Ханымдар мен арулар



жүктеу 10.56 Kb.

бет15/30
Дата09.01.2017
өлшемі10.56 Kb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   30

Жанат КУНДАКБАЕВА,
профессор Казахского 
национального университета 
им. Аль-Фараби
доктор исторических наук
ТОЙКАРА-ХАНУМ – ЯРКАЯ ЗВЕЗДА ПРАВЯЩЕГО 
ДОМА КАЗАХОВ ПЕРИОДА ЗАКАТА ХАНСКОЙ ВЛАСТИ 
Последняя треть XVIII века – это время, когда в результате политики 
Российской империи ханская власть доживала свои последние дни 
на  территории  Младшего  Жуза.  Это  был  насыщенный  событиями 
период,  когда  с  одной  стороны  оренбургская  администрация 
проводит ряд реформ с целью окончательной ликвидации ханской 
власти и введения новых форм управления, с другой стороны, это 
борьба казахского народа, возглавляемая батыром Срымом.
Попытка  Петербурга  ликвидировать  ханскую  власть  в  конце 
XVIII века не увенчалась успехом. Почему? Существуют несколько 
точек  зрения  по  данному  вопросу.  Одна  из  них  была  высказана 
в  советский  период  М.П.  Вяткиным  и  затем  Б.  Сулейменовым, 
авторами  фундаментальных  трудов  по  истории  Казахстана  XVIII-
XIX вв.[1,2].
Так,  они  считали,  что  российское  правительство  поняло 
преждевременность реформ Игельстрома и на время восстановило 
ханскую  власть  в  1791  г.  В  реализации  своих  целей  в  Казахстане, 
направленных  на  ликвидацию  традиционной  системы  управления 
во  главе  с  ханом,  центральная    власть  перешла  к  политике 
целенаправленной дискредитации самой идеи ханской власти. Это 
было выражено в следующем рескрипте: «Но буде бы необходимость 
обстоятельств потребовала достоинство хана в орде восстановить о 
умножении их числа, каждый из таковых ханов не был силен в орде 
и зависел от нас, как и прочие,, подчиненные вам в губернии и по 
уездам» [2. С.117, 119].
Ряд  российских  авторов,  написавших  свои  работы  до  1917 
г.  объясняли  неудачи  реформ  Игельстрома  и  восстановление 
им  ханской  власти  в  1791  г.  совершенно  по-другому.  Так,  Ф.  И. 
Лобысевич  и  М.А.  Терентьев,  автор  трех  томного  труда  «История 
завоевания Средней Азии», изданного в начале XX века считали, что 

147
ҚАЗАҚ ХАНДЫҒЫ ТҰСЫНДАҒЫ ХАНЫМДАР МЕН АРУЛАР
на решение Игельстрома восстановить ханскую власть в Младшем 
Жузе в 1791 г. оказала влияние Тойкара, дочь Нуралы-хана.
Так, оценивая деятельность Игельстрома в устроении границ, Ф. 
И. Лобысевич писал, что Игельстром в первый период управления 
Оренбургским  краем  вводил  новые  порядки  крайне  спешно  и 
непоследовательно. Непоследовательность эту Лобысевич объясняет 
тем обстоятельством, что Игельстром «пленился Тойкарой, дочерью 
хана  Нурали,  женщиной  умной  и  красивой».  По  словам  Ф.  И. 
Лобысевича  «Тойкара  была  замужем  за  киргизом,  коллежским 
ассесором Нурмухаметом Хожею (занимал должность заседателя за 
султана в пограничном суде), жила постоянно в Оренбурге, бывала и 
в столице, усвоила светскость, но одевалась всегда в национальный 
костюм. Разумеется, она содействовала потомкам хана Абул-Хаира». 
«Игельстром  за  ласки  Тойкара  выхлопотал  ей  титул  княжны, 
пастбищное место для её стад в окрестностях Оренбурга и право, из 
уважения к её породе, ездить цугом»[3].
А.  Терентьев  вслед  за  ним  писал,  что  «Игельстром  изменил 
интересам  государства  ради  прелестей  княгини  Тойкары,  дочери 
Нурали-хана, женщины умной и красивой. Покорив сердце старого 
волокиты,  Тойкара  склонила  его  на  сторону  своего  семейства»[4. 
С.70-71].
В данной статье я хотела бы ознакомить вас с рядом документов 
из Архива внешней политики Российской империи о пребывании в 
Петербурге в 1798-1799 гг. Тойкары, дочери покойного Нуралы-хана 
в качестве самостоятельного посланника от Казахской степи. 
На  основе  новых  источников,  впервые  вводимых  в  научный 
оборот,  я  хотела  бы  поставить  несколько  вопросов,  касательно 
изучения  положения  Казахстана  в  составе  Российской  империи  в 
конце XVIII века.
Первый  вопрос  –  правильно  ли  так  ставить  вопрос,  что  только 
центральное  правительство  путем  решений  управляли  окраинами, 
а  руководители  региональной  администрации  выступали  как 
исполнители воли вышестоящих структур?
Второй вопрос – как преломлялся социальный статус женщины в 
патриархальном казахском обществе в условиях имперской политики? 
И не просто женщины, а женщины из правящего дома чингизидов? 
На  примере  Тойкары,  принцессы  из  династии  чингизидов  можно 
проследить за судьбой правящей династии в Казахстана в условиях 
столкновения с новым фактором – Российской империей.

148
ҚАЗАҚ ХАНДЫҒЫ ТҰСЫНДАҒЫ ХАНЫМДАР МЕН АРУЛАР
Третий вопрос – считалась ли Российская империя со статусом 
этого  замкнутого  высшего  аристократического  сословия,  резко 
выделявшегося своим юридическим положением среди остального 
населения страны. Ведь, как известно Чингизиды сохранили за собой 
свои  особые  права  и  сословные  привилегии  на  всем  протяжении 
существования их царского дома в Азии. Это касается и Казахского 
ханства  XVIII-XIX  вв.,  где  сохраняли  свою  силу  традиции  и 
принципы политической идеологии степной государственности.
Как  не  раз  отмечали  исследователи,  потомки  хана  Абулхаира 
играли  видную  роль  в  государственной  и  общественно-
политической жизни Казахстана на протяжении нескольких веков. 
Но если нам больше известно о судьбах его сыновей, то в меньшей 
степени мы знаем имена женских представителей правящего дома 
казахов.  Исключением  стала  ханша  Бопай.  В  последние  годы  уже 
стали  широко  известны  факты  участии  в  управлении  ханством 
старшей  жены  Абулхаира  Бопай-ханум
11
  (1690-1780).  Согласно 
отзывам  многих  современных  чиновников  Оренбурского  края  и 
историческим  преданиям  казахов  Младшего  жуза,  ханша  Бопай 
отличалась глубоким, совсем не женским умом, сильным характером, 
не  лишенной  властолюбия,  определенной  независимостью  в 
суждениях и поступках и в то же время врожденным политическим 
тактом. Отмечая бесспорные личные достоинства этой незаурядной 
женщины,  известный  дореволюционный  историк  А.И.  Левшин 
писал,  что  она  даже  «имела  печать  со  своим  вензелем  –  отличие, 
совсем  необыкновенное  в  народе  который  привык  обращаться 
с  женщиной,  как  с  невольницами,  удаляя  их  от  всякого  участия  в 
делах  общественных».  В  разные  годы  Бопай-ханша  пользовалась 
неизменным уважением у казахских старшин и «имела иногда весьма 
сильное  влияние  на  управление»  казахскими  родами  Младшего  и 
Среднего жуза. А. Левшин также отмечает, что об ее деятельности 
стали известно в Петербурге, что с посольством султана Джаныбека 
ей  было  прислано  письмо  от  канцлера  и  кусок  золотой  парчи  от 
имени императрицы [5.С.181]. 
11
 Как отмечает известный востоковед Т.И. Султанов  в мусульманских источниках XIII-XIV 
в. почетного титула хатун- ханша, госпожа удостаивались жены чингизидов, а более поздних 
сочинениях  к  царице  и  принцессам  крови  наряду  с  титулами  хатун  и  бике  прилагаются 
также слова ханум и султан. При этом, Т. Султанов отмечает, что в государствах Джучидов и 
Чагатаидов султанами называли и принцев крови, и принцесс; причем титул султан ставился 
как  перед  собственным  именем  его  обладателя,  так  и  после  него  [Султанов.Чингисхан  и 
Чингизиды. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://rikonti-khalsivar.narod.ru/Sultanov01.
htm (Дата обращения 2 июня 2015 г.)].

149
ҚАЗАҚ ХАНДЫҒЫ ТҰСЫНДАҒЫ ХАНЫМДАР МЕН АРУЛАР
По словам известной исследовательницы правящей элиты казахов 
И. Ерофеевой «яркий след в истории оставила не только ханша Бопай, 
были в степи и другие неординарные женщины. Например, княгиня 
Тайкара
12
,  дочь  Нуралы  -  одного  из  сыновей  Абулхаира  и  Бопай», 
которая выделялась не только своей красотой, но и незаурядностью 
ума  среди  других  семидесяти  четырёх  потомков  Нуралы-хана. 
По  словам  И.  Ерофеевой  «Тайкара  была  дочерью  Нуралы  хана  от 
женщины, на которой он женился в довольно позднем возрасте по 
обычаю  левирата  -  она  была  женой  его  младшего  брата  Чингиза, 
который рано умер. Их дочь отличалась, как описывают современники, 
красотой, которая приводила всех чиновников Оренбургского края 
в  изумление.  Неординарная  внешность  сочеталась  с  интеллектом, 
шармом,  умением  одеваться,  носить  и  европейскую,  и  восточную 
одежду» [6].
В  данной  статье  утверждается,  что  в  период  глубокого 
реформирования  властных  отношений  у  казахов  Тойкара  была 
влиятельной персоной в Младшем Жузе. Об этом свидетельствуют 
документы,  о  пребывании  Тойкары  в  Петербурге  как  казахского 
посланника и аудиенция у императора Павла I в 1799 г.
С источниковедческой стороны, документы представляют собой 
типичный комплекс, характерный для приезда иностранных послов 
в  Императорский  Двор  в  конце  XVIII  века.  В  найденном  деле 
подшиты все бумаги, начиная с переписки Оренбургской губернской 
администрации  с  Коллегией  иностранных  дел  об  отправке 
посольства  до  речей,  произнесенных  при  аудиенции  императора. 
Основную  массу  составляют  ведомственная  переписка  различных 
Министерств,  а  также  материалы,  связанные  с  финансовой 
стороной  посольства,  то  есть  счета.  Представленный  материал 
дает  нам  возможность  проследить  за  подробностями  пребывания 
послов  в  имперской  столице  –  условиях  размещения  и  бытовыми 
подробностями,  о  развлечениях  программе,  дарах  и  подарках, 
аудиенции у императора.
В докторской диссертации, защищенной в МГУ им. Ломоносова в 
2005 г. и двух монографиях, изданных в Москве, подробно разбирается 
протокол встреч ряда казахских и калмыцких послов, аудиенция их у 
императора, посольские обряды и обычаи [7,8,9]. В данных работах 
12
  Следует отметить, что в работах русских авторов XVIII-XIXв. встречается разная 
транскрипция имени дочери Нуралы-хана. Одни авторы называют ее «Тайкара», другие – 
«Тойкара». «Тайкарой» также называла ханскую дочь и И. Ерофееева.

150
ҚАЗАҚ ХАНДЫҒЫ ТҰСЫНДАҒЫ ХАНЫМДАР МЕН АРУЛАР
пребывание  послов  в  столице  рассматривается  как  определенный 
метод воздействия с целью вовлечения кочевников в зону имперской 
коммуникации. При этом, если в начале XVIII века круг лиц, которых 
принимали  в  Петербурге  был  весьма  ограниченный  -  это  были  в 
основном представители ханского дома и ближайшего его окружения
13

А  уже  в  конце  XVIII  в.  стало  обычной  практикой  отправлению  к 
Высочайшему императорскому двору казахских депутатов из числа 
родовых  начальников,  то  есть  представителей  знати,  которые  в 
традиционной социальной иерархии казахов стояли на более низкой 
ступени,  чем  ханы  и  султаны.  При  этом  примечательно,  что  они 
удостаивались  чести  быть  представленными  двору.  Это  говорит  о 
том,  что  круг  лиц,  вовлекаемых  в  зону  имперской  коммуникации, 
к концу XVIII века значительно расширяется. К началу XX в. поток 
кочевников, желающих побывать в Императорском дворе настолько 
возрос,  что  по  требованию  товарища  Министра  иностранных 
дел  оренбургский  губернатор  кн.  Волконский  разработал  для 
представления  императору  проект  «Правила  и  осторожности  при 
позволении родовым начальникам ехать к императорскому двору». 
Впоследствии на основе этого проекта была разработана служебная 
инструкция «кого и для чего отправлять ко двору». В ней было четко 
обозначено,  что  «право  быть  обласканными  здесь  и  отмеченными 
знаками монаршей милости» имеют только те родовые начальники, 
которые  пользуются  в  народе  особенным  влиянием,  и  кто  может 
оказать услуги, а также те «кои таковое право приобретали по особой 
верности  своей,  и  приверженности  к  России  и  коих  вы  признаете 
нужным вознаградить»
14
.
Данный фактор упоминается в связи с тем, что при отправлении 
посольство  в  официальных  бумагах  называлось  «Приезд  в  СПб. 
старшины  Меньшой  Орды  Коллежского  асессора  Нур-Мухаммед 
Ходжи Абжелилова с женою Тайкарою, дочерью умершего Нурали 
хана,  для  представления  государю  Императору».  А  последующее 
изучение внутреннего содержание и последующая переписка выводят 
13
  См.  «Речь  Ералы-султана  в  Санкт-Петербурге  на  приеме  у  императрицы  Анны  и 
ответная речь вице-канцлера А. Остермана» // Казахско-русские отношения в XVI-XVIII 
вв. Сборник документов и материалов. – Алма-Ата: Наука, 1961, документ № 47, 48, с.103; 
Речь  султана  Джаныбека  на  приеме  у  императрицы  Елизаветы  Петровны,  ответная 
речь канцлера гр. А. Т. Бестужева-Рюмина // Казахско-русские отношения в XVI-XVIII вв. 
Сборник документов и материалов. – Алма-Ата: Наука, 1961, документ № 174, с.133
14
  «Правила  и  осторожности  при  позволении  родовым  начальникам  ехать  к 
императорскому двору» // Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), ф. Спб. 
ГА [Главный архив], № 161, II-25, оп.70, 1802 г., д.5, л. 1-2 об.

151
ҚАЗАҚ ХАНДЫҒЫ ТҰСЫНДАҒЫ ХАНЫМДАР МЕН АРУЛАР
на первый план Тойкару, оставив ее мужа в тени. Таким образом, 
можно сказать, что главным действующим лицом посольства была 
Тойкара.
Вероятно,  посольство  было  запланировано  при  участии 
Игельстрома.  Но  в  переписке  Государственного  канцлера  кн. 
Безбородко  с  Игельстромом  в  1798  г.  не  содержится  сведений  о 
планировании посольство, но есть указ канцлера о пожаловании Нур 
Мухаммеда Ходжи, мужа Тойкары в коллежские асессоры и покупке 
им дома в Оренбурге на сумму 1700 рублей.
Само  посольство  было  отправлено  уже  при  новом    военном 
губернаторе Оренбурга Николае Бахметьеве 30 ноября 1798 г. Так, 
он  уведомляет  Коллегию  иностранных  дел  о  том,  что  посольство 
старшины  Нурмухаммед  Ходжи  отправлено  в  Петербург  и  просит 
вернуть деньги данные на дорогу – 592 руб. 99 коп. [10. Л.5-5 об.].
Таким  образом,  отправившись  в  путь  30  ноября  1798  г. 
посланники 26 декабря 1798 г. оказались в Москве, а уже 31 декабря 
прибыли  в  Петербург.  Следует  отметить,  что  с  этого  момента  во 
всех  документах  упоминается  только  ее  имя,  например,  «записка 
о  дарах  его  Императорского  Величества  ханской  дочери,  мужу  ея 
и  служителям  его  препровождающему  конфиденту  –  (доверенное 
лицо).  Чиновники  называют  ее  ханской  дочерью  и  все  время 
подчеркивают  ее  высокое  происхождение,  например,  говоря,  что 
устроена она «с подобающим ею происхождению удобством».
Итак, документы говорят нам, что ханская дочь прибыла в Санкт-
Петербург 31 декабря 1798 г. и должна была находиться там 2 месяца 
(с 1 января по 1 марта 1798 г.). Но документы об отбытии показывают, 
что на самом деле обратно в Оренбург она уехала 8 марта 1799 г. На 
ее  двухмесячное  пребывание  была  запрошена  сумма  2708  руб.  99 
коп.+ 592 руб.99 коп. – расходы на дорогу, 1700 руб. – покупка дома 
в  Оренбурге,  но  на  деле  получилось  расходы  оказались  намного 
больше.
Из  финансовых  документов  мы  узнаем  бытовые  подробности 
ее  размещения  и  условия  пребывания  в  имперской  столице.  Для 
проживания  Тойкаре  была  арендована  квартира  за  двадцать  семь 
рублей. Но понадобились дополнительные деньги, чтобы квартиру 
дооснастить  «до  подобающего  ее  происхождения  удобства».  Так, 
в  счет  были  включены:  покупка  мебели  -  ширмы  и  двуспальной 
деревянной кровати за четыре рубля семьдесят пять копеек, а также 
два вставленных окна вместо разбитых [10. Л.15].

152
ҚАЗАҚ ХАНДЫҒЫ ТҰСЫНДАҒЫ ХАНЫМДАР МЕН АРУЛАР
Для выездов Тойкары в город на все время ее пребывания был 
нанят  хороший  экипаж  –  двуместная  карета  с  парою  лошадей 
на  сумму  90  рублей.  Для  услужения  ей  была  нанята  женщина, 
знающая татарский язык. Кроме того, отдельно оплачивались услуги 
уборщицы.
Тойкара  принимала  активное  участие  в  светской  жизни 
Петербурга,  подробности  мы  узнаем  из  другой  финансовой 
ведомости. К концу XVIII века в Петербурге сложились определенные 
формы досуга и развлечений. Так, например, квитанция за вход на 
маскарад в пять рублей, с угощением там на 5 рублей позволяет нам 
вообразить Тойкару участницей публичного маскарада, ставшего к 
этому  времени  популярной  формой  развлечения  знати.  Одним  из 
самых веселых праздников в тот период была масленица (праздник 
проводов  зимы).  И  счет  за  аренду  саней  в  четыре  рубля  –  делает 
Тойкару участницей традиционной масленичной забавы – катания 
с  ледяных  горок.  А    билет  и  счет  за  угощение  Тойкары  во  время 
посещения  театра  в  четырнадцать  рублей?  Тойкара  посетила  с 
экскурсией  популярную  достопримечательность  того  времени 
Императорский фарфоровый завод в Петербурге Счет сколько было 
издержано для бывшей здесь ханской дочери[10. Л.24]. Император 
Павел I (1796–1801) унаследовал интерес своей матери  Екатерины 
II к фарфоровому заводу. Он обеспечил завод крупными заказами, 
часто посещал сам и с удовольствием показывал его своим высоким 
гостям. 
Тойкаре  посчастливилось  побывать  там  во  время  расцвета 
русского фарфора, когда завод был одним из ведущих в Европе. 
В  комплекс  архивных  документов  по  посольствам  входят  и 
перечисления  даров  послов.  Так,  мы  узнаем,  что  для  аудиенции  у 
императора  Тойкаре  сделано  от  казны  богатое  платье,  в  котором 
она и была представлена перед Императором. Она была в парчовом 
платье, отделанном малиновым бархатом и позументом. Мужу также 
сшили новый наряд. На его костюм ушло пять аршин тонкого сукна 
и тринадцать аршин зеленого бархата, парча на бешмет и кушак и 
шапку, пара соболей на опушку[10.Л.42].
При  аудиенции  у  императора  Тойкаре  был  подарен  перстень 
с  бриллиантом  в  шестьсот  рублей  и  деньги  серебром  в  четыреста 
рублей. Особо следует отметить, что ей была назначено ежегодное 
жалованье в сто пятьдесят рублей. Это был не первый случай, когда 
назначалось жалованье ханским детям, но был первый случай, когда 

153
ҚАЗАҚ ХАНДЫҒЫ ТҰСЫНДАҒЫ ХАНЫМДАР МЕН АРУЛАР
жалованье назначалось женщине. [10.Л.41].
Таким образом, ознакомив с новыми документами о пребывании 
Тайкары  в  столице,  хотелось  бы  подчеркнуть,  что  Тойкара 
удостоилась  аудиенции  у  Императора  Павла  I  с  назначеньем 
жалования не потому, что за нее просил Игельстром, а потому, что 
она  была  представительницей  правящего  дома  казахов,  то  есть 
обладала предписанным статусом, обусловленным происхождением, 
а также высоким достигнутым статусом, приобретенным за счет ума, 
красоты  и  образованности,  то  есть  за  счет  личных  способностей. 
Вряд ли имперские власти потратили бы столь значительные суммы, 
чтобы просто удовлетворить просьбу Игельстрома, который к тому 
же в это время переживал закат своей политической карьеры.
Представленный  материал  –  пример  того,  что  нам  пора 
избавляться  от  упрощенного  толкования  политики  Российской 
империи, клишированного образа ее и перейти к более объемного 
взгляду на имперскую политику.
Тойкара  стала  объектом  внимания  имперских  властей,  так 
как  ее  считали  влиятельной  фигурой  в  Младшем  Жузе,  то  есть 
самостоятельным субъектом истории, а не просто объектом мужского 
внимания.  Вмешательство  России  не  ограничивалось  только 
системой управления и властными отношениями, оно было намного 
глубже.  Россия  пыталась  формировать  новую  казахскую  элиту  на 
основе старой, тонкими методами прививая ей новые ориентиры и 
ценностные установки.
Список литературы:
1. 
Вяткин  М.П.  Батыр  Срым.  Учебное  пособие.  –  Алматы:  Санат, 
1998 
2. 
Сулейменов Б. Казахстан в составе России в XVIII-начале XX вв. 
– Алматы, 1981.
3. 
Лобысевич  Ф.И.  Главные  начальники  Оренбургского  края.  Т.85 
//  Военный  сборник.  –  1872  (Т.35).  –  №  5.  с.  53  [Электронный 
ресурс].  Режим  доступа:  http://lib.rgo.ru/reader/fl ipping  (дата 
обращения 2 июня 2015 г.) 
4. 
Терентьев  М.А.  История  завоевания  Средней  Азии.  Т.1.  СПб., 
1903.
5. 
Левшин  А.И.  Описание  киргиз-кайсацких  или  киргиз-казачьих 
орд и степей. Т.2. –СПб., 1832.

154
ҚАЗАҚ ХАНДЫҒЫ ТҰСЫНДАҒЫ ХАНЫМДАР МЕН АРУЛАР
6. 
И.Ерофеева: Cтепные браки. Рядовой кочевник никогда не имел 
много  жен  [Электронный  ресурс].  Режим  доступа:  http://www.
centrasia.ru/news. Дата обращения 01.06.2015
7. 
Кундакбаева  Ж.Б.  Политика  Российской  империи  в  отношении 
кочевых народов Северного Прикаспия в XVIII веке. Дис…д-ра 
исторических наук. –Москва: МГУ им. Ломоносова, 2005.
8. 
Кундакбаева  Ж.Б.  Знаком  милости  Е.И.В.  Россия  и  нроады 
Северного Прикаспия в XVIII веке. –Москва: АИРО, Дм. Булавин, 
2005.
9. 
Кундакбаева  Ж.Б.  Политика  Российской  империи  в  отношении 
народов  Северного  Прикаспия  в  XVIII  веке:  Источники  и 
историография проблемы. –Москва, 2005
10. 
АВПРИ.Ф.122.  Оп.  122/3  Меньшая  Орда.1798-1799.  Д.6  – 
Дело  о  приезде  в  Санкт-Петербург  старшины  Младшей  Орды 
Коллежского  Асессора  Нур-Мухаммеда  –Ходжи  Абгелилева  с 
женою Тойкарою, дочерью умершего Нурали-хана при приставе 
конфиденте Абдул-Фетх – Салямове, для представления Государю 
Императору.
Сарбас АҚТАЕВ,
Қазақстан Республикасының еңбек 
сіңірген мəдениет қызметкері, 
құрметті профессор
ҚҰМДА ҚАЛА САЛҒЫЗҒАН ФАТИМА ХАНЫМ
Арғы-бергі  қазақ  хандарының  арасында  еуропаша  баянды 
білім алып, Батыс пен Шығыс мəдениетінің мəйегін тел еміп, тең 
тұтынған Жəңгір Бөкеев қана. Орыс еліне бодан болған соң оның 
тілін жете білмей, сөзінді өткізу, өзіңді таныту қиын екенін бірден 
сезген хан Бөкей үлкен ұлы Жəңгірді əу бастан-ақ орысша оқытуға 
ұмтылды. Обалы нешік, оған орыс тамыры, Астраханның азаматтық 
губернаторы  Станислав  Андреевский  қол  ұшын  беріп,  ханзаданы 
жеті жасынан өз үйінде ұстап, балаларымен бірге жан-жақты білім 
алуына  бар  жағдайын  жасады.  Жеті  жұрттың  тілін  меңгеріп,  ел-
елдің  заң-жарғыларын  жетік  біліп  шығуына  күш  салды.  Араб, 
парсы  тілдерін  терең  игертіп,  Шығыс  халықтарының  тарихынан, 

155

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   30


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал