Issn 2224-5294 Қазақстан республикасы ұлттық Ғылым академиясының Х а б а р л а р ы известия



жүктеу 5.08 Kb.
Pdf просмотр
бет4/44
Дата10.09.2017
өлшемі5.08 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   44

REFERENCES 
 
[1]
 
Wallace H.A. Soviet Asia Mission. With collaboration of Andrew J. Steiger. New-York: Reynal and Hitchcock, 1946.  
[2]
 
The Price of Vision. The Diary of Henry A.Wallace. 1942-1946. Boston: Houghton Mifflin Company, 1973.  
[3]
 
Mission of vice President Wallace to China, June 1944; correspondence between vice president Wallace and 
Generalissimo Chiang Kai-shek. 811.003 Wallace, Henry. 39. Foreign Relations of the US Diplomatic papers. 1944. Vol. VI. 
China. Washington, 1967. P. 216- 246.  
[4]
 
Lattimore, Owen. Memoirs. Tokyo: University of Tokyo Press, 1990.  
[5]
 
Birstein J. Vadim. Three Days in “Auschwitz without Gas Chambers”: Henry A. Wallace's Visit to Magadan in 1944. 
http://wilsoncenter.org/publication/three-days-%E2%80%9Causchwitz-without-gas-chambers%E2%80%9D-henry-wallaces-visit-
to-magadan-1944 (14.01.2015) 
[6]
 
Popov Yu. Fedor German (Kazakhstan-Koungrad) – Henry Wallace (USA, Washington). The “Industrialnaya Kara-
ganda” newspaper. 31.08.2010 (№99). P. 5. 
 
СОВЕТТІК АЗИЯҒА МИССИЯ: АҚШ-ТЫҢ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТІ ГЕНРИ УОЛЛЕСТІН  
СІБІРДЕ, ӨЗБЕКІСТАНДА ЖƏНЕ ҚАЗАҚСТАНДА (1944 ж.) 
 
А. К. Камалов  
 
ҚР БҒМ Р. Б. Сүлейменов атындағы Шығыстану институты, Алматы, Қазақстан 
 
Тірек сөздер: АҚШ, Совет Одағы, Екінші дүниежүзілік соғыс, дипломатия, Генри Уоллeс. 
Аннотация. Мақалада америкалық журналист Барбара Стефанстың 1947 ж. басындағы Құлжаға сапары 
туралы  британ  жəне  американ  дипломатиялық  құжаттары  мен  мемуарлық  əдебиеттеріндегі  мəліметтер 
сарапталады.  Автор  мəліметтерді  кеңес-қытай  қатынастары  жəне  Іле,  Тарбағатай  жəне  Алтай  округта-
рындағы  жергілікті  халықтың  Гоминданға  қарсы  көтерілісі  мен  əскери  қимылдары  нəтижесінде  орнаған 
режимдерді  қолдап  отырған  Кеңес  Одағының  қызметін  бақылау  міндеті  жүктелген  Шыңжаң  провинция-
сының  əкімшілік  орталығындағы  америкалық  жəне  британдық  консулдықтардың  қызметтері  контекстінде 
қарастырылады.  
 
Поступила 12.01.2015г.

Известия Национальной академии наук Республики Казахстан  
 
 
   
22  
N E W S 
OF THE NATIONAL ACADEMY OF SCIENCES OF THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN 
SERIES OF SOCIAL AND HUMAN SCIENCES 
ISSN 2224-5294 
Volume 1, Number 299 (2015), 22 – 27 
 
 
PRODUCTION OF FABRICS IN EAST TURKESTAN:  
THE CONTINUITY OF TRADITIONS 
 
R.U. Karimova 
 
MES RK CS R. B. Suleimenov Institute of Oriental Studies, Almaty, Kazakhstan 
 
Key words: East Turkestan, continuity, tradition, weaving, production of fabrics. 
Abstract. The problem of cultural continuity of the modern Uyghurs is one of the key issues in the history of 
Uyghurs and its solution will allow to a certain degree to shed light on the ethnogenesis of the Uyghur people and 
trace the stages of its development from ancient times to the present day. The article examines the continuity of 
traditions in the production of wool, cotton and silk fabrics that were established in the era of antiquity. 
 
 
УДК 94: 745. 521(516) 
  
ПРОИЗВОДСТВО ТКАНЕЙ В ВОСТОЧНОМ ТУРКЕСТАНЕ: 
ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ТРАДИЦИЙ 
 
Р. У. Каримова  
 
Институт востоковедения им. Р. Б. Сулейменова КН МОН РК, Алматы, Казахстан 
 
Ключевые слова: Восточный Туркестан, преемственность, традиция, ткачество, производство тканей. 
Аннотация. Проблема преемственности культуры современных уйгуров является одной из ключевых в 
истории  уйгуров,  ее  решение  позволит  в  определенной  степени  пролить  свет  на  этногенез  народа,  про-
следить этапы его развития с древности до наших дней. В данной статье рассматривается преемственность 
традиций  в  производстве  шерстяных,  хлопчатобумажных  и  шелковых  тканей,  сложение  которых  ведет 
начало с эпохи древности. 
 
О  существовании  актуальной  проблемы  преемственности  культуры  древних  и  современных 
уйгуров,  ключевой  в  реконструкции  истории  этноса,  я  писала  и  ранее,  в  частности  в  статье  о 
преемственности  в  керамике  (Каримова, 2010, с. 119-131). В  данной  статье  речь  пойдет  о  преем-
ственности традиций в производстве шерстяных, хлопчатобумажных и шелковых тканей. 
Ткачество тканей – техника, судя по археологическим данным, распространенная в Восточном 
Туркестане  с  периода  глубокой  древности.  Основное  сырье,  используемое  в  ткачестве – хлопок, 
шерсть и шелк. Сведения о ткачестве из хлопка появляются в китайских династийных хрониках в 
первой половине VI в. (Лубо-Лесниченко, 1995, с. 67). Согласно мнению исследователей, хлопко-
водство  проникло  в  регион  из  Индии  в  начале  новой  эры  первоначально  в  сопредельный  с  ней 
Хотанский  оазис.  К  концу  танского  периода  хлопководство  распространяется  до  Ганьсуйского 
коридора и далее в Северный Китай (Лубо-Лесниченко, 1995, с. 70-71). Упоминание о хлопчатобу-
мажных  тканях  и  изделиях  из  них  встречается  в  многочисленных  документах,  обнаруженных  в 
могильниках  Астана  и  Караходжа  (Турфанский  оазис) (Лубо-Лесниченко, 1995, с. 67-68). Кроме 
того, значительное число хлопчатобумажных тканей и изделий было найдено в захоронениях и на 
развалинах  древних  поселений  в  Миране,  в  Хотанском  оазисе,  в  районе  Лобнора.  Ткани  выпол-
нены  разнообразной  техникой  переплетения  (полотняной,  репсовидной,  газовой,  муслиновой, 

ISSN 2224-5294                                                                                        Серия общественных и гуманитарных наук. № 1. 2015  
 
 
23 
камчатой), окрашены в красный, желтый, фиолетовый, синий и др. цвета и оформлены геометри-
ческим и растительным узором. Высоким качеством среди них отличались ткани бодэ, привозимые 
в Китай с запада по Великому Шелковому пути. Ткань бодэ, в частности, упоминается в документе 
из могильника Астана в Турфанском оазисе (Лубо-Лесниченко, 1995, табл. III.3, с. 68; Stein, 1907, 
Таbl. LXXVII, W.XV.017. W.XV.018, LXXII, W.XV.012, s. 410).  
Культивирование хлопка имело широкое распространение в регионе, начиная с периодов раз-
витого и  позднего средневековья. Каждая семья,  сеявшая хлопчатник, изготовляла  из  него  ткань, 
удовлетворявшую  собственные  нужды  и  шедшую  на  продажу.  Эта  простая  материя  отличалась 
прочностью и находила широкий сбыт у соседних кочевых племен (Тихонов, 1966, с. 82). Ткачами-
ремесленниками изготовлялись и более тонкие ткани. Хлопчатобумажные ткани упаковывались в 
тюки, на которых проставлялся соответствующий знак качества. В документах периода развитого 
средневековья несколько раз упоминается качество хлопка и шелка из Кашгара и Хотана (Gabain, 
1973, c. 157). Из  хлопчатобумажных  тканей  шили  одежду,  постельные  принадлежности,  мешки, 
подпруги и даже походные ведра (Radloff, 1928, док. № 5; Тихонов, 1966, с. 82). Из ткани и тонких 
веревок изготовлялась украшенная узором обувь (Stein, 1907, Tabl. XLIII, LXXXVIII). 
Сложно определить, когда шелк стал известен населению Восточного Туркестана. Приблизи-
тельно с середины II тысячелетия до н. э. шелк проникает через Восточный Туркестан в Среднюю 
Азию.  После  походов  Александра  Македонского  на  восток  в  античной  литературе  появляются 
сведения о китайском шелке и о шелковой стране Серике (Восточный Туркестан и Северо-Запад-
ный  Китай) (Лубо-Лесниченко, 1995, с. 54). Однако  для  нас  наибольший  интерес  представляют 
сведения  не  о  распространении  шелка  в  регионе,  а  о  его  местной  выделке.  Такие  сведения  появ-
ляются  в  китайских  источниках  в I – II вв.  н.  э.  Сначала  шелководство  возникает  в  Иу  (Комул), 
затем  в  Гаочане  (Турфанский  оазис)  и  в  Яньци  (Карашаре) (Лубо-Лесниченко, 1995, с. 60; Кари-
мова, 2005, с. 302). Документы из могильников Астана и Караходжа также свидетельствуют о том, 
что в V в. н. э. в Турфанском оазисе существовала развитая культура шелководства (Лубо-Лесни-
ченко, 1995, с. 61).  
В V в. в Турфанском, Кашгарском, Кучинском, Хотанском оазисах производились шелковые 
полихромные  ткани  в  самой  сложной  для  эпохи  древности  технике.  Есть  предположение,  что  в 
Турфанском  оазисе  они  изготовлялись  в  казенных  мастерских,  обслуживавших  правящий  двор 
Гаочана (Лубо-Лесниченко, 1995, с. 61-63). Восточнотуркестанские станки для производства шел-
ковых  тканей  были  с  навоями  в  два  раза  более  широкими  по  сравнению  с  современными  им 
китайскими. На фрагменте настенной росписи VII в. из Кучи, хранящемся в Эрмитаже изображен 
восточнотуркестанский ткацкий станок для гладких тканей (Дьяконова, 1958, с. 50-51).  
Восточнотуркестанская  технология  производства  шелковых  тканей  имеет  выраженную  спе-
цифику:  они  изготовлялись  из  нитей,  не  размотанных  из  шелковичного  кокона,  а  полученных  из 
коконов,  покинутых  мотыльками.  В  этой  связи  представляет  интерес  легенда,  повествующая  о 
проникновении  культуры  шелководства  в  Хотанский оазис.  Один из трех  ее  вариантов, содержа-
щийся в «Повествовании о Западных землях» танской династийной истории в переводе Н. Я. Би-
чурина гласит: «Прежде в Хотане не было ни тутовых деревьев, ни шелковичных червей. Соседние 
владения не хотели снабдить их. Владетель посватал одну княжну, и ему дали слово. При свидании 
с невестой он сообщил, что в его владении нет шелковичных червей, поэтому надобно для своего 
одеяния  взять  шелковичных  червей.  Девушка  спрятала  яйца  шелковичных  червей  в  хлопчатую 
бумагу  в  шляпе,  а  начальник  пограничной  крепости  не  осмелился  обыскивать.  С  сего  времени 
введено  шелководство  в  Хотане.  Девушка  вырезала  на  камне  условия  не  убивать  шелковичных 
червей.  Бабочки  улетали,  а  из  сырца  изготовляли  ткани» (Бичурин, 1950, с. 302). Как  отмечает 
китайский  исследователь  Цзя  Инъи,  нити  восточнотуркестанских  тканей  с  сильной z-образной 
скруткой резко отличались от ровных нитей привозных китайских тканей. Он пишет, что местной 
особенностью  является  также  более  сильная  скрутка  основных  нитей  по  сравнению  с  уточными, 
облегчающая работу ткача и связывает эту особенность с древней местной традицией изготовления 
шерстяных тканей. Восточнотуркестанские мастера не восприняли также древнекитайскую тради-
цию изготовления узоров при помощи основы, а использовали с этой целью нити утка. Эта техно-
логия  была  перенесена  в  производство  шелка  и  хлопка.  К  специфике  местного  производства 
полихромных  шелковых  тканей  можно  отнести  также  небольшую,  по  сравнению  с  китайскими, 

Известия Национальной академии наук Республики Казахстан  
 
 
   
24  
плотность нитей и использование в них нитей шелка и хлопка, когда, к примеру, основа состоит из 
неокрашенных хлопчатобумажных нитей, а уток – из шелковых (Лубо-Лесниченко, 1995, с. 63, 66). 
Такая техника традиционна и для уйгурского ковроткачества (Исмаилова-Мамедова, 1978, с. 149). 
Оригинальная техника изготовления шелковых тканей становится традиционной для Восточ-
ного Туркестана и постепенно развивается. К VI в. отнесен фрагмент шелковой ткани из могилы  
№ 313 Астаны, выполненный той же техникой, но двумя основами и двумя утками. Эта технология 
давала узор одинаковый с обеих сторон, с той лишь разницей, что на изнаночной стороне он имел 
обратные цвета. Фрагмент очень плотной ткани из могилы № 328 создает впечатление рельефности 
узора. В VII в. в Восточном Туркестане стали применяться техника самит, киперное плетение с той 
же z-образной скруткой основы. На некоторых шелковых тканях местного производства в кромку 
для украшения вводились нити из шерсти и конопли (Лубо-Лесниченко, 1995, с. 64–65).  
Ткани украшались разнообразными узорами: геометрическим, растительным, стилизованным 
растительным  и  зооморфным;  в  доисламский  период  также  зооморфным  и  антропоморфным. 
Декор состоял из изображений человеческих фигур и виноградных побегов, противостоящих птиц, 
звериных голов, цветочного орнамента, различных композиций геометрических элементов, надпи-
сей  на  хотанском  языке,  брахми  и  пр.  Цветовая  палитра  тканей  была  богатой,  использовались 
желтый, красный, коричневый, белый, синий цвета и их оттенки. 
Мы располагаем  крайне  скудными сведениями  о  производстве шелка в  периоды развитого и 
позднего средневековья. Производимый шелк в основном сдавался в качестве натурального налога 
государству или шел на продажу (Малявкин, 1974, с. 92). Шелковые нити применялись при изго-
товлении ковров (Тихонов, 1966, с. 214), дорогой одежды, уздечек (Позднеев, 1899, с. 109) и пр., 
использовавшихся в быту зажиточных слоев населения. Искусные мастера украшали цветным шел-
ком декоративные изделия, расшивая их изображениями деревьев и цветов (Малявкин, 1974, с. 92). 
Ткани для одежды знати (узорчатая парча, тонкая камка, кэсы) покрывались затейливыми узорами: 
повторяющимися  мотивами  креста,  помещенного  в  круг;  креста,  осложненного  рогообразными 
завитками  и  также  помещенного  в  круг;  различных  ромбов,  розеток,  цветочных  элементов  и  пр. 
Ткань кэсы имела рельефный узор (Gabain, 1973, c. 59-65). Фрагмент шелковой ткани из могиль-
ника в районе Тузколь (Урумчи), представленный в экспозиции музея г. Урумчи, датирован XIII–
XIV веками. Фрагмент очень плохой сохранности, поэтому сложно составить представление об его 
декоративном оформлении. Можно отметить, что композиционно поверхность фрагмента разбита 
на полосы с растительным, цветочным орнаментом. Одна из полос заполнена узором, состоящим 
из  веточек  с  пятилепестковыми  цветками  и  трехчастными  листочками.  Венчик  цветков  хорошо 
прорисован.  Другая  полоса  украшена  диагонально  расположенными  стебельками  с  узкими  при-
остренными листьями. Цветовое решение также угадывается с трудом. Предположительно, темно-
коричневая  основа  сочетается  с  узором  белого  и  светло-синего  цветов.  Здесь  же  экспонируется 
фрагмент  турфанского  шелка  того  же  периода,  также  украшенный  цветочным  узором  (Музей             
г. Урумчи).  
Многочисленные  находки  древних  шерстяных  тканей  на  территории  Восточного  Туркестана 
датируются приблизительно тем же временем, что и шелковые, концом II – началом I тыс. до н. э. 
Изначально  они  принадлежали  к  местной  продукции.  Из  шерсти  древние  мастера  изготовляли 
одежду, пряжу, шнурки, веревки. Известными центрами производства шерсти и изделий из шерсти 
были  древний  Лоулань,  Ния,  Инпань,  жители  которых  владели  разнообразной  техникой  шерстя-
ного  ткачества.  Одним  из  распространенных  приемов  является  упомянутая  выше z-образная 
скрутка основы (Лубо-Лесниченко, 1995, с. 36-49). 
В  раннее  средневековье  шерстяные  изделия  представлены  более  скудно.  По-видимому,  шер-
стяные  ткани  постепенно  начинают  вытесняться  из  обихода  шелком  и  хлопком.  Шерстяные 
изделия  продолжают  играть  определенную  роль  в  жизни  населения  Турфанского,  Миранского, 
Хотанского  оазисов,  в  Эндере,  однако  теряется  разнообразие  технических  приемов  их  изготов-
ления.  Тем  не  менее,  мы  остановимся  на  характеристике  тканей  изучаемого  нами  периода.  Боль-
шинство из этих тканей выполнено в технике гладкого полотняного плетения, встречаются также 
саржевая, репсовая техника, техника свободного нерегулярного переплетения, «ручного плетения», 
гобеленового плетения типа дарри. Цветовая гамма шерстяных изделий становится богаче: помимо 
красного, желтого, коричневого, розового, серого, кирпичного цветов разных оттенков появляются 

ISSN 2224-5294                                                                                        Серия общественных и гуманитарных наук. № 1. 2015  
 
 
25 
зеленый, синий, золотистый, зеленовато-желтый, малиновый. Орнамент состоит из чередующихся 
разноцветных полос, стилизованных изображений животных в стремительном беге, ромбовидного 
узора (Stein, 1921, vol. 1, c. 160, 172, 191, 193, 279, 292, 477-484).  
О  шерстяных  тканях  развитого  средневековья  можно  судить  по  единичным  образцам,  таким 
как, например, фрагмент ткани из Марал беши, датированный X–XIII вв.. Фрагмент очень плохой 
сохранности,  украшен  рядами  шестилепестковых  цветков  с  выделенными  венчиками,  о  его  цве-
товом решении судить невозможно (Музей г. Урумчи).  
Интересно отметить, что, несмотря на постепенное угасание производства шерстяных тканей, 
этот вид традиционного ремесла «дожил» до нового времени. Нам попадались отдельные образцы 
старинных шерстяных тканей в современных антикварных магазинчиках СУАР КНР. Таков фраг-
мент  старинной  полосатой  ткани  из  Хотана,  техника  ткачества  которой  напоминает  гобеленовое 
плетение типа  дарри. Ткань выткана нитями  серого цвета  разных  оттенков, от  светлого до  почти 
черного.  Полосы  чередуются  в  следующем  порядке:  более  широкие  орнаментированные  полосы 
разделены  промежуточными,  состоящими  в  свою  очередь  из  нескольких  продольных  полосок. 
Более широкие полосы оформлены раппортами из поперечных полосок, по три с каждой стороны и 
фигурной  в  виде  плетенки  в  центре.  Между  раппортами  изображены  медальоны  или  кресты 
(Каримова, 2005, табл. 37/3). 
Шерстяные,  шелковые  и  хлопчатобумажные  ткани  украшались  вышивкой,  аппликацией,  на-
бойкой. Самые ранние находки, свидетельствующие о бытовании в Восточном Туркестане техники 
набойки отнесены к III–IV вв. н. э. Это шерстяные и хлопчатобумажные ткани, найденные  в Хо-
танском, Турфанском оазисах, в районе Лобнора. Анализ обнаруженных тканей позволил ученым 
придти к выводу, что в Восточном Туркестане в раннем средневековье были распространены все 
три основные разновидности техники набойки – узелковая, восковая и блоковая (Лубо-Лесниченко, 
1995,  с. 73). Более  подробно  остановимся  на  последней  из  перечисленных – технике  блоковой 
набойки, которая широко бытует в Восточном Туркестане и по сей день.  
 Блоковая  техника  набойки  состоит  из  нанесения  рисунка  на  ткани  при  помощи  штампов 
кэлип.  По  мнению  китайского  исследователя  У  Минь,  изучавшей  набойки  из  Астаны,  раннесред-
невековые  штампы  не  были  вырезаны  из  дерева,  они  представляли  собой  деревянные  рамки  с 
помещенными  внутри  бумажными  штампами,  наклеенными  для  крепости  на  тонкую  газовую 
ткань.  Сохранившиеся  штампы,  датированные  периодом  правления  в  Китае XIII–XIV вв. (Музей           
г. Урумчи) представляют  собой форму  плоской прямоугольной  корзиночки  из тонкого  листового 
металла с невысоким прямых очертаний бортом и высокой ручкой. Ручка корзиночки дугообразно 
перекинута и в месте соединения с основой раздваивается рогаткой. Дно корзиночки имеет сквоз-
ной ажурный узор. Такие же штампы мы встречаем среди инструментария позднесредневекового 
периода, а также в новое время (Этнографический музей). Судя по отмеченному ареалу, по-види-
мому,  большее  распространение  в  период  позднего  средневековья  и  в  традиционном  ремесле 
(новое  время),  имели  штампы  в  виде  деревянных  брусков  прямоугольной,  квадратной,  круглой, 
овальной  формы.  На  лицевой  или  рабочей  поверхности  такого  штампа  вырезан  узор.  Приблизи-
тельные размеры средневековых штампов: длина 10 – 15 см (в одном случае 24 см) (У Минь, 1979; 
Лубо-Лесниченко, 1995, с. 74) современных – 10=15 х 8=10 см (встречаются и бόльших размеров). 
Толщина – около 5 см, при этом на многих штампах боковые стороны нерабочего основания скруг-
лены для удобства держания. Бывают и мелкие штампы фигурных форм (Ремпель, 1961, табл. 44/1; 
Этнографический  музей).  Перед  окраской  ткани  складывались  пополам  и  даже  вчетверо  (для 
симметричности  рисунка)  в  направлении  основных  нитей,  подвешивались  в  вертикальном  поло-
жении, затем их зажимали между двумя блоками (штампами). Для оформления одного изделия, к 
примеру, скатерти, использовалось несколько штампов: для центрального поля, бордюров.  
Узор  на  штампах  отличается  большим  разнообразием – это  геометрические,  растительные, 
зооморфные, пейзажные, сюжетные композиции. Сюжетные композиции со временем претерпели 
трансформацию в орнаментальные (см. Каримова, 2007, с. 250-256). Декор набивных изделий на-
столько  насыщен  и  разнообразен  в  орнаменте  и  цвете,  что  напоминает  убранство  ковров  или 
живописные произведения (Каримова, 2005, табл. 44/2-3). 
Производство тканей и торговля ими не потеряли своего значения для населения Восточного 
Туркестана  и  в  новое  время.  Об  этом  свидетельствуют  сведения  путешественников,  посетивших 

Известия Национальной академии наук Республики Казахстан  
 
 
   
26  
регион в XVIII – начале XX веков, отраженные в их отчетах и трудах исследователей (Валиханов, 
1985,  с. 200–201, 212; Смешко, 1979, с. 219-220; и  др.).  При  этом  сохранялись  и  получили  даль-
нейшее развитие традиционная технология изготовления и декор тканей. 
 Анализ технологии  производства  шерстяных, хлопчатобумажных  и  шелковых тканей  в  Вос-
точном  Туркестане  в  исторической  ретроспекции  позволяет  говорить  о  преемственности  вырабо-
танных  в  веках  традиций,  сохранивших  свое  значение  в  художественных  ремеслах  современных 
уйгуров. 
 
ЛИТЕРАТУРА 
 
[1]
 
К  вопросу  о  преемственности  традиций  в  уйгурских  ремеслах  (керамика) // «Восточный  Туркестан  в 
цивилизационных процессах Центральной Азии»: материалы научной конференции. – Алматы: Мир, 2010. – С. 119-131. 
[2]
 
Лубо-Лесниченко  Е.  И.  Ткачество // Восточный  Туркестан  в  древности  и  раннем  средневековье:  хозяйство, 
материальная культура. – М.: Наука, 1995. – С. 36-74.  
[3]
 
Stein A. Ancient Khotan. – Oxf., 1907. – Vol. 1-2. – 621 s.  
[4]
 
Тихонов  Д.И.  Хозяйство  и  общественный  строй  уйгурского  государства. X–XIV вв. – М.-Л.:  Наука, 1966. – 
288 с. 
[5]
 
Gabain A. Das Leben in uigurischen Konigreich von Qoco (850–1250). Textband. – Wiesbaden: Otto Harrassowitz, 
1973. – 173 s. 
[6]
 
Radloff W. Uigurische Sprachdenkm?ler Materialen nach dem Tode des Verfassers mit Erg?nzungen von S. Malov 
herausgegeben. – Leningrad, 1928. 
[7]
 
Дьяконова Н.В. Фрагмент стенной росписи из Турфанского оазиса с изображением ткацкого станка // СГЭ. – 
1958. – Т. 14. – С. 37-98. 
[8]
 
Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древнем и нынешнем состоянии / 
Пер. с кит. монахом Иакинфом. – М.-Л.: Изд. АН СССР, 1950. – Т. 2. – 381 с. 
[9]
 
Исмаилова-Мамедова Э. М. Ковры уйгуров // Материалы по истории и культуре уйгурского народа. – Алма-
Ата: Наука, 1978. – С. 139-180. 
[10]
 
Малявкин  А.  Г.  Материалы  по  истории  уйгуров  в IX–XII вв. // История  и  культура  Востока  Азии. – Ново-
сибирск: Наука. Сибирское отделение, 1974. – Ч. 2. – 210 с. 
[11]
 
Позднеев Д. Исторический очерк уйгуров (по китайским источникам). – СПб., 1899. 
[12]
 
Музей г. Урумчи, СУАР КНР. Экспозиция. 
[13]
 
 Stein A. Serindia. – Oxf., 1921. – Vol. 1–5. 
[14]
 
Каримова Р.У. Традиционные художественные ремесла и промыслы уйгуров. – Алматы: Дайк-Пресс, 2005. – 
170 с., илл. – монография.  
[15]
 
Этнографический музей Синьцзянского университета. – Урумчи, СУАР КНР. Экспозиция. 
[16]
 
У Минь. Тандайды цзябань инхуа-цзяцзе (Цзяцзе – блоковая набойка танского времени). — ВУ. 1979. – № 8. 
[17]
 
Ремпель Л.И. Архитектурный орнамент Узбекистана. – Ташкент: Гос. изд-во худ. литературы УзССР, 1961. – 
604 с. 
[18]
 
Каримова  Р.У.  К  вопросу  о  коврах  уйгуров // Проблемы  общей  и  региональной  этнографии. – СПб.:  МАЭ 
РАН, 2007. – С. 250-256. 
[19]
 
Валиханов Ч.Ч. О состоянии Алтышара или шести восточных городов китайской провинции Нан-Лу (Малой 
Бухарии) в 1858–1859 годах // Собр. соч.: в 5 т. – Алма-Ата: Глав. ред. казах. совет. энциклопедии, 1985. – Т. 3. – 416 с. 
[20]
 
Смешко Т. Н. Ткани в одежде киргизов // Костюм народов Средней Азии. – М., 1979. 
 
Каталог: journals -> 849
journals -> Н. Ю. Зуева (жауапты хатшы), О. Б. Алтынбекова, Г. Б. Мәдиева
journals -> Л-фараби атында ы аза лтты
journals -> Issn 1563-0269 Индекс 75871; 25871
journals -> Issn 2306-7365 1996 жылдың қарашасынан бастап екі айда бір рет шығады
journals -> ҚОҒамдық Ғылымдар мәселесі вопросы общественных наук
journals -> Казахский национальный
journals -> Ғылыми журнал 1996 жылдың қарашасынан бастап екі айда бір рет шығады
journals -> Казахский национальный
journals -> №4(68)/2012 Серия филология
849 -> Национальной академии наук республики казахстан

жүктеу 5.08 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   44




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет