Казахский национальный


МЕТАФОРА КАК СРЕДСТВО СОЗДАНИЯ ОБРАЗА РОССИИ



жүктеу 5.08 Kb.
Pdf просмотр
бет24/53
Дата09.01.2017
өлшемі5.08 Kb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   53

 
МЕТАФОРА КАК СРЕДСТВО СОЗДАНИЯ ОБРАЗА РОССИИ 
В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ КАЗАХСТАНА 
 
                                                                                                       
С  давних  пор  история  отношений  России  и 
Казахстана  богата  и  плодотворна.  Несмотря  на 
то, что как независимые государства мы начали 
контактировать только с 1992 года, общая исто-
рическая судьба, долгое время связывавшая нас, 
и  тесные  взаимоотношения  в  экономической 
сфере во многом определили особое положение 
России среди других партнеров Казахстана.  
 Достигнутый уровень добрососедства и пар-
тнерства  рассматривается  многими  экспертами 
как  новая  и  более  прогрессивная  форма  отно-
шений  между  государствами,  основанных  на 
принципах  равноправия,  взаимного  уважения  и 
конструктивного  сотрудничества.  Отражением 
современного способа миропонимания общества 
является  дискурс  прессы,  что  привлекает  вни-
мание  лингвистов  и  вызывает  неизменный  ин-
терес  учёных  к  проблемам  концептуализации 
социальной действительности в языке, и прежде 
всего, в языке политики.  
Новым  актуальным  направлением  в  совре-
менной  лингвистике  стала  политическая  лин-
гвистика,  основной  объект  исследования  кото-
рой – тексты  политического  дискурса.  По 
словам  А.П.  Чудинова [1, с. 194], политическая 
сфера как важная часть национальной культуры, 
входит  в  языковую  картину  мира  и  концеп-
туализируется  особым  образом  в  национальном 
сознании. 
Важнейший  для  политической  лингвистики 
термин  «дискурс»  не  имеет  до  настоящего  
 
 
времени  единого  определения.  Дискурс  можно 
определить  как  текущую  речевую  деятельность 
в данной сфере, творимый в речи связный текст, 
завершенное  коммуникативное  событие,  заклю-
чающееся  во  взаимодействии  участников  ком-
муникации  посредством  вербальных  текстов  и 
других  знаковых  комплексов  в  определенной 
ситуации  и  в  определенных  социокультурных 
условиях общения. 
 В  содержание  политического  дискурса,  по 
мнению Чудинова А.П., должны быть включены 
все  присутствующие  в  сознании  говорящего  и 
слушающего  (пишущего  и  читающего)  ком-
поненты,  способные  влиять  на  порождение  и 
восприятие  речи.  К  числу  этих  компонентов 
относятся  другие  тексты,  содержание  которых 
учитывается  автором  и  адресатом  данного 
текста,  политические  взгляды  автора  и  его  за-
дачи при создании текста, представления автора 
об  адресате,  политическая  ситуация,  в  которой 
создается и живет данный текст.  
Таким  образом,  дискурс – это  сложное 
коммуникативное  явление,  включающее  кроме 
текста  еще  и  экстралингвистические  факторы 
(знания  о  мире,  мнения,  установки,  цели  адре-
сата), необходимые для понимания текста [1].  
Политическая коммуникация, функционируя 
в  дискурсивном  пространстве,  использует  раз-
личные  коммуникативные  стратегии  и  тактики, 
разнообразные  стили  и  жанры.  Учитывая  зна-
чимость  специфики  конкретных  дискурсов, 

152                                                                         ҚазҰУ хабаршысы. Филология сериясы, № 4(134). 2011
 
 
учёные выделяют некоторые общие черты поли-
тической  коммуникации и дискурсивные  харак-
теристики ее осуществления.  
Так, А.П. Чудинов выделяет восемь типовых 
свойств политической коммуникации [1, с. 123]. 
Назовем основные из них: 
1.  эзотеричность  общедоступность  полити-
ческой коммуникации; 
2.  редукционизм  и  полнота  информации  в 
политическом тексте; 
3.  стандартность  и  экспрессивность  в  поли-
тической коммуникации; 
4.  явная  и  скрытая  оценочность  в  полити-
ческой коммуникации; 
5.  агрессивность  и  толерантность  в  полити-
ческой коммуникации. 
Данные  свойства  политической  коммуни-
кации создают необходимые условия для успеш-
ного  манипулирования  сознанием  и  деятель-
ностью адресата. Цели такого манипулирования 
–  это  преобразования  языковой  картины  поли-
тического  мира  в  сознании  адресата,  пробуж-
дение в нем необходимых эмоций и побуждение 
к политической активности.  
Пресса,  отражая  общественно-политические 
тенденции того или иного государства, вместе с 
тем  формируя  общественное  мнение,  делает 
акценты  именно  на  тех  сторонах  жизни  другой 
страны, которые непосредственно связаны с ин-
тересами своей нации. Как отмечает А.И. Карасик, 
«политический  дискурс  весьма  насыщен  цен-
ностными знаками. Политическая лексика обна-
руживает значительную оценочную лабильность 
в  зависимости  от  предпочтений  и  позиций  тех, 
кто  использует  соответствующие  слова» [2, с. 
477].  Положительное  оценивание  факта,  собы-
тия,  явления  наделяет  описываемое  явление 
характеристиками «своего»: за норму, идеал, по-
ложительное  обществом  принимаются  свои 
культурные  образцы.  Негативно  оцениваемое 
наделяется характеристиками «чужого».  
Одним  из  средств  оценочного  выражения 
общественно-политических  тенденций  в  об-
ществе  служит  политическая  метафора.  Высо-
кая  частотность  ее  употребления  подтверждает, 
что  метафора  превратилась  в  одно  из  наиболее 
сильных  средств  представления  политических 
концепций,  а  также  в  воздействия  на  поли-
тическое сознание общества в целом.  
Современные  специалисты  подчеркивают, 
что  человек  не  только  выражает  свои  мысли  с 
помощью  метафор,  но  и  мыслит  метафорами, 
познает  мир,  а  также  стремится  в  процессе 
коммуникативной  деятельности  преобразовать 
существующее сознание адресата языковую кар-
тину мира. 
Множество  метафор,  используемых  в  поли-
тической  коммуникации,  образно  называют 
метафорической  мозаикой.  Каждая  конкретная 
метафора  отражает  мировосприятие  одного 
человека,  нередко  метафорическая  конструкция 
передает только сиюминутное настроение этого 
человека.  Если  рассматриваемую  метафору  со-
поставить  с  множеством  других,  если  выделить 
доминантные  для  современного  политического 
дискурса  модели,  то  маленькая  частица  стано-
вится  органичной  частью  большой  картины.  В 
связи с этим очень значимо социальное призна-
ние авторской метафоры. 
Рассмотрим  основные  функции  метафоры  в 
политической коммуникации: 
1.  Когнитивная функция. В современной лин-
гвистике метафорическое мышление рассматри-
вается  как  не  менее  значимое,  чем  мышление 
рациональное.  Соответственно  метафора  пони-
мается  как  основная  ментальная  операция,  спо-
соб  познания  и  категоризации  мира.  При  мета-
форическом 
моделировании 
политической 
сферы,  отличающейся  сложностью  и  высокой 
степенью абстракции, человек часто использует 
более простые и конкретные образы из тех сфер, 
которые ему хорошо знакомы.  
Метафорические  образы  заложены  уже  в 
самой  интеллектуальной  системе  человека,  это 
особого рода схемы, по которым человек думает 
и  действует.  Во  многих  случаях  метафора 
позволяет  представить  не  до  конца  осознанное, 
создать  некоторое  предположение  о  сущности 
метафорически  характеризуемого  объекта.  Эта 
разновидность  присуща  и  политическому  дис-
курсу.  
2. Коммуникативная функция. Язык – это не 
только  орудие  мышления,  но  и  средство  пере-
дачи  информации.  Если  человек  мыслит  мета-
форами, то вполне закономерно, что и передача 
информации  осуществляется  с  использованием 
метафор.  Разновидностью  коммуникативной 
функции  можно  считать  эвфемистическое  ис-
пользование  метафор.  Во  многих  случаях  мета-
фора  помогает  передать  информацию,  которую 
автор  не  считает  целесообразным  обозначить 
прямо  при  помощи  непосредственных  номи-
наций. 
Следующая  разновидность  коммуникатив-
ной  функции – популяризаторская  функция, 
когда метафора позволяет в доступной для слабо 
подготовленного адресата форме передать слож-
ную идею.  

Вестник КазНУ. Серия филологическая, №4 (134). 2011
                                                               
   153 
 
 
3.  Прагматическая  функция.  Метафора  яв-
ляется  мощным  средством  преобразования  су-
ществующей в сознании  адресата политической 
картины мира, побуждение его к определенным 
действиям и формирование у него необходимого 
адресанту  эмоционального  состояния.  Метафо-
рическая  аргументация  постоянно  используется 
в  политической  речи  как  способ  изменения 
политических  воззрений  адресата.  Существуют 
люди, на которых метафорическая аргументация 
воздействует  намного  эффективней,  чем  любая 
иная.  В  других  случаях  метафорические  аргу-
менты  выступают  как  важное  дополнение  к 
рациональным или эмоциональным аргументам.  
4.  Эстетическая  функция.  Данная  функция 
является  основной  для  художественного  дис-
курса, вместе с тем она очень существенна и для 
политической сферы общения. Блеск метафори-
ческой  формы  часто  воспринимается  как  при-
знак  глубины  и  смысловой  точности  высказы-
вания.  В  качестве  разновидности  рассматри-
ваемой функции можно выделить изобразитель-
ную и экспрессивную функции.  
Важной частью национальной языковой кар-
тины  мира,  национальной  ментальности  яв-
ляется  система  метафорических  моделей,  кото-
рая тесно связана с историей соответствующего 
народа  и  современной  социально-политической 
ситуацией.  
Для  описания  этой  системы  А.П.  Чудинов 
предлагает следующие ее признаки [1, с. 123]: 
1.  исходная  понятийная  область,  т.е.  по-
нятийная  область,  к  которой  относятся  немета-
форические  смыслы,  охватываемых  моделью 
единиц; 
2. новая понятийная область, т.е. понятийная 
область,  которой  относятся  метафорические 
смыслы соответствующих моделей единиц; 
3.  относящиеся  к  данной  модели  фреймы, 
каждый  из  которых  понимается  как  фрагмент 
наивной языковой картины мира.  
В  данном  случае  фрейм – это  единица  зна-
ния, организованная вокруг некоторого понятия 
и  содержащая  данные  о  существенном,  типич-
ном и возможном для данного понятия. Фреймы 
организуют  наше  понимание  мира  в  целом,  это 
своего  рода  структура  данных  для  представ-
ления  стереотипной  ситуации.  Нередко  система 
фреймов предстает как своего рода когнитивный 
динамический  сценарий,  отражающий  пред-
ставления  о  типичной  последовательности  раз-
вертывания модели. 
Во-первых,  это  составляющие  каждый 
фрейм  типовые  слоты,  т.е.  элементы  ситуации, 
которые  составляют  какую-то  часть  фрейма, 
какой-то аспект его конкретизации.  
При  характеристике  составляющих  слота  и 
его частей употребляют термин «концепт». Кон-
цепты  отражают  представление  о  тех  смыслах, 
которыми оперирует человек  в процессах мыш-
ления и которые отражают содержание опыта и 
знания, результаты человеческой деятельности и 
процессы  познания  мира  в  виде  некоторых 
квантов  знания.  Концепт  в  отличие  от  лекси-
ческой  единицы – это  единица  сознания,  мен-
тального лексикона. Совокупность всех сущест-
вующих  в  национальном  сознании  концептов 
образует  концептуальную  систему,  которая 
подразделяется  на  ряд  концептуальных  сфер  и 
подсфер.  
Во-вторых,  это  компонент,  который  связы-
вает  первичные  и  метафорические  смыслы, 
охватываемых данной моделью единиц.  
В-третьих, это дискурсивная характеристика 
модели,  т.е.  типичные  для  соответствующих 
метафор концептуальные векторы, ведущие эмо-
тивные  характеристики,  прагматический  потен-
циал  модели,  ее  взаимосвязь  с  существующей 
политической  ситуацией,  конкретными  полити-
ческими  событиями,  политическими  взглядами 
и интенциями субъектов коммуникации.  
В-четвертых,  это  продуктивность  модели, 
т.е.  способность  к  развертыванию  и  типовые 
направления развертывания в тексте и дискурсе. 
При  необходимости  можно  и  вычислить  и 
частотность  использования  соответствующих 
моделей  метафор,  сопоставить  частотность 
различных  моделей  с  учетом  стилистических, 
жанровых  и  иных  признаков  текста.  Между 
соответствующими  моделями  метафор  устанав-
ливаются отношения на сигнификативном, дено-
тативном и экспрессивном уровне.  
Целенаправленный  анализ  функционирую-
щих  в  политической  сфере  метафорических 
моделей  способствует  выявлению  тенденций 
развития  политического  дискурса  и  помогает 
определить степень влияния изменений социаль-
но-экономического  характера  на  функциони-
рование языка.  
Создаваемая  человеком  картина  мира  изна-
чально  антропоцентрична:  этот  мир  строится 
разумом  человека,  который  концептуализирует 
политические  реалии,  опираясь  на  свои  пред-
ставления  о  соотношении  индивида  и  мира. 
Метафора  реализует  представление  о  человеке 
как о центре мира. В связи с этим А.П. Чудинов 
выделяет четыре разряда моделей политической 
метафоры, основное содержание которых может 
быть обобщено следующим образом. 

154                                                                         ҚазҰУ хабаршысы. Филология сериясы, № 4(134). 2011
 
 
1. Антропоморфная метафора. Человек моде-
лирует  политическую  реальность  исключитель-
но по своему подобию, что позволяет метафори-
чески представлять сложные и далекие от повсе-
дневности политические понятия как простые и 
хорошо известные реалии. Схематично это мож-
но  представить  следующим  образом: «Человек 
как центр мироздания».  
Данная  сфера-источник  является  одной  из 
самых  структурированных  и  богатых,  если 
судить  по  извлеченным  из  нее  метафорам.  В 
данном  случае  человек  моделирует  полити-
ческую  реальность  исключительно  по  своему 
подобию.  Присутствие  в  казахстанском  дис-
курсе  метафоры,  репрезентирующей  полити-
ческую  картину  мира  в  человеческом  образе, 
также заметно. Например:  
-  Россия – это  мать,  вскормившая  своим 
культурным  молоком  мой  дух,  все  мое  твор-
чество (Мегаполис, 12.03.07) [3]; 
-  Россия  сегодня  предъявляет  серьезную 
обеспокоенность  тем,  что  ухудшается  ка-
чество вод Иртыша (Экспресс К, 18.07.09) [4];  
Россия протянула руку помощи (Экспресс 
К, 17.09.09) [4]; 
-  Россия  пыталась  скрутить  Бакиеву  руки 
(Мегаполис, 16.04.10) [3]; 
- Да над нами смеется вся Россия (Экспресс 
К, 22.09.09) [4]. 
2.  Природоморфная  метафора.  Живая  и  не-
живая  природа  издавна  служит  человеку  своего 
рода  моделью,  в  соответствии  с  которой  он 
представляет  социальную,  в  том  числе  поли-
тическую  реальность,  создавая,  таким  образом, 
языковую  картину  политического  мира.  Схема-
тично  это  можно  представить  как  «Человек  и 
природа».  
Метафорический  перенос  названий  свойств 
и  качеств  живого  мира,  явлений  неживой  при-
роды актуален для публицистического дискурса 
Казахстана. Например: 
-  Россия  нуждается  в  минеральных  удо-
брениях (Мегаполис, 08.03.10) [3];  
-  Россия  вовсю  стремится  заработать  на 
этом  науч-попе – с  холодным,  как  селедка 
расчетом,  с  жарким,  как  бешбармак,  ин-
тересом (Мегаполис, 16.04.07) [3]. 
3.  Социоморфная  метафора.  Различные 
составляющие  социальной  картины  мира  по-
стоянно  взаимодействуют  между  собой  в  чело-
веческом  сознании.  Поэтому  мир  политики 
постоянно  метафорически  моделируется  по  об-
разцу  других  сфер  социальной  деятельности 
человека.  Схематично  это  можно  представить 
как «Человек и общество». Например: 
-  Россия  подобных  подарков  Казахстану 
тогда 
не 
делала…(Казахстанская 
правда, 
13.10.06) [5]; 
-  Россия  войдет  в  цивилизованную  семью 
европейских народов (Мегаполис, 18.06.07) [3]. 
4. Артефактная метафора. Человек реализует 
себя  в  создаваемых  им  вещах – артефактах.  По 
аналогии  с  артефактами  люди  метафорически 
моделируют и политическую сферу. Схематично 
это  можно  представить  как  «Человек  и  резуль-
таты его труда». Приведем примеры: 
-  Сама  Россия  издревле  строила  крепости-
фортеции,  быть  может,  не  столь  дерзкие,  
но  надежные  и  куда  более  практичные  в 
условиях  постоянных  нападок  (Экспресс  К, 
14.11.09) [4]; 
…законодательство России и для первых, и 
для  вторых  (людей  до  и  предпенсионного  воз-
раста)  устанавливает  единый  коридор  без-
опасности (Казахстанская правда, 18.08.06) [5]. 
Таким  образом,  представленные  метафори-
ческие модели активно функционируют в поли-
тическом  дискурсе  и  наглядно  демонстрируют 
взаимодействие  социально-экономических  из-
менений  в  обществе  и  языке.  Особенности 
употребления политической метафоры наглядно 
иллюстрируют 
постоянное 
взаимодействие 
различных  составляющих  социальной  картины 
мира  в  сознании  носителей  языка.  Сложные 
политические  понятия  метафорически  модели-
руются  в  реальности  как  простые  и  понятные 
реалии.  Так,  благодаря  функционированию 
метафоры  в  казахстанском  дискурсе  Россия 
репрезентируется  как  мать, беспокойная, нерав-
нодушная и всегда готовая прийти на помощь.  
Эти метафоры совпадают с представлениями 
когнитивной  лингвистики,  согласно  которым  в 
основе  метафоры  лежат  не  значения  слов  и  не-
объективно  существующие  категории,  а  сфор-
мировавшиеся в сознании человека концепты. А 
они  в  свою  очередь  отражают  не  научную 
картину  мира,  а  обыденные,  наивные  пред-
ставления о мире, накопленные человеком. 
Все  это  влияет  на  языковую  картину  мира, 
концептуализируясь  особым  образом  в  нацио-
нальном сознании людей.  
_______________ 
1.  Чудинов  А.П.  Политическая  лингвистика  (общие 
проблемы,  метафора):  Учебное  пособие. – Екатеринбург, 
2003. – С.194. 
2.  Карасик  В.И.  Языковой  круг:  личность,  концепты, 
дискурс. – Волгоград, 2002. – С. 477-480. 
3. 
http://megapolis.kz/archive
 
4. 
http://www.express-k.kz/
 
5. 
http://www.kazpravda.kz/
 
 
 

Вестник КазНУ. Серия филологическая, №4 (134). 2011
                                                               
   155 
 
 
* * * 
Бұл жұмыста Қазақстанның баспасөз материалдарында 
Ресейдің  бейнесі  саяси  метафоралардың  сараптама  жасал- 
ған.  Метафоралар  қоғамдағы  қоғамдық – саяси  бағасы 
ретінде жүйеленіп берілген.  
 
 
 
 
* * * 
This work is devoted to analysis of political metaphors are 
in the press of Kazakhstan. They characterize image of Russia. 
Analysis of these metaphors as the means of estimation public 
and political tendencies in the society. 
 
 
 
C. Мамедова 
 
ДИСКУРСИВНЫЕ ФУНКЦИИ ПАРАЛЛЕЛЬНО–ЛОГИЧЕСКИХ И  
ЦЕПНЫХ СВЯЗЕЙ 
(на материале английского и азербайджанского языков) 
 
 
Понятие  дискурса  получило  признание  в 
языкознании  после  выхода  лингвистических 
исследований за пределы предложения. Дискурс 
прежде  всего  является  комплексной  единицей, 
образованной  из  последовательности  предложе-
ний, связанных друг с другом по значимости. В 
лингвистике  существуют  различные  мнения  по 
поводу  определения  дискурса.  В  различных  ис-
следованиях  имеются  различные  подходы  к 
объяснению этого понятия. Это связано с иссле-
дованием дискурса в различных областях науки, 
таких  как  философия,  политология,  право,  со-
циология  и  культурология,  а  также  в  связи  с 
компьютером – информация и коммуникация. В 
лингвистике  изучение  дискурса  не  приводит  к 
разграничению  его  от  языковой  сферы.  “Дис-
курс-это  новая  черта  в  облике  Языка,  каким  он 
предстал  перед  нами  к  концу  ХХ  века» (Сте-
панов, 1996:71). В  разъяснении  дискурса  чаще 
всего ссылаются на исследования Т.Ван Дейка и 
чаще  всего  останавливаются  на  его  выводах. 
Разъясняя дискурс как в широком, так и в узком 
понимании  Т.Ван  Дейк  указывает,  что  в  широ-
ком  понятии  дискурс  является  коммуникатив-
ным  событием,  происшедшим  во  время  про-
цесса общения между говорящим и слушающим 
(а  также  наблюдателем)  внутри  определенного 
времени  и  пространства.  Будучи  в  письменной 
или  в  устной  форме  коммуникативное  влияние 
может  объединять  в  себе  вербальные  и  невер-
бальные  составные  элементы.  Самым  обычным 
видом  дискурса  является  обычный  разговор, 
диалог,  чтение  газет  и  т.  д.  В  узком  понятии 
дискурс – это  «текст»  или  «разговор»  сформу-
лированный  на  основе  вербального  элемента 
коммуникативного  влияния.  Будучи  закончен-
ным  или  продолжающимся  результатом  комму- 
никативной  деятельности  дискурс  является  как 
письменным,  так  и  устным  результатом  этого 
коммуникативного  процесса.  Таким  образом,  
 
 
дискурс  является  вербальным  результатом  ком-
муникативной  деятельности  в  устной  или  же 
письменной  форме  (Ван  Дейк //http://www 
.psyberlink. flogiston. ru/internet/bits/vandijk2, Van 
Dijk Teun A. 2001). Наряду  с  этим,  исследо-
вания, связанные с  определением формулировки, 
присущей  именно  дискурсу,  а  также  определе-
ние,  возникшее  на  основе  аналогичного  со-
поставления этой формулировки с формулиров-
кой  предложения  все  еще  не  дали  реальных 
результатов.  Другие  авторы  также  подчерки-
вают обязательное наличие текста и контекста в 
дискурсе (Enkvist 1989: 372, Mammadov 2009:66). 
Р.Уодак  четко  разграничивает  данные  понятия 
указывая  на  то,  что  дискурс  подразу-мевает 
структуры  и  общие  черты  знания,  а  текст  яв-
ляется  его  специфической  и  уникальной  реали-
зацией (Wodak 2009: 39).  
Двойственное  отношение  к  дискурсу  также 
показывает  себя  в  текстологии.  Некоторые  ис-
следователи  признавали  текст  исключительно  в 
письменной  форме.  Наиболее  точное  определе-
ние тексту дал И.Гальперин. Он указывает, что: 
«Текст – это произведение речетворческого про-
цесса, обладающее завершенностью, объективи-
рованное  в  виде  письменного  документа,  лите-
ратурно  обработанное  в  соответствии  с  типом 
этого  документа,  произведение,  состоящее  из 
названия  (заголовка)  и  ряда  особых  единиц 
(сверхфразовых  единств),  объединенных  раз-
ными  типами  лексической,  грамматической, 
логической,  стилистической  связи,  имеющее 
определенную  целенаправленность  и  прагмати-
ческую установку» (Гальперин 1981: 18). 
Существует  возможность  записать  всякий 
речевой  процесс.  С  этой  точки  зрения  имеется 
также  возможность  записывать  речь,  произно-
симую в речевом акте. И так, записывая устную 
речь, устраняется  фактор, различающий резуль-
тат письменного текста  от устной  речи. Однако 

156                                                                         ҚазҰУ хабаршысы. Филология сериясы, № 4(134). 2011
 
 
остается  ряд  различий,  связанный  с  другими 
факторами, присущими устной речи. Например,  
речевой  акт  между  двумя  дикторами,  приобре-
тает  определенные  свойства  в  то  время,  когда 
дикторы  находятся  рядом  друг  с  другом.  Ис-
пользуя  различные  жесты  и  движения,  они  тем 
самым приобретают возможность выражать свое 
отношение  к  тем  или  иным  событиям.  При 
переносе смысла, выраженного с помощью этих 
средств  необходимо  использовать  комментарии 
и  изъяснения.  А  изъяснения  и  комментарии 
подвергаются  субъективному  влиянию  записы-
вающего  устную  речь.  Проблемы,  связанные  с 
указанными вопросами до сих пор полностью не 
решены  и  продолжают  оставаться  объектом 
исследования.  И  эти  особенности    оказывает 
влияние  на  изучение  связей  в  структуре  дис-
курса. 
В  дискурсе  различаются 3 основных  типа 
смысловых связей: 1) логико-параллельные связи; 
2) цепные связи; 3) смешанные связи.  
Смешанные  связи  возникают  при  исполь-
зовании первых двух связных форм в дискурсе в 
форме чередования. Отметим, что первая форма 
связи  между  дискурсивными  единицами  иногда 
воспринимаются как две разные формы, т.е. эта 
связь между дискурсными единицами выражает 
себя  как  в  параллельной,  так  и  в  логичной 
форме связи.  
Для  развития  дискурса  существенны  смысло-
вые  отношения  между  дискурсивными  еди-
ницами.  Без  этой  связи  не  могут  связываться 
друг  с  другом,  и  сам  дискурс  формируется  в 
целом,  эти  части  превращаются  в  независимые 
друг  от  друга  самостоятельные  единицы. 
В.А.Кох  во  время  дискурсивного  анализа 
семантического  типа  исследовал  слияние  еди-
ниц,  участвующих  в  коррелятивной  связи  в 
тексте.  Он  назвал  такие  единицы  коннективи-
рующимися,  а  единицы,  делающие  их  адек-
ватными – коннекторами  (Кох 1978: 166). В 
примере “Came frightful days of snow; Came 
frightful days of rain” “snow” и “rain” являются 
коннективирующимися,  т.е.  способными  сли-
ваться,  объединяться  друг  с  другом,  а  слово 
“day” является коннектором. Таким образом, для 
развития  общего  смысла  в  дискурсе  между  его 
единицами  должны  быть  смысловые  связи.  В 
зависимости от смысловой связи дискурс может 
развиваться  в  разных  формах.  Дискурс  воспри-
нимается  как  материал  устной  речи,  поэтому 
нельзя  однозначно  утверждать,  что  автором 
предложений,  в  которых  имеется  параллельная 
связь,  является  не  сам  автор,  а  диктор,  так  как 
второй диктор, участвующий в разговоре может 
своей  репликой  прервать  речь  первого  диктора 
или же может направить тот же самый разговор 
в другую сторону. 
В  дискурсе  происходит  процесс  разветвле-
ния смысла, а также его перенаправление. Если 
в письменном тексте предложение “The children 
go to school” зависимо от контекста, то в устной 
речи  этот  пример  подразумевается  как  выска-
зывание,  произнесенное  в  предыдущей  фазе 
речевого  акта.  Ясно,  что  если  рассмотреть 
вышеуказанное  предложение  в  отдельности,  то 
его можно понять в двух смыслах:  
Uşaqlar  ьmumiyyәtlә  mәktәbә gedirlәr. 
Uşaqlar indi mәktәbә gedirlәr. 
 В процессе комментирования этого вопроса 
следует  особо  отметить  важность  соотнесения 
формы  выражения  предиката  в  дискурсивном 
контексте  с  временным  параметром  дискурса. 
Например: 
The children have gone to school.  The children 
will go to school.  
Посредством  логической  связи  во  время 
развития  текста  участвующие  в  речевом  акте 
дикторы,  делая  логические  выводы  на  основе 
вопросов  и  ответов  противоположной  стороны, 
имеют  возможность  развивать  дискурс  в  раз-
личных  направлениях.  В  качестве  примера 
рассмотрим два первых предложения, взятых из 
диалога между двумя дикторами. 
A- Have you any accommodations? 
B- I’m afraid, every room is taken. 
Первый  диктор  интересуется  наличием 
пустых  комнат,  номеров  в  гостинице.  В  ответе 
второго  диктора  звучит  мысль  о  боязни  по 
поводу того, что пустых номеров может не быть. 
Реплика  между  дикторами  не  дает  конкретного 
ответа вопросу первого диктора. Есть ли пустой 
номер, пустая комната или нет. Здесь логическая 
связь  дает  возможность  сделать  вывод,  что 
пустой  комнаты  нет.  Но  в  целом  конкретного 
отказа  первому  диктору  о  наличии  свободных 
комнат тоже нет. Может быть, что через час или 
же  через  пять  часов  в  гостинице  освободится 
номер.  Или  же  второй  диктор  может  сделать 
предложение  первому  по  поводу  разрешения 
этой проблемы. Во время аналогичной ситуации 
иной  ответ  диктора  посредством  логической 
связи  даст  возможность  сделать  другой  вывод. 
Например, 
A- Have you any accommodations? 
B- What kind of room do you want? 
Здесь на основе ответа можно сделать вывод, 
что  в  гостинице  имеются  свободные  номера  и 
клиент  должен  дать  информацию  о  том,  какой 
вид номера он предпочитает. В обоих примерах 

Вестник КазНУ. Серия филологическая, №4 (134). 2011
                                                               
   157 
 
 
посредством  использования  логически–парал-
лельных  связей  развивается  дискурс.  Если  в 
первом примере имеется лишь логическая связь, 
то  во  втором  создается  условие  для  усиления 
параллельной  связи.  Следует  отметить,  что  в 
этом  примере  в  связи  с  дискурсом  и  связями 
между  его  компонентами  также  проявляет  себя 
еще одна сторона. Известно, что в речевом про-
цессе  конкретно  могут  участвовать  самые  раз-
личные  субъекты.  При  проведении  и  развитии 
процесса  общения  каждый  объект  обладает 
присущей  только  ему  манерой  разговора.  Эта 
манера  выражает  себя  в  ответе  на  заданный 
вопрос.  Если  рассмотреть  внимательно  указан-
ный  выше второй пример, то ответ второго дик-
тора  словом  «есть»  будет  очевиден.  В  таком 
случае  первому  диктору  приходится  посред-
ством  логически – параллельной  связи  описать 
свое  желание  в  более  конкретной  форме.  На-
пример: 
Есть ли у Вас номер на двоих? Есть ли у Вас 
комната с видом на море? и т.д. 
Вышеуказанные  факты  также  проявляют 
себя  в  расширении  или  же  в развитии текста  за 
счет  цепных  связей.  Это  связанно  с  возмож-
ностями повторов сформировать текст:  
“Do you know Julia?” 
Martin shook his head. 
“She’s my lady friend,” Jim explained, “and 
she’s a peach. I’d introduce you to her, only you’d 
win her. I don’t see what the girls see in you, honest 
I don’t; but the way you win them away from the 
fellers in sickening.” 
“I never got any away from you,” Martin 
answered uninterestedly. The breakfast had to be 
got through somehow.  
“Yes, you did, too,” the other asserted warmly. 
“There was Meggier.” 
“Never had anything to do with her.  Never 
danced with her except that one night.” (Jack 
London, Martin Eden,http:\\many books.net\pages\ 
londonjaetext97meden 10\0.html, p.26) 
Этот отрывок является художественным дис-
курсом. Идет диалог между двумя персонажами. 
Каждый  отрывок  диалога  является  дискурсом 
одного  персонажа.  Дискурсы  последовательно 
заменяют  друг  друга.  Дикторы,  участвующие  в 
диалоге разговаривают о лице по имени Джулия. 
Имя  «Джулия»  и  личное  местоимение,  высту-
пающее в роли его субститута? 
Рассмотрим  развитие  дискурса  логически - 
параллельных  и  цепных  связей  в  азербайд-
жанском языке: 
- Saat neзәdir? 
- On iki. 
- Necә on iki, 
- … 
- Yatıb yuxuya qalmışam. 
- Belә de… (Ә.Babayeva Seзilmiş  әsәrlәri, II 
cild, Bakı, 1991, s. 213) 
В  этих  примерах  основной  связью  является 
цепная связь. Ответы чередуются, и в них имеется 
частичная  конкретность.  В  то  же  время  посред-
ством  параллельной  связи  открывается  путь  к 
новой линии: 
- Bәlkә цlьb? 
- Цlmәyib.. 
- Bәs niyә ьzmьr? 
- Heз tәrpәnmir… 
- Niyә tәrpәnmir?... Bax, quyruğunu tәrpәtdi… 
- Bәs onda niyә ьzmьr? 
- Bulanıq suya цyrәnib, ona gцrә. 
- Bәs deyirlәr balıq hәmişә tәzә suda olmalıdı? 
- Bәxtimizә belәsi зıxıb. Әvvәlki suyunu istәyir… 
-  İndi nolacaq?... (Ә.Babayeva Seзilmiş 
әsәrlәri, II cild, Bakı, 1991, s. 218) 
В  вышеуказанном  примере  объект,  о  ко-
тором  идет  речь,  является  тождественным.  В 
развитии  дискурса  такой  объект  способствует 
развитию цепной и параллельной связи. «Balıq», 
«balığın quyruğu»  выступает  здесь  в  роли  соз-
дателя  связи.  Если  лексический  повтор  внутри 
одного  предложения  в  последующем  предложе-
нии    употребляется  в  единице,  большей,  чем 
само предложение, то можно предположить, что 
когезия,  образованная  в  результате  такого 
повтора  будет  носить  двойственный  характер. 
Таким  образом,  именно  лексические  единицы, 
повторяющиеся  внутри  предложения,  создают, 
прежде всего, когезию. 
Наконец, важную роль данные связи играют 
в  информационной  структуре  дискурса.  Как 
известно,  У.  Чейф  считает  изучение  передачи 
старой и новой информации одним из основных 
задач  понимания  языкового  механизма,  и 
указывают  на  постоянную  корреляцию  между 
ними (Чейф 6, 241). Информация играет исклю-
чительную  роль  в  создании  логически-парал-
лельных  связей  в  дискурсе.  Так  в  создании 
логической  связи  больше  всего  употребляется 
старая  информация,  то  есть  информация, 
предоставленная в дискурсе ранее.  
Заключение.  Важным  фактором,  позволяю-
щим сделать оппозицию новой – старой инфор-
мации  более  определенной,  служит  дискурс. 
Старое в этом случае –  это больше, чем просто 
старое,  ибо  оно  является  наследницей  семанти-
ческих  и  логических  отношений,  которые  су-
ществуют  между  данным  и  предшествующим 

158                                                                         ҚазҰУ хабаршысы. Филология сериясы, № 4(134). 2011
 
 
контекстом.  Информационная  структура  дис-
курса  же  используется  для  поддержания  логи-
ческой  связности  текста.  Таким  образом,  оппо-
зиция  нового  и  старого  демонстрирует  воз-
можности  информационных  структур  при  пере-
даче  смысла.  Анализ  таких  стратегий  пред-
ставляет  и  самостоятельный  интерес,  так  как 
дает  возможность  более  глубокого  проникно-
вения в замысел отправителя текста. 
________________ 
1.  Ван  Дейк  Т.  К  определению  дискурса//http://www. 
psyberlink. flogiston.ru/internet/bits/vandijk2 
2.  Гальперин  И.Р. 1981 Текст  как  объект  лингвисти-
ческого исследования. Москва: Наука  
3.  Кох  В.А. 1978 Предварительный  набросок  дискур-
сивного  анализа  семантического    типа // НВА,  Вып. VIII, 
149-172. 
4.  Степанов Ю.С. 1996 Альтернативный мир. Дискурс,  
факт и принцип причинности //Язык и наука конца 20 века. 
М.: РАН, 35-73 
 
 
 
5.  Van Dijk Teun A. 2001 Critical Discourse Analysis / A 
Handbook of Discourse Analysis.-Oxford: Blackwell, 2001. 
352-371  
6.  Enkvist N. E. 1989 From Text to Interpretability: A 
Contribution to the Discussion of Basic Terms in Text 
linguistics. Research in Text Theory vol. 12. – Berlin -New 
York, Walter de Gruyter: 369-398 
7.  Mammadov 2009  The issue of plurilingualism and 
language policy in Azerbaijan. International Journal of the 
Sociology of Language. 198. New-York, Berlin: Mouton de 
Gruyter   
8.  Wodak R. 2009 The Discourse of Politics in Action. 
Politics as Usual. Palgrave Macmillan: 
* * * 
The paper investigates the role of the parallel-logical and 
linear connections in the organization of the English and 
Azerbaijani discourses. These connections manifested by the 
various grammatical and lexical devices have important 
pragmatic and cognitive perspectives in the discourses 
 
of different types and genres. The typological differences  
in English and Azerbaijani have also an impact on these 
functions.  
 
 
 
 
Е. И. Марчевская 

жүктеу 5.08 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   53




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет