Халықаралық ғылыми-тәжірибелік конференциясының ЕҢбектері



жүктеу 8.29 Mb.

бет17/81
Дата12.01.2017
өлшемі8.29 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   81

КАНЫШ САТПАЕВ 

 

Рахимбекова З.М. 

КазНТУ имени К.И. Сатпаева, г. Алматы, Республика Казахстан 

 

                                Он при любых обстоятельствах оставался Канышем Сәтпаевым – человек,  

                           сумевшим органически слить в себе вершины гор и ширь родных степей.  

                                    Қаныш Имантаевич Сатпаев был звездной личностью нации, общества и эпохи. 

                                                          Ильяс Омаров 

 

Четыре  с  половиной  млр.  лет  назад  со  дна  океанов  поднялись  пять  гор:  Скандинавские, 



Шотландские, Сибирские, Саянские, Ұлытау. Верхняя часть горы Ұлытау, видимо, было образована 

из  более  мягких  составляющих  и  в  результате  действие  ветров,  дождя  они  была  разбросана  в 

окрестностях горы. «Жезказганский район один из тех немногих счастливых районов земного шара, в 

котором  природа  с  щедростью  собрала  в  одном  месте,  в  огромном  количестве  разнообразнейшие 

богатства недр», – пишет К.И. Сатпаев. 

Мейіз  Канышевна  Сатпаева  (статья  Е.  Брусиловской  «Герой  своего  времени»,  Каз.  Правда, 

13.04,  2006)  рассказывает  легенду  о  этом  крае  так:  «Когда  Бог  поделил  землю  и  взглянул,  что 

досталось  казахам,  то  увидел  что  там  вообще  ничего  не  растет.  И  чтобы  люди  смогли  жить  в  этих 

суровых  местах,  он  положил  в  землю  несметные  богатства.  А  потом  послал  человека,  который 

должен  был  их  найти  и  научить  людей,  как  пользовался  этими  богатствами…  отца  словно  вела 

судьба: когда надо, она указывала правиль-ный путь, когда надо оберегала». 

Қ.И.Сатпаев  родился  в  последний  год  XIX  столетия  12  апреля  у 

пятидесяти-четырехлетнего отца из рода Каржас. На ветвях генеалогического 

древа рода значатся имена Бұхара жырау (1693-1787) прослав-ленного поэта 

казахской  степи  и  Имантая  –  они  сходятся  к  единому  стволу  в  седьмом 

колене.  Имантай  Сатбайұлы  (1845-1928)  был  бий-выборный  родовой  судья. 

Мать  Алима  происходила  на  рода  ораторов  и  острословов  Шоншаровых: 

сочиняла из ходу стихи, прекрасно пела, сопровождая песню игрой на добре. 

Қаныш    Имантаевич  был    четвертым,  младшим  сыном,  тем  который 

потом  должен  был  остаться  в  отцовском  доме  и  ухаживать  за  отцом  с 

матерью. Его назвали Ғабдол - Ғани (ласкательно Ғаныш-Қаныш, в казахском 

языке «ғ» и «қ» иногда равнозначны). 

Радовалась  его  рождению  и  природа,  просыпаясь  после  зимнего  сна.  Травы  и  цветы  дарила  людям 

робкую, но долгожданную зелень. Все нежно пело в  Степи…На сороковой день рождения в долине реки 



 

92 


Шабақай (в пер, богатое рыбой, а рыба имеет родовую память и метать икру приплывает в место рождения), 

–  на  джайлау  многих  аулов  Имантай  праздновал  рождение  своего  сына.  Приехало  много  друзей, 

прославленные певцы и ақыны, знать и простые люди чтобы поздравить почтенного бия и красавицу Алиму 

с рождениям большеголового сына и пожелать наследнику быть достойным представителем рода Каржас, 

приумножить его Славу. Казалось, радость всего мира была сейчас в этом месте. 

Қанышу было всего два годика, когда скончалась от туберкулеза его мать, оставив ему в наследство 

огромные  смеющиеся  черные  глаза,  белое  лицо,  любовь  к  музыке,  хороший  певческий  голос,  четкое 

изложения мысли – ораторство. Горе от потери любимой женщины у Имантая усугублялось горем крохи, 

потерявшего маму, ауру и любовь которой ему в жизни никто, никогда не заменит и который этого еще 

даже не осознает. Отец всегда спал с малышом, согревая его своим теплом в долгие, холодные ночи. Все 

в семье любили это дитя: и байбише Нұрүм, брат, сестра, и молочный брат Нұрлан Қасенов, но Қаныш 

часто хворал, рос хилым, болезненным и потому не любил шумных мальчишеских игр своего брата и его 

товарищей. Его отличал тихий нрав, неразговорчивость, предпочтение сидеть над книжкой с картинкой, 

рассматривая детали этих картин. А больше всего любил общаться с окружающей природой один, лазил 

по  гранитным  скалам  гор,  собирал  россыпь  мелких  камней,  которые  постоянно  привлекали  внимание 

мальчика. Разные по цвету они блестели на солнце, а когда их разобьёшь, то внутри отдельные кусочки 

блестели как золото. У него дома даже был небольшой сундучок, куда складывались эти его сокровища. 

Любимой игрой с товарищами был бес тас (пять камней). Камни с детства привлекали любознательный 

взор Қаныша, развивая наблюдательность, желание узнать непонятное, собирая в голове много вопросов, 

на которые пока не было ответов. 

На джайлау малыш любил с товарищами бегать в прибрежные камыши озера, собирать яйца из 

гнезд  диких  гусей  и  уток,  рыбачить.  Ему  были  свойственно,  как  и  любому  мальчишке  желания 

пошалить  и  попроказничать:  поймать  полевую  мышь  и  бросить  в  постель  к  сестре.  Любил 

поохотиться на маленьких степных пичужек, собрать полевую клубнику, верховую, со свистом ветра 

в  ушах,  езду  на  жеребенке,  побегать  и  повозиться  со  своей  любимой  собакой  Алыпсоқ  (в  пер, 

Победи). Рос под влияниям песен, поэтических творений, рассказов. И сказки, сказки. Через них жила 

вера в Чудо. Встречи с ақынами и сказителями была для него большой Радостью. Он часто навещал 

Жаяу-Мұсу Байжанова, аул которого находился в сорока верстах от их зимовки, в урочище Ақшоқы 

(белая  сопка).  Приехав  на  каникулы,  он  почти  сразу  навещал  этого  знаменитого  певца,  тот  тоже 

любил его и даже хотел подарить своего прославленного синего сокола, хотя волостному Жаяу-Мұса 

не дал его даже на время. Не мог Қаныш принят этот дорогой подарок - сокол был радостью певца. 

Учеба  началась  у  Қаныша  с  сельской  школы  в  Аккелинской  волости  Баян  -  Аульского  района, 

где  обучение  проводилось  на  русском  языке.  Окончил  её  с  отличием.  Дальнейшая  учеба  стала 

возможным  благодаря  Әбікею  Сатпаеву.  Он  обратился  к  Имантаю:  «Доверьте  мне  судьбу  Қаныша. 

Пусть  с  этого  дня  его  дальнейшее  воспитание  ляжет  на  мои  плечи.  Это  мой  долг  перед  Вами  – 

именно Вы когда-то отправили меня в город за знаниями...» 

Под  зорким  вниманием  дяди  Қаныш  отлично  оканчивает  Павлодарское  русское  -  киргизское 

двухклассное  училище  и  поступает  в  единственно,  доступное  для  него  по  тем  временнам  учебное 

заведение – учительскую семинарию в Семипалатинске, куда пригласили преподавать Әбікей – аға. 

За  годы  учебы  в  Павлодаре  и  Семипалатинске  Қаныш  находится  в  среде  рафинированной 

казахской интеллигенции. Живя в доме  у дяди, он черпает знания неимоверными порциями. Әбікей 

Зейінұлы был профессиональным преподавателем  русского языка в  училище. Он много беседовал с 

племянником, развивая речь, писал с ним диктанты, проверял пылкие сочинения Қаныша. 

Әбікей 


Зейінұлы 

был 


талантливым 

педагогом, 

первым 

директором 



Семипалатинского 

педагогического  техникума,  участником  национально  –  освободительного  движение  «Алаш».  Он  был 

знаком и тесно  общался с ведущими лидерами этого движения: Мыржақыпом Дулатовым, Ахметом 

Байтурсыновым,  Алиханом  Ермековым,  Сейіл–Беком  Джанайдаровым,  автором  гимна  «Алаш»  - 

Сұлтанмахмудом Торайғыровым и др. Будучи членом окружной партии «Алаш»  он входит в список 

19  руководителей  этой  партии  под  номером  16.  Многие  из  них  посещали  дом  Әбіке,  их  видел  и 

слушал  Қаныш.  Учился  он  с  упоением.  А  чем  больше,  знаешь  тем  больше  хочется  знать.  Он  уже 

научился  многому  и  жажда  знаний  росла:  ненасытный  ум  требовал  все  новых  и  новых  сведений. 

Многому  он научился: Қаныш одевается по городскому, слушает молча, с достоинством, ведет речь 

неторопливо,  обстоятельно.  Играет  на  домбре,  скрипке,  гитаре  прекрасно  поет,  особая  тяга  к 

народным  мелодиям,  (впоследствии,  собиратель  казахских  песен  А.  В.  Затаевич  записал  у  него  25 

напевов), занимается европейскими танцами, в том числе бальными. 

Весной 1917 года, в конце третьего курса учительской семинарии, Қаныш попадает в больницу 

переселенцев  с  высокой  температурой,  жалуясь  на  боли  в  груди.  Диагноз:  воспаление  легких. 



 

93 


Выписывается  только  перед  летными  экзаменами.  Учитывая  его  состояние  и  отличные  успехи,  его 

без  экзаменов  переводят  на  четвертый  курс.  Қаныш  уезжает  в  Баянаул.  Во  время  летних  каникул 

юноша заметно окреп и приезжает к началу учебного года. 

Глубокой осенью Қаныш снова попадает в больницу. На этот раз врачи ставят диагноз: туберкулез в 

открытый  форме.  Организм  был  предрасположен  к  этому  заболеванию,  и  оно  прорвалось  наружу  при 

нарушении равновесного состояния. Никакого разговора о продолжении учебы не могло быть. Сдаваться 

Қаныш не собирался. Он верил в свое будущее.Захватив программу и учебники, возвратился на Родину. 

Қаныш  не  роптал  на  судьбу,  просто  понял,  что  у  него  другой  путь,  в  котором  знания  занимали  особое 

место. Он отстал от своей стаи и должен был работать самостоятельно. Еще даже не ходил, но уже начал 

работать с учебником по одной, пять, десять минут…. 

Когда  болезнь  приходит  в  юности,  она  дается  для  становления  характера, выработки  чуткости, 

интуиции, оценки ценностей жизни, выбор дороги жизни. И если эти составляющие выбраны, верно, 

т.е. человек понял замысел Высшего Разума, то он выздоравливает. 

При болезни даже утро воспринимается по-другому: здорового человека утро наполняет силой и 

энергией,  а  для  больного  утром  каждое  движение  достается  с  трудом,  трудно  дышать,  вялость  во 

всем теле, нужно было как-то выходить из такого состояния. Здесь надо было понять свой организм и 

соответствовать его ритмам. Сочеталось народное лечение: құмыс, қазы с лекарствами врачей. 

День за днем отвоевывал он свое здоровье. Начал заново ходить, затем впервые сел на лошадь. 

По  крохотной  частичке.  Один  день  не  похожий  на  другой.  Победы  над  болезнью  ещё  не  видно,  но 

уже  была  уверенность,  что  она  обязательно  придет.  Странички  учебников  тоже  становятся 

понятными.  Прошло  девять  месяцев.  Наступила весна.  Возвращаются  перелетные  птицы  и  вместе  с 

ними  Қаныш  вернулся  в  семинарию  сдавать  экзамены.  Сдает  экзамены  экстерном.  Он  не  только 

победил болезнь, но и научился самостоятельно работать с книгами! 

За  направления  на  работу  заходит  в  губернский  отдел  народного  образования.  Направляют  его 

на  курсы  муғалимов,  где  он  начал  преподавать  естествознание.  Слушатели  мұғалимов  Дуйсебай 

Есенжанов  и  Қалиақбар  Туребаев  восторженно  отзываются  о  его  занятиях  –  не  зря  прошел  год 

самостоятельный  подготовки!  Зато  сам  Қаныш  энергично  готовится  к  поступлению  в  Сибирский 

технологический институт на горный факультет. 

Но  судьбе  угодно  было  приостановить  эти  планы:  снова  кровотечение,  надо  ехать  опять  в 

Баянаул.  Только  через  два  месяца  закрылась  каверна  в  легких.  В  Баянаул  добираться  было  очень 

трудно.  Каныш  всю  дорогу  кашлял,  не  мог  самостоятельно  сойти  с  телеги.  Пришлось  его  нести  на 

руках.  И  снова  пошел  бой  за  восстановление  здоровья  по  крупицам.  Теперь  вместо  подготовки  к 

экзаменам, как было в семинарии, началось работа над рукописью «Учебник по алгебре» на родном 

языке. Из болезни его вытащил долг перед учениками – дать казахской школе необходимый учебник. 

Он разработал 220 терминов, которые  он собрал в виде словаря в конце  учебника. Термины даются 

на  двух  языках,  чтобы  ученики,  учась  на  казахском  языке,  могли  потом  учиться  на  русском,  т.к.  на 

казахском  языке  учебников  тогда  ещё  не  было.  Хотя  за  основу  брался  учебник,  применявшейся  в 

русских школах, но в него вошли примеры из жизни кочевников, знакомых казахоязычному ученику. 

Учебник помог ему победить болезнь! 

Шел  1920  год  –  гражданская  война:  белые,  красные.  Советская  власть  повсюду  укрепилась  и 

взяла  бразды  правления  в  свои  руки.  Қаныша  определили  на  работу  в  Баянауле  председателем 

народного  суда. Сын бия Имантая Қаныш был справедливым судьей. Только что выползший из лап 

коварный  болезни,  он  знал  цену  жизни  и  никому  не  делал  исключений,  даже  своим  сородичам.  Эта 

должность  многому  его  научила,  он  глубже  начал  понимать  людей.  Қаныш  исполняет  заветную 

мечту отца: он женится и у него рождается дочка Ханиса. 

В  Каныше  все  еще  жила  жажда  получить  высшее  образование.  Судьба  вела  его  к 

предназначению  жизни  и  для  этого  организовала  встречу  с  М.А.  Усовым,  учеником  В.А.  Обручева 

основателя  горного  факультете.  Усов  М.А  был  магистром  геологических  наук  Томского 

технологического  института.  Профессор,  как  и  Қаныш,  страдал  туберкулезом  легких  и  ему  тоже 

нужен  был  свежий  воздух  Баянаула  и  его  чудодейственный  кумыс.  Он  приехал  сюда  по 

приглашению  выпускника  геолого  –  разведовочного  отделения  горного  факультете  этого  института 

А.А.Ермекова.  Михаил  Антонович  был  не  только  специалистом  своего  дела,  но  и  прекрасным 

рассказчиком.  Он  очень  просто  рассказывал  о  строении  земной  поры  и  образовании  минералов, 

происхождении причудливых скал Баянаула. «Когда – то эти места были морским дном. Длительные 

геологические процессы преобразовали лик земли, ваши края сделались сушей, поднялись горы,  сопки. 

Над утесами поработала сначала вода – вот почему они имеют стертую, словно гладко отполированную 

поверхность. Остальное довершили ветер и солнце. А возраст их – миллионы лет…» 


 

94 


Қаныш  пригласил  профессора  Усова  с  женой  провести  часть  отпуска  в  ауле  отца.  Вставал 

Михаил  Антонович  очень  рано  и  отправлялся  на  прогулку,  проходя  каждое  утро  5-6  км.  При 

многочасовых  беседах:  профессор  обрисовывал  природу  этого  края  как  специалист,  а  Қаныш  как 

житель, как сын этого края: 

-  Нашу  степь  я  сравнил  бы  со  скатертью,  заставленной  всякого  рода  яствами,  но  не  повсюду 

одинаково  густо,  неравномерно.  Скажем,  в  одном  месте  всякие  сладости  –  урюк,  изюм  и  тому 

подобные  (Баянаул,  Каркаралинск,  Кокчетав...),  в  другом,  кучей  навалена  всякая  еда  (Тарбагатай, 

Чингиские  горы,  Шидерты  и  др.),  в  третьем  сосуды  с  водой  (Балхаш,  Зайсан  и  др.),  в  четвертом  – 

один хлеб, а в пятом – ничего нет (пески и тақыры). 

-  Я  как  геолог  смотрю  на  вашу  степь  по  –  другому.  Я  назвал  бы  её  настоящей  классической 

школой для геологов. Сколько здесь разломов, трещин! Сколько открытых, совершенно обнаженных 

мест!  Горы  старые  и  в  них  не  счесть  рудных  сокровищ!  Причем  лежат  они  близко  к  поверхности, 

почти  на  открытых  площадках.  Широчайший  простор  для  геологической  деятельности!».  Эти 

откровения решили всю дальнейшую судьбу Қ.И.Сатпаева. 

М.А.Усов  был  человеком  Планеты,  он  понял  широкую  душу  и  гостеприимство  казахского 

народа,  чувство  интернационализма  и  доброту  семьи  Сатпаевых.  Будучи  наблюдательным 

человеком,  в  кратких  записях  дневника  он  отметил  и  некоторые  особенности  быта  казахов: 

устройство  юрты,  способы  изготовления  молочных  продуктов  –  айран,  ірімшік,  жент,  курт  и  др, 

народное гадание – қумалақ и.т.д. 

В 1921 году Қаныш поступает в Томский технологический институт на геологическое отделение 

горного факультета. В это время Томск (Древний Алтай) называли «Сибирскими Афинами». 

В  суровой  климатической  обстановке  сибирской  зимы,  в  условиях  перемены  питания, 

происходит переутомление от усиленных занятий в период сдачи экзаменов первой сессии в феврале. 

Болезнь  снова  свалила  Қаныша:  острая  и  активная  форма  туберкулеза.  Добраться  до  дома  было 

теперь ещё труднее, чем раньше. Благодаря хлопотам профессора Усова удалось договориться насчет 

поезда, сопровождать его изъявил желания один из старых школьных друзей Володя Добровский, т.к. 

Қаныш еле – еле двигался. И опять борьба, все начиналось с нуля... На сей раз, болезнь продолжалась 

полтора  года.  Предусмотрительно  запасается  программами,  учебниками  по  предметам  за  2-3 

семестры,  Қаныш  опять  включается  в  борьбу  за  свою  жизнь.  В  том  году  оба  аула  Сатпая  впервые 

остались  зимовать  на  берегу  речки  Шабақай  в  новом  глинобитном  доме.  Ежедневная  борьба  за 

здоровье и занятия по всем предметом в течении восемнадцати месяцев! За это время Қаныш понял: 

1) что должен работать для казахского народа, объединив все другие нации, живущие на данный земле; 

2) разведать и достать богатства земли казахской на благо своего народа; 

3) показать путь к знаниям казахам т.к. сила батыров этого времени в них. 

4) жить, так как будто этот день – последний день пребывания на земле. 

Годы  болезни  Қаныша  1917-1922  самые  бурные  годы  в  жизни  степи.  Если  бы  Қаныш  был  бы 

тогда здоров, он бы обязательно участвовал в них. Так как его любимый дядя Әбікей и братья Ғазиз, 

Жамін  были  в  партии  «Алаш»,  то,  естественно,  он  был  бы  с  ними.  А  их  всех  расстреляли.  Судьба, 

оберегая,  могла  удержать  его  только  болезнью.  После  этого  болезнь  отступила.  Впоследствии 

Сатпаев отличался хорошим здоровьем, выносливостью. 

Чтобы  послать  человека  в  Ұлытау,  судьба  четыре  раза  сурово  испытала  и  закалила  Қаныша. 

После приезда в институт он сдал экзамены за два года. 

В  июне  1926  года  Қаныш  защитил  дипломную  работу  на  тему  «Маинское  медное 

месторождение  и  его  геологическое  исследование»,  получив квалификацию горного инженера. Таким 

образом, К.И. Сәтпаев стал первым инженером – геологом казахом, вступивший на практический путь 

деятельности.  Он  получил  назначения  на  Жезказганское  месторождение  в  трест  «Атбасцветмет». 

Работа  Қаныша  Имантаевича  складывалась  как  из  непосредственных  геологических  исследований 

Жезказганского,  Успенского  месторождений  медных  руд,  Карагандинского  угольного  бассейна  и 

Байконурского месторождения бурых углей, так и из организации на них геологоразведочных работ 

для планомерного выявления запасов их полезных ископаемых.  

Священная  гора  Ұлытау  начинает  показывать  подземные  и  наземные  богатства  своему 

грамотному, родному сыну и Қаныш Имантаевич начал развивать бурную, кипучую деятельность по 

непосредственному  раскрытию  недр  этого  региона.  Он  понял  громадные  потенциальные  запасы 

Жезказганского  месторождения,  оценив  их,  вопреки  английской  разведке  и  прогнозам  работников 

Геолкома,  во  много  раз  большими  и  ставит  вопрос  о  производстве  широкого  объема 

геологоразведочных  работ  на  базе  планомерного  и  комплексного  изучения  всех  видов  горных 

богатств  не  только  Жезқазғана,  но  и  всего  Жезқазғано  –  Ұлытауского  района,  подчеркивая,  что 


 

95 


строящийся  Қарсақпайский  комбинат  –  начало  дальнейшей  крупной  индустриализации  региона. 

Была  проблема  с  буровыми  станками,  но  ещё  труднее  –  с  кадрами.  Поэтому  К.И.  Сатпаев  ставит 

вопрос  о  воспитании  кадров  из  коренного  населения  –  казахов  скотоводов,  он  также  обосновывает 

необходимость  создания  сельского  хозяйства  для  развития  местной  продовольственной  базы.  С 

первых  шагов  Қаныш  показывает  себя  высококвалифицированным  геологом,  способным  дать 

комплексное решение задач, ясно понимающий особенности, экономику данного региона.  

И  началось  многолетняя  битва  за  Большой  Жезгазган.  Знаток  Центрального  Казахстана, 

крупный геолог  И.С Яговкин, возглавивший комиссию главка считал мнения молодого специалиста 

фантазией.  Геолог  В.  П.  Симонов,  сотрудник  из  Ленинградского  геолкома  –  такое  развитие  работ 

невозможным.  В  1930  году  Сатпаев  К.И.  получил  поддержку председателя Госплана СССР академика 

Г.М.  Кржижановского.  В  1934  году  в  ноябре,  в  Москве  К.И.  Сатпаев  добивается  проведения  сессии 

АН  СССР  по  вопросу  «Производительные  силы  Большего  Жезказгана  и  Большого  Алтая».  В 

обсуждении приняли участие 57 геологических и горнодобывающих организаций. Здесь были ученые 

с  мировыми  именами,  видные  инженеры,  знаменитые  геологи.  Среди  них  корифей  геологических 

наук В. А. Обручев. Докладчик К.И. Сатпаев, содокладчики Угэдей Алиханович Букейханов – геолог 

и  Таисия  Алексеевна  Сатпаева  –  минеролог.  Сессия  поддержала  «Большой  Жезқазған  и 

строительства железнодорожной линии Жезқазған- Караганда – Балхаш». Это была огромная победа! 

С  этой  поддержкой  ученого  мира  Қаныша  Имантаевич  попал  на  прием  к  наркому  тяжелой 

промышленности, члену Политбюро Серго Орджоникидзе. 

В  35  лет  защищает  он  свое  детище  Жезқазған  с  его  богатейшими  подземными  кладовыми  перед 

наркомом  СССР,  показывает  свой  профессионализм,  гордость  и  любовь  к  этому  степному  краю.  И  в 

последний день, последние часы 1934 года он получает поддержку это большого человека и напутствие: 

- В жизни, дорогой мой, немало всяких трудностей. Бывают настоящие. И картонные тоже. Суть 

в том, чтобы их осилить и победить. Вот так, товарищ Сатпаев желаю весело встретить Новый год! 

Пусть у тебя все будет хорошо и в жизни, и в работе! 

За  15  лет  работы  в  районе  Ұлытау  Қ.И.Сатпаев  превратил  древний,  девственный  уголок 

географический  центр  казахской  земли  в  геологическую  столицу  Казахстана.  В  40-м  году  в  честь 

двадцатилетия  образование  Казахской  республики  первого  ноября  было  созвано  в  Москве  общее 

собрание академиков АНСССР. По теме «Развитие науки в Казахстане за двадцать лет», докладчиком 

был инженер К. И. Сатпаев [1]: 

- Взгляните на карту республики. В основном голые степи, равнины, изредка горы, лишь кое-где 

прорезывающиеся линии рек. Судя по этой карте, Казахстан богат лишь равнинными степями; воды и 

лесов  у  нас  совсем  мало,  а  полезных  ископаемых  почти  нет.  Не  ради  упрека  или  красного  словца 

скажу:  такая  картина  изображена  не  нами,  а  весьма  авторитетными  исследователями 

дореволюционный  поры.  Например,  один  из  великих  корифеев  русской  науки,  географ,  – 

путешественник  Семенов  –  Тянь–Шанский,  считал  казахскую  степь,  богатый  лишь  солью,  весьма 

бедной  на  полезные  ископаемые.  А  один  из  основателей  горной  науки,  автор  учебника  «Рудные 

месторождения»  профессор  Богданович  когда–то  категорически  заявил,  что  в  Казахстане  нет 

железный  руды.  Если  быть  искренним,  для  Казахстана  это  карта,  простите  за  дерзость,  на 

сегодняшний  день  устарела.  Ныне  требуется  принципиально  новая  карта  казахских  степей.  С  этой 

задачей  сегодня  Казахстан  вполне  справится  сам.  Ныне  он  располагает  квалифицированными 

кадрами,  способными  составить  новую  геологическую  карту,  дающие  исчерпывающие  сведения  о 

полезных ископаемых республики. 

-  От  имени  геологов  Казахстана  считаю  нужным  сделать  это  важное  заявление  –  недра  этой 

огромный  территории,  называемой  казахской  Степью,  таят  в  себе  все,  без  исключения,  химические 

элементы Менделеева. Что еще удивительнее, все они пребывают не в случайном и разбросанном виде, а 

расположены большими залежами, пригодными для разработки в промышленных масштабах. Отсюда вы 

сами можете с делать вывод, какой потенциальной мощью обладает «край, всего более богатой солью». 

Далее оратор подробно останавливается на Карагандинском бассейне, Теңіз-Қоржынколь, Кендерлике, 

Киякты, Урале, Эмбе, Коунраде, Рудном Алтае, Атасу, Қарқаралы, Каражоле, Джамбульской области. 

Доклад  его  превзошел  все  ожидания.  Спустя  некоторе  время  Сәтпаев  получает  предложение 

Президиума АНССР занять должность директора нового геологического института. 

По  заданию  партии  и  правительства  он  должен  уехать  в  Алма-Ату.  Во  главе  конторы  Сатпаев 

оставляет  Василия  Ивановича  Штифанова.  Жезқазған  был  детищем  Қаныша,  рожденным  в  боях,  в 

страданиях.  Судьба  подарила  ему  двух  сыновей,  но  они  умерли  в  детском  возрасте.  Жезқазған  был  его 

бессмертным сыном. И на каких бы должностях К.И.Сатпаев не был, он всегда душой был рядом с ним, 

жажда познавать Жезказган сопровождала его всю жизнь.  


 

96 


В день прощания Қаныша Имантаевича с Жезказганом, со своими сотрудником начала Великая 

Отечественная война. 

Қ.И.Сатпаева  назначают  руководителем  института  Геологии  и  одновременно  Казахского  филиала 

Академии  наук.  В  первый  год  войны  фюрер  захватил  Никопольское  и  Чиатурское  месторождения,  где 

добывали марганец, необходимый СССР для получения танковой бронированный стали. Месторождение 

в Свердловской области было небогатым и залегало на больших глубинах. В январе 1942 года собрался 

Государственный Комитет Обороны – страна находилась в критическом состоянии. Не будет марганца – 

не  будет  страны.  Предлагались  варианты, но  сроки  введения  в  строй  3-5  лет.  Вдруг  в  конце  совещания 

встает  К.И.Сатпаев  и  предлагает  разработку,  открытого  им  в  1928  году,  Жездинского  марганцевого 

месторождения, и для открытия рудника необходимо всего 40-45 дней. Сообщения было как Гром среди 

белого  дня,  это  было  спасение  страны!  Жезды  –  окрестность  Ұлытау.  Вскоре  он  приезжает  в  Жезды  с 

комиссией из Москвы.  

Нынче у входе конторы Жездинского рудоуправления висит чугунная мемориальная доска: 

«12 июня 1942 года, в грозные дни Великой Отечественный войны, всего за 38 дней героическим 

трудом джездинцев был построен марганцевый рудник». 

Со  страниц  газет  того  времени  известно,  что  А.Гитлер  не  выносил  слов  «Жезды»,  он  долго 

считал, Жездинскую поверхностную руду непригодным материалом для военного дела. За то каждый 

вечер  ровно  в  21.00  из  Москвы  раздавался  звонок:  И.В.Сталин.  Он  интересовался  ходом  отгрузки 

марганцевый руды. 

- Передайте вашему коллективу мою благодарность. 

В книге и истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 годов написано: 

«Организация  выплавки  ферромарганца  на  заводах  Востока,  явилась  большой  победой,  равной 

по своему значению выигрышу крупного военного сражения».  



1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   81


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал