Книга первая I. "Велик Ты, Господи, и всемерной достоин хвалы; велика сила Твоя и неизмерима премудрость Твоя"



жүктеу 5.01 Kb.
Pdf просмотр
бет23/23
Дата19.01.2017
өлшемі5.01 Kb.
түріКнига
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23

XXIII. 
 
33. Слова же "он судит обо всем" значат, что он имеет власть над рыбами морскими и птицами 
небесными, над всем скотом и всеми зверями, над всей землей и над всеми гадами, ползающими 
по земле. Он властвует в силу своего разума, которым "понимает, что от Духа Божия". А иначе 

"человека,  который  не  понимает  своего  достоинства,  можно  сравнить  со  скотиной 
бессмысленной и уподобить ей".  
 
Поэтому  в  Церкви  Твоей,  Боже  наш,  по  благодати  Твоей,  которую  Ты  даровал  ей - "мы  ведь 
измышление Твое, созданное на добрые дела", - есть не только духовные руководители, но и те, 
кто духовно подчиняется руководителям. Ты ведь "сотворил человека, мужчину и женщину", но 
по духовной благодати Твоей нет ни мужского пола, ни женского, ибо "нет ни иудея, ни грека, 
ни раба, ни свободного". Духовные же люди, руководят ли они, повинуются ли руководителям, 
судят духовно. Не о духовных истинах, сияющих "в тверди", - они столь авторитетны, что о них 
судить не положено, - не об этой книге Твоей, хотя и есть в ней места темные: мы подчиняем ей 
свой ум и уверены, что и то, что закрыто от глаз наших, сказано правильно и правдиво. Человек, 
пусть  и  духовный,  пусть  "обновленный  познанием  Бога,  создавшего  его  по  образу  Своему", 
должен  быть  "делателем  закона,  не  судьей  его",  и  он  не  судит  о  том,  кого  отнести  к  людям 
духовным и кого к плотским. Они ведомы, Господи, очам Твоим, а перед нами не явилось еще 
дел, чтобы "познать их по плодам их". Ты же, Господи, уже знал их. Ты разделил их и позвал 
втайне  еще  до  того,  как  создана  была  твердь.  И  человек,  хотя  и  духовный,  не  судит  о 
беспокойной толпе века сего. Ему ли "судить о внешних", когда он не знает, кто уйдет отсюда в 
сладостную благодать Твою, и кто останется в горечи вечного нечестия?  
 
34.  Поэтому  человек,  которого  Ты  создал  по  образу  Твоему,  не  получил  власти  ни  над 
светилами  небесными,  ни  над  самим  тайным  небом,  ни  над  днем  и  ночью,  которые  Ты 
наименовал еще до создания неба, ни над собранием вод, то есть над морем. Он получил власть 
над  рыбами  морскими  и  птицами  небесными,  над  всем  скотом  и  над  всей  землей  и  всеми 
гадами, ползающими по земле.  
 
Он судит и одобряет то, что правильно, и не одобряет того, что найдет худым в совершении ли 
таинств, которыми освящены те, кого милосердие Твое выискало в пучинах водных; при трапезе 
ли, когда подается рыба, извлеченная из глубины: ее вкушает земля благочестивая; в знаках ли и 
словах,  покорных  авторитету  Книги  Твоей,  порхающих,  словно  птицы,  под  твердью:  когда 
толкуют,  излагают,  рассуждают,  спорят,  благословляют  и  призывают  Тебя  в  словах,  звонко 
срывающихся с уст; пусть народ отвечает "аминь". Все эти слова должны быть произнесены и 
должны  прозвучать,  потому  что  "век  сей"  бездна,  а  плоть  слепа:  увидеть  мысленное  она  не 
может, требуется поразить ее слух. И хотя птицы размножаются на земле, но происхождением 
они от воды.  
 
Духовный  человек  судит,  одобряя  то,  что  правильно,  и  не  одобряя  того,  что  найдет  худым  в 
поступках и нравах верных, в их милостыне (это земля плодоносная); он судит о душе живой, 
прирученной  целомудрием,  постами,  благочестивыми  размышлениями  о  том,  что  она  может 
воспринять телесными чувствами. Она судит о том, что в ее власти исправить.  
 
XXIV. 
 
35.  Но  что  это?  в  чем эта  тайна? Ты  благословляешь,  Господи,  людей  "расти,  размножаться  и 
наполнять землю", не указывая ли этим на что-то, что мы должны понять? Почему не дал Ты 
такого  благословения  ни  свету,  который  назвал  днем,  ни  тверди  небесной,  ни  светилам  и 
звездам, ни земле и морю? Я хотел бы, Боже наш, сказать, что Ты, сотворивший нас по образу 
Твоему,  пожелал  одарить  этим  благословением  только  человека, - хотел  бы,  но  ведь  теми  же 
словами благословил Ты и рыб, и морских чудовищ: "плодитесь и размножайтесь и наполняйте 
воды  морские,  а  птицы  да"  размножаются  на  земле".  Я  сказал  бы,  что  это  благословение 
относятся к тем существам, которые продолжают род свой, рождая от себя потомков, если бы 
нашел, что они сказаны и для деревьев, и для кустарников, и для земных животных. "Растите и 
размножайтесь"  не  сказано  ни  травам,  ни  деревьям,  ни  зверям,  ни  змеям,  хотя  все  они,  как  и 
рыбы, и птицы, и люди, хранят и увеличивают свою породу, рождая потомство.  
 

36.  Что  же  сказать  мне,  Свет  мой  и  Истина? что  сказано  это  ни  к  чему  и  впустую?  ни  в коем 
случае. Отец благочестия! прочь от раба Твоего такое слово! И если я не понимаю смысла этой 
фразы,  пусть  объясняют  ее  лучшие,  то  есть  более  разумные,  чем  я;  каждому  ведь,  Боже  мой, 
даешь Ты его меру разумения.  
 
Да  угодно  будет  в  очах  Твоих  исповедание  мое:  исповедую  веру  мою,  Господи:  не  зря  было 
Тобой  так  сказано.  Не  умолчу  о  том,  какие  мысли  подсказало  мне  чтение  этого  места.  Они 
верны, и я не вижу, что мешает мне понимать слова Книг Твоих в переносном смысле. Я знаю, 
что  постигнутое  умом  в  единой  форме  может  быть  выражено  словесно  во  многих,,  а 
постигнутое  умом  в  разных  формах  выражено  в  одной-единственней  словесной  формуле.  Вот 
единая  мысль  о  любви  к  Богу  и  ближнему.  Она  выражена  в  многообразных  символах, 
бесчисленными языками и бесчисленными выражениями в каждом языке!  
 
Так  вот  растут  и  умножаются  порождения  вод.  Обрати  опять-таки  внимание  всякий,  кто  это 
читает,  на  следующее:  вот  фраза  из  Писания  в  единственной  ее  форме: "в  начале  Бог  создал 
небо  и  землю".  Разве  не  многообразно  понимают  ее  (ложь  и  заблуждение  я  не  принимаю  в 
расчет),  разумея  ее  по-разному,  но  правильно?  Так  растут  и  умножаются  поколения 
человеческие!  
 
37.  Если  мы  будем  думать  о  природе  вещей,  не  прибегая  к  аллегориям,  то  слова  "Растите  и 
множитесь"  подойдут  ко  всему,  что  рождается  из  семени.  Если  мы  поймем  их  в  переносном 
смысле - я  думаю,  что  скорее  он  и  был  целью  Писания,  недаром  же  уделяет  оно  это 
благословение  только  морским  животным  и  людям, - мы  найдем  "множества"  среди  существ 
духовных  и  телесных - их  обозначают  "небо  и  земля";  среди  праведников  и  грешников  они 
обозначены  как  "свет  и  тйма";  среди  святых  писателей,  показавших  нам  свет,  это  твердь, 
которую  укрепил  Ты  между  водой  внизу  и  водой  вверху;  в  горьком  общении  с  людьми - вот 
море;  в  рвении  благочестивых  душ - они  "сухая  земля";  в  трудах  милосердия,  исполненных  в 
этой  жизни,  они  обозначены  как  "посевы  и  плодоносные  деревья";  в  духовных  дарах, 
обнаружившихся нам на благо, - вот "светила небесные"; в страстях, обузданных умеренностью, 
- вот "душа живая".  
 
Во всем этом обнаружим мы увеличение, избыток и прирост, но этот рост и множение таковы; 
что только в мире чувственных образов и умопостигаемых явлений можно об одном и том же 
рассказать  на  тысячу  ладов  и  одно-единственное  положение  на  тысячу  ладов  понять.  Под 
порождением  вод  мы  понимаем  чувственные  образы,  необходимые  для  людей  глубоко 
плотских;  под  порождением  людским - мысленные  представления,  рожденные  плодовитым 
разумом.  
 
Поэтому,  думаем  мы,  и  сказано  Тобою,  Господи,  тем  и  другим: "растите  и  множитесь".  Я 
полагаю, что в этом благословении дарованы нам способность и сила многообразно выражать 
постигнутое в единой форме и многообразно понимать единообразно выраженное темное место. 
Так  "наполняются  морские  воды"  и  приходят  в  волнение  от  разных  толкований;  так  и  земля 
наполняется  порождениями  людей;  сухость  ее  обнаруживается  в  рвении  к  знанию,  и 
владычествует над ней разум.  
 
XXV. 
 
38. Хочу еще рассказать, Господи Боже мой, в чем убеждают меня следующие страницы Твоего 
Писания.  Говорить  буду  безбоязненно  и  скажу  правду,  ибо  Ты  внушил  мне  сказать  то,  что 
пожелал Ты выразить этими словами. Верю, что правду я говорю только по внушению Твоему, 
ибо  Ты  один  "Истина",  а  "всякий  человек - ложь".  Поэтому  "тот,  кто  говорит  ложь,  свое 
говорит", чтобы сказать правду, мне надо говорить Твое.  
 

Вот дал Ты нам "в еду всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, 
которое имеет плод, сеющий семя", - и не только нам, но и всем птицам небесным и животным 
земными змеям, рыбам же и морским чудовищам не дал.  
 
Мы  говорим,  что  эти  земные  плоды  представляют  аллегорически  дела  милосердия,  которые  в 
житейских  нуждах  подает  земля  плодоносная:  такою  землей  был  благочестивый  Онисифор, 
дому которого даровал Ты милость: "часто покоил он" Твоего Павла "и не стыдился уз его". То 
же  делали  и  "братья",  взрастившие  богатую  жатву: "восполнили  недостаток  его,  придя  из 
Македонии".  Жалуется  он  и  на  некоторые  деревья,  не  принесшие  ему  должного  плода: "при 
первой  моей  защите  никого  не  было  со  мной;  все  меня  оставили.  Да  не  вменится  им"! "Эти 
"плоды"  надлежит  приносить  тем,  кто  преподает  нам  разумное  учение,  помогая  понять 
Божестветые тайны; эти "плоды" надлежит приносить им, как людям. Надлежит и как тем, кто 
предлагает  себя  душе  живой,  как  пример  для  подражания  во  всяческой  воздержанности. 
Надлежит, как птицам небесным за их благословения, которые распространяются по земле, ибо 
"по всей земле идет голос их".  
 
XXVI. 
 
39.  Питаются  этой  пищей  те,  кто  радуется  ей;  те  не  радуются, "чей  бог  чрево".  И  у  тех,  кто 
предлагает "плоды", они не в том, что они дают, а в чувстве, с которым дают.  
 
Я  вижу,  чему  радуется  тот,  кто  служит  Богу,  а  не  своему  чреву,  вижу  и  поздравляю  его.  Он 
получил от филиппийцев то, что они послали через Эпифродита; я вижу, чему он радуется.. А 
то, чему он радуется, и есть его пища, ибо правду говорит он: "я весьма возрадовался в Господе, 
чтб уже вновь пробились у вас ростки заботы обо мне; вы и прежде заботились, а потом вам это 
наскучило".  Филиппийцы  зачахли  в  этой  длительной  скуке,  которая  иссушила  плоды  добрых 
дел;  апостол  радуется  тому,  что  пробились  новые  ростки  их, - не  за  себя,  не  за  то,  что  они 
помогли  в  его  скудости.  Он  ведь  продолжает: "говорю  это  не  потому,  что  нуждаюсь,  ибо  я 
научился довольствоваться тем, что у меня есть. Умею жить и в бедности, умею и в изобилии, 
научился всему и во всем: быть в сытости и терпеть голод, быть в изобилии и в недостатке: всё 
могу в Том, Кто укрепляет меня".  
 
40.  Чему  же  ты  радуешься,  великий  Павел?  чему  радуешься,  что  питает  тебя,  человек, 
обновленный  познанием  Бога,  создавшего  тебя  по  образу  Своему,  душа  живая,  столь 
овладевшая собой, окрыленный язык, говорящий о тайнах? Да, таким душам подобает эта пища. 
Что же питает тебя? радость. Послушаем дальше: "вы хорошо поступили, приняв участие в моей 
скорби". Вот чему он радуется, вот что его питает: их хорошие поступки, а не облегчение в его 
собственных затруднениях. Он говорит: "в скорби давал Ты мне простор", потому что научился 
он  "жить  в  изобилии  и  терпеть  недостаток",  живя  в  Тебе,  укрепляющем  его. "Вы  знаете, 
филиппийцы, - говорит он, - что в начале благовествования, когда я вышел из Македонии, ни 
одна  церковь  не  оказала  мне  участия  подаянием  и  принятием,  кроме  вас  одних.  Вы  и  в 
Фессалонику  и  раз  и  два  посылали  на  потребности  мои".  И  он  радуется,  что  они  теперь 
вернулись к добрым делам, и ликует, видя в них новые ростки, словно видит вновь ожившую 
плодородную ниву.  
 
41.  Думая  ли  о  потребностях  своих,  говорит  он: "присылали  на  потребности  мои"?  этому  ли 
радуется? нет, не этому. А откуда знаем мы это? он сам говорит дальше: "я ищу не даяния, но 
ищу плода".  
 
Я научился от Тебя, Боже мой, различать между даянием и плодом. Даяние - это то, что уделяет 
нам  помогающий  в  нужде:  деньги,  еда,  питье,  одежда,  кров,  помощь.  А  плод - это  добрая 
правильная воля дающего. Учитель благой не сказал просто: "кто примет пророка", но добавил 
"во имя пророка"; не сказал просто: "кто примет праведника", но добавил "во имя праведника". 
Тогда только получит один награду от пророка, а другой от праведника. Он не только сказал: 

"кто даст чашу холодной воды одному из малых Моих", но добавил "только во имя ученика" и 
присовокупил: "истинно  говорю  вам,  не  потеряет  награды  своей".  Принять  пророка,  принять 
праведника, протянуть чашу холодной воды ученику - это всё даяния; а плод - сделать это "во 
имя пророка", "во имя праведника", "во имя ученика". Такими плодами питался Илия у вдовы, 
знавшей,  что  она  кормила  Божиего  человека  и  потому  его  кормившей;  от  ворона  он  получал 
даяние: этой пищей питался не Илия внутренний, а внешний, который мог погибнуть без такой 
пищи.  
 
XXVII. 
 
42. И я скажу то, что истинно в очах Твоих, Господи. Когда люди, не знающие и неверующие, 
которые приобщаются вере и оберегаются в ней знамениями и великими чудесами (которые и 
обозначаются,  как  мы  думаем,  именем  рыб  и  морских  чудовищ),  берутся  поддерживать  и 
помогать  в  какой-нибудь  житейской  нужде  детям  Твоим,  не  зная,  зачем  это  надо  делать  и  с 
какой целью, то одни не дают настоящей пищи, а другие ее не получают: одни не поступают по 
святому  и  правильному  намерению,  другие  не  радуются  их  даянию,  не  видя  еще  "плода".  А 
душу питает только то, что доставляет ей радость. Поэтому рыбы и морские чудовища и не едят 
пищи, которую могла вырастить голько земля, отделенная и отличная от горьких морских вод.  
 
XXVIII. 
 
43. И Ты увидел, Боже, всё, что сделал, "и вот хорошо весьма". И мы видим это и находим, что 
"все  весьма  хорошо".  Ты  рассматривал  один  за  другим  каждый  вид,  возникавший  по  слову 
Твоему,  и  находил,  что  он  хорош.  Я  насчитал,  что  семь  раз  написано,  как  Ты,  рассмотрев 
создание Твое, находил его хорошим. В восьмой же раз, когда Ты увидел все созданное Тобой, 
то  нашел,  что  оно  не  только  хорошо,  не  весьма  хорошо,  как  нечто  целое;  все  вместе  было  не 
только  хорошо,  но  очень  хорошо.  Это  можно  сказать  н  относительно  красивых  тел.  Тело, 
состоящее  из  красивых  членов,  гораздо  красивее,  чем  каждый  из  этих  членов  в  отдельности, 
потому что, хотя каждый из них сам по себе и красив, но только их стройное сочетание создает 
прекрасное целое.  
 
XXIX. 
 
44. Я старался понять, семь или восемь раз увидел Ты, что создание Твое хорошо и угодно Тебе. 
Я не нашел, однако, упоминания о том, что обозрение это происходило во времени; это дало бы 
мне возможность понять, сколько раз обозревал Ты создание Свое. И я воскликнул: "Господи, 
разве не правдиво Писание Твое? Ты, Истина и Правда, дал его! почему же говоришь Ты, что 
обозрение Твое было не во времени, а Писание Твое говорит мне, что день за днем смотрел Ты 
на создание Свое н находил его хорошим. И когда я стал считать, я нашел, сколько раз.  
 
И  на  это  говоришь  Ты  мне,  ибо  Ты  Бог  мой,  н  говоришь  рабу  Своему  громким  голосом  во 
внутреннее ухо, разрывая глухоту мою и восклицая: "О человек! то, что говорит Писание Мое, 
говорю  Я.  Только  оно  говорит  во  времени,  слово  же  Мое  времени  не  подвластно,  ибо  оно 
пребывает  со  Мной  одинаково  вечно.  То,  что  вы  видите  Духом  Моим - Я  вижу;  то,  что  вы 
говорите Духом Моим - Я говорю. Но вы видите во времени, а Я вижу не во времени, и точно 
так же вы говорите во времени, а Я говорю не во времени".  
 
XXX. 
 
45. Я услышал это, Господи Боже мой, и не обронил этой капли от сладостной истины Твоей. Я 
понял,  что  есть  люди,  которым  не  нравятся  дела  Твои;  они  говорят,  что  многое  сделал  Ты, 
понуждаемый необходимостью: это относится, например, к устройству небес и расроложению 
светил.  И  творил  Ты  их  не  из  Своего  материала:  они  уже  были  где-то  и  кем-то  созданы;  Ты 
только  собрал  их,  соединил  и  связал,  когда,  победив  врагов,  оградил  Ты  мир  стенами,  чтобы 

побежденные  не  смогли  вновь  восстать  на  Тебя;  многого  же  Ты  вообще  не  создавал  и  не 
устраивал, например, ни телесных существ, ни мельчайших животных, ни Того, что держится за 
землю  корнями:  всё  это  создал  и  сформировал  в  нижних  пределах  мира  враждебный  дух  и 
природа.  Тебе  чуждая  и  не  Тобою  созданная,  Тебе  противостоящая.  Безумцы  говорят  так:  не 
Духом Твоим видят они дела Твои и не узнают Тебя в них.  
 
XXXI. 
 
46.  Те  же,  кто  видит  Духом  Твоим,  это  Ты  в  них  видишь.  И  когда  они  видят,  что  дела  Твои 
хороши, это Ты видишь, что они хороши, а в том, что им дорого ради Тебя, в этом Ты им дорог, 
а  то,  что,  по  Духу  Твоему,  нравится  нам,  нравится  и  Тебе  в  нас. "Кто  из  людей  знает,  что  в 
человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? так и Божиего никто не знает, кроме Духа 
Божия. Мы же приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога".  
 
Я  уверен  в  том,  что  говорю:  конечно, "Божиего  никто  не  знает,  кроме  Духа  Божия".  А  каким 
образом мы знаем, что даровано нам Богом? Вот ответ мне: то, что мы знаем Духом Его, "никто 
не знает, кроме Духа Божия". Поэтому как правильно сказано тем, кто говорит в Духе Божием: 
"это не вы говорите", так правильно сказать и тем, кто знает в Духе Божием, "это не вы знаете". 
Не  менее  правильно  сказать  и  тем,  кто  видит  в  Духе  Божием: "это  не  вы  видите".  Итак,  кто 
видит что-то хорошее в Духе Божием, видят это не сами: Бог видит, что это хорошо.  
 
Вот первый случай: кто-то считает плохим то, что хорошо, как те люди, о которых говорилось 
выше; второй: человек видит, что хорошее хорошо: многим нравятся создания Твои, потому что 
они хороши, но в них любят они не Тебя; они предпочитают наслаждаться ими, а не радоваться 
о Тебе. И третий: человек видит что-то хорошее; что это хорошо, видит в нем Бог, и в творении 
Его  любим  мы  Бога.  Любовь  эта  могла  возникнуть  только  по  внушению  Духа,  Которого  Он 
даст, "потому  что  любовь  Божия  излилась  в  сердца  ваши  Духом  Святым,  данным  нам";  Он 
позволяет  нам  увидеть,  что  хорошо  все  существующее,  каков  бы  ни  был  образ  его 
существования:  все  от  Того,  Который  существует  не  каким  бы  то  ни  было  образом,  но 
существует абсолютно.  
 
XXXII. 
 
47.  Благодарю  Тебя,  Господи!  мы  видим  небо  и  землю,  то  есть  верхнюю  и  нижнюю  часть 
материального  мира:  существа  духовные  и  телесные.  Как  украшение  этих  частей,  из  которых 
состоит  вся  громада  вселенной,  вообще  весь  созданный  мир,  мы  видим  свет,  сотворенный  и 
отделенный  от  тьмы.  Видим  небесную  твердь,  находящуюся  между  духовными  верхними 
водами и материальными нижними, первое тело мира, и это воздушное пространство, которое 
тоже  называется  небом,  в  котором  носятся  птицы  небесные  между  водами,  которые,  как  пар, 
поднимаются  над  ними  и  в  ясные  ночи  оседают  росой,  и  теми,  которые  падают  тяжелыми 
ливнями. Мы видим красоту вод, собранных в морские пространства, и сухую землю, то голую, 
то  видимую  и устроенную,  мать  трав  и  деревьев.  Видим  светила,  сверкающие  вверху: солнце, 
без которого не будет дня, луну и звезды, которыми утешена ночь: все они отмечают время и 
обозначают  его.  Мы  видим,  что  влажная  стихия  населена  рыбами,  чудищами  и  крылатыми 
существами,  ибо  плотность  воздуха,  поддерживающая  полет  птиц,  создается  водными 
испарениями.  Мы  видим,  что  лик  земли  украсили  земные  животные,  видим  человека, 
созданного по образу и подобию Твоему и поставленного над всеми неразумными животными в 
силу  Твоего  образа  и  подобия,  то  есть  в  силу  разума  и  понимания.  И  как  в  его  душе  одна 
сторона рассуждает и приказывает, а другая повинуется и подчиняется, так создана телесно для 
мужа  и  женщина;  природа  ее  по  разуму  и  пониманию  равна  его  природе,  но  по  своему  полу 
женщина подчинена полу мужскому, подобно тому, как желание действовать осуществляется по 
указанию разума, как действовать правильно. Итак, мы видим, что и каждое создание хорошо, а 
всё, взятое вместе, очень хорошо.  
 

XXXIII. 
 
48. Хвалят Тебя, Господи, дела Твои, да полюбим Тебя; и мы любим Тебя, да хвалят Тебя дела 
Твои. Во времени их начало и конец, восход и закат, подъем и спуск, красота и ущерб. За утром 
следует вечер - и незаметно и явно. Всё создано из "ничто" Тобой, но не из Твоей субстанции, а 
из  материи,  не  какой-то,  Тебе  непринадлежащей,  существовавшей  и  раньше,  но  из  созданной 
Тобою тогда же, ибо ей, бесформенной, дал Ты форму без всякого промежутка во времени.  
 
Материя неба и земли разная, различен вид неба и земли; материю же Ты создал из "ничто"; мир 
из  бесформенной  материи;  то  и  другое  создал  Ты  разом:  материя  приняла  форму  без  всякого 
замедления и перерыва.  
 
XXXIV. 
 
49.  Мы  раздумывали,  какой  аллегорический  смысл  хотел  Ты  вложить  в  такую 
последовательность  творения  или  в  такую  последовательность  повествования  о  нем.  Мы 
увидели, что каждое создание в отдельности хорошо, а всё вместе взятое очень хорошо; в Слове 
Твоем,  единственном  Сыне  Твоем,  увидели  мы  небо  и  землю,  Тело  и  Главу  Церкви 
предопределительно  до  всякого  времени,  без  утра  и  вечера.  А  когда  Ты  начал  осуществлять 
предопределенное во времени, дабы явить тайное и упорядочить наш беспорядок - грехи наши 
превысили голову нашу, и, отойдя от Тебя, зашли мы в пропасть мрачную, но парил над нами 
благой Дух Твой, чтобы в свое время подать нам помощь - Ты оправдал безбожников, отделил 
их от грешников и укрепил авторитет Книги Твоей среди высших, покорных Тебе, и низших, им 
подчинявшихся;  собрал  неверных  в  единое,  единодушное  общество,  да  проявится  рвение 
верных  и  да  творят  они  дела  милосердия,  раздавая  бедным  блага  земные  ради  приобретения 
небесных.  
 
И  тогда  зажег  Ты  на  тверди  светильники:  святых  Твоих,  имеющих  слово  жизни,  сияющих 
духовными дарами и потому высокоавторитетных; тогда же для обращения народов неверных 
из телесной материи извлек Ты таинства, чудеса, прорицания в соответствии с твердью Книги 
Твоей - она благословение и для верных, - а затем образовал душу живую верных, упорядочив 
их чувства силой воздержания. Разум, подчиненный только Тебе и не нуждающийся ни в каком 
человеческом авторитете для подражания. Ты обновил по образу и подобию Твоему, подчинил, 
как  женщину  мужчине,  деятельность  руководству  ума,  и  пожелал,  чтобы  всем  Твоим  слугам, 
необходимым в этой жизни для усовершения верных, эти самые верные оказывали помощь в их 
житейских нуждах; в будущей жизни принесет она плоды обильные.  
 
Мы  видим  всё  это  и  видим,  что  это  очень  хорошо,  потому  что  это  Ты  видишь  их  в  нас.  Ты, 
давший нам Духа Святого, чтобы мы видели дела Твои и в них любили Тебя.  
 
XXXV. 
 
50. Господи Боже, давший нам всё, пошли нам покой, покой отдыха, покой субботы, покой, не 
знающий  вечера.  Весь  этот  прекрасный  строй  очень  хороших  созданий,  совершив  свой  путь, 
пройдет; у них будет свой вечер, как было свое утро.  
 
XXXVI. 
 
51.  Седьмой  же  день  не  знает  вечернего  заката,  ибо  Ты  освятил  его,  да  продолжится  вечно. 
После трудов Своих, весьма хороших, Ты отдохнул в седьмой день (хотя и творил, не выходя из 
состояния покоя). И голосом Книги Твоей возвещено нам, что и мы после трудов наших, потому 
"весьма хороших", что Ты дал нам закончить их, в субботу вечной жизни отдохнем в Тебе. 

XXXVII. 
 
52. И тогда Ты так же отдохнешь в нас, как сейчас в нас действуешь. И наш отдых будет Твоим, 
как и наша работа - Твоя. Ты же, Господи, всегда действуешь и всегда отдыхаешь. Ты видишь 
вне  времени,  действуешь  вне  времени  и  отдыхаешь  вне  времени - но  нам  даешь  видеть  во 
времени, создаешь само время и покой по окончании времени.  
 
XXXVIII. 
 
53. Итак, мы видим, что Ты сделал, ибо мир существует, но существует он потому, что Ты его 
видишь. Глядя на внешний мир, мы видим, что он существует; думая о нем, понимаем, что он 
хорош; Ты тогда видел его уже созданным, когда увидел, что нужно его создать.  
 
И мы теперь испытываем побуждение делать добро, после того, как сердце наше зачало от Духа 
Твоего  мысль  об  этом;  раньше  нас,  покинувших  Тебя,  подвигало  на  злое;  Ты  же,  Господи, 
Единый,  Благой,  не  прекращал  творить  добро.  И  у  нас  есть,  по  милости  Твоей,  некие  добрые 
дела, но они не вечны. Мы надеемся, однако, что, закончив их, мы отдохнем в Твоей святости и 
величии. Ты же, Благой, не нуждаешься ни в каком благе и всегда отдыхаешь, ибо Твой отдых 
Ты сам.  
 
Кто из людей поможет человеку понять это? Какой ангел ангелу? Какой ангел человеку? У Тебя 
надо  просить,  в  Тебе  искать,  к  Тебе  стучаться:  так,  только  так  ты  получишь,  найдешь,  и  тебе 
откроют. 

жүктеу 5.01 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет