевдомонады,  ацинетобактерии, 
клебсиеллы, протей; споры бактерий, грибы, вирусы, включая вирусы гепатита В и С, энтеро- и 
аденовирусы, а также анаэробные, спорообразующие и аспорогенные бактерии. Безусловными 
преимуществами    таких антисептиков  является  то,  что  все  возбудители  раневой  инфекции  не 
обладают  к  йодофорам  ни  естественной,  ни  приобретенной  резистентностью,  а  также,    на 
активность  комплекса  с  поливинилпирролидоном  не  влияет  присутствие  крови,  гнойного 
отделяемого или некротических тканей [4]. 
Антисептики,  относящиеся  к  четвертичным  аммониевым  соединениям  (0,01% 
мирамистин), 
обладают 
выраженным 
антимикробным 
действием 
в 
отношении 
грамположительных  и  грамотрицательных,  аэробных  и  анаэробных,  спорообразующих  и 
аспорогенных  бактерий  в  виде  монокультур  и  микробных  ассоциаций,  включая 
антибиотикоустойчивые  госпитальные  штаммы.  Наиболее  эффективны  в  отношении 
госпитальных штаммов стафилококка и стрептококка, а также губительно действуют на грибы, 
вирусы,  простейшие.  Однако,  на  практике  антимикробные  свойства  антисептиков  могут 
нивелироваться их однонаправленностью и отрицательным влиянием на развитие грануляций в 
ране [15,19]. 
Из  терапевтических  методов  очищения  ран  от  некротических  тканей  наиболее 
перспективным и биологически мягким считается способ, связанный с местным применением 
протеолитических ферментов. 
Ферментная  очистка  ран  является  наиболее  физиологичным  методом,  поскольку  в 
естественных условиях при альтерации тканей также выделяются протеолитические ферменты, 
происходит активация лизосомальных энзимов. Под их действием раны быстрее очищаются от 
дертрита  и  микроорганизмов,  усиливается  фагоцитоз,  повышается  защитная  реакция 
организма,  активируется  регенерация.  Существенным  является  также  наличие  у  этих 
препаратов  фибринолитического  действия,  поскольку  фибринолитическая  система  играет 
большую  роль  в  регенерации  ран.  Известно,  что  для  ран  с  длительным  воспалительным 
процессом,  вызванным  их  инфицированием  и  лейкоцитарными  инфильтратами,  характерен 
низкий уровень фибринолитической активности. Применение ферментов при лечении гнойных 
ран  снижает  антибиотикорезистентность  их  микрофлоры,  уменьшается  также  вирулентность 
микрофлоры.  С  помощью  некрэктомии  уменьшается  количество  субстрата  для  протеолиза,  а 
последующее  введение  в  рану  протеолитических  ферментов  завершает  этот  процесс  лизисом 
оставшихся  гнойно-некротических  очагов.  Отмечается,  что  комбинированное  применение 
современных  средств  некрэктомии  повышает  эффективность  первичной  хирургической 
обработки ран. 
Однако  эти  ферменты  имеют  и  отрицательную  сторону:  в  ране  ферменты  сохраняют 
свою активность не более 4 – 6 часов. Поэтому для эффективного лечения гнойных ран повязки 
надо  менять  4  –  5  раз  в  сутки,  что  практически  невозможно.  Устранить  такой  недостаток 
ферментов  и  пролонгировать  их  некролитическое  действие  возможно  включением  их  в  мази. 
Предложенная  на  рынке  мазь  Ируксол  обладает  всеми  вышеперечисленными  лечебными 
свойствами,  но  не  лишена  недостатков:  мазевая  основа  Ируксола  включает  в  себя  жидкий 
парафин  и  белый  мягкий  парафин,  что  в  свою  очередь  снижает  осмотические  свойства  мази, 
учитывая  гидрофобность  данных  соединений.  Аллергические  реакции,  местное  раздражение, 
прилегающих  к  ране,  тканей  ферментами,  высокая  стоимость  таких  препаратов,  а  также 
однонаправленность  действия  делает  их  ограниченными  в  применении  лечения  раневой 
инфекции [2,3]. 
Не менее перспективными, в хирургической практике, средствами лечения ран различной 
этиологии,  трофических  язв,  пролежней  являются  гидроколлоидные  повязки,  которые 

 
МИР НАУКИ И МОЛОДЕЖЬ: ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ 
 
 
48 
благодаря  своим  свойствам  обеспечивают  пластифицирующее  воздействие  на  ткани  раны, 
размягчают  некротические  образования  за  счет  регидратации  тканей,  облегчают  их 
механическое  удаление  и  предотвращают  развитие  инфекции  на  поверхности  раны  и  под 
струпом.  Гидроколлоидные  повязки  создают  в  ране  влажную  среду,  оптимальную  для 
нормального течения процессов регенерации, способствуют элиминации раневого отделяемого 
и  микрофлоры.  Повязки  хорошо  прилегают  и  моделируются  на  ранах  со  сложным  рельефом. 
Они атравматичны, удаляются безболезненно [8]. 
Указанные  повязки  и  композиции  неспособны  предупредить  вторичные  деструктивные 
явления  и  раневые  осложнения,  связанные  с  накоплением  в  ране  агрессивных  продуктов 
обмена:  свободных  радикалов,  протеолитических  ферментов,  которые  вызывают  вторичное 
повреждение тканей и приводят к более медленному заживлению ран. Их недостатком является 
также то, что они воздействуют лишь на отдельные звенья патогенеза раневого процесса. 
Известно, что сорбция раневого отделяемого, продуктов тканевого и микробного распада, 
нейтрализация  токсических  веществ  (свободные  радикалы,  продукты  перекисного  окисления 
липидов  и  др.)  являются  одной  из  основных  задач  лечения  ран  в  первой  фазе  раневого 
процесса. Для реализации многокомпонентного патогенетически обоснованного воздействия на 
рану  в  хирургии  применяют  дренирующие  сорбенты  с  иммобилизованными  на  них 
лекарственными препаратами, обеспечивающими химиотерапевтическое очищение раны. 
Существуют  различные  дренирующие  сорбенты  на  основе  поливинилового  спирта, 
сшитого  глутаровым  альдегидом,  например  «Колладиосорб»  с  антимикробным  и 
протеолитическим  действием,  «Анилодиовин»  с  антимикробным  и  обезболивающим 
действием.  К  их  недостаткам  можно  отнести  отсутствие  в  их  составе  антиоксидантных 
препаратов,  а  также  вызываемые  ими  осложнения,  которые,  в  основном,  связаны  с 
фрагментацией  сорбента  в  ране  и  трудностями  полного  удаления  из  раны  набухших  гранул 
сорбента, что приводит к рецидиву гнойного процесса [8]. 
Для  лечения  обширных  и  глубоких  ран  с  гнойным  процессом  в  первой  фазе  на 
протяжении последних лет с успехом применяются мази на основе ПЭГ (левосин, левомеколь, 
5%  диоксидиновая  мазь,  диоксиколь,  1%  йодопироновая  мазь,  1%  мазь  повидон-йод,  0,5% 
мирамистиновая  мазь,  йодметриксилен,  нитацид,  стрептонитол,  10%  мазь  мафенида  ацетата, 
стрептолавен,  сталланин-ПЭГ  3%,  офломелид,  и  др.).  Перечисленные  препараты  отличаются 
прежде  всего  многонаправленностью  действия:  обладают  различной  осмотической 
активностью  для  дифференцированного  лечения  ран  в  I  фазе  раневого  процесса  с  обильным 
или  умеренным  количеством  раневого  отделяемого  (фурункулы,  карбункулы,  гидрадениты, 
маститы, абсцессы, флегмоны, нагноившиеся липомы, атеромы, гнойные послеоперационные и 
посттравматические  гнойные  раны,  венозные  трофические  язвы,  «диабетическая  стопа»  с 
локальным гнойно-некротическим процессом и др.), и обладают достаточно широким спектром 
активности  в  отношении  как  аэробных,  так  и  неспорообразующих  анаэробных 
микроорганизмов [7,12]. 
Несмотря на широкий спектр антимикробной активности мазей на полиэтиленгликолевой 
основе, и их высокую и длительную осмотическую активность, следует отметить, что массовое 
и  бесконтрольное  системное  применение  антибактериальных  препаратов  привело  к 
преобладанию в ране микрофлоры малочувствительной или нечувствительной к антибиотикам, 
что  в  свою  очередь  снижает  бактерицидный  и  бактериостатический  эффекты  применяемых 
мазей.  Одним  из  условий  скорейшего  заживления  ран  во  II  фазе  является  способность 
препаратов,  используемых  для  местного  лечения,  оказывать  бактерицидное  действие  в  целях 
предупреждения  вторичной  инфекции,  защитить  грануляционную  ткань  от  механических 
повреждений, а также оказывать умеренное влагопоглащающее действие и стимулировать рост 
грануляций.  Помимо  уже  всем  известных  и    широко  применяемых  долгое  время 
комбинированных  мазей,  на  гидрофильной  основе,  имеющих  в  своем  составе 
антибактериальные  вещества  (Левомеколь,  Стрептонитол),  вещества,  стимулирующие 
репарацию (Метилурацил, Метилдиоксилин)  для лечения ран во II фазе раневого процесса, в 
современной  хирургической  практике  вышеуказанным  требованиям  отвечают  различные 
раневые покрытия, при применении которых обеспечивается оптимальный процесс заживления 
раневой  поверхности  путем  создания  условий  адекватного  тепло–,  влаго–  и  газообмена, 
приближенных  к  естественному  заживлению  под  струпом,  искусственно  моделируемым 
покрывающим  материалом.  При  отсутствии  прилипания  медикаментозным  воздействием 

 
МИР НАУКИ И МОЛОДЕЖЬ: ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ 
 
 
49 
покрытия  одновременно  обеспечиваются  вначале  антимикробный  эффект  и  дегидратация,  а 
затем  и  стимуляция  репаративных  процессов.
 
Так  же  применение  данных  средств  является 
этапом подготовки раны к окончательному ее закрытию швами или методом пластики. 
Коллагенсодержащие  раневые  покрытия.  Использование  коллагена  для  получения 
рассасывающихся покрытий на раны связано с его свойствами – стимулировать фибриллогенез, 
лизироваться и замещаться соединительной тканью [21]. Применяется для лечения пролежней, 
донорских  участков  кожи  и  других  ран  во  II  стадии  раневого  процесса  [24].  Примером 
коллагенсодержащего  раневого  покрытия  является  Гентацикол  (Россия)  —  комбинированный 
препарат,  содержащий  гентамицина  сульфат,  на  основе  коллагеновой  губки.  Препарат 
характеризуется пролонгированным антибактериальным действием [11]. 
Раневые  покрытия  на  основе  альгинатов  (Альгипор,  Альгимаф).  В  основе  способности 
этих  покрытий  к  рассасыванию  лежит  их  водо-  и  плазморастворимость.  Общим  свойством 
перечисленных  материалов  является  их  гидрофильность.  При контакте  с  раневым  экссудатом 
покрытия  из  альгинатов  превращаются  в  гель,  что  обеспечивает  безболезненность  перевязок. 
При  этом  наряду  с  выраженным  поглотительным  эффектом  наблюдается  фиксация 
микроорганизмов в гелевой структуре, рана поддерживается влажной, что способствует росту 
грануляций.  Пористость  альгинатов  обеспечивает  необходимый  для  заживления  ран  газо-  и 
парообмен.  К  недостаткам  покрытий  данного  типа  относятся  отсутствие  у  них  прямого 
антимикробного  действия  и  недостаточная  механическая  прочность  [18].  Сорбционные 
свойства  альгинатных  покрытий  выражены  умеренно,  в  связи  с  чем  они  применяются  для 
лечения  ран,  очищенных  от  некротических  тканей  и  гнойного  отделяемого.  Альгинатные 
покрытия  могут  быть  использованы  при  лечении  ран  преимущественно  во  II  фазе  раневого 
процесса,  учитывая  их  способность  стимулировать  процессы  регенерации.  Данные  покрытия 
могут применяться и для ускорения эпителизации ран [20]. 
Перспективным  методом  местного  лечения  раневой  инфекции  является  применение 
лекарственных  средств,  созданных  на  растительной  основе,  преимущества  которых  перед 
синтетическими  средствами  неоспоримы:  препараты,  созданные  на  основе  лекарственных 
растений,  обладают  хорошей  переносимостью,  низкой  частотой  побочных  реакций, 
возможностью  длительного  применения,  незначительным  числом  противопоказаний.  Как 
известно,  фитопрепараты  в  большинстве  случаев  имеют  комплексный  механизм  действия, 
обеспечивающий  разносторонний  терапевтический  эффект.  Обладая  широким  спектром 
фармакологической 
активности, 
фитокомпозиции 
обеспечивают 
препарату 
многонаправленность действия и возможность применения его соответственно фазам раневого 
процесса.  Кроме  того,  компоненты  растений  имеют  еще  одну  уникальную  особенность  –  они 
обладают способностью потенцировать  антимикробные,  ранозаживляющие  и  другие  свойства 
лекарственных средств, входящих в состав комбинированного препарата [14,16]. 
В  лечении  ран  различной  этиологии  медицинские  повязки  сохраняют  приоритетное 
значение,  что  обусловлено  доступностью  и  простотой  их  применения  в  различных  условиях 
[11,  26].  Однако  лечение  ран  с  использованием  традиционных  перевязочных  средств  в 
последние годы становится все менее эффективным. Связано это с тем, что действие многих из 
них  не  соответствует  требованиям,  предъявляемым  современной  медициной  [25].  Одной  из 
причин,  снижающих  эффективность  раневых  повязок,  является  однонаправленность  их 
действия  в  ране  –  только  сорбционное,  антимикробное,  протеолитическое  и  т.д.  Этот 
недостаток может быть преодолен путем создания раневых покрытий комплексного действия, 
обладающих  одновременно  несколькими  свойствами.  По  мере  углубления  знаний  в  области 
патогенеза  раневого  процесса  появилась  возможность  научного  обоснования  требований  к 
лекарственным  средствам  и  покрытиям,  используемым  для  лечения  ран.  Этому  же 
способствуют возросшие возможности фармации в области технологии лекарственных форм и 
средств [22].    
Несмотря  на  наличие  большого  арсенала  лекарственных  средств,  применяемых  для 
местного  лечения  хирургической  инфекции,  приходится  утверждать,  что  желаемая  степень 
ранозаживляющего эффекта препаратов до сих пор не достигнута и  существует потребность в 
разработке новых, более эффективных лекарственных средств для местного лечения раневого 
дефекта,  оказывающих  многонаправленное  действие  на  течение  раневого  процесса,  а  также 
обладающих 
одновременно 
высокими 
сорбционными, 
протеолитическими 
и  
антисептическими свойствами. 

 
МИР НАУКИ И МОЛОДЕЖЬ: ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ 
 
 
50 
Литература 
1.
 
Абаев,  Ю.К.  Справочник  хирурга.  Раны  и  раневая  инфекция  /  Ю.К.  Абаев.  -Ростов  н/Д.: 
Феникс, 2006.-427с. 
2.
 
Адамян  А.А.  Современные  биологически  активные  перевязочные  средства  в  комплексном 
лечении ран / А.А. Адамян // Материалы IV Междунар. конф. / Под ред. В.Д. Федорова, А.А. 
Адамяна. М., 2001. -С. 25-27. 
3.
 
Адамян  А.А.  Пролонгированная  многокомпонентная  энзимотерапия,  развивающееся 
направление в гнойной хирургии / А.А. Адамян, С.П. Глянцев // Хирургия. 1992. - № 7 - 8. - С. 
105 - 108. 
4.
 
Блатун  Л.А.  Современные  йодофоры  —  эффективные  препараты  для  профилактики  и 
лечения инфекционных осложнений/Л.А. Блатун// Хирургия. Cons Med. Приложение.-2005.-1.-
С. 83-90. 
5.
 
Гаджиев, Э.А. Низкоинтенсивная лазерная и импульсная магнитотерапия в лечении гнойных 
ран: автореф. дис. . канд. мед. наук: 14.00.27 / Э.А. Гаджиев; гос. НЦ лазер, медицины.  — М., 
2007. 29 с. 
6.
 
Гаркави, A.B. Раны и раневая инфекция. Ч. II. Раневая инфекция, ее профилактика и лечение 
/ A.B. Гаркави, Е.Т. Елисеев // Мед. помощь. — 2000: № 5. - С. 3-7. 
7.
 
Герман Г. Методическое руководство по лечению ран / Г. Герман, В.П. Туманов. -М., 2000.-
68 с. 
8.
 
Горюнов С.В. Гнойная хирургия: Атлас/С.В. Горюнов, Д.В. Ромашов, И.А. Бутивщенко - М.: 
Медицина, 2004.- 543с. 
9.
 
Гостищев В.К. Пути и возможности профилактики инфекционных осложнений в хирургии / 
В.К. Гостищев, В.В. Омельяновский // Хирургия. — 1997. -№8.-С. 11-15. 
10.
 
Григорьев,  Е.Г.  Хирургия  тяжелых  гнойных  процессов  /  Е.Г.  Григорьев,  A.C.  Коган. 
Новосибирск: Наука, 2000. - 314 с. 
11.
 
Даценко  Б.М.  Теория  и  практика  местного  лечения  гнойных  ран  /    Б.М.  Даценко.  –  Киев: 
Здоров,я, 1995. – 383 с.  
12.
 
Дашевская Б.И. Использование полиэтиленоксидов в приготовлении мазей / Б.И. Дашевская, 
В.М. Бодня // Фармация. 1975. -№ 8. - С. 81 - 85. 
13.
 
Кузин М.И. Раны и раневая инфекция/М.И. Кузин, Б.М. Костюченок.- М., 1990.-593с. 
14.
 
Кумышева,  Л.А.  Противовоспалительная  и  антибактериальная  активность  некоторых 
лекарственных растений и их сборов – перспективных мукозопротекторов / Л.А. Кумышева // 
Растительные ресурсы. – 2009. – Т. 45, Вып. 1. – С. 126–136. 
15.
 
Минченко  А.Н.  Раны.  Лечение  и  профилактика  осложнений/  А.Н.  Минченко.-  СПб,  2003.- 
207с. 
16.
 
Пак, Р.Н. Изучение антимикробных масел полыни гладкой и цитварной / Р.Н. Пак [и др.] // 
Фармация Казахстана. – 2005. – № 7. – С. 29–30. 
17.
 
Прохоцкий,  А.Н.  Аппликационная  раневая  сорбция  в  комплексном  лечении  гнойных  ран: 
автореф.  дис.  .  канд.  мед.  наук:  14.00.27  /  А.Н.  Прохоцкий;  Ярослав,  гос.  мед.  акад.  — 
Ярославль, 2006. — 22 с. 
18.
 
Седларик К.М. //Хирургия. – 1993. – № 1. – С. 62–65.  
19.
 
Collier M. Wound bed preparation: theory to practice/ M. Collier// Nurs Stand.- 2003.- 17.-P.45-
52. 
20.
 
Donoghue J.M., Sullivan S.T., Shaughnessy M., Connor T.P. //Acta Chir. Plast. – 2000. – V. 42, N 
1. – P. 3–6.  
21.
 
Grzybowski J., Koodziej W., Trafny E.A. //J. Biomed. Mater. Res. – 1997. – V. 36, N 2. – P. 163–
166  
22.
 
 Mi F.L., Shyu S.S., Wu Y.B. et al. //J. Biomater. – 2001. – V. 22, N 2. – P. 165–173  
23.
 
 Orafldiya  L.O.  The  formulation  of  an  effective  topical  antibacterial  product  containing  Ocimum 
gratissimum leaf essential oil / L.O. Orafldiya, A.O. Oyedele, A.O. Shittu, A.A. et al // Int. J. Pharm. 
2001. - Vol.224-№1. - P. 177-183. 
24.
 
Shibata H., Shioya N., Kuroyanagi Y. //J. Biomater. Sci. Polym. Ed. – 1997. – V. 8, N 8. – P. 601–
621.  
25.
 
Tallon R.W. //Nurs. Manage. – 1996. – V. 27, N 10. – P. 68–70.  
26.
 
Thomas  S.  Wound  management  and  dressings  /  S.Tomas  //  The  Pharmaceutical  Press,  London.-
1990.  

 
МИР НАУКИ И МОЛОДЕЖЬ: ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ 
 
 
51 
УДК 616.98-058.56 
А.Е. Баелов 
1
 
ВИЧ-ИНФЕКЦИЯ В ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СИСТЕМЕ  
КАРАГАНДИНСКОЙ ОБЛАСТИ 
Карагандинский государственный медицинский университет, город Караганда 
Кафедра социальной медицины и общественного здоровья 
Научный руководитель: к.м.н., доцент А. К. Султанов  
 
По  данным  медицинской  статистики,  на  1  октября  2013  года  в  Казахстане  было 
зарегистрировано  21385  ВИЧ-инфицированных  больных.  При  этом   показатель  на  100  тысяч 
населения  составил  –125,9.  С  вычетом  умерших  от  ВИЧ/СПИД  он  составил  на  100  тысяч 
населения  97,4.  Уже  в  течение  целого  ряда  лет  Алматы  занимает  лидирующее  положение  по 
выявляемости  и  по  количеству  больных  в  Казахстане.  На  сегодняшний  день  показатель 
распространенности  лиц,  живущих  с  ВИЧ  в  этом  городе,  составляет  235,3  на  100  тысяч 
населения.  На  втором  месте  Павлодарская  область  –  191,2  на  100  тысяч  населения.  Тройку 
«лидеров» замыкает Карагандинская область – 171,7 на 100 тысяч населения [1,5,6].  
На сегодня в пенитенциарных учреждениях РК содержится 1667 ВИЧ-инфицированных, 
за аналогичный период прошлого года этот показатель доходил до 1 877, в том числе женщин 
— 173, следственно арестованных — 165. Обследовано на ВИЧ 45134 лиц, при этом выявлено 
139  случаев,  за  аналогичный  период  прошлого  года  было  обследовано  54  918  лиц,  среди 
которых  выявлен  181  случай.  Получают  лечение  антиретровирусными  препаратами  317 
осужденных.  Наибольшее  число  ВИЧ  –  инфицированных  осужденных  содержится  в 
Алматинской  (1240),  Карагандинской  (969),  Восточно-Казахстанская  область(770)  и  Южно-
Казахстанская область (470) [2,4]. 
Тюрьма  в  нашем  обществе  -  самая  неблагоприятная  для  здоровья  человека  среда. 
Попадая  в  тюрьму,  человек  не  только  лишается  свободы,  но  и  сталкивается  со  многими 
опасностями: насилием, наркоманией и инфекционными заболеваниями. Оградить себя от этих 
опасностей у заключенного нет практически никакой возможности [3,5,6]. 
Вопрос  ВИЧ  -  инфекции  и  СПИДа  в  тюрьме  имеет  свою  специфику.  Эпидемия  ВИЧ  - 
инфекции в тюрьмах проявляется острее и носит более агрессивный характер, чем в обществе в 
целом.  Напряжение,  возникающее  вследствие  переполнения  и  необходимости  жить  вместе  в 
неблагоприятных  условиях,  порождает  насилие  между  заключенными.  Распространённость 
ВИЧ-инфекции в тюремной среде сейчас превышает установленный Всемирной организацией 
здравоохранения  пятипроцентный  пороговый  уровень.  В  Карагандинской  области  этот 
показатель составляет 5,4% [1,3]. 
Реальность  такова,  что,  несмотря  на  постоянные  усилия  тюремных  администраций, 
наркотики  все  же  попадают  в  тюрьмы.  Многие  заключенные  попадают  в  исправительные 
учреждения с уже устоявшимися привычками в отношении наркотиков. Лица, употреблявшие 
наркотики  на  свободе,  часто  находят  способ  продолжать  их  употребление,  находясь  в 
заключении. При употреблении наркотиков, как правило, используют  общие шприцы и иглы, 
что  является  одним  из  самых  «  эффективных»  путей  передачи  ВИЧ  и  сопряжено  c  большим 
риском заражения [3,5]. 
Тюрьма  –  это  учреждение  закрытого  типа,  в  котором  не  всегда  имеется  возможность 
предоставлять такую же медицинскую помощь, какая доступна при обращении в  учреждения 
системы  общественного  здравоохранения.  С  другой  стороны,  учитывая  высокую  вероятность 
плохого состояния  здоровья  заключенных  уже  при  их  поступлении  в  тюрьму  и  тот  факт,  что 
неблагоприятные  условия  содержания  только  способствуют  его  ухудшению,  потребность  в 
охране  здоровья  и  лечении  в  тюрьмах  будет  зачастую  выше,  чем  в  обществе  в  целом.  По 
сообщениям  Представительства  международной  организации  «Международная  тюремная 
реформа»  в  Центральной  Азии:  в  КУИСе  (комитет  уголовно-исполнительной  системы) 
признают,  что  в  колониях  вакансии  медицинского  персонала  заполнены  на  50%,  не  хватает 
психологов. Осуждённые, выходя на свободу, не встают на учёт и не продолжают лечение, как 
правило, это порядка 30% осуждённых. 
Сложившаяся  эпидемиологическая  ситуация  требует  коренного  изменения  принципов 
профилактических вмешательств в исправительных учреждениях. Без стабилизации ситуации в 
пенитенциарной системе, невозможно снизить темпы прироста ВИЧ инфекции [1,3,6]. 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   32




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет