Конференция материалдары


Л.Д. Малдыбекова, С.С. Мургабаев



жүктеу 8.95 Mb.
Pdf просмотр
бет14/89
Дата17.04.2017
өлшемі8.95 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   89

Л.Д. Малдыбекова, С.С. Мургабаев

СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН В ТВОРЧЕСТВЕ

АКАДЕМИКА В.В.БАРТОЛЬДА

Имя Василия Владимировича Бартольда, прозванного «отцом истории Средней Азии», золотыми 

буквами вписано в историю многовекового прошлого народов Средней Азии. Его перу принадлежит 

свыше 650  работ по самым разнообразным вопросам истории Востока, прежде всего, истории Средней 

Азии. Многие переведены на иностранные, в том числе и восточные языки. 

Василий Владимирович Бартольд родился 15 ноября 1869 в Санкт-Петербурге в семье обрусевших 

немцев;  предки  отца  были  родом  из  Прибалтики;  прадед  матери,  лютеранский  пастор,  переселился 

в Россию из Гамбурга, отец его был биржевым маклером. В 1887 г. Василий Бартольд поступил на 



93

факультет  восточных  языков  по  арабско-персидско-турецко-татарскому  разряду  Петербургского 

университета,  где  слушал  лекции  видных  востоковедов  того  времени:  Н.И.  Веселовского,  В.А. 

Жуковского, К.П. Патканова, В.Д. Смирнова, В.Р. Розена и других. Одним из первых в мировой науке 

В.В.  Бартольд  последовательно  отстаивал  точку  зрения  на  историю  Востока  как  на  неотъемлемую 

часть всеобщей истории (а не преимущественно историю восточных религий, что было свойственно 

традиционной ориенталистике).

В  неопубликованных  рукописях  лекций  1900  г.  для  студентов,  получивших  университетское 

образование,  о  их  научных  задачах  в  Туркестане  В.В.  Бартольд  отмечал:  «От  большинства  других 

стран научное значение востоковедения отличается тем, что оно не может удовлетвориться работой 

специалистов  из  крупных  научных  центров,  где  сосредоточены  необходимые  для  них  пособия  и 

источники  и  которые  только  изредка  могут  совершать  более  или  менее  продолжительные  поездки 

для непосредственного изучения жизни восточных народов. Оттого они не могут обойтись без услуг 

представителей  европейской  образованности,  имеющих  возможность  на  месте,  иногда  в  течение 

долгих лет, изучать восточную жизнь, конечно, с большей полнотой, чем это возможно при каких бы то 

ни было научных командировках»[1,с.19].

По  окончании  в  1891  г.  университета  с  дипломом  первой  степени    был  оставлен  при  Санкт-

Петербургском университете для подготовки к профессорскому званию на кафедре истории Востока. 

Приступив к научной деятельности, Бартольд скоро добился серьезных успехов. Так, в 1900г., защитив 

диссертацию «Туркестан в эпоху монгольского нашествия» (в работе дается обзор всей истории Средней 

Азии  от VII  до  XII  в.  н.э.),  он  был  удостоен  степени  доктора  истории  Востока.  В  1901  г.  Бартольд 

был  назначен  экстраординарным  профессором  Петербургского  университета,  в  1906г.  –ординарным 

профессором, а в 1910г. стал членом-корреспондентом Петербургской Академии наук. 

На сегодняшний день имеется три издания «Туркестана…» на английском языке – в 1928, 1958, 

1968 гг., на узбекском языке – 1931 г., в переводе Фатиха Каримова, переиздание на русском языке в 

1963 г. в первом томе сочинений В.В. Бартольда. От «Туркестана в эпоху монгольского нашествия» 

потянутся нити к другим замечательным трудам ученого по истории Ближнего и Среднего Востока, и 

прежде всего Центральной Азии.

Кроме этого, опубликовал другие результаты своих исследований, в том числе работы по Средней 

Азии: «О христианстве в Средней Азии», «История изучения Востока в Европе и России», «История 

культурной жизни Туркестана». С туркестанской тематики и началась востоковедческая деятельность 

В.В. Бартольда.

К 1903 г. В.В. Бартольду удалось изучить по очень немногим первоисточникам только историю 

мусульманской  части  Средней  Азии  до  Тимура  включительно.  И  они  определили  доминанту  его 

будущих научных интересов. В архивах обнаружены заверения самого ученого: «Буду и дальше, пока 

жив,  заниматься...  историей  Средней  Азии,  ее  городов  в  частности».  В.В.Бартольд,  чувствуя  себя 

до  конца  дней  «преимущественно  историком  Средней  Азии»,  всю  свою  жизнь  посвятил  изучению 

истории  тюрков,  среди  них  написание  истории  тюрков  и  монгол;  исследует  социальные  корни  и 

последствия монгольского нашествия, историческое значение Орхонских надписей, время становления 

огузского эпоса. О работах В.В.Бартольда академик И.Ю.Крачковский писал: «Являясь популярными 

по установке, они много давали и для специалиста, так как не только суммировали достигнутые наукой 

выводы, но знакомили и с важными результатами, добытыми в исследованиях самого автора» [2,224-

225]. 

Труды  В.В.Бартольда,  посвященные  изучению  истории  народов  Средней  Азии  и  Ближнего 



Востока  не  потеряли  своей  актуальности  и  значимости  и  на  сегодняшний  день.  Среди  них:  «Отчет 

научной поездки в Среднюю Азию в 1893-1894 гг.», «Очерк истории Семиречья», «Туркестан в эпоху 

монгольского нашествия», «Киргизы. Исторический очерк» и другие. Одной из причин, побудивших 

В.В.Бартольда  заниматься  тюркологией,  является  исторический  памятник  –  огузский  эпос  Книга 

Коркыт ата (Китаб-и Деде Коркут), им и было положено начало всестороннему научному изучению 

памятника.  Работы В. В. Бартольда и его учеников, из которых некоторые были уроженцами Средней 

Азии, создали прочное научное основание для исторического и фольклорного истолкования огузского 

эпоса.  Исследования  турецких,  немецких,  итальянских  ученых,  опубликованные  в    последующее 

время, шли по тем путям, которые в свое время проложил В. В. Бартольд [3,с. 348]. Интерес к «Книге 

Коркута», возник у В. В. Бартольда еще в начале 1890-х годов, не покидал ученого на протяжении 

почти всей его жизни. Полный перевод этого замечательного памятника  был закончен в мае 1922 г. (до 

этого В. В. Бартольд опубликовал — в оригинале и переводе — только четыре из двенадцати песен) и 



94

предназначался для руководимого А. М. Горьким издательства «Всемирная литература», но не увидел 

света при жизни автора.  

В.В.Бартольд  был  убежден,  через  древние  тюркские  памятники  можно  проследить  культурное 

взаимодействие  стран  Средней  и  Передней  Азии,  Ближнего  Востока  и  отмечал  необходимость 

пересмотра  научных  установок:  «До  последнего  времени  существовало  мнение,  будто  мир 

дальневосточной культуры почти не подвергался западному влиянию, что Монголия и жившие в ней 

народы  подвергались  только  влиянию  китайской  культуры…Наиболее  веский  довод  против  этого 

мнения – существование как у турок VIII в., так у и монголов в XIII в. алфавитов переднеазиатского 

происхождения» [4, с.24-25]. 

Культурное взаимодействие Запада и Востока также не осталось не замеченным В.В.Бартольдом. 

В письме П.Пельо в 1924 году он пишет: «Для культурной истории не только Востока, но и Европы 

представлял  интерес  факт,  что  европеец  XIII  в.,  притом  недуховного  звания,  мог…наравне  с 

мусульманами быть членом китайских ученых учреждений» [5, с.10] 

По мнению Бартольда «нужно соединить историю Востока с предметами, связанными со всемирной 

историей, а требования, предъявляемые всемирной истории, должны предъявляться и истории  Востока» 

и также обращал внимание на то, что при написании истории мира, необходимо применять к истории 

Востока такие же методы, что и при изучении истории Запада. Эта мысль прослеживается в его работе 

«Двенадцать лекций». Названные лекции были опубликованы в 1927 году на турецком, в 1935 - на 

немецком, а в 1945 году на французском языках [6,с. 231]. 

В  1922  году  во  время  поездки  в  Западную  Европу  по  предложению  королевского  колледжа  

В.В.Бартольд    читает  на  английском  языке  шесть  лекций  по  истории  тюрко-монгольских  племен 

Центральной  Азии.  Основное  содержание  работ  –  «Кочевники  Центральной  Азии  –  прошлое  и 

настоящее». Данные лекции были прочитаны академиком позже в Баку в 1924 году. В 1926 году на 

Первом Всесоюзном съезде он выступил с докладом: «Изучение истории тюркских народов сегодня 

и задачи в будущем». По мнению С.Ф.Ольденбурга «данный доклад раскрывает историю тюркских 

народов, а также показывает нашу отдаленность от данной проблемы. Он в своем коротком докладе 

смог  показать  целостную  картину  области  изучения  истории  тюркских  народов,  а  также  задачи 

тюркологии в этой области» [6,с.231]. Бартольд  читает лекции в Стамбуле (1926 и 1927гг.), Ташкенте 

(1925 и 1927гг.), Бухаре, Хиве (1925г.). Свои лекции он дополняет ранее неосвещенными сведениями, 

уделяет внимание истории казахов и киргиз, а также вопросам их взаимодействия с Россией, приводит 

материалы российских путешественников. 

В своей монументальной работе  «Туркестан в эпоху монгольского нашествия» ученый опирается 

на ценные, не  введенные в научный оборот и еще не переведенные на русский язык и не изученные 

рукописи  по  истории  и  исторической  географии  Центральной  Азии,  которые  он  помещает  в  главе 

«Источники» в разделе «Домонгольский период».

 В работе дает сжатый обзор всей истории Средней 

Азии от VII до XII в. н.э.: данные об изменениях системы общественных отношений в Средней 

Азии в результате ее завоевания арабами, о борьбе дехкан со служилой чиновничьей знатью при 

Тахиридах, Саффаридах и Саманидах. В.В.Бартольд подметил обозначившийся в IX–Х вв. процесс 

перемещения центров городской жизни из аристократических шахристанов в торгово-ремесленные 

предместья (рабады), процесс вытеснения дехкан тюркской военно-кочевой знатью, а тем самым 

перехода  от  мулькового  землевладения  к  условному  военно-ленному  (институт  «икта»)  и  т.д. 

Здесь же – обширные, новые для своего времени данные об общественном устройстве монголов-

кочевников при Чингисхане, системе их военной организации, сущности политических учреждений 

их  государства.  Проблемы  социальной  истории  в  «Туркестане…»  представлены  в  основном 

историко-экономической  географией  и  политической  историей  государственных  образований 

до  начала  XIII  в. 

В  работы  В.В.Бартольда  включены  также  ценные  материалы,  переведенные  с 

арабского, турецкого и персидского языков.

 

С его именем связано появление первых обобщающих 



исследований по всей территории Туркестана разных периодов времени. Составленные на строго 

научной  основе  критического  использования  данных,  преимущественно  письменных  источников 

(восточных  рукописей),  труды  ученого  представляют  собой  серьезное  достижение  русской 

историографии. Подробные научные исследования были приведены в труде «Научные результаты 

Аральской  экспедиции»,  опубликованной  в  1902  году.  К  1914  г.  относится  публикация  одного  из 

важнейших трудов В. Бартольда по истории и исторической географии Средней Азии — “К истории 

орошения Туркестана”. Исследование обширного круга письменных источников — от древнейших до 

нашего времени — позволило ученому воссоздать не только историю искусственного орошения, но 



95

в значительной мере историю всего хозяйства Южного Казахстана, связанную с общеисторическим 

развитием науки. В 1902 г. была опубликована еще одна капитальная работа В. Бартольда по Казахстану 

— “Сведения об Аральском море и низовьях Аму-Дарьи с древнейших времен до XVII в.”. Эта первая 

крупная  публикация  по  историко-географическому  циклу  исследований,  совокупность  которых 

справедливо закрепила за их автором репутацию создателя исторической географии Средней Азии и 

Казахстана.

 Его труды по истории Средней Азии имеют огромное значение, в них помимо ценных сведений 

арабских, персидских и местных авторов, им были использованы и археологические материалы.  Богатое 

научное наследие В.В. Бартольда свидетельствует о том, что, начиная со времени его первой поездки 

в Среднюю Азию в 1893 г. и до конца своей жизни, он не переставал живо и глубоко интересоваться 

состоянием,  нуждами  и  запросами  историко-краеведческой  работы  в  только  что  присоединенных  к 

России регионах Средней Азии. Практически он являлся организатором научных исследований в этом 

крае. Опубликованные рукописные отчеты В.В. Бартольда о поездках в Среднюю Азию в 1920, 1925, 

1927 и 1928 годах дают единственную по полноте, разносторонности и высокой компетенции картину 

состояния, проблем и путей развития востоковедения в Средней Азии в первой четверти XX в. 

В  своей  автобиографии  он  писал:  «В  области  истории  Востока,  вследствие  обилия  никем  еще 

не  использованного  материала,  при  чтении  рукописей  часто  испытываешь  такое  же  наслаждение 

пионера,  открывающего  новый  мир,  как  при  производстве  различных  раскопок  на  местах  старых 

городов».  Академик  И.Ю.Крачковский  отмечал,  что  В.В.Бартольд  «в  анализе  первоисточников  был 

непревзойденным мастером…он не только умел открывать и привлекать новые материалы, но даже из 

тех источников, которые побывали в руках у многих первоклассных ученых, он искусно извлекал не 

замеченные никем детали и давал новое освещение в целом». Его кругозор и строго научные приемы 

дали право  Н.Я.Марру с полным основанием сказать, что «востоковедов-историков калибра Бартольда 

на Западе не было ни одного». [7,428]

В.В.Бартольд  оказал  большое  влияние  и  на  развитие  археологических  работ  в  Средней  Азии. 

Ученый высоко оценивал важность науки археологии, отчетливо осознавая, что «без вещественных 

следов нельзя понять письменных известий и наоборот», кроме того, сам участвовал в археологических 

исследованиях  (поездка  в  Среднюю  Азию  1893-1894гг,  раскопки  в  в  окрестностях  Самарканда  в 

1904г.).  Важно констатировать, что почти все сколько-нибудь  примечательные начинания в области 

археологического изучения Средней Азии с конца ХІХв. и до начала 30-х годов ХХ века носили на 

себе  отпечаток  бартольдовских  взглядов  и  и  требований.    Влияние  Бартольда  на  археологичекие 

исследования  в  Средней  Азии  не  прервалось  с  его  смертью  (19  августа  1930г.).  Его  огромное 

научное  наследие,  в  первую  очередь,  связанное  с  историей,  исторической  географией,  топографией 

средневековых  городов  и  поселений,  по  сей  день  служит  для  археологов  ценнейшим  источником. 

Многие  утверждения  В.В.Бартольда  касательно  локализации  городов  нашли  подтверждение  в  ходе 

современных археологических исследований, некоторые в свете новых данных вызывают сомнения, 

но тем не менее ни одна из работ археологов и историков  по истории Средней Азии не обходится без 

привлечения публикаций В.В.Бартольда.

Продолжая традицию изучения истории края, начатую В.В. Григорьевым и Н.И. Веселовским, он 

поддерживал связи с краеведами, участвуя в работе Туркестанского кружка любителей археологии 

(1895–1917 гг.), сотрудничал в «Туркестанских ведомостях», «Окраине», «Русском Туркестане» и 

других.  До  1913  г.  было  опубликовано  более  150  его  трудов,  не  считая  статей  в  энциклопедиях. 

В это же время он интенсивно занимается научно-публицистической, исследовательской работой: 

«Улугбек и его время» (1918 г.), «Мир-Али-Шир и политическая жизнь» (1928 г. в сб.«Мир-Али-

Шир»). Кроме капитальных научных трудов, он подготовил несколько научно-популярных: «Ислам», 

«Культура  мусульманства»  (1918г.),  «История  Туркестана»  (1922  г.),  «История  культурной  жизни 

Туркестана»  (1927г.),    а  также  очерки  по  истории  таджиков  (1925г.),  киргизов  (1927г.),  туркмен 

(1929г.), открывшие новый этап в изучении истории этих народов, в то время почти не разработанной. 

Оценивая научное наследие В.В. Бартольда, историк и востоковед И. Крачковский писал, что «…

его труды уже выдержали суд истории и вошли в золотой фонд науки. Одним из показателей этого 

служит переиздание его работ именно в Средней Азии – в той стране, которой он, в сущности, посвятил 

всю свою жизнь и которую, несмотря на суровую скупость в выражении своих эмоций, горячо любил 

[8, 430]. 

____________________________________

1. 


Лунин Б.В. Жизнь и деятельность академика В.В. Бартольда. – С. 19. Архив АН СССР, ф. 68, оп. 1, д. 75, л. 1–2.

2. Крачковский И.Ю. Очерки по истории русской арабистики. М. – Л., 1950. – 526 с. 



96

3.  Алиева  С.  Дастаны  «Книга  моего  деда  Коркута»  как  объект  исследования  русско-советского  востоковедения  (  в 

свете  современных  достижений  коркудоведения//Ученые  записки  Таврического  национального  университета  имени  В.  И. 

Вернадского Серия «Филология. Социальные коммуникации». Том 27 (66). № 3. 2014 г. С. 348–353 

4. Бартольд В.В. Двенадцать лекций по истории тюркских народов // Бартольд В.В. Сочинения. Т.V. – М., 1968. – 759 с. 

5. Кляшторный С. Предисловие к 5-му тому// Бартольд В.В. Сочинения. Т.V. – М., 1968. – 759 с. 

6. 

Крачковский И.Ю. Русские письма академику В.Р. Розену в Азиатском музее АН СССР. – ДАНВ, 1929. – С. 231.  



7. Крачковский И.Ю. К переизданию трудов В.В.Бартольда.// Крачковский И.Ю. Избр.соч.Т. V. –М.-Л.,1958. –с.428. 

8. Крачковский И.Ю. К переизданию трудов В.В.Бартольда.// Крачковский И.Ю. Избр.соч.Т. V. –М.-Л.,1958. –с.428.



А.К. КистаубаеваГ.С. Жапакова

ЛИЧНЫЙ КОМПЛЕКС НАРОДНОГО ХУДОЖНИКА КАЗССР 

АБЫЛХАНА КАСТЕЕВА В КОЛЛЕКЦИИ ЦГМ РК

Абылхан  Кастеев  –  один  из  первых  художников-казахов,  посвятивший  свою  жизнь 

профессиональному  занятию  живописью  в  традициях  европейского  изобразительного  искусства, 

художник широкого и многогранного дарования, среди своих современников был наиболее одаренным, 

самобытным художником, отличавшимся большим упорством в достижении своих целей, огромным 

трудолюбием, честным отношением к своему делу.

Родился А. Кастеев в 1904 г. в местечке Шежин недалеко от Джаркента в бедной семье казаха-

скотовода. В детстве потеряв отца, Абылхан Кастеев рано испытал нужду, тяжесть подневольного труда, 

работал пастухом у местного бая. Может быть, именно это обстоятельство наложило свой отпечаток на 

мировосприятие Кастеева, развито его обостренное чувство справедливости и добра. 

Творчество Кастеева чрезвычайно разнообразно: здесь и произведения на исторические темы, и 

жанровые картины, показывающие быт казахов в дореволюционный период и в эпоху социалистических  

преобразований. Большое место  в его творчестве занимают портреты и пейзажи. При этом художник 

проявляет исключительное упорство и настойчивость в отображении многих сторон жизни своего народа 

и всего нового, что происходит вокруг него. Все это передается с присущим ему чувством глубокой 

любви и внимания ко всему изображаемому. В лучших произведениях ему удается достигнуть большой 

жизненной правдивости и поэтичности. Его акварельные листы, посвященные природе родного края, 

всегда оживлены присутствием человека или небольшим жанровым мотивом.

У Абылхана Кастеева было поразительное трудолюбие. Вечно живая и вечно волнующая природа 

родного  Казахстана  была  для  него  постоянным  источником  вдохновения.  Ему  не  составляло  труда 

написать пейзаж разного времени года, различного состояния – от грустного пасмурного до солнечно-

мажорного, с природой он был на «ты», как бы слит с ней воедино. 

       

  Иллюстрация 1. А. Кастеев – народный художник КазССР.        Иллюстрация 2. Река Или. Абылхан Кастеев. (КП 14029)



1964 г. Фото (оригинал). Глянцевая бумага, ч/б изображение. 

      Разм. 12,2х17,5. Сохр. – в правом верхнем углу 

                        имеются сгибы. (КП 17308/2)

Пейзажи  Абылхана  Кастеева  полны  лиризма  и  музыкальны  [1,  18-19].  Благоприятное  влияние 

на А. Кастеева, несомненно, оказало и казахское народное прикладное искусство. Мать А. Кастеева, 

которая  была  большой  мастерицей  и  выдумщицей,  всю  жизнь  сама  изготавливала  различные 

изделия и с любовью украшала ими свою юрту. Тем самым она привила своему сыну своеобразный 

художественный вкус.В 1926 г. в 22 года Абылхан Кастеев впервые выезжает из аула в Джаркент. Не 



97

имея даже начального образования, он устраивается чернорабочим, а все свободное время посвящает 

рисованию. Первые работы А. Кастеева – это портреты близких и родственников. Уже тогда он мог 

раскрыть характерные черты своего персонажа. Он нарисовал в профиль портреты старшего брата, 

младшей сестры, С. Кисыкбаева.

В 1927 г. в Казахстане развернулось строительство важного объекта того периода железнодорожной 

магистрали  Турксиб.  Абылхан  Кастеев  одним  из  первых  пошел    работать  на  стройку.  В  работе 

«Автопортрет» А. Кастеев изобразил себя как строителя Турксиба: на нем рабочая одежда, на голове – 

тымак. В его взгляде заметны доброта, чувственность. Глубокие морщины на лбу, на щеках, подбородке 

как бы подчеркивают силу воли, упорство. Портрет притягивает взор зрителя своей гармоничностью, 

полнотою образа, мягкими полутонами. Коренные изменения в жизни казахского народа происходили 

на глазах А. Кастеева. Его личная судьба глубоко связана с этими изменениями, творчество его отражало 

жизнь  республики,  его  главная  тема  –  жизнь  родного  народа.  Для  изображения  недостатков  старой 

жизни  художник  находит  яркие  сюжеты,  использует  бледные  краски,  во  всех  картинах  чувствуется 

глубокая ирония автора.

В 1929 г. в 25 летнем возрасте А. Кастеев направляется на учебу в Алма-Ату, где его приняли в 

художественную  студию  Н.Г.  Хлудова.  Н.Г.  Хлудов  останется  единственным  педагогом  Абылхана 

Кастеева  и  будущий  художник  через  всю  свою  жизнь  пронесет  добрые  чувства  и  глубокую 

признательность  своему  учителю,  старшему  товарищу  и  другу.  Лучшим  достижением  Абылхана 

Кастеева  в  раннем  творчестве  стал  портрет.  Художник  стремился  отобразить  черты  национального 

характера, глубину чувств.

В 1939 г. Абылхан Кастеев создал несколько акварельных листов, посвященных жизни легендарного 

героя  гражданской  войны  в  Казахстане,  народному  батыру  Амангельды  Иманову  [2,  26].  Он  пишет 

множество  сюжетных  произведений,  отображающих  походы  и  бои  восставшего  народа  с  царскими 

войсками.  Много  времени  и  сил  отдает  Кастеев  созданию  портретного  образа  самого  Амангельды.  

Готовясь к  юбилейной  выставке,  посвященной 20-летию  восстания  1916 г. и  памяти народного 

героя  А.Иманова,  А.  Кастеев  впервые  обращается  к  историко-революционной  теме,  которая  займет 

в  дальнейшем  значительное  место  в  его  творчестве.  В  Алма-Ате  в  1944  г.  была  организована 

художественная  выставка,  посвященная  25-летию  гибели  Амангельды  Иманова,  на  которой 

экспонировались  и  произведения  Абылхана  Кастеева.  Подтверждением  высокой  оценки  работы 

Кастеева служит правительственная грамота: 

Президиум Верховного Совета КазССР наградил Абылхана Кастеева грамотой за успешную работу 

по подготовке к увековечению и чествованию памяти народного героя Амангельды Иманова. 

 

                            



         Иллюстрация 4. «Амангельды Иманов».                             Иллюстрация 4. Грамота. 29 июня 1944 г. г. Алма-Аты.

Кастеев А.  1944г.  Б., акв. 80х50 см. (КП 3521)         Дерматин, бумага, типографская печать,  машинопись, чернило, печать.                                                                                                                                          

                                                                                                      (КП 15966-13)


98

    


Иллюстрация 5.  Удостоверение №90 от 4 ноября 1942 г.           Иллюстрация 6. Удостоверение Народного художника

   г. Алма-Ата. Дерматин, бумага, типографская печать,                Казахской ССР №157 (Дубликат). 29 январь 1944 г., 

      машинопись. чернило, печать. Разм: 6,8 х 10 см;          г. Алма-Ата. Дерматин, бумага, картон, типографская печать,

     фото: 2,5 х 2 см.Сохр. – плохая, сильно загрязнен,                   машинопись. чернило, печать. Разм: 6,5 х 9,7 см;

             потерт, углы потерты. (КП 15885/17) [5]                         фото: 3,2 х 2,2 см.  Сохр. – плохая, сильно загрязнен, 

                                                                                                            потерт, углы потерты, оторван. (КП 15885-18)

В 1942 г. состоялась первая персональная выставка художника в Алма-Ате, посвященная 15-летию 

творческой деятельности [3, 20-21]. Указом Президиума Верховного Совета КазССР в 1942 г. 

Абылхану Кастееву было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств Казахской ССР. 

За заслуги в развитии изобразительного искусства в 1944 г. Указом Президиума Верховного Совета 

КазССР  А.  Кастееву  было  присуждено  почетное  звание  «Народный  художник  КазССР».  Им  были 

написаны картины: «В гостях у героев труда», «Ковровщицы на жайлау», «Вручение переходящего 

Красного знамени». Он создает ряд картин, посвященных теме родины: «Советский Казахстан», «На 

земле Казахстана», «Целина». В новую серию, посвященную степи, богатой хлебом, вошли его картины 

«Красная  юрта»,  «Подъем  целины  в  горной  местности»,  «Жайлау  Шалкоде»,  «Уборочная  страда», 

«Золотое зерно». Они выделяются глубиной мысли, точностью образов.

В 1955 г. А. Кастеев был де путатом Вер ховно го Со вета Ка захс кой ССР 4-5-го со зывов [5]. В 1966 году 

художник был удостоен Государственной премии КазССР за серию акварелей «На земле Казахстана» 

[5].  В  1967  г.  Абылхану  Кастееву  присуждается  премия  Казахской  ССР  им.  Чокана  Валиханова. 

В  последние  годы  жизни  художник  создает  несколько  больших  программных  произведений  –  это 

«Сарбазы Амангельды» (1970), «Джамбул в родном ауле» (1972) и др. [4, 17-18]. 

   


          Иллюстрация 7.  Депутатский билет №399.                        Иллюстрация 8.  Депутатский билет №226. 1955 г.

   Четвертый созыв 1955 г. Дерматин, бумага, картон,             Дерматин, бумага, типографская печать,  машинопись.

типографская печать,  машинопись. Чернило, печать.            чернило, печать. Разм: 7,2 х 9,8 см; фото: 3,5 х 2,7 см.

Разм: 7,2 х 10,3 см; Фото: 4,3 х 3,2 см. Сохр. – средняя,             Сохр. – средняя, потерт, загрязнен, углы потерты.

       потерт, загрязнен, углы потерты. (КП 15885-15)                                                       (КП 15885-16)

            Абылхан Кастеев умер в 1973 году, оставив после себя огромное творческое наследие. Творчество 

Абылхана Кастеева занимает особое место в истории культуры Казахстана, сыграло заметную роль в 

становлении изобразительного искусства республики, в формировании его самобытности и заложило 

основы дальнейшего его развития.

____________________________________

1. Абылхан Кастеев. Альбом. – Алма-Ата: Өнер, 1986. – 258 c.

2. Лазарев М. Мастера акварели. – М., «Художник». 1971. № 1. – С. 26-28.

3. Вандровская Е.В. В горном ауле (творчество Народного художника КазССР А. Кастеева). М., «Творчество» 1964. 

№ 5. – С. 20-21.

4. Галимжанова А.С. Гармония световых отношений в картинах А. Кастеева, А. Исмаилова, С. Айтбаева, Ш. Сариева в 

контексте казахской традиционной культуры мироздания // Материалы международной научно-практической конференции. 

ЮНЕСКО и изучение феномена Великого шелкового пути в современном мире (29 мая 2009 г.). – Алматы, 2009. – С. 122 - 125.

5. Данные из  фотодокументального фонда Центрального государственного музея РК.


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   89




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет