Министерство культуры и спорта республики казахстан казахская национальная академия искусств им. Т. Жургенова международный общественный фонд им. Н. Тлендиева



жүктеу 5.04 Kb.

бет9/22
Дата09.01.2017
өлшемі5.04 Kb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22

 
 
ӘДЕБИЕТТЕР
 
1.
 
«Алматы ақшамы», 29-желтоқсан 2009 ж. 
2.
 
Айтуарова.  А.Т.  Всегда  наш  Нургиса  Тлендиев//Родному  вузу-наш  талант 
(выпускники-композиторы):  Сборник  статей  посвещается  60-  летию  Казахской 
национальной консеватории им.Курмангазы. –Алматы, 2005. 
3.
 
Алатау (әндер мен романстар жинағы). –Алматы: Жазушы, 1972. -175 б. 
4.
 
Байгазкина А. Ритмика казахской традиционной песни. –Алма-Ата, 1991.           -с.79. 
5.
 
«Қазақстан»    халық  энциклопедиясы.    Бас  редакторторы  Б.Аяған.  –Алматы:  Бас 
редакциясы «Қазақ энциклопедиясы», 2006. -560 б.  
6.
 
Қаһарман-Нұрғиса /Очерктер, поэмалар, эсселер, өлең-жырлар. –Алматы: Санат, 1999. 
- 352 б. 
7.
 
Күзембай  С.,  ЕгінбаеваТ.  Қазақ  музыкасының  тарихынан  дәрістер.                                     –
Астана: Галсир, 2011. -357-372 бб. 
8.
 
Құстар әні (әндер мен романстар жинағы). –Алматы: «Жазушы»  баспасы,  1982. - 200 
б. 
9.
 
Қыдырбекұлы Б. Қазақтың ұлы Нұрғиса//Қазақ әдебиеті, 1995. -№3, сәуір. 
10.
 
Мылтыкбаева  М.  Ш.  Казахский  вальс:  генезис  и  жанровые  разновидности  Автореф. 
дисс. канд.иск. –А., 2009. 
11.
 
Өтеуов М.Ж., Төлегенұлы Ш. «Ғасырдан- ғасырға». –Алматы, 2000.  -329 б. 
12.
 
 Шәкәрім  Ж.,  Тілендікеліні  Д.  Нұрғиса  Тілендиев  (ғұмырнамалық  деректі  хиқаят).  –
Алматы: Қазақстан, 2003. 
 
Каржаубаева С.К., 
Доктор искусствоведения, профессор  
КазНАИ им. Т.Жургенова 
г.Алматы, Казахстан 
 
ТВОРЧЕСКОЕ СОДРУЖЕСТВО 
НУРГИСЫ ТЛЕНДИЕВА И ГУЛЬФАЙРУС ИСМАИЛОВОЙ  
 
Аңдатпа: Мақала суретші Гүлфайруз Исмаилова мен сазгер Нұрғиса Тілендиевтің 
шығармашылығына  арналған.  Мақалада  өнер  психологиясы,  ән  мен  әр  үндестігі, 
музыкалық  және  кескіндемелік  дүниетаным  мен  әлемді  қабылдау  арасындағы 
байланыстар туралы мәселелер қарастырылды.  
Annotation:  Article  is  devoted  creativity  of  theatrical  artist  Gulfajrus  Ismailova  and 
composer  Nurgisa  Tlendiev.  In  article  problems  of  psychology  of  art,  harmony  of  music  and 
color, questions of a parity of musical and picturesque thinking and perception of the world are 
considered.  
 
Среди блестящей плеяды талантливой казахской молодежи, вошедшей в искусство 
Казахстана  в  конце  пятидесятых  годов  прошлого  столетия,  творчество  композитора 

68 
 
Нургисы  Тлендиева  и  художницы  Гульфайрус  Исмаиловой  занимает  особое  место. 
Можно  без  преувеличения  утверждать,  что  казахское  музыкальное  искусство  и 
изобразительное искусство в своих лучших образцах неразрывно с их именами и связано с 
произведениями  большого,  высокого  стиля.  О  творчестве  каждого  из  них  написано 
сравнительно много. Так что, с чисто фактологической точки зрения, вряд ли кому-нибудь 
доведется  сказать  что-то  кардинально  новое.  Но  своеобразие  таланта  –  явление  всегда 
уникальное,  порою  труднообъяснимое,  а  потому  каждое  время  диктует  потребность 
нового осмысления многих вопросов, связанных с широким кругом проблем, актуальных 
в  тот  или  иной  период.  В  этом  плане  проблема  взаимодействия,  соотношения  и 
взаимовлияния между искусствами, связанными как с трактовкой системы искусств и их 
спецификой,  так  и  с  реальными  творческими  вопросами  художественной  практики, 
обусловлена  необходимостью  переключения  с  методологической  интенции  анализа 
процессов развития культуры и искусства Казахстана на метатеоретический уровень. 
С  другой  стороны,  вопрос  о  взаимодействии  различных  искусств  нельзя  ставить 
абстрактно,  поскольку  в  развитии  художественной  культуры  это  взаимодействие  имеет 
свою  специфику,  и,  связанные  с  этим  кругом  проблем  вопросы  не  могут  быть  чисто 
теоретически  или  академически  отвлеченными,  а  должны  находить  прямой  выход  на 
практику. Необходимость трактовать вышеназванные проблемы в гораздо более широком 
философски-эстетическом,  историко-культурном  контексте,  чем  это  делалось  ранее  – 
давно  назрела.  А  потому,  как  нам  представляется,  такие  темы  как  «Музыка  и  театр», 
«Живопись и музыка»,  «Нургиса Тлендиев и музыкальный театр»,  «Исмаилова и театр», 
«Гульфайрус Исмаилова и кино» и т.д. далеко не исчерпаны. 
Серьезное  исследование,  например,  диатоники  музыкального  мышления 
Н.Тлендиева  в  сопоставлении  с  живописным  модусом  художественного  творчества 
Г.Исмаиловой  (возможно  и  неориентированное  на  сиюминутную  прагматику),  вполне 
вероятно  способствовало  бы  постижению  с  онтологической  позиции  многих 
социокультурных  процессов,  протекавших  в  искусстве  Казахстана.  Конечно,  это  всего 
лишь  наша  субъективная  гипотеза,  и  говорить  о  какой-то  объективной  закономерности 
или сущностной значимости проведения подобных параллелей, вероятно, преувеличение, 
но  говорить  об  общности  образного  строя  музыки  и  живописи,  рождающее,  в  свою 
очередь,  мысль  о  сходстве  форм  их  воплощения  все-таки  необходимо.  Как  музыка 
невидима, так и живопись не слышима, хотя ассоциативно «видеть» музыку и «слышать» 
живопись  все-таки  можно.  Музыка  нередко  вызывает  зрительные  представления,  а 
живопись  –  слуховые.  Эти  представления  опираются  на  реальные  связи  нашего 
жизненного опыта, ведь при целостном охвате и восприятии действительности - звуковое 
неотделимо  от  зримого,  как  впрочем  и  от  других  ощущений.  Конечно,  воплотить 
изображение  в  музыке,  в  буквальном  смысле  –  нельзя,  можно  лишь  передать 
эмоциональное  переживание,  рожденное  живописью,  или  создать  «музыкальные 
картины», интенционально опирающиеся на образы изобразительного искусства. Так же, 
собственно,  как  нельзя  прямо  и  буквально  воплотить  музыку  в  изображении 
(изобразительная трактовка музыки всегда и неизбежно будет субъективной). 
К  слову  сказать,  говоря  о  музыкальности  живописных  полотен  Гульфуйрус 
Исмаиловой,  обычно  подразумевают  декоративнось  колорита  и  повышенное  значение 
ритма в ее картинах. Но музыкальность ее станковых декорационных работ имеет разные 
выражения. Например, в балете «Дорогой дружбы», музыку к которому Нургиса Тлендиев 
написал  совместно  со  Л.Степановым,  а  Исмаилова  «отвечала»  за  оформление, 
музыкальность  проявилась  в  возрастании  романтического  начала,  в  господствующем 
значении настроения при определенной облегченности  сюжетно-событийной канвы, и в 
связи  с  этим,  усилении  декоративных  качеств  театральной  живописи  (напомним,  что 
работа  над  этим  спектаклем  стала  удачным  опытом  в  их  творчестве.)  Балет  «Дорогой 
дружбы», поставленный на сцене Казахского театра оперы и балета им. Абая еще в 1958 
г.,  и  созданный  языком  музыки  и  декорационной  живописи  стал  своеобразной 

69 
 
романтической  поэмой  о  высоких  нравственных  идеалах  и  сильных  чувствах,  о 
моральных исканиях и обретении истинного пути в жизни. 
Музыкальность в декорационном искусстве проявляется в попытках претворения в 
театральной  живописи  специфических  особенностей  и  черт  отдельных  музыкальных 
форм.  Линия  и  цвет  как  носители  порожденного  предметным  изображением, 
относительно самостоятельного эмоционального начала – основные элементы проявления 
музыкальности  в  живописи  Г.Исмаиловой.  Эта  музыкальность  нашла  свое  развитие  в 
ритмах, образованных линейными и цветовыми взаимосвязями и соотношениями, а также 
в композиционном единстве и целостности художественного образа спектакля. Исмаилова 
живет  в  музыке,  едва  ли  не  в  такой  же  степени,  как  в  изобразительном  искусстве.  Она 
тонко  чувствует  и  понимает  музыку,  много  слушает  ее  и  размышляет  о  ней.  Из  ее 
воспоминаний и многочисленных интервью тех лет, очевидно, что она была в курсе всех 
новостей музыкальной жизни, и в своей творческой деятельности часто  соприкасалась и 
была  дружна  со  многими  известными  музыкантами  и  композиторами.  Поэтому 
совершенно естественно, что понятие музыкальности живописи для нее едва ли не что-то 
само  собой  разумеющееся.  В  ее  живописи  музыкальные  впечатления  создавались 
определенным  расположением  цветов,  игрой  света  и  тени,  всем  тем,  что  можно  назвать 
музыкой картины. 
Следующая творческая встреча Г.Исмаиловой и Н.Тлендиева, была так же удачной 
и состоялась уже почти десятилетие спустя, во время работы над фильмом «Кыз Жибек». 
В  этом  фильме  Гульфайрус  Мансуровна  впервые  выступила  в  кино  не  как  актриса,  а  в 
качестве  художника-постановщика  фильма.  Музыкальность  эскизов  декораций  и 
костюмов,  созданных  художницей  к  этому  фильму,  музыку  к  которому  написал 
Н.Тлендиев, выразилась в повышенном эмоциональном звучании ритма и колорита. 
Как  и  музыка  Тлендиева,  так  и  декорационная  живопись  Исмаиловой  никогда  не 
была  миром,  замкнутым  в  себе,  требующим  от  зрителя  спокойной  сосредоточенности  и 
известного усилия, чтобы войти в нее, вжиться, осознать ее не как вещь в себе, а как вещь 
нам поданную. Живопись Исмиловой распахнута и открыта восприятию, она дарит  себя 
зрителю  и  пронизана  духом  театральной  магии  превращений,  перемен,  эффектов.  Вся 
живопись Исмаиловой – непрерывная и захватывающая глаз игра – игра цветом и светом, 
широкой  россыпью  линий  и  пятен,  сочетание  которых  вобрали  в  себя  все  оттенки 
настроений,  отразили  всю  гамму  чувств  и  ассоциаций.  Живописное  мастерство 
Гульфайрус  Исмаиловой,  ее  умение  через  цвет  выразить  тончайшие  эмоциональные 
нюансы  и  всю  полноту  своего  восторга  от  жизни  колористически  созвучно  музыке 
Нургисы  Тлендиева  и  в  балетном  спектакле  «Дорогой  дружбы»  и  в  кинофильме  «Кыз 
Жибек». 
Состояние – вот что роднит обоих мастеров. Состояние музыкальное и визуальное 
в спектакле и кинофильме представляет собою эмоциональное переживание окружающего 
мира,  при  котором  важна  не  только  сама  окружающая  действительность,  но  и 
переживание.  Связь  ритмических  ходов  музыки  Тлендиева  особенно  очевидна  с 
развитием и ростом эмоционального напряжения, романтической активностью живописи 
Исмаиловой  в  фильме  «Кыз  Жибек».  В  цветовых  сочетаниях  многочисленных  эскизов, 
созданных  художницей  к  кинофильму  отчетливо  присутствуют  ладовые  созвучия,  в 
которых  художница  свободно  оперирует  ритмами,  плавными  переходами  скачками. 
Цветовые ходы в эскизах костюмов главных героев фильма Жибек, Толегена и Бекежана, 
иногда  переплетаясь,  образуют  нечто  вроде  контрапункта.  Иногда  цветовые  массы, 
окруженные  контрастной  приглушенностью  цветовых  пятен,  напоминают  мощные 
аккорды  медных  инструментов  в  симфонии  и  создают  аналогичное  эмоциональное 
напряжение.  Гамма,  ритм,  интервал,  акцент,  мажор  столь  характерные  для 
изобразительных  приемов  Исмаиловой  –  аналогичны  музыкальному  рисунку  Тлендиева. 
И это не  удивительно. Ведь аналогия между  музыкальной и живописной гаммой, между 
общей тональностью, эмоциональным строем  живописного и музыкального сочинения  – 

70 
 
закономерны,  а  все  указанные  аналогии  выражают  либо  общие  конструктивные  законы 
художественных явлений, либо общие эмоциональные качества и общие эмоциональные 
ходы. 
Понятно,  что  ни  гамма,  ни  гармония,  ни  ритм  не  являются  достоянием  только 
музыки или изобразительного искусства. Хотя нельзя не отметить, что  и цвет  и линия  – 
наиболее  близкие  музыке  художественные  средства  живописи  и  аналогия  между 
цветовым  и  линейным  строем  картины  и  звуковой  тканью  музыки,  как  говорится, 
закономерны.  Отсюда  –  цвет  и  линии  принято  называть  музыкальным  началом  в 
живописи,  также  как  развитие  сюжета  и  предметную  композицию  –  сравнивают  с 
поэтическим  началом.  Но  аналогия  это  все  лишь  аналогия.  Она  справедлива  и 
плодотворна  только  с  поправкой  на  особенности,  существенные  для  природы  каждого 
конкретного  искусства,  и  потому  –  возможность  проявления  в  живописи  свойств, 
роднящих  ее  с  музыкой,  и  обнаружения  в  связи  с  этим  большей  или  меньшей 
музыкальности  самой  живописи  коренится  в  природе  изобразительного  искусства  и 
музыки. В этом смысле – музыкальное начало может быть усмотрено в изобразительных 
произведениях живописцев, так же как и образы изобразительного искусства это не всегда 
фиксация  лишь только  впечатлений  от  реальной  жизни.  И потому  романтический пафос 
живописи  Исмаиловой  по  самому  существу  своему  является  музыкальным,  исходит  из 
органических свойств музыкального искусства. 
Патетикой  высокого  музыкального  и  изобразительного  начала  проникнуто  все 
творчество  и  Нургисы  Тлендиева  и  Гульфайрус  Исмаиловой.  Это  проникновение 
отражается в образной структуре тлендиевского мелоса и живописи Исмаиловой.     
В  музыкальном  театре,  где  музыка  составляет  основу  спектакля,  ее  слитность  с 
декорационным  искусством,  является  непременным  условием  для  достижения 
художественной  целостности  постановки.  Эффективным,  воздействие  сценического 
произведения  на  зрителя,  становится  только  в  процессе  такого  синтеза,  только  в  этом 
случае  снимается  противоречие  между  различием  и  сущностным  не  сходством 
специфических  особенностей  музыки  и  изобразительного  искусства.  Декорационная 
живопись  и  музыка,  объединяясь  со  сценическим  действием,  становятся  составными 
частями  более  широкого  художественного  целого,  в  рамках  которого  музыка 
одухотворяет изображение, а живопись воплощает в себе музыку. 
Музыкальный  театра  и  живопись  –  эти  две  глобальные  сферы  притягивают  весь 
талант, все внимание и силы Г. Исмаиловой. Возрождение высокой традиции сценической 
живописи на казахской сцене – сокровенное желание художницы. Как по театральному – 
декоративна  ее  живопись,  так  и  театр  –  живописен.  Но  это  не  следует  понимать 
прямолинейно.  Театральна,  прежде  всего,  потому,  что  сама  ее  живопись  -  зрелище, 
праздник и радость для глаз. 
Анализируя  творчество  Г.  Исмаиловой,  постигая  присущую  ее  полотнам 
музыкальность  можно  отметить  преобладающее  значение  в  них  настроения,  которое  не 
подавляет  масштабностью,  но  ведет  к  повышенной  декоративности  колорита.  Создавая 
театральные  декорации  или  станковые  картины.  Исмаилова  дает  свою,  совершенно 
оригинальную  интерпретацию  образов,  выражает  свое  особое  понимание  и  ощущение 
жизни.  Бытие  в  ее  живописи  отражается  не  столько  прямо,  сколько  преломляясь  сквозь 
призму  чувств  и  переживаний  художницы,  а  «музыкальность»  становится  как  бы 
подтекстом  всего  художественного  творчества  Исмаиловой.  Раскованность  мышления, 
изысканность и элегантность, напряженность идеи и колористическое богатство отличают 
всю театральную живопись Исмаиловой.  
Поэтика театра, моделирующая мир не сюжетными, а более глубокими, лежащими 
в  подсознании  основаниями,  выступает  в  ее  театральной  живописи  формообразующим 
эквивалентом  эстетической  реальности.  Исмаилова  не  спорит  с  формами  жизни  и  не 
подражает  ей;  жизнь  в  ее  работах  всегда  преображена,  художественно  пересоздана  по 
собственной  модели.  Рассматривая  многочисленные  эскизы  декораций,  в  которых 

71 
 
художница обращается к пейзажу, невольно проникаешься тем благоговейным пиететом, 
с  которым  она  изображает  природу.  В  ее  картинах  природа  -  это  не  идиллическая 
пастораль,  а  скорее  храм.  Под  божественным  куполом  небесного  свода  в  ее  декорациях 
разворачивается,  полное  изначальной  гармонии  действо  –  действо  Бытия.  В  разработке 
панорамных  задников,  изображающих  гряды  гор,  бескрайние  степи  или  хрустально-
прозрачные  озера,  каждый  написанный  художницей  пейзаж  открывает  неисчерпаемые 
красоты  природы  в  любом  моменте  бытия.  Вся  театральная  живопись  Исмаиловой 
проникнута  высоким  пафосом,  внутренней  взволнованностью и  величайшим  доверием  к 
силе, потенции и высшему закону природы. Ощущение Времени как частицы Вечности с 
удивительной  непосредственностью  оживают  в  ее  декорациях.  Панорамные  пейзажи        
Исмиловой  это  воплощение  фундаментальных  концепций  и  координат  национального 
мировидения. 
Поистине, 
воодушевленная 
неисчерпаемыми 
возможностями 
декорационной  живописи,  Исмаилова  обогатила  и  наполнила  казахскую  сцену  ее 
великолепием. В ней она нашла идеального интерпретатора своих патетических замыслов 
и представлений о театральной эстетике и высоком стиле. 
В  сценическом  пространстве,  созданном  силой  и  богатством  воображения 
художницы,  развертывается  новое  художественное  переживание  как  иная  реальность, 
сложно  нюансированная  и  разнообразная  по  глубине  и  уровню,  заложенных  в  них 
смыслов.  Осознание  мира,  прочитываемое  в  декорациях  Исмаиловой,  живописно 
воссоздается  идея  изначального,  возвышенного  и  прекрасного  в  своей  чистоте 
первозданного космоса. Целостное, идеальное представление о мире и человеке оживает в 
ее  творчестве,  материализуя  главную  идею  –  идею  целостности,  красоты,  гармонии  и 
величия  Мира.  В  понимании  и  трактовке  Исмаиловой  сценического  пространства  - 
присутствует  неодолимая  потребность  отразить  весь  возможный  мир,  желание  охватить 
взглядом  и  кистью  всю  сущую  и  мыслимую  широту  бытия.  В  ее  эскизах  очевидно 
тяготение  изобразить  не  только  видимое  глазом,  но  и  восторг  от  величия  и  красоты 
окружающего мира. Подвергая анализу,  творчество художницы, понимаешь, что для нее 
важно  показать  не  просто  реальную  ситуацию  или  умозрительно  абстрактное 
представление  о  мире.  Она  стремится  запечатлеть  сам  принцип  бесконечности  Мира, 
принцип  свободы  и  возвышения  человеческого  духа  над  бытом.  Принцип,  несомый  тем 
типом духовной культуры, носителем которого она была. Представление о бесконечности 
Универсума  художница  стремилась  объять  кистью.  В  своем  желании  объять  рамки 
внешнего мира, она достигает отображения невидимого внешним оком, но подвластного 
ее внутреннему зрению Художника. 
Синтез  искусств  воплощенный  в  театральных  работах  Исмаиловой  органичен  и 
ярок.  В  ее  театральных  постановках  соединились  формы,  которые  искала  художница  в 
живописи.  Театр  с  его  синтетической  природой  способствовал  приведению 
художественных  исканий  к  согласию.  Изобразительный  язык  Исмаиловой-станковиста 
содержит  в  себе  потенциальные  возможности  театральной  выразительности.  Но 
Исмаилова  не  просто  живописец-станковист,  создающий  оформление  постановки,  она 
художник  театра  для  которого  равно  важны  и  декорации    и  костюмы,  и  занавесы.  Она 
умеет  видеть  спектакль  цельно,  угадывать  его  стиль  и  приводить  живописно-
пластический образ к гармоническому единству.  
Грандиозные 
архитектурные 
и 
пейзажные 
композиции 
формировали 
величественный фон для сценического действия. Идеальные чувства персонажей отвечали 
идеальным  формам  живописных  декораций.  Декорации  Исмаиловой  соответствовали 
характеру  музыкальных  спектаклей  и  почти  полностью  совпадали  с  ней,  были 
стилистически близки и выявляли ее особенности. Вне всякого сомнения, таких «живых» 
гор, солнца, неба, моря, такого света и воздуха, какие изображала Исмаилова, зритель не 
мог ранее видеть в казахском театре. Сверкание палитры, воспроизведенное в масштабах 
сцены  темпераментной  кистью  художницы,  безусловно,  поражало  и  производило 
неизгладимое впечатление. 

72 
 
Динамика  внутреннего  композиционного  ритма,  эмоциональность,  раскрывающая 
настроение  темы,  выразительная  смелость  цветовой  гаммы,  декоративной  по  самому 
своему существу, сообщающей театральную приподнятость общему строю спектакля - все 
эти особенности своего творческого почерка Исмаилова перенесла на казахскую сцену. В 
своих  лучших  постановках  художница  достигла  целостности  живописного  и 
мелодического  начала,  в  этом,  прежде  всего,  проявление  собственного  светлого  взгляда 
художницы  на  красоту  природы,  архитектуры,  реального  ирреального  миров,  в  котором 
живет  человек.  В  этом  синтезе  художница  преодолела  грани  между  сказочным  и 
действительным, историческим и современным, лирикой и драмой.  
Безусловно,  творческие  искания  Гульфайрус  Мансуровны  опирались  на  идеи 
единения  и  синтеза  искусств,  осуществление  которых  возможно  было  лишь  при 
разомкнутости  границ  между  отдельными  видами  творчества,  когда  одно  искусство  как 
бы  подкрепляет  и  обогащает  другое.    И  художница  сумела  наполнить  и  одухотворить 
изобразительные  приемы  -  приемами  смежных  видов  искусств.  Без  ложного 
преувеличения,  можно  утверждать,  что  спектакли,  в  которые  она  привнесла  свой  яркий 
талант,  вошли  в  золотой  фонд  не  только  оперного  и  балетного  искусства,  но  и  всего 
искусства и культуры Казахстана.  
Она  привнесла  в  казахский  театр  свою  живопись,  свое  радостное  искусство, 
обогатила  его  своей  щедрой  фантазией  и  благородством,  и  способствовала  постижению 
казахским  зрителем  этого,  во  многом  загадочного,  вида  искусства.  Спектакли  в 
декорациях  Исмаиловой  были  пышным  и  феерическим  зрелищем.  Развернутые  во  всю 
глубину  сцены  декорации  переносили  зрителя  в  таинственный  и  захватывающий  мир 
театра,  а  фантастическое  по  своему  великолепию  зрелище  погружало  зрителей  в 
волшебную  стихию  искусства.  Богатая  оттенками  колористическая  гамма  декораций 
Исмаиловой идеально корреспондировала с музыкой Нургисы Тлендиева.  
Художница  стремилась  воплотить  в  своих  декорациях  бесконечную  мелодию;  ее 
она слышала в музыке Джакомо Пуччини и Джузеппе Верди, Мукана Тулебаева и Евгения 
Брусиловского,  Еркегали  Рахмадиева  и  Нургисы  Тлендиева.  Гениальные  мелодии  этих 
композиторов присутствуют и в ее живописи. 
 
 
 
Елубаева М.А., 
старший преподаватель 
КазНАИ им.Т.Жургенова 
г.Алматы, Казахстан 
 
ПЕСНИ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА 
 
Аңдатпа: Аталмыш мақалада Нұрғиса Тілендиевтің ән өнері сөз болады.   
Abstract: 
This article discusses songwriting N.Tlendieva.
 
 
Личность  Нургисы  Тлендиева  оставила  неизгладимый  след  в  музыкальной 
культуре  Казахстана.  Один  из  видных  деятелей  музыкальной  культуры  республики, 
выдающийся  композитор,  виртуозный  исполнитель  –  домбрист,  дирижер  Нургиса 
Атабаевич Тлендиев, целиком посвятил свою жизнь  и творчество современной казахской 
музыке.  
Любовь  к  его  музыке  настолько  велика,  что  композитора  слушатели  восприняли 
как  народного  музыканта-профессионала.  Где  бы  ни  звучала  музыка  Н.Тлендиева  – 
повсюду следует восторженный прием слушателей, которые восхищаются его искусством: 
популярными  песнями,  оркестровыми  кюями,  музыкой  к  кинофильмам…  Всенародная  
любовь к музыке Нургисы говорит о нем как о народном композиторе, но вместе с тем он 
–  яркий  представитель  современной  профессиональной  композиторской  школы. 

73 
 
Композитор  получил профессиональное музыкальное образование и работал в различных 
жанрах: 
киномузыка, 
музыка 
к 
драматическим 
спектаклям, 
мультфильмам, 
многочисленные произведения для оркестра народных инструментов и для созданного им 
оркестра  «Отырар  сазы»,  который  его  блестящий  талант  дирижёра  превратил  в  символ 
казахской музыки, но подлинную популярность принесли композитору песни, которых он 
создал  более  100!  Они  и  получили  наибольшую  популярность,  сделав  композитора 
поистине  народным.  Их  отличает  мелодичность  и  яркость,  простота  и  доступность 
интонаций.    Горячо  любимые  народом,  они  звучат  повсюду:  по  радио,  телевидению,  в 
концертных залах, на вечерах, застольях, праздниках… 
В  своем  творчестве  Нургиса  Тлендиев  песни  создавал  не  сразу.  Жанру  песни 
предшествовали  инструментальные  композиции.  Но  после  того,  как  появилась  первая 
песня, этот жанр стал ведущим у композитора. Основная сфера его песенного творчества 
–  лирика,  связанная  с  поэтизацией  простых  жизненных  чувств,  тема  современности,  
родного  края.  Часто  в  этих  образах  встречаются  образы  простых  людей,  героев-
целинников,  чабанов,  рыбаков.  Следует  отметить,  что  та  социалистическая  реальность, 
современная тематика, которые присутствуют в произведениях композитора, удачно и со 
вкусом совмещаются с традиционно-народными образами. 
По определению  А.Т.Айтуаровой: «По стилистике можно выделить три жанровых 
направления песенного творчества Н.Тлендиева. Прежде всего, это «фольклорный» пласт 
– песни, причисляемые к этому направлению, написаны в чисто народной манере.  Другое 
направление  песенного  творчества  Тлендиева  примыкает    к  истокам  так  называемой 
«советской массовой песни», это, условно говоря, интернациональное направление. В них 
проявляются  черты  тех  массовых  песен,  основу  которых  составляет  марш.  И  последняя 
группа – это группа песен, в которых воплотился синтез народного песенного искусства 
казахов и традиции лирических песен советского периода» [1]. 
Первая  песня  композитора  называлась  «Университет»,  которую  с  успехом 
исполнила знаменитая казахская певица Жамал Омарова. Позже она попросила Тлендиева 
написать  для  нее  еще  несколько  песен.  Так  появились  «Бозторғай»,  «Абай  арманы», 
«Жан-Сәуле». 
Нургиса  создает  произведения  высокопатриотические,  гражданские,  в  которых 
торжественно славит свой народ, отчизну, интернациональное богатство народов и наций 
нашей  страны:  «Елім  жомарт»,  «Москва  толғауы»,  «Бейбітшілік  жыры»,  «Достық 
шұғыласы», «Бастаушымыз – партия!», «Жаса, Куба!», «Байтақ дала, бақытты ел», «Қош 
келдіңдер, қонақтар». 
В  песнях  «Болмасын  соғыс,  болмасын!»,  «Көгершіндер  әні»,  «Дубосеково 
зиратында»,  «Аға  ескерткішінің  басында»  девизом  звучит  призыв  покончить  с  войной. 
Композитор,  будучи  участником  Великой  отечественной  войны  знал,  какой  ценой 
досталась победа над фашизмом, и как важно помнить о тех, кто не вернулся. Работая над 
песнями  о  героях-панфиловцах,  Н.Тлендиев  выезжал  в  Дубосеково,  беседовал  с 
очевидцами, осматривал места битвы. Песню «Мен сендерді іздеймін» он посвятил Герою 
Советского Союза Бауыржану Момышулы. 
Как  уже  отмечалось,  в  своем  творчестве  большое  значение  композитор      придает 
песням,  посвященным  людям  труда:  чабанам,  рыбакам  («Балықшы  қыз»,  «Саржайлау», 
«Байтақ  дала,  бақытты  ел»),  героям-целинникам  («Тыңдағы  ерлерге  сәлем!»,  «Жас 
саяхатшылар маршы»). 
А  в  таких  произведениях,  как:  «Кең  дала»,  «Көкшетау»,  «Алматым  менің», 
«Теніздегі  алтын  таң»,  «Сәлем  берем  Жетісуға»,  «Қапшағай»,  «Баянауыл  вальсі», 
«Саржайлау»,  «Қапшағай»,  «Кең  жайлау»  Нургиса    горячо  и  восторженно  воспевает 
любимый  край  и  его  природу,  восхищаясь  безграничными  просторами  Казахстана.  Его 
вдохновляют горы, степь, блеск солнца, родные аулы и города («Кең дала», «Көкшетау», 
«Алматым  менің»,  «Теңіздегі  алтын  таң»,  «Сәлем  берем  Жетісуға»,  «Қапшағай», 
«Баянауыл вальсі», «Саржайлау», «Қапшағай», «Кең жайлау»). Особое место в песенном 

74 
 
творчестве  композитора  занимают  образы  традиционной  поэзии.  Характерно-
фольклорные  метафоры  получают  отражение  в  музыке  песен  «Көзім  көрді  аққудың 
жылағанын», «Келе жатыр құс қайтып», «Құстар әні». Человек и природа объединяются в 
песне  «Аққұсым»,  где  с  птицей  сравнивается  любимая  девушка.  Уместно  отметить,  что 
образ  птицы  для  Н.Тлендиева,  как  и  в  народной  традиции,  символ  чистоты  и  красоты 
(кюй  «Аққу»).  В  раннем  творчестве  композитора  утреннее  пение  жаворонка  выступало 
образом родины («Бозторғай»). 
В вокальном творчестве Тлендиева особый интерес представляют  песни о любви. 
Одни  песни  пронизывают  страстный  порыв,  чувства  восторга,  надежды,  упоения,  а 
другие, напротив имеют спокойный эпический характер, в них присутствуют настроения 
грусти и разочарования. Приведем к примеру некоторые из них: «Асығамын мен саған», 
«Махаббат  таңы»,  «Махаббат  мұңы»,  «Жан-Сәуле»,  «Кел,  еркем,  алатауыңа!»,  «Тек 
бақытты болғайсың», «Ұмытпа», «Куә бол». 
Среди  произведений  композитора  есть  песни  о  мудрости,  философской 
значительности.  Они  относятся  к  традиционному  жанру  толғау:  «Абай  арманы», 
«Домбырам - досым», «Әке туралы жыр», «Әке жүрегі».  
Песни  о  молодежи,  о  юности:  «Студенттер  әні»,  «Күндер-ай»,  «Алтыбакан  әні», 
«Мәңгі жастық көшесі». 
Многим  произведениям  Н.Тлендиева  сопутствуют  интонации  вальса,  которые 
воплощают  в  себе  тип  современной  казахской  лирической  песни:  о  любви,  природе, 
родных  людях.  Такого  рода  песни  писали  многие  современники  Н.Тлендиева: 
Ш.Калдаяков,  Е.Хасангалиев,  А.Еспаев  и  др.  К  песням  –  вальсам  можно  отнести:  «Кел 
еркем, Алатауыңа», которая известна в исполнении Бибигуль Тулегеновой, «Жан-жарым», 
«Жанарыңның  жұлдызы»,  «Теңізде  –  толқында»,  «Бақыт  вальсі».  В  этих  произведениях 
композитор  опирается  на  традиции  первых  казахских  вальсов  Л.Хамиди  (  «Бұлбұл», 
«Казахский вальс»). 
Помимо  вальса,    в  своих  песнях  автор    обращается  и  к  другим  жанрам  –  марш, 
элегия.  В  произведениях  «Егіншілер  маршы»,  «Жас  саяхатшылар  маршы»  марш 
выступает  как  олицетворение  мужественности,  энергичности.  В  песнях  «Қанатым», 
«Махаббат таңы» элегия как спутница раздумий, лирической грусти и печали. 
Очень много песен у Н.Тлендиева посвящено дорогим и близким людям: «Әжеме», 
«Әке  туралы  жыр»,  «Жүрегім  менің»,  «Қарындас»,  «Асыл  дос»,  «Құттыктаймын  мама, 
туған күніңмен!», «Айналайын, балдызым», «Ауылдағы жеңеше».  
В  каждой  песне  композитора  можно  услышать  выразительную  мелодию, 
связанную  со  словом.  Мелодии  песен  обладают  редкой привлекательностью:  во  первых, 
они  легко  запоминаются,  т.к.  обладают  интонационно  –  ярким  рисунком,  во  вторых, 
мелодия  всегда  отличается  певучестью,  распевностью,  кантиленностью.  В  двухчастной 
форме  песен  (запев  и  припев)  припев  никогда  не  повторяет  материал  запева,  а  плавно 
переходит  один  раздел  в  другой.  В  произведениях  присутствует  большое  обилие 
выразительных  и  изобразительных,  деталей,    элементов.  На  фоне  красивой  мелодии 
блестяще  высвечиваются  виртуозные  кульминации.  Помимо  элементов  из  фольклора 
автор  свободно использует  интонации массовой песни, мотивы и мелодические обороты 
песен различных народов. 
       Рассматривая вокальное творчество Н.Тлендиева, мы можем с  уверенностью сказать, 
насколько весомый вклад композитор внес в духовное  развитие  современного казахского 
музыкального  искусства.  Творения  великого  Мастера,  Творца  Нургисы  Тлендиева 
бесценны для народа, представляя собой  национальное достояние музыкальной культуры  
Казахстана. 

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал