Хабаршы вестник кӛркемӛнерден білім беру



жүктеу 1.12 Mb.
Pdf просмотр
бет1/10
Дата19.04.2017
өлшемі1.12 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

 

N 1728-8657 



 

 

 



 

 

 



ХАБАРШЫ 

ВЕСТНИК 

 

«Кӛркемӛнерден білім беру:  

ӛнер - теориясы - әдістемесі» сериясы

 

 

 

Серия «Художественное образование:  

искусство - теория - методика» 





 

 

3

3

 

 

(

(

2

2

4

4

)

)

,

,

 

 

2

2

0

0

1

1

0

0

 

 

г

г

.

.

 

 

 

 

П

П

о

о

 

 

м

м

а

а

т

т

е

е

р

р

и

и

а

а

л

л

а

а

м

м

 

 

М

М

е

е

ж

ж

д

д

у

у

н

н

а

а

р

р

о

о

д

д

н

н

о

о

й

й

 

 

н

н

а

а

у

у

ч

ч

н

н

о

о

-

-

п

п

р

р

а

а

к

к

т

т

и

и

ч

ч

е

е

с

с

к

к

о

о

й

й

 

 

к

к

о

о

н

н

ф

ф

е

е

р

р

е

е

н

н

ц

ц

и

и

и

и

 

 

«

«

И

И

с

с

к

к

у

у

с

с

с

с

т

т

в

в

о

о

,

,

 

 

п

п

е

е

д

д

а

а

г

г

о

о

г

г

и

и

к

к

а

а

 

 

и

и

 

 

о

о

б

б

щ

щ

е

е

с

с

т

т

в

в

о

о

:

:

 

 

а

а

к

к

т

т

у

у

а

а

л

л

ь

ь

н

н

ы

ы

е

е

 

 

п

п

р

р

о

о

б

б

л

л

е

е

м

м

ы

ы

 

 

 

 

х

х

у

у

д

д

о

о

ж

ж

е

е

с

с

т

т

в

в

е

е

н

н

н

н

о

о

г

г

о

о

 

 

и

и

 

 

м

м

у

у

з

з

ы

ы

к

к

а

а

л

л

ь

ь

н

н

о

о

г

г

о

о

 

 

о

о

б

б

р

р

а

а

з

з

о

о

в

в

а

а

н

н

и

и

я

я

»

»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Абай атындағы Қазақ ұлттық педагогикалық университеті 



Казахский национальный педагогический университет имени Абая

 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

ХАБАРШЫ 

ВЕСТНИК

 

 

Кӛркемӛнерден білім беру:  



ӛнер - теориясы - әдістемесі» сериясы

 

 

 

Серия «Художественное образование: 

 искусство - теория методика» 

№ 3 (24) 

 

П

П

о

о

 

 

м

м

а

а

т

т

е

е

р

р

и

и

а

а

л

л

а

а

м

м

 

 

М

М

е

е

ж

ж

д

д

у

у

н

н

а

а

р

р

о

о

д

д

н

н

о

о

й

й

 

 

н

н

а

а

у

у

ч

ч

н

н

о

о

-

-

п

п

р

р

а

а

к

к

т

т

и

и

ч

ч

е

е

с

с

к

к

о

о

й

й

 

 

к

к

о

о

н

н

ф

ф

е

е

р

р

е

е

н

н

ц

ц

и

и

и

и

 

 

«

«

И

И

с

с

к

к

у

у

с

с

с

с

т

т

в

в

о

о

,

,

 

 

п

п

е

е

д

д

а

а

г

г

о

о

г

г

и

и

к

к

а

а

 

 

и

и

 

 

о

о

б

б

щ

щ

е

е

с

с

т

т

в

в

о

о

:

:

 

 

а

а

к

к

т

т

у

у

а

а

л

л

ь

ь

н

н

ы

ы

е

е

 

 

п

п

р

р

о

о

б

б

л

л

е

е

м

м

ы

ы

 

 

 

 

х

х

у

у

д

д

о

о

ж

ж

е

е

с

с

т

т

в

в

е

е

н

н

н

н

о

о

г

г

о

о

 

 

и

и

 

 

м

м

у

у

з

з

ы

ы

к

к

а

а

л

л

ь

ь

н

н

о

о

г

г

о

о

 

 

о

о

б

б

р

р

а

а

з

з

о

о

в

в

а

а

н

н

и

и

я

я

»

»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А

А

л

л

м

м

а

а

т

т

ы

ы

,

,

 

 

2

2

0

0

1

1

0

0

 

 

 



Хабаршы.  «Кӛркемӛнерден  білім  беру:  ӛнер  -  теориясы  -



әдістемесі» сериясы. – Алматы: Абай атындағы ҚазҰПУ. - 2010. - 3 (24). -

95-бет. 


Вестник. Серия «Художественное образование: искусство - теория 

методика». - Алматы: КазНПУ им.Абая. - 2010. - № 3 (24). - 95 с. 

 

 

 

 

Бас редактор 

пед.ғыл.д., профессор Б.А.АЛЬМУХАМБЕТОВ 

 

Редакция алқасы: 

ҚР СО мүшесі, пед.ғыл.к., профессор Б.Е.Оспанов, 

пед.ғыл.д., профессор Л.К.Керимов, 

пед.ғыл.к., доцент Н.Г.Назарова, 

пед.ғыл.к. Ш.А.Акбаева, 

пед.ғыл.к., доцент С.Н.Данилушкина (жауапты хатшы

 

 

 

Главный редактор 

д.п.н., проф. Б.А.АЛЬМУХАМБЕТОВ 

 

Редакционная коллегия: 

член Союза художников РК, к.п.н., профессор Б.Е.Оспанов, 

д.п.н., профессор Л.К.Керимов, 

к.п.н., доцент Н.Г.Назарова, 

к.п.н. Ш.А.Акбаева, 

к.п.н., доцент С.Н.Данилушкина (ответ.секретарь

 

 

 

 

 

 

 

 

 Казахский национальный педагогический университет им.Абая, 2010 



 



    ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО И МУЗЫКА: 



КОМПАРАТИВИЗМ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ЯЗЫКА 

 

М.Э.Султанова - 



кандидат искусствоведения, старший преподаватель кафедры методики 

преподавания спецдисциплин, музыки и хореографии 

КазНПУ им. Абая  

 

Вдумчивый  анализ  реалий  развития  искусства  в  целом,  а  также 



современных  педагогических  технологий  объясняет  необходимость 

внедрения  в  учебный  процесс,  как  средней  школы,  так  и  высших  учебных 

заведений  предмета  «Мировая  художественная  культура».  Эта  дисциплина 

позволяет  в  общих  чертах  ознакомиться  с  эволюцией  мира  искусства  и 

сформировать  понимание  тесных  взаимосвязей,  существующих  между 

разными  видами  искусств,  например,  изобразительного  и  музыки.  На  наш 

взгляд, особенно актуально это для национального искусства казахов, где для 

музыки  и  орнаменталистики  действовали  одни  и  те  же  законы 

формообразования  –  свобода  импровизации,  обусловившая  неповторимость 

художественного произведения. 

Такая образовательная политика требует наличия квалифицированных 

специалистов,  способных  разбираться  в  теоретических  и  отчасти 

практических  особенностях  истории  и  теории  всех  видов  искусства, 

анализируя,  сравнивая  и  сопоставляя  их  принципы,  законы  и  формы 

изучения.  

Одним  из  самых  эффективных  методологических  подходов  в 

современном  искусствознании  может  быть  компаративизм,  позволяющий 

осуществить сравнительный анализ связей, установить различия и сходства в 

многообразии  проявлений  художественно-творческой  силы  человеческого 

сознания.  

Необходимость  педагогических  кадров,  способных  в  равной  степени 

разбираться  в  тонкостях  различных  видов  искусств,  определяет  задачи  и 

требования,  выдвигаемые  к  подготовке  специалистов  в  формате  высших 

учебных  заведений.  Поэтому  современное  искусствоведение  не  может,  как 

прежде,  глобально  разделять  изобразительное  искусство  и  музыку,  тем 

самым,  обедняя  познавательный  процесс,  не  позволяя  человеку  раскрыть 

свои  исследовательские  и  практические  навыки  в  полном  объеме.  Если 

студенты  художественных  специальностей  уже  имеют  определенные 

познания  в  некоторых  видах  искусства,  то  в  процессе  обучения  и  при 

наличии  гармоничного  тандема  с  преподавателем  могут  успешно  освоить  и 

применять  метод  компаративистского  анализа,  осуществляя  комплексное 

исследование всего мира искусства.  

Возможность  выделения  общих  качеств  и  особенностей,  характерных 

для  того  или  иного  вида  искусства,  формирует  целенаправленный 

непредвзятый  научный  подход,  позволяющий  видеть  глубинные,  можно 


 

сказать,  генетические  взаимосвязи,  объединяющие  не  только  творческие 



практики в рамках одного этноса, но и общность художественного сознания 

разных  народов  в  целом.  Это  в  значительной  мере  влечет  неизбежное 

расширение  ассоциативного  мышления,  возможность  более  широкой  и 

вдумчивой    трактовки  художественного  текста  и  интерпретационной 

свободы.  

Безусловно,  это  может  вызвать  критику  со  стороны  приверженцев 

классического  образования,  но  интеграционные  процессы,  затронувшие 

практически  все  сферы  общественной  жизни,  требуют  инноваций  и  в 

устоявшемся формате специализированного художественного образования.   

Современное  искусство  ставит  гораздо  больше  вопросов,  чем 

исследователи  находят  ответов  на  них,  и  прежние  методы  и  схемы  не 

слишком удовлетворяют все- растущий интерес. Нынешний художественный 

креатив «многоканален», и стало быть, таким и может быть художественное 

образование, воспринимающее синтез искусств как должное.  

Для  изучения  истории  и  теории  традиционного  искусства  казахов 

чрезвычайно  важно  понимать  специфику  и  неотделимость  разных  видов 

художественного  творчества,  особенно  ярко  проявляющихся  в  музыке  и 

прикладном  искусстве.  Эта  научная  проблема  вдохновляет  на  поиски  все 

большее  количество  исследователей  в  разных  областях  гуманитарных 

знаний.  Также  она  является  ключевой  и  для  современного  казахстанского 

искусствознания.  

\Центральное  понятие  всего  художественного  творчества  номадов  - 

«орнамент»  в  равной  мере  справедливо  и  для  прикладного  искусства  и  для 

музыки.  Взаимосвязь  орнамента,  а  под  ним  можно  смело  подразумевать 

изобразительное  искусство  вообще,  и  музыки  характерна  не  только  для 

древнего  синкретизма  и  символики.  Это  единство  имеет  в  основе 

идентичность 

художественно-мыслительных 

процессов, 

гармонично 

воплощаемых  в  музыке  или  орнаменте  наиболее  выразительные  и 

универсальные формы.  

Поэтичность  и  музыкальность  орнаментов  кочевников  бесспорна. 

Философский  смысл  образов  неотделим  от  космогонии,  мифологии  и 

ритуалов.  В  народном  творчестве  орнамент  чаще  всего  мыслится  как 

носитель главной идеи художественной формы, основой традиционности. И 

если  в  профессиональном  искусстве  орнамент  чаще  всего  использовался  в 

качестве  приятного  декоративного дополнения,  то  в народном искусстве  он 

играет  особую  роль,  в  первую  очередь  именно  как  язык.  Известный 

исследователь  традиционного  казахского  искусства  К.Т.Ибраева  прямо 

называет  орнамент  «изобразительным  фольклором»  [1,  с.18],  и  это 

чрезвычайно важно для раскрытия его значения.  

Распространенное  мнение  гласит,  что  орнаментология  своим 

появлением  обязана  реалистическому  пониманию  природы,  и  непременно 

должна  быть  связана  с  какой-то  конкретной  формой  вещи.  Долгое  время 

именно это свойство природы орнамента безосновательно служило поводом 



 

априорно  считать  его  чем-то  второстепенным  и  не  имеющим  особого 



духовного содержания. Здесь важно четко разграничить то, что мы знаем как 

узор,  и  орнамент  как  таковой,  ибо  их  часто  считают  тождественными 

величинами.  Думается,  что  узор  является  не  более  чем  рисунком, 

представляющим  разнообразные  сочетания  линий,  цветовых  пятен  и  т.п. 

Орнамент  же  есть  нечто  фундаментальное.  Это  –  визуальное  выражение 

мировоззренческих  концептов,  имеющее  определѐнную  закономерность, 

основанную на симметрии и ритме. 

Орнамент  характеризуется  двумя  художественными  параметрами: 

мотивом и композицией, где «мотив  – категория пространства в орнаменте, 

тогда как композиция есть, соответственно, категория времени» [2, c.30]. То 

есть здесь мы опять сталкиваемся с синкретизмом миропонимания, где «одно 

есть  другое».  Поэтому  орнамент  у  кочевников  выступает  как 

самостоятельная  философская  и  художественная  система,  объединяющая 

время  и  пространство,  что  и  является  духовной  основой  существования 

номадов  как  таковых  и  испытывает  незначительные  изменения  в  форме  в 

отличие  от  постоянства  содержания.  С  точки  зрения  А.И.Мухамбетовой, 

приблизиться к пониманию сути казахского орнамента, существующего как 

данность  в  пространстве  можно  лишь  посредством  медитативного 

созерцания  «путем  бифункционального  переключения,  происходящего  во 

времени»  [3,  с.61].  Именно  мотиву  как  первооснове  орнамент  обязан  своей 

жизнеспособностью.  Сочетание  мотивов  создает  художественный  язык 

орнамента.  

Для  музыки  мотив  также  есть  ключевое  понятие.  Алгоритм  действия 

мотива  как  особой  категории,  имеющей  глубокий  философский  смысл,  в 

точности  такой  же,  что  и  в  орнаментологии.  Другими  словами,  «музыка  и 

орнамент  -  язык  и  форма  осуществления  неких  фундаментальных  структур 

художественного  мышления,  находящих  свое  выражение  не  столько  в 

динамике  смыслов,  как  в  других  видах  искусства  (литературе,  кино, 

живописи,  скульптуре,  хореографии  и  т.п.),  сколько  в  специфических 

предсмысловых пространственно-двигательных образованиях» [4, с. 111].  

Таким  образом,  орнамент  и  музыку  можно  рассматривать  в  качестве  

взаимодополняющих  элементов  мира  искусства  номадов,  поскольку 

орнамент 

«воплощает 

подобные 

предсмысловые 

структуры 

преимущественно  в  пространственных  формах,  содержащих  двигательные 

ассоциации  в  потенциале.  А  музыка,  наоборот:  в  ней  двигательное  начало 

является  доминирующим,  а  пространственные  представления  существуют  в 

виде некоей синестетической ауры, сопровождающей развитие музыкальной 

ткани»  [1,  с.  112].  Отсюда  следует,  что  ассоциативная  динамика  орнамента 

находит  свое  выражение  в  музыке,  а  пространственная  свобода  музыки 

гармонично  «вписывается»  в  орнамент.  Единое  поле,  образованное 

потенциалами  орнамента  и  музыки,  их  пространственно-временных 

возможностей,  способно  существенно  расширить  горизонт  переосмысления 

современным человеком наследия национальных духовных ценностей.  


 

И  музыка  и  орнамент  относятся  к  невербальным  художественным 



формам. 

Поэтому 


их 

роднит 


широкое 

применение 

сравнений, 

приблизительность  описания  и  даже  отчасти  обращение  к  геометрическому 

выразительному  языку.  Музыка,  звучащая  в  голове  мастерицы, 

склонившейся над ковром или сырмаком, вдохновляла ее на создание особых 

орнаментальных  мыслеформ,  задавала  творческий  вектор.  И  если  образно-

пространственные 

алгоритмы 

традиционного 

орнамента 

визуально 

вычленяемы,  то  в  музыке  они  лишь  виртуально  представляемы.  Это 

позволяет задействовать зрение и слух в другом, более масштабном уровне, 

чем просто как физические органы чувств.  

Традиционная  музыка  казахов  не  знала  нот,  и  архиважное  значение  в 

ней  отводилось  импровизации.  В  целом,  придерживаясь  определенного 

жанрового  направления,  человек,  тем  не  менее,  был  свободен  в  выборе 

пространственной  динамики  музыкальной  массы.  В  прикладном  искусстве 

также  не  существовало  жестких  правил  для  орнамента.  Конечно, 

семантическое  значение  отдельных  элементов  было  известно,  но 

композиционный 

мотив 

создавался, 



сообразуясь 

со 


свободным 

волеизъявлением мастера-импровизатора. 

Многие  исследователи  теории  западноевропейской  музыки  отмечают, 

что  некоторые  произведения,  чья  история  уходит  корнями  в  далекое 

прошлое, 

«изначально 

ориентированные 

на 


нормы 

свободно-

импровизационного  искусства,  стали  постепенно  утрачивать  связь  с  ними. 

Записанные  в  нотах,  они  теряли  одно  из  своих  важнейших  качеств  – 

неповторимость  и  приобретали  новое  –  стабильность,  а  вместе  с  тем  и 

автономность [5, с. 35].  

Эти  импровизации  теперь  могли  быть  исполнены  любым 

исполнителем,  в  том  числе  и  таким,  кто  не  намеревался  заботиться  о 

сохранении  первоначального  авторского  эмоционального  смысла.  В 

прикладном  искусстве  работали  те  же  принципы:  общая  структурная  канва 

орнамента  могла  использоваться  в  дальнейшем,  но  уже  без  духовного 

компонента,  в  результате  чего  появлялся  точный  слепок,  напоминающий 

посмертную маску, лишенную жизни.  

Мелодии казахских кюев подсказаны самой природой, воспроизводя в 

памяти  необъятность  степных  просторов.  Как  свободно  льются  звуки 

народной  музыки,  так  и  непринужденно  развивается  традиционный 

орнамент,  который  видится  нам  выражением  равновесного  целостного 

пространства,  его  потенциальной  скрытой  энергии.  Именно  эта 

выразительная особенность предоставляет художнику возможность проявить 

творческий  креатив,  побуждая  к  действию  художественную  мысль  как 

активное начало.  

Таким  образом,  подытоживая  вышесказанное,  справедлив  следующий 

вывод:  в  современном  искусствознании  появились  новые  унифицирующие 

тенденции, новые векторы, которые, будучи сами по себе интегрированными

или  же  определяющими  обуславливают  необходимость  применения 


 

компаративного  анализа  в  искусстве.  Эта  особенность  художественной 



культуры сегодняшнего дня требует инноваций системы профессионального 

художественного образования в нашей республике.  

 

1.

 

     Ибраева К.Т. Казахский орнамент. - Алматы: Ӛнер, 1994. - 128 с. 

2.

 

     Буткевич Л.М. История орнамента. - М.: Владос, 2003. - 272 с. 

3.

 

Аманов  Б.Ж.,  Мухамбетова  А.И.  Казахская  традиционная 

музыка и ХХ век. - Алматы: Дайк-Пресс, 2002. - 544 с.  

4.

 

Синцов  Е.В.  Структурно-пространственные  соответствия 

музыки  и  орнамента  //  Электроника,  музыка,  свет:  Материалы 

международ. конф. - Казань: Фэн, 1996. - С. 111-114. 

5.

 

Продьма  Т.Ф.  Старинная  токката:  история  и  теория  жанра. 

Исследование. – Алматы, 2009. – 236 с.  

 

Түйін 


Автор  қазіргі  ӛнертануды  елеулі  дамытуда  қазақтың  дәстүрлі  оюы 

негізінде  музыка  мен  бейнелеу  ӛнерінің  жалпы  принциптерін  зерттейтін 

компаративисттік талдауды қолданудың мүмкіндіктерін қарастырады.  

 

Summary 



The  author  considers  application  possibilities  comparative-historical  the 

analysis  investigating  the  general  principles  of  music  and  the  fine  arts  on  an 

example  of  the  Kazakh  traditional  ornament  that  will  allow  to  expand  borders  of 

modern Art Studies essentially. 




жүктеу 1.12 Mb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет