Книга посвящена памяти Жакии Сарсенова нашего



жүктеу 2.32 Mb.

бет16/18
Дата09.01.2017
өлшемі2.32 Mb.
түріКнига
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
* * *

мариямкуль мендибаев



двоюродная сестра

я его никогда не ЗабУдУ

мы с моим старшим братом рано потеряли свою мать назиру, 

которая  была  родной  сестренкой  матери  Жакия-аги  и  даража-апы. 

Жили мы тогда в аральске и ничего не знали о судьбе своих родичей 

по  материнской  линии.  сначала  нас  разыскал  нагаши  алимжан-

ата,  брат  матери,  который  вскоре  после  войны  приехал  из  орска  в 

аральск в поисках своей сестренки и племянников. но, к сожалению, 

маму живой он уже не застал. я была тогда совсем маленькой, однако 

приезд нагаши хорошо сохранился в моей памяти.

а  потом  наладилась  крепкая  родственная  связь  с  детьми 

старшей сестры нашей матери Загипы. сначала Жакия-агай разыскал 

моего  брата,  с  которым  впервые  встретился  в  казалинске.  когда 

Утеген сообщил мне, что нас ищет двоюродный старший брат, я была 

342


очень рада, что наконец увижу своего боле. к тому времени я уже 

вышла замуж, у меня появились дети.

вскоре  Жакия-ага  и  изада-женге  помогли  нам  перебраться 

в  чимкент  на  постоянное  местожительство.  они  столько  для  нас 

сделали! благодаря их поддержке и помощи, на новом месте мы не 

знали никаких трудностей. сейчас мои дети выросли, благополучно 

устроились. а доброту моего брата и женгей я никогда не забуду. моя 

благодарность к ним беспредельна.



* * *

Жеткерген кеулимжаев



младший брат жены

чеЛовек, соЗданныЙ творить добро

в нашем народе бытуют мудрые слова: «отцова доброта лишь 

у жезде». я считаю, они сказаны не для того, чтобы преуменьшить 

доброту  отца,  а  чтобы  возвысить  доброту  жезде.  к  этому 

убедительному  выводу  я  пришел  на  примере  жизни  Жакия-аги  – 

супруга моей старшей сестры. а знакомы мы с ним были целых 45 

лет. 


когда они соединились и создали собственную семью, я был 

еще  мальчишкой,  только  что  завершившим  седьмой  класс.  в  1960 

году, окончив десятилетку, я поступил в институт и все пять лет учебы 

жил в доме жезде. 

помню, как в 1961 году, когда появился на свет мой племянник 

джамбулат,  мы,  поздравляя  друг  друга,  радостно  отмечали  это 

событие  вдвоем,  поскольку  никого  из  близких  рядом  не  было. 

начав  разговаривать,  джамбулат  никак  не  мог  выговорить  мое 

имя – Жеткерген, поэтому стал называть меня «Жетеком». с того 

момента и до конца своей жизни жезде тоже звал меня «Жетеком», 

343


а  я  всегда  почтительно  обращался  к  нему  «Жаке».  однажды  я 

шутливо сказал ему: 

– Жаке, мне уже сорок, девушки на работе давно зовут меня 

«Жеткергеном  кеулимжаевичем».  до  каких  пор  вы  будете  кликать 

меня «Жетеком»? 

на что жезде с улыбкой ответил: 

– Эй, мальчишка, ты навсегда останешься для меня ребенком, 

так же, как и мои дети.

кстати, у жезде тоже было прозвище, данное ему моим сватом. 

однажды нажмеддин-куда, который около тридцати лет возглавлял 

одно из хозяйств сузакского района Южно-казахстанской области, 

человек  большого  ума,  тесно  общавшийся  с  народом  и  одного 

примерно  возраста  с  Жакеном,  сказал  мне:  «сват,  твой  жезде 

–  настоящий  туйгын

1

».  –  «почему  вы  так  думаете?»  –  спросил 



я.  и  он  объяснил:  «как  и  другие  птицы  семейства  ястребиных, 

туйгын  по  размеру  небольшой,  но  очень  сильный,  птица  весьма 

сметливая,  находчивая  и  собранная.  твой  жезде  тоже  во  всем 

собран: сложением невелик, но крепок, аккуратен в одежде, речь 

находчивая и гладкая, а в делах рассудителен и последователен». 

с тех самых пор нажмеддин-ага и прозвал Жакена «туйгын-куда».

 в любой момент, когда мне требовалась поддержка, жезде 

оказывался  рядом  и  помогал  советами  и  конкретными  делами. 

когда  я  положил  первый  кирпич  в  строительство  своего  дома, 

он  радовался  не  меньше  меня  и  говорил:  «пока  у  джигита  нет 

собственного дома, у него и жизнь не сложится». считая меня по-

прежнему слишком молодым и слабым, он стал активно помогать 

мне  всеми  возможными  способами  и  был  доволен  так,  будто 

собственный дом возводил.

Этими примерами, конечно, невозможно полностью раскрыть 

благородный образ моего заботливого и отзывчивого жезде, человека 

с большим сердцем, бесконечно доброго. 

пусть  душа  твоя  пребывает  в  раю,  пусть  земля  тебе  будет 

пухом, мой дорогой ага!

1 Туйгын – ястреб-тетеревятник.

344


* * *

кульбала кеулимжаева



сноха, жена Жеткергена

доброе сердце и светЛыЙ Ум

познается ли пришедший в эту жизнь человек по достоинствам, 

о  которых  с  восхищением  говорят  его  потомки,  друзья,  родные  и 

близкие, по делам, которые могут послужить для других образцовым 

примером? мой ага был как раз тем человеком, о ком, отвечая на этот 

вопрос, можно сказать «да».

на  протяжении  всей  своей  жизни  он  ни  для  кого  не  жалел 

доброты  и  помощи  и  своими  делами  как  будто  сам  себе  воздвиг 

памятник – именно образ нашего агая мог бы послужить прототипом 

для монумента под названием «настоящий человек».  

агай был необыкновенно щедрым, всегда делился с близкими 

ему  людьми  всем,  что  у  него  есть.  где  бы  он  ни  появлялся,  всюду 

приносил  с  собой  праздник,  старался  быть  полезным  и  совершить 

какое-нибудь благое дело. 

отцовские  качества  унаследовали  его  сыновья  и  дочери. 

можно  долго  рассказывать  об  их  хороших  делах  и  поступках, 

которые  принесли  пользу  не  только  семье,  но  и  в  целом  стране, 

нашему  народу.  например,  они  оказали  большую  спонсорскую 

помощь школе в родном ауле агая аралтобе, благодаря чему было 

капитально отремонтировано ее здание, приобретено оборудование 

для классов и школьный транспорт. все добродетельные качества 

в них воспитаны отцом. 

мой  ага,  вырастивший  таких  замечательных  детей,  всегда 

отзывчивый, добросердечный, человек со светлым умом и необычайно 

милосердный, поистине навеки останется в моей памяти.

345


* * *

гульжахан тажибаева



младшая сестра жены

ЛУчШиЙ иЗ отцов

в 1970 году, окончив в казалинске десятилетку, я приехала в 

чимкент к своему жезде Жакие и старшей сестре изаде. моей целью 

было поступить в институт. 

дом родных стал для меня раздольным жайляу. не зря в нашем 

народе ходит столько добрых изречений о жезде, которого по теплу 

душевному приравнивают к отцу. а мой жезде стал для меня даже 

ближе, чем родной отец. собственные дети называли его «папой», я 

тоже присоединилась к ним и стала звать жезде «папой». 

в первый год я не прошла в институт по конкурсу, поэтому 

поступила на подготовительные курсы. нисколько не переживала 

по этому поводу, так как настроение было радужным и приподнятым 

из-за того, что я приехала в такой большой и красивый город, как 

чимкент, что жила в прекрасном месте, рядом с жезде и старшей 

сестрой. он всячески баловал меня. порой даже делал то, что не 

делал  для  своих  собственных  детей.  в  ту  пору  я  была  молодой 

девушкой, а любая девушка, естественно, хочет красиво одеваться 

и  привлекательно  выглядеть.  понимая  это,  мой  жезде,  человек 

с  тонко  чувствующей  душой,  дарил  мне  духи  и  всевозможную 

косметику.

на следующий год я поступила на математический факультет 

чимкентского  педагогического  института  и  стала  учиться  там  в 

качестве одной из дочерей папы. 

на  третьем  курсе,  получив  благословение  сестры  и  жезде, 

вышла  замуж,  обзавелась  семьей.  слава  богу,  вырастили  с  мужем 

пятерых детей. однако в жизни выпало и немало трудностей. мать 

переживала за нас, как, мол, они там, теперь ведь отдельным домом 

живут. а жезде был одним из тех редких людей, кто почитал тещу 

346


как  родную  мать.  чтобы  она  не  волновалась  слишком  и  в  то  же 

время  понимая,  что  мы  еще  молодая  семья,  он,  чем  мог,  помогал 

нам,  наставлял  мудрыми  советами,  интересовался  всеми  нашими 

проблемами.  хотя  и  повторял  часто,  что  нам  следует  усердно 

работать,  становиться  самостоятельными  и  зарабатывать  свой  хлеб 

собственными руками, все равно оказывал и огромную материальную 

помощь. 

под крылом папы мы и окрепли как семья. я так рада, что мои 

дети получили от него немало уроков воспитания. своим сыновьям и 

дочерям он постоянно наказывал быть всегда рядом с моими детьми, 

присматривать  за  ними,  поддерживать.  мой  дорогой  жезде  словно 

заранее предвидел будущее.

ни разу в жизни я не думала, что он так скоро уйдет навеки, что 

мы останемся без него. мы счастливо смеялись и радовались жизни, 

когда на нас неожиданно обрушилось это горе…

однако  правду  говорят,  что  остаются  те,  кто  способен 

восполнить  потерю.  слава  богу,  дети  жезде  достойны  своего 

отца, такие же добрые и отзывчивые, добились больших успехов, 

работают на приличных постах. все мы поддерживаем друг друга. 

а  я  всегда  прошу  небеса,  чтобы  все  желания  папиных  детей 

осуществились. 

пусть  земля  ему  будет  пухом,  молю,  чтоб  пролился  на  него 

свет аллаха, добрая ему память!

347


* * *

акберген туралин



родственник

я горЖУсь детьми Жакии

в  1970  году  приказом  министра  автомобильного  транспорта 

республики  я  был  назначен  на  пост  управляющего  автотрестом 

Южно-казахстанской области и вместе с семьей переехал в чимкент.

в  процессе  работы  познакомился  с  многими  местными 

руководителями, в том числе и с представителями младшего жуза, к 

которому отношусь и сам. среди моих новых знакомых был и Жакия 

сарсенов, в тот период работавший директором одного из крупных 

предприятий города.

в  ходе  наших  встреч  мы  узнали  друг  друга  поближе, 

выяснили, что оба росли без отца и воспитывались в детском доме, 

а впоследствии обнаружилось и наше родство, по казахским меркам, 

довольно близкое. мы стали чаще общаться, подружились семьями.

Жакия был очень тактичным, душевным, предельно честным 

человеком. он мне по-настоящему нравился. когда я стал секретарем 

горкома  партии,  мне  по  долгу  службы  нередко  доводилось  бывать 

и  на  его  предприятии.  я  видел,  как  добросовестно  и  усердно  он 

относится  к  работе,  как  его  искренне  уважают  в  коллективе,  да  и 

среди многочисленного городского актива у него была замечательная 

репутация и весомый авторитет.

мы  частенько  встречались  с  Жакией  вдвоем,  задушевно 

беседовали,  вспоминали  наше  трудное  детство,  а  по  выходным  и 

праздникам  бывали  друг  у  друга  в  гостях  семьями,  причем  чаще 

гостили  у  Жакии.  играли  с  друзьями  в  преферанс,  отдыхали  за 

щедрым  дастарханом,  вели  увлекательные  разговоры.  о  нас  тепло 

заботилась преданная и надежная спутница Жакии – его супруга.

наша любимая келин изада – милая и обаятельная женщина, 

самый верный друг Жакии и прекрасная мать. мы все ее уважаем и 

348


искренне любим. вместе с Жакией они воспитали красивых, умных, 

почитающих старших детей – касыма, джамбулата, марата, гульжан 

и динару. сегодня, когда изада осталась без мужа, они окружили ее 

вниманием и заботой.

все дети похожи на своих родителей: такие же чуткие, добрые 

и внимательные. они хорошо образованы, интеллектуально развиты, 

обладают высокой культурой и сегодня занимают заметное положение 

в обществе.

к  нашей  семье  дети  Жакии  и  изады  проявляют  постоянное 

внимание, оказывают нам помощь во всех делах. например, недавно 

по  своей  личной  инициативе  джамбулат  организовал  для  нас 

замечательный отдых на курорте бурабай в санатории «окжетпес», 

куда мы отправились всей семьей – я с супругой, мой брат с женой, 

наш  сын  с  невесткой  и  внуками.  прекрасно  отдохнули,  вернулись 

очень  довольные,  к  тому  же  на  бурабае  компанию  нам  составили 

касымхан и наша келин раушан, вежливая, нежная, очень заботливая 

и обаятельная. мы все ее полюбили. 

я  высоко  ценю  и  очень  горжусь  детьми  Жакия-аги,  которые 

достойны своего отца. дай бог им здоровья, благополучия и счастья, 

пусть растят своих детей так же, как отец и мать растили их, и пусть 

лелеют и берегут свою мать – она это заслужила. 

* * *


камиль ермекбаев

профессор, сородич

мы иЗ рода торткара!

так  получилось,  что  ушедший  2011  год  выдался  для  меня 

трудным – тяжелая болезнь надолго приковала к больничной койке, а 

когда в середине декабря я наконец выписался из больницы, первое, 

что увидел на своем рабочем столе, – это распечатка компьютерного 

варианта будущей книги о Жакие бухарбаевиче сарсенове. 

349


в тот же вечер просмотрел ее, для начала, конечно, бегло, и 

был приятно удивлен содержанием повести, воспоминаниями родных 

и близких, друзей и современников о нашем дяде. особенно тронуло 

то, что уже в самом начале книги тепло упомянут мой папа – байузак 

ермекбаев,  с  которым  в  дальнейшем  судьба  тесно  связала  жизнь  и 

карьеру нашего Жакена. к тому же они, как, естественно, и мы, их 

дети,  оказались  сородичами  –  представителями  рода  торткара  из 

родового объединения алим, входящего в состав младшего жуза. 

в  то  время  мой  папа,  являвшийся  ректором  чимкентского 

педагогического института, принял на работу в административно-

хозяйственный отдел одного из своих близких родственников по 

материнской  линии  абдуллу  Жумашева,  мужа  нашей  мамык-

апы.  Жакен  же  состоял  в  близком  родстве  с  абдулла-агой, 

что    и  побудило  его  пойти  к  моему  отцу  за  советом  по  поводу 

своего  трудоустройства.  как  старший  сын  полностью  согласен  с 

прозвучавшими в повести словами, характеризующими моего отца, 

он  действительно  был  «выдающейся  личностью,  талантливым 

организатором,  авторитетным  руководителем  с  отменными 

человеческими  качествами».  в  тот  раз,  папа,  внимательно 

выслушав Жакена, порекомендовал своему другу, возглавлявшему 

трест общественного питания, взять его на работу. 

так  был  сделан  первый  шаг  к  будущей  успешной  карьере 

Жакии бухарбаевича. а вскоре устроилась и его личная жизнь. Юная 

красавица  изада,  как  и  мы  с  Жакеном,  принадлежит  к  родовому 

сообществу алим, а мы с нею еще и одногодки – оба родились в 1940 

году. их крепкая, дружная и счастливая семья создавалась на наших 

глазах,  мы  стали  свидетелями  всех  памятных  и  знаменательных 

событий, которые происходили в их совместной жизни. 

три сына, две дочери – вот кому Жакен практически целиком 

посвятил себя. к счастью, успел понянчить и внуков. из трех сыновей 

Жакии бухарбаевича мне ближе всех средний – джамбулат. особенно 

меня роднит с ним и с Жакеном то, что они, как и я, учились и долгое 

время жили в Ленинграде. 

350


сам  я  окончил  в  чимкенте  с  золотой  медалью  школу  им. 

кирова и получил право поступать в любой вуз ссср. всегда тянулся 

к технике, поэтому из двух рекомендованных мне институтов выбрал 

Ленинградский  политехнический.  Экзамены  проводились  в  алма-

ате выездной приемной комиссией самого вуза. все экзамены сдал 

на «отлично», а в конце августа меня посадили на поезд до москвы, 

где я пересел на ленинградский состав, добрался до Лпи и заселился 

в  общежитие.  впереди  меня  ждали  долгих  двенадцать  лет  учебы: 

сначала  студентом  энергомашиностроительного  факультета,  затем 

там же – в качестве аспиранта и докторанта. 

в  свое  время  Жакен  тоже  учился  в  Ленинграде  –  на 

шестимесячных курсах повышения квалификации бухгалтеров. а 

джамбулат позднее стал воспитанником санитарно-гигиенического 

факультета Ленинградского мединститута. 

с  юных  лет  джамбулат  был  очень  самостоятельным  и 

всегда  отличался  предприимчивостью.  став  студентом,  он  не  стал 

довольствоваться стипендией и родительской помощью, а устроился 

еще и подрабатывать в общежитие электриком, поэтому даже сумел 

купить себе скромную подержанную машину. 

как-то  в  ту  пору,  когда  джамбулат  учился,  мы  с  моей 

супругой  Жаннат  и  бажой

1

  рустемом  атахановым  (к  сожалению 



его уже нет с нами), собрались по делам в Ленинград. я связался 

с  Жакеном,  попросил  адрес  джамбулата  и  взялся  передать  ему 

посылку. Жакен тогда при встрече сказал мне: «Жолың болсын!

2

 



поцелуй за нас сына, а от меня прими в подарок этого Ленина». с 

этими словами он вручил мне 100-рублевую купюру с портретом 

вождя коммунистов. в то время это и в прямом (размер купюры), и 

в переносном смысле были большие деньги. разыскав  джамбулата 

в  общежитии  и  выпив  с  ним  чаю,  мы  дружной  компанией 

отправились  в  ресторан.  надо  ли  говорить,  как  нам  пригодился 

тогда  подарок  Жакена!  За  время  пребывания  в  Ленинграде  мы 

1 Бажа – свояк.

2 Удачного пути!

351


оценили и удобство джамбулатовского приобретения – на машине 

он всюду возил нас по городу. 

джамбулат  вырос  настоящим  сыном  своего  отца.  Жакен  с 

малых  лет  приучил  его  не  чураться  никакого  труда,  быть  честным 

и  справедливым  по  отношению  к  своим  друзьям  и  родственникам, 

уважительно  относиться  к  старшим.  отношение  окружающих  к 

человеку складывается из мелочей, которые всегда запоминаются. 

однажды Жаннат с нашей маленькой тогда еще дочкой дианой шла 

по улице с полными сумками. джамбулат, проезжавший на машине, 

узнал их, остановился, спросил, куда они направляются, и, изменив 

свой маршрут, довез до места. Этот, казалось бы, незначительный 

поступок так удивил мою супругу, что она долго о нем говорила, 

ведь  чаще  в  такой  ситуации  молодые  люди  предпочитают  «не 

замечать» своих знакомых и родственников. добившись многого в 

своей карьере, джамбулат остается человеком простым, скромным 

и доступным. а это удается далеко не всем.

пишу  о  сыне,  а  перед  глазами  его  родители  –  прекрасная 

семейная пара Жакен и изада-апа. изада-апа всегда была хорошей 

хозяйкой, в ее руках все горело, а дом сиял чистотой и уютом. сколько 

раз мы с Жаннат сидели за щедрым столом в их гостеприимном 

доме!  изекен  напоминает  мне  маму  –  сабиру  Жаубасаровну.  У 

моей матери тоже всегда был изобильный и вкусный дастархан, а 

за ним мама умела завести интересную беседу. в доме Жакена и 

изада-апы часто подавали гостям отменные домашние пельмени, 

вкус  которых  мы  до  сих  пор  вспоминаем.  изада-апа  частенько 

помогала  моей  маме  советом  и  делом  в  организации  крупных 

мероприятий и тоев. без преувеличения могу сказать, что она была 

для моих родителей настоящей казахской келин – почтительной, 

доброй и любящей. 

помню, когда приезжал в отпуск в чимкент, мы часто сидели 

за столом вместе – мама и папа, Жакен и изада-апа; шутки и смех 

перемежались  разговорами  о  детях,  об  их  успехах  и  проблемах.  я 

всегда, конечно же, любовался своей матерью, самой для меня веселой 

352


и красивой. не было бы большего счастья для нас, детей, если бы мои 

родители и Жакен были сегодня вместе с нами. 

покойный будан асанович абибуллаев в своих воспоминаниях 

рассказывает о том, как после их совместной служебной командировки 

в прибалтику Жакен внедрил в чимкентское хлебное производство 

новые технологии. я помню те булочки, мне они особенно нравились, 

так как в нашей многодетной семье каждое утро начиналось с хлеба с 

маслом, и ничего вкуснее я до сих пор не ел. 

когда я бывал в чимкенте или Жакен приезжал в алматы, мы 

обязательно  созванивались  и  шли  вдвоем  в  ресторан,  где  больше 

разговаривали  и  обменивались  новостями,  ведь  алкоголем  ни  он, 

ни  я  не  увлекались,  поэтому  просто  отдыхали  душой  в  часы  этого 

задушевного общения.

в  воспоминаниях  родных  и  друзей,  которые  я  очень 

внимательно  прочитал,  вырисовывается  образ  особенной, 

выдающейся  личности.  мне  же  в  нем,  помимо  благородных 

человеческих  качеств,  нравилась  его  внешняя  аккуратность, 

умение красиво, я бы даже сказал, с шиком одеваться. я нередко 

ему  говорил:  «Жаке!  вы  весь  такой  подтянутый,  аккуратный, 

красиво причесаны, а ваши костюм и галстук так хороши, что слов 

нет!» ему это льстило, и он отмечал, что я понимаю в этом толк. 

когда в нашу семью пришла беда – погибла моя сестра Лариса, 

от  горя  слегли  и  скончались  мои  родители.  Жакен  с  изада-апой 

оказали нам в трудный час неоценимую помощь и поддержку, и мы, 

ермекбаевы, всегда будем об этом помнить. конечно, мы скучаем по 

человеку с таким большим, добрым сердцем, но жизнь есть жизнь, 

и не мы в ней «командиры». приходится мириться и тихо грустить 

о потере родных и близких людей. думаю, надо благодарить аллаха 

за  то,  что  при  жизни  Жакена  многие  его  мечты  исполнились.  а 

память о нем жива в наших сердцах.     

353


* * * 

онласбек кулакеев



сват, отец Шолпан и Айман

Жакен всех покоряЛ своим 

обаянием

Жакию сарсенова я знал еще с той поры, когда он работал 

директором  ресторана  «чимкент».  в  то  время,  которое  теперь 

принято называть «периодом застоя», люди со средним достатком 

могли себе позволить отужинать в ресторане, поэтому свободных 

мест там никогда не было, особенно в вечернее время и к концу 

рабочей  недели.  несмотря  на  внешнюю  строгость,  Жакия 

бухарбаевич  был  человеком  коммуникабельным,  общительным, 

так что многие мои коллеги-врачи были с ним знакомы и в случае, 

если ресторан был до упора заполнен, мы обращались к нему через 

служебный  ход  за  помощью.  он  всегда  встречал  нас  с  улыбкой, 

как  добрых  друзей,  усаживал  в  качестве  дорогих  гостей  на  свои 

резервные места, а официанты, понятное дело, обслуживали наш 

столик по высшему разряду.

тогда и в мыслях я не мог предположить, что судьба сведет нас 

так близко, что мы станем сватами, причем дважды. в те памятные 

вечера мы с коллегами были просто искренне благодарны человеку, 

который не кичился своим высоким положением, а рад был помочь 

каждому.  в  нем  напрочь  отсутствовали  чванство  и  высокомерие, 

свойственные многим прежним и нынешним руководителям.

на радостных свадебных казахских тоях часто звучат поистине 

святые слова: «күйеу – жүз жылдық, құда – мың жылдық» – «муж 

–  родня  на  столетие,  сват  –  на  тысячелетие».  когда  мы  выдавали 

Шолпан  замуж  за  сына  Жакена,  то,  естественно,  как  родители 

поначалу переживали: порог какого дома переступила наша дочь, 

в какую семью попала? как мы будем общаться со сватами, какие 

у нас сложатся взаимоотношения, какие темы станут сердцевиной 

354


наших разговоров и т. д.? все-таки разница в возрасте между мной 

и Жакеном была ощутимой – пятнадцать лет.

в  те  дни  мне  не  раз  вспоминался  разговор  между  мной  и 

моим  отцом.  когда  после  окончания  института  мне  предложили 

остаться  в  качестве  стажера  кафедры  хирургии  с  последующим 

поступлением в аспирантуру, отец высказался против. он прямо 

мне  заявил,  что,  оставшись  на  долгое  время  в  караганде,  я, 

естественно,  женюсь  на  местной  девушке,  а  это  затруднит  его 

знакомство и общение с будущим сватом, ведь расстояние между 

чимкентом  и  карагандой  немалое.  ему,  человеку  в  возрасте, 

хотелось  иметь  невестку  из  наших  мест,  чтобы  менталитет  был 

схож, чтобы лучше знать будущих сватов, что намного упростит 

их взаимоотношения, которые, согласно традициям, должны быть 

тесными. подобное сватовство, считал мой отец, будет прочным 

и долгим. я выполнил его волю и бесконечно благодарен ему за 

своевременный совет.

Жакия  бухарбаевич  тоже  понимал  эту  разницу  в  возрасте 

и,  со  своей  стороны,  как  человек  мудрый  делал  все  возможное, 

чтобы я не чувствовал себя неуютно в нашем взаимном общении. 

на правах старшего он всячески меня опекал, приближал к себе, 

сам  всегда  первый  звонил,  хотя  у  казахов  это  принято  делать 

младшему,  живо  интересовался  моими  делами  и  проблемами, 

тем,  что  меня  волнует,  во  всем  поддерживал,  часто  приглашал  в 

гости и на пикники. особенно большую помощь, и моральную, и 

материальную, Жакен оказал мне во время подготовки и защиты 

докторской диссертации. моим успехам он радовался даже больше, 

чем мои родственники и друзья.

со своей стороны, я был бесконечно благодарен ему за такое 

внимание,  относился  к  нему  с  большим  уважением  и  искренней 

любовью, тем более что его судьба напоминала мне жизненный путь 

моего отца, который тоже рано лишился родителей, познал все тяготы 

сиротской и батрацкой жизни. они оба с божьей помощью создали 

себя сами, благодаря своему упорству и трудолюбию, прочно встали 

355


на ноги, воспитали прекрасных детей, заслужили уважение людей и 

авторитет в обществе.

со  временем,  познакомившись  ближе  с  Жакеном  и  сватьей 

изекен,  мы  сдружились  настолько,  словно  были  кровными 

родственниками.  считали  за  счастье,  что  стали  сватами  таких 

замечательных и порядочных людей. 

естественно, человечность Жакена, его упорство в достижении 

поставленных  целей,  обширный  кругозор,  умение  сплотить  вокруг 

себя людей не просто удивляли меня – кое-что невольно я перенимал. 

когда  женился  мой  сын  Зангар,  разница  в  возрасте  с  моим  новым 

сватом аскаром оказалась еще более разительной – два десятка лет. 

но  теперь  она  меня  не  смутила,  я  признался  аскару,  что  прошел 

хорошую школу у Жакии бухарбаевича, и знаю, как сделать так, чтобы 

возрастная разница между нами не ощущалась и не мешала теплым 

и тесным сватовским отношениям на благо наших детей. отныне я 

постоянно следую линии жизни, заложенной в моем сознании таким 

прекрасным человеком, как Жакия сарсенов.

несмотря  на  то,  что  с  раннего  детства  Жакену  довелось 

пережить  столько  трудностей  и  лишений,  его  жизнелюбие  только 

множилось,  и  своей  добротой,  благородством,  жизнерадостностью, 

человеческими достоинствами он притянул к себе и покорил не только 

нас с супругой, но и всех наших близких, родственников и друзей. 

волшебная сила его обаяния проявилась в очередной раз, когда 

моя  третья  дочь,  айжан,  выходила  замуж.  родители  ее  избранника 

мухамедали жили в ташкенте. когда они пригласили нас, я с огромным 

удовольствием предложил Жакену возглавить нашу делегацию сватов. 

своей  харизматичностью,  талантом,  неординарностью,  внешним  и 

внутренним очарованием Жакия бухарбаевич сразу покорил сердца 

наших сватов – ташкентских казахов. он быстро оказался в центре 

внимания,  все  слушали  его  затаив  дыхание  и  не  отрывали  от  него 

восхищенных глаз.

Затем  мы,  трое  сватов,  вместе  посетили  священную 

для  казахов  гору  ордабасы,  где  под  руководством  аблай-хана 

объединились  три  казахских  жуза  и  впоследствии  наголову 

356


разбили джунгарских завоевателей. волею счастливого случая мы 

сами  тоже  оказались  представителями  трех  жузов,  поэтому  без 

всяких колебаний вдвоем со сватом карсыбаем воспроизвели (и в 

шутку, и всерьез) ритуал возведения Жакена на ханский престол, 

мысленно подняв его на белой кошме. именно таким было наше 

единодушное мнение о достоинствах Жакена и желание видеть его 

лидером дружного сообщества сватов, кем он и был на протяжении 

многих лет нашего общения.

не  могу  не  упомянуть  и  еще  об  одном  завидном  качестве 

Жакии бухарбаевича – о его неиссякаемом юморе, который сам по 

себе может стать предметом нескончаемого рассказа.

а с каким теплом и нежностью он относился к своей супруге! 

однажды вдвоем со сватом мы отправили жен в алматы прогуляться 

и отдохнуть. проводив их, оба, я и Жакен, почувствовали себя на 

время холостяками, сели за стол, расслабились и, попивая коньячок, 

задушевно пообщались, разговаривая на разные темы. нам это так 

понравилось, что мы решили примерно в том же ключе и провести 

вместе пару недель до возвращения наших благоверных. однако 

сватья изекен собралась вскоре вернуться. как потом выяснилось, 

Жакен,  названивая  в  алматы,  говорил  моей  супруге:  «куда  вы 

спешите, съездили бы на медеу, походили бы по театрам», – а вот 

свою жену, наоборот, торопил: «возвращайся скорее, соскучился». 

при  этом  старался,  чтобы  сватья,  то  есть  моя  жена,  ничего  не 

заподозрила,  зато  обрадовался  как  ребенок,  когда  собственная 

супруга решила вернуться.

такой вот преданной душой был мой сват Жакен.

357


* * *

гульшат кулакеева



сватья, мать Шолпан и Айман

посЛедняя поеЗдка на родинУ

достоинства, данные Жакану от природы, – это его человечность 

и  справедливость.  он  считал  своим  долгом  проявлять  заботу  о 

ближних,  протягивать  руку  помощи  молодым.  подобные  качества 

присущи только личности духовно богатой, высоконравственной, по-

настоящему гуманной, обладающей большим сердцем.

говорят, ценность родной земли человек познает на чужбине. 

я  стала  очевидцем  встречи  Жакана  с  землей  отцов,  мгновений 

блаженства,  когда  при  одном  только  упоминании  слова  «родина» 

его сердце начинало громко биться. мне хочется рассказать об этом 

подробнее.

стояло лето 1995 года. Жакан и наша сватья изада собрались 

с детьми к нему на родину, чтобы прочесть коран памяти аруахов. 

нашему сватовству было тогда чуть больше полугода. он пригласил 

нас с онласбеком в эту поездку, чтобы мы могли увидеть его родные 

края. однако муж по служебным обстоятельствам отлучиться не мог, 

я же решила принять приглашение.

на  трех  машинах,  груженных  продуктами  и  всевозможными 

подарками  для  родичей  и  земляков,  попросив  у  аллаха  удачной 

дороги, мы выехали в путь. благодаря интересным беседам, дорога 

не казалась такой уж длинной и изматывающей. первую остановку 

сделали в аральске. принесли в жертву барана памяти предков сватьи 

изады, собрались за столом с местными родственниками и знакомыми. 

все благодарили свата за оказанный им почет, за подарки, осыпали 

его  добрыми  напутствиями,  благословляли  его  святые  намерения. 

поступок  Жакана,  не  забывшего  родные  края  и  отправляющегося 

туда с благородной миссией, они приравнивали к подвигу.

358


переночевав  в  аральске,  продолжили  путь,  взяв  курс  на 

карабутакский  район  актюбинской  области.  когда  уже  почти 

добрались до цели путешествия, перед нами открылась просторная 

голая степь, на которой до самого горизонта не было видно никаких 

поселений.  для  меня,  родившейся  и  выросшей  в  густонаселенной 

Южно-казахстанской  области,  это  казалось  странным,  а  душа 

Жакана, наоборот, пребывала в блаженстве. он весь так и светился, 

глубоко вдыхая воздух родины. то и дело останавливал машину, чтобы 

ступить ногами на родную землю. «посмотрите вон на тот ковыль», – 

говорил он нам. я и вправду только тогда заметила огромный массив 

этой травы, доходящей до пояса и колышущейся словно море. точь-

в-точь как бегущие одна за другой морские волны. 

в  глазах  Жакана,  глядящего  на  ковыль,  я  заметила  слезы. 

слезы  печали.  возможно,  он,  в  раннем  возрасте  оставшийся 

круглым  сиротой,  вспомнил  пору  своего  босоногого  детства,  а 

может, думал о рано ушедших родителях или близких, чья судьба 

была  ему  неизвестна,  во  всяком  случае,  на  его  лице  ощущалось 

такое же волнение, какое колыхало степной ковыль. Удивительно, 

как  только  не  окаменело,  не  отвердело  сердце  Жакана,  который 

испытал в жизни столько горя и страданий, рос в детском доме, а 

в лютое время войны ни разу досыта не ел, как только оно сумело 

сохраниться  таким  чувствительным  и  безгрешным!  несмотря  на 

эту грусть, Жакан одновременно сиял, потому что радовался виду 

родной  земли,  жизни,  радовался  счастью  своих  детей  и  семьи. 

тогда мы и не предполагали, что для него эта поездка на родину 

окажется последней. 

вот  так,  радуясь  и  печалясь,  мы  добрались  до  карабутака. 

прежде всего Жакан зашел поприветствовать местное руководство, 

рассказал о цели своего приезда. начальство обещало собрать народ 

и прийти на поминальное жертвоприношение. 

ас  мы  устроили  в  аралтобе  рядом  с  надгробным  памятником. 

Этот обелиск над изголовьем покойных родителей Жакан с сыновьями 

и земляками возвел восемь лет назад, выяснив у местных жителей место 

расположения  могил.  он  прекрасно  сохранился.  аул  небольшой,  так 

359


что пришли все его жители. расстелив кошмы прямо посреди зарослей 

ковыля, мы накрыли дастархан и, согласно южным традициям, подали 

плов с жертвенным мясом и сорпу, а потом раздали всем привезенные 

подарки. 

пусть  не  каждый  из  присутствовавших  земляков  был  лично 

знаком с Жаканом, но все до единого были довольны благородным 

поступком родича, осыпали его благодарностями. а как же иначе, ведь 

это его родной аул, земля его отцов, дедов и прадедов. он покинул 

аралтобе маленьким ребенком, рос вдали, но не забыл и вот приехал, 

чтобы почтить память аруахов, – в этом вся широта сердца Жакана, его 

неизбывная любовь к родине. пришедшие на поминальную трапезу 

сородичи хорошо поняли это. и оценили.

после той поездки Жакан мечтал приехать на родину еще раз 

и взять с собой всех детей, невесток и внуков. ему не суждено было 

осуществить названную мечту… 

но есть кому продолжить сыновнюю любовь – это его главное 

достояние:  дорогая  супруга  изада,  любимые  дети  касымхан, 

джамбулат с гульжан, марат с динарой, желанные невестки, близкие 

родичи и драгоценные внуки. наши праотцы казахи говорили: «бір 

бала  болады,  әкеге  жете  туады,  енді  бір  бала  болады,  әкеден  өте 

туады»  –  «один  ребенок  рождается  сутью  в  отца,  следующий  – 

лучше  отца».  дети,  получившие  воспитание  Жакана,  человека  с 

большим  и  щедрым  сердцем,  стали  обладателями  семей,  где  царят 

счастье,  благополучие  и  достаток.  они  не  жалеют  времени  и  сил, 

чтобы позаботиться, поддержать, одарить добром родных и близких, 

родичей и сватов. храни их от злых языков и дурного глаза!

360




1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал