Государственного педагогического



жүктеу 3.16 Mb.
Pdf просмотр
бет1/25
Дата13.09.2017
өлшемі3.16 Mb.
#15006
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

МЕМЛЕКЕТТІК 
ПЕДАГОГИКАЛЫҚ 
ИНСТИТУТЫНЫҢ  
ХАБАРШЫСЫ 
 
ҒЫЛЫМИ-ПЕДАГОГИКАЛЫҚ  
ЖУРНАЛ 
 
 
 
 
ВЕСТНИК  
ТАРАЗСКОГО 
ГОСУДАРСТВЕННОГО 
ПЕДАГОГИЧЕСКОГО 
ИНСТИТУТА 
 
НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ 
ЖУРНАЛ 
 

2011 
 
 

 

 
         Тараз                                                                                               
ВЕСТНИК 
    мемлекеттік                                                                                              Таразского 
   педагогиклық                                                                                    государственного 
   институтының                                                                                       педгогического    
 ХАБАРШЫСЫ
                                                                             института                                                                                                                   
2011
 
№5 
 
 
РЕДАКЦИЯ АЛҚАСЫ 
 
А.Б.Абдуалы,                          
тарих ғылымдарының докторы, профессор  
(бас редактор) 
Р.С.Амандосова,                     
педагогика ғылымдарының докторы, доцент 
С.Ж.Тҽжібаева, 
филология ғылымдарының докторы, профессор 
А.Ҽ.Байтелиев, 
филология ғылымдарының докторы, профессор 
С.А.Байтілен,                          
тарих ғылымдарының докторы, профессор 
Б.Бҽкірбаев,                             
физика-математика ғылымдарының докторы, профессор 
С.Қ.Бердібаева,                       
психологы ғылымдарының докторы, профессор 
Қ.Б.Бҿлеев,                              
педагогика ғылымдарының докторы, профессор 
Т.Қ.Бҿлеев, 
педагогика ғылымдарының докторы, профессор 
К.Ж.Бҧзаубақова,                    
педагогика ғылымдарының докторы, доцент 
Т.К.Кенжебаев,                       
педагогика ғылымдарының докторы, профессор 
Ю.П.Киселев,                          
тарих ғылымдарының докторы, профессор 
И.О.Мҥлдеков,                        
техника ғылымдарының докторы, профессор 
О.С.Сҽлімбаев,                        
педагогика ғылымдарының докторы, профессор 
Қ.Т.Тоқжігітов,                       
физика-математика ғылымдарының докторы, профессор 
Ж.С.Тілеубаев,                       
ауылшаруашылығы ғылымдарының докторы, профессор 
М.Мҧратбеков,                       
физика-математика ғылымдарының докторы,  профессор 
Қ.Т.Ыбыраимжанов,              
педагогика ғылымдарының докторы, ТарМПИ 
профессоры 
 
                      
                                                 
 
ҚАЗАҚСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ МҼДЕНИЕТ, АҚПАРАТ ЖҼНЕ СПОРТ 
МИНИСТР 
 
Ақпарат және мҧрағат комитеті 
Бҧқаралық ақпарат қҧралын есепке қою туралы 
КУӘЛІК 
№5763-Ж 
 
 
Астана қаласы                                                                           «23» 02  2005 ж. 

 

                                    
 
 
С.Ж. Тажибаева,  Т.А.Козырев 
 
ЯЗЫКОВАЯ СИТУАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ 
 
УДК 80.601.(574) 
         Т 28 
 
Сейчас,  когда  определенный  значимый  этап  исторического  пути  молодого  государства 
Казахстан уже оставлен позади, настало время для оценки пройденного этапа пути в одной из 
сфер,  по  сей  день  остающихся  проблемными  –  речь  идет  о  языковой  политике  и  языковой 
ситуации в стране. 
Можно  ли  считать  проводимую  в  Казахстане  языковую  политику  эффективной  в 
отношении  казахского  языка?  Если  опираться  только  на  цифры,  то  ответ  можно  дать 
отрицательный.  Но,  тем  не  менее  есть  и  другие  факторы,  которые  также  являются 
свидетельством  эффективности  проводимой  языковой  политики.  Например,  в  сфере  высшего 
образования  в  Казахстане  уже  сделаны  определенные  шаги  в  направлении  реформирования 
обучения  языкам.  Если  раньше,  при  поступлении  в  высшие  учебные  заведения,  особенно 
страдало  сельское  население,  поскольку  для  поступления  в  вузы  необходимо  было  хорошее 
знание русского языка, то сейчас практически все вузы и многие среднеспециальные учебные 
заведения  предлагают  в  качестве  языка  обучения  как  русский,  так  и  казахский  языки.  Кроме 
того,  абитуриенты  из  сельской  местности  получают  своеобразную  «скидку»  по  количеству 
набранных  для  поступления  в  вуз  баллов  для  обучения  по  государственному  гранту,  она 
составляет  30%  (в  сельской  местности  проживает,  в  основном,  казахскоязычное  население). 
Наблюдаются  явные изменения в контингенте получающего высшее образование населения
i

Кроме  того,  на  сегодняшний  день  мощная  поддержка  развитию  казахского  языка 
оказывается государством. Так, в прошедшем 2008 году на поддержку государственного языка 
из  бюджета  было  направлено  пять  млрд.  тг  –  тогда  как,  например,  в  2005  г.  эта  статья  в 
бюджете  составляла  лишь  133  млн.  тг  [Назарбаев  2008].  Концептуальная  сторона  языковой 
политики страны определяется рядом документов, принятых Парламентом РК, Президентом и 
Правительством РК – это «Закон о языках в Республике Казахстан» (от 15 июля 1997 г.), Указ 
Президента  Республики  Казахстан  «О  Государственной  программе  функционирования  и 
развития  языков  на  2001-2010  гг.»,  «Концепция  языковой  политики  Республики  Казахстан» 
[Нысанбаева 2002: 86].  
Существует  целый  ряд  нерешенных  вопросов,  как  теоретического,  так  и  практического 
характера, связанный с языковой политикой . 
Прежде  всего,  в  самом  начале  пути,  когда  языковая  политика  Казахстана  еще  только 
формировалась,  одной  из  главных  проблем  был  недостаток  четкого  понимания  многими 
политиками  и  обществом  в  целом  как  конечной  стратегической  цели,  так  и  реальных 
возможностей. Ясно было лишь, что речь идет так или иначе о повышении статуса казахского 
языка, но этот уровень понимания, к сожалению, оказался недостаточным. 
Поясним подробнее. Прежде всего, до сих пор в нашем обществе нет единого для всех, 
ясного понимания конечной цели проводимой языковой политики. Основных точек зрения на 
языковой вопрос можно выделить три: 

 
согласно  одной  из  них,  казахско-русское  двуязычие  следует  рассматривать  лишь  как 
вынужденную  меру  для  переходного  периода,  конечной  же  целью  является  переход  к 
казахскому одноязычию – такова точка зрения национал-патриотического сектора; 

 
согласно другой, менее радикальной точке зрения, казахский и русский языки в идеале 
оба должны в полном объеме выполнять все общественные функции, не вытесняя друг друга; 
всеобщее двуязычие должно в будущем стать нормой; 

 
наконец,  согласно  третьей  точке  зрения  (которая  редко  высказывается  публично,  но, 
тем  не  менее,  существует  в  обществе  –  в  т.ч.  среди  части  европеизированных  городских 

 

казахов),  объявление  казахского  языка  государственным  с  самого  начала  было  ошибкой; 
общепонятный и более социально востребованный русский язык должен и впредь однозначно 
доминировать  и  выполнять  все  основные  общественные  функции,  тогда  как  владение  и 
пользование казахским языком должно оставаться лишь частным делом каждого гражданина. 
Наиболее  проблематичным  для  нас  –  но  при  этом  абсолютно  реальным,  -  является  тот 
факт,  что  в  условиях  унитарного  государства,  каковым  является  и,  очевидно,  должен  впредь 
оставаться  Казахстан,  мало-мальски  реалистичными  могут  быть  только  первый  и  третий 
варианты  из  перечисленных  выше.  По  крайней  мере,  именно  об  этом  свидетельствует  весь 
мировой  опыт:  ни  в  одном,  повторимся,  унитарном  государстве  равноправного  двуязычия 
(или многоязычия) не было и нет. В качестве примера можно попытаться привести, например, 
Финляндию,  где  шведский  язык  имеет  статус  второго  государственного,  однако  ясно,  что  в 
целом  там  господствует  язык  большинства  –  т.е.  финский,  хотя  определенный  уровень 
владения  шведским  и  требуется  для  занятия  ряда  должностей.  Мы  же  ведем  здесь  речь  не  о 
декоративном,  а  о  фактическом,  реально  функционирующем  равновесном  двуязычии 
(подробнее см. [Тажибаева, Козырев 2007]).  
Сторонники  второй,  «компромиссной»  или,  точнее,  идеалистической  точки  зрения  (см. 
выше) зачастую ссылаются на опыт таких государств как Канада и Швейцария, забывая о том, 
что  эти  государства  имеют  федеративное  и  конфедеративное  устройство,  причем  федерализм 
их – не просто территориальный (как, например, в США или ФРГ), а этно-территориальный 
– т.е. наиболее неприемлемая, потенциально разрушительная для Казахстана модель: даже сама 
попытка  поставить  на  повестку  дня  вопрос  о  федерализации  страны  очевидным  образом 
приведет к немедленной дестабилизации политической обстановки в Казахстане. В унитарном 
же  государстве  равновесное  двуязычие  –  т.е.  ситуация,  когда  носители  обоих  языков 
существуют  как  бы  в  «параллельных  измерениях»,  полнокровно  пользуясь  каждый  свои 
языком  во  всех  сферах  общественной  жизни,  и  при  этом  «не  мешая»  друг  другу,  -  это,  к 
великому сожалению, просто технически неосуществимая утопия [Тажибаева, Козырев 2007: 
172]. 
Что касается двух крайних точек зрения – «казахизаторской» и «русификаторской» (см. 
выше),  -  даже  сам  по  себе  выбор  одной  из  них  является  довольно-таки  тяжелым  в  наших 
условиях.  Реализация  первого  («казахизаторского»)  варианта  –  теоретически  возможна,  хотя 
также крайне затруднительна технически и сопряжена с большими социальными рисками. Для 
реализации же второй точки  зрения («русификаторской») – даже если встать на нее, в порядке 
интеллектуального эксперимента, - в настоящий момент уже просто слишком поздно.  
На  последнем  утверждении  остановимся  подробнее.  В  советский  период  языковая 
ситуация в Казахстане отличалась от современной следующим образом: 

 
во-первых,  сферы  применения  казахского  и  русского  языков  были  несопоставимы  по 
своей широте; 

 
во-вторых,  даже  физически  казахо-  и  русскоязычный  сектора  контактировали 
относительно  мало,  т.к.  русскоязычное  население  (в  т.ч.  казахское  русскоязычное  население) 
проживало в основном в больших городах, а казахоязычное население – наоборот, в сельской 
местности либо в маленьких провинциальных городах.  
Конечно, не во всех регионах Казахстана ситуация была одинаковой, но в целом «расклад 
сил» был именно таков. Казахо- и русскоязычная части населения существовали как бы в двух 
параллельных  мирах,  которые  мало  пересекались  друг  с  другом,  и  именно  поэтому  могли 
долгое время сосуществовать относительно бесконфликтно.  
  В настоящее время можно констатировать, что ситуация серьезно изменилась по обоим 
направлениям: 

 
во-первых, хотя казахский язык и не стал повсеместно доминирующим, тем не менее, 
сфера  его  применения  существенно  расширилась:  значительно  увеличился  объем 
преподавания
ii
 на казахском языке в средних и высших учебных заведениях, больших успехов 
в своем развитии добилась казахоязычная журналистика и в целом казахоязычные СМИ, также 
сильно продвинулась в развитии казахоязычная массовая культура
iii
;  в  целом  казахоязычный 
мир стал намного более самодостаточным, чем он был в советский период; 

 
во-вторых,  в  течение  ряда  лет  продолжается  и  набирает  силу  процесс  внутренней 
миграции;  как  известно,  в  основном  это  миграция  казахоязычного  казахского  населения 
(особенно молодежи) из сельской местности и маленьких провинциальных городов в большие 
города (до недавних пор в основном русскоязычные). 

 

Т.о.,  казахо-  и  русскоязычный  миры  перестали  быть  «параллельными»  друг  другу,  они 
все чаще и интенсивнее соприкасаются, что неизбежно создает точки напряжения  – особенно 
на  фоне  психологической  неподготовленности  значительной  части  русскоязычного  сектора  к 
такой «встрече».  
Следует  отдельно  отметить  еще  один  немаловажный  фактор,  действующий  в  том  же 
направлении. В настоящее время уже практически выросло и готово «выйти в большую жизнь» 
поколение  казахоязычной  казахской  молодежи  –  как  сельской,  так  и  городской,  - 
сформировавшееся  уже  в  годы  независимости  (годы  рождения  –  с  середины-конца  1980-х), 
закончившее  казахские  школы,  и  если  продолжающее  обучение,  то  в  основном  на  казахских 
отделениях  вузов.  Эти  юноши  и  девушки  имеют  довольно  серьезные  социальные  ожидания, 
связанные  с  языковой  сферой,  и  вырабатывают  соответствующую  стратегию  поведения.  В 
отличие от поколения своих родителей, они гораздо болезненнее и активнее реагируют на тот 
факт,  что  значительная  часть  их  сограждан  не  только  не  говорит  по-казахски,  но  даже  не 
понимает этот язык
iv
.  
О  социальных  ожиданиях  этого  контингента  молодежи  в  контексте  языковой  политики 
Казахстана  с  1990  г.  до  наших  дней  можно  сказать  следующее:  вне  зависимости  от  того, 
насколько  эти  ожидания  реалистичны  и  выполнимы  на  сегодняшний  день,  они  уже  есть  и 
никуда не исчезнут. Идея становления казахского языка в качестве государственного уже стала 
достоянием  общественного  сознания,  и  уже  принята  всерьез  значительной  частью  общества. 
Здесь как нельзя лучше подходит известное циничное выражение, согласно которому «гораздо 
проще  не  показывать  морковку,  чем  показать,  дать  поиграть  –  а  потом  отобрать  назад».  Для 
такой попытки «отобрать назад» уже на самом деле слишком поздно, даже если относиться к 
ней  с  сочувствием  (см.  выше,  об  интеллектуальном  эксперименте)  Форсированное  внедрение 
государственного  языка  в  краткосрочной  перспективе  очевидно,  может  провоцировать 
конфликтные  ситуации,  но  в  долгосрочной  перспективе  затягивание  решения  этой  проблемы 
приведет к еще большему усилению конфликтогенного потенциала в казахстанском обществе. 
В течение самых ближайших лет желательно достичь ощутимых сдвигов в процессе реального 
внедрения  государственного  казахского  языка.  Для  начала  в  первую  очередь  необходимо 
добиться  того,  чтобы,  по  крайней  мере,  молодые  и  социально  активные  представители 
русскоязычного населения как можно скорее овладели государственным языком  – для начала 
хотя  бы  пассивно:  научились  если  не  говорить  по-казахски,  то  хотя  бы  понимать  этот  язык 
достаточно  хорошо.  Как  это  может  быть  осуществлено  –  вопрос  сугубо  технический  и 
методический.  Его  существование  ни  в  коей  мере  не  уменьшает  актуальность  проблемы  и 
необходимость ее быстрого и оперативного решения. В противном случае, повторимся, можно 
с  уверенностью  прогнозировать  рост  конфликтогенного  потенциала  в  межэтнических 
отношениях, причем на самом опасном для государства направлении. 
Помимо  описанной  выше,  существует  еще  одна  потенциальная  угроза,  назревающая 
исподволь, и потому не всеми еще осознанная в полной мере.  
В  ситуации,  когда  часть  населения  не  знает  и  даже  не  понимает  родной  язык  другой 
части,  любой  публично  выступающий  или  пишущий  на  казахском  языке  обращается, 
фактически,  не  ко  всем  казахстанцам,  а  только  к  понимающим  этот  язык  –  подавляющее 
большинство  которых  составляют  этнические  казахи.  Иначе  говоря,  любой  говорящий  или 
пишущий  по-казахски  реально  обращается  к  этнически  однородной  аудитории.  Это,  в  свою 
очередь,    неизбежно  влияет  и  на  содержание  того,  что  говорится  или  пишется  –  как  на 
тематику, так и на сам круг употребляемых понятий. Понятие о границах политкорректности 
при  этом  тоже  меняется.  Например,  употребление  некоторых  «полит-некорректных» 
выражений  становится  практически  неизбежным,  когда  автор  текста  обращается  к  своим 
этническим соплеменникам (в данном случае – казах к казахам), заведомо зная, что остальные 
не только «не услышат», но даже и «не слушают».  
Итак,  диагноз  получается  неутешительный:  в  настоящее  время  у  нас  на  глазах  в 
Казахстане  параллельно  формируется  два  разных,  «параллельных»  общественно-
политических дискурса. Как следствие, на базе этих двух дискурсов, развиваются две разные 
политические культуры и, как дальнейшее следствие, две разные, «параллельные» друг другу, 
формы гражданского самосознания. Это, очевидно, представляет потенциально наибольшую 
опасность  для  целостности  казахстанского  общества,  т.к.  на  корню  подрывает  возможность 
надэтнической  консолидации  казахстанцев  в  единую  гражданскую  нацию.  Если  такая 
лингвистическая  разделенность  нашего  общества  будет  сохраняться  и  впредь,  граждане  РК, 

 

фактически, будут эволюционировать не в единое гражданское общество, а в два отдельных 
общества под одной политической крышей. Здесь уместно еще раз напомнить уже сказанное 
выше  –  о  том,  что  казахоязычный  и  русскоязычный  миры,  оставаясь  виртуально 
параллельными  друг  другу,  физически  уже  давно  и  интенсивно  соприкасаются,  причем  этот 
процесс  будет  в  дальнейшем  только  усиливаться.  В  этой  ситуации  сохранение  «виртуальной 
параллельности» двух культурно-языковых миров – непозволительная и опасная роскошь.  
Описанная  выше  проблема  формирования  двух  параллельных  дискурсов  в  настоящее 
время уже встает во весь рост, но, к сожалению, пока еще мало осознается в нашем обществе. 
Для преодоления этой тенденции, опять же, необходимо, чтобы русскоязычное население – по 
крайней мере молодежь, - в короткий срок овладело государственным языком.  
  Итак,  подведем  итоги.  Выражаясь  метафорически,  текущее  состояние  языковой 
политики  в  РК  можно  описать  следующим  образом:  мы  зашли  в  бурную  реку  (возможно,  не 
вполне зная фарватер) и дошли до середины. Путь назад уже отрезан, а возможность достичь 
противоположного берега – весьма дискуссионна. Тем не менее, в ситуации, когда идти назад – 
практически  так  же  рискованно,  как  идти  вперед,  а  стояние  на  месте  –  по  определению 
бессмысленно  и  в  перспективе  губительно,  единственный  осмысленный  вариант  поведения  – 
собрать  все  силы  и  постараться  все  же  дойти  до  конца  пути.  Иначе  выражаясь, 
стратегическая  цель  теперь  должна  четко  осознаваться  как  превращение  казахского  в 
реально функционирующий, т.е. повсеместно доминирующий, государственный язык, в т.ч. – в 
перспективе, - в язык межэтнического общения. Сразу оговоримся, что речь никоим образом не 
идет  об  отмене  официального  статуса  русского  языка  –  речь  идет  о  неком  подобии 
«финляндской  модели»  на  будущее.  (К  слову  сказать,  опыт  Финляндии  по  развитию  родного 
языка в первой половине 20 в. – вполне достоин изучения.) 
Первая  задача,  которую  необходимо  решить  –  это  четкое  разведение  в  разные  стороны 
языкового  вопроса  и  сферы  межэтнических  отношений.  Для  этого,  в  первую  очередь, 
необходимо  скорое  появление  социально  заметного  количества  молодых  представителей 
русскоязычного  населения,  хорошо  владеющих  государственным  языком
v
.  Иначе  говоря, 
государственное  давление  должно  быть  достаточно  сильным,  но  при  этом  четко  адресным  – 
затрагивать  лишь  определенные  возрастные  и  профессиональные  группы,  а  не  все 
русскоязычное  население.  Пути  обучения  и  стимулирования  к  изучению  государственного 
языка  –  вопрос  методики  и  техники  (см.  выше),  нуждающийся  в  дальнейшей  скорой 
разработке. Впрочем, здесь многое уже расставляет по местам сама жизнь: «знание казахского 
языка  становится  одним  из  важнейших  условий  личной  конкурентоспособности»  [Назарбаев 
2008]. 
Возможно  также  выделение  одного  региона  для  апробации  технологии  внедрения 
государственного  языка  с  последующим  постепенным  распространением  его  опыта  на 
остальные  регионы  страны.  Кроме  того,  для  радикального  внедрения  казахского  языка 
целесообразным  представляется  выделение  конкретной  социальной  сферы,  реально 
касающейся  жизни  большинства  населения,  особенно  молодого  и  социально  активного. 
Например,  вместо  форсированной  казахизации  терминологии  фундаментальной  науки, 
медицины  и  пр.,  весьма  желательно  последовательное  и  повсеместное  внедрение 
государственного языка в административной сфере [Козырев, Салыкбаева 2007]. 
Подытоживая  все  сказанное  выше,  мы  хотели  бы  еще  раз  подчеркнуть  следующее:  в 
первую очередь, следует четко разграничить стратегическую цель и тактические методы ее 
достижения.  К  последним  относятся  такие  вопросы  как  сроки  полной  реализации  Закона  «О 
языках  в  Республике  Казахстан»  (10  лет,  20  лет,  …),  конкретные  методы  стимулирования  к 
изучению  государственного  языка,  и  т.п.  По  нашему  мнению,  форсирование  этого  процесса 
недопустимо,  однако  столь  же  важно  осознание  того  факта,  что  в  долгосрочной  перспективе 
затягивание решения данного вопроса способно породить еще более серьезные проблемы, чем 
возможные  издержки  процесса  внедрения  казахского  языка.  Именно  поэтому  необходимо 
четкое  осознание  стратегической  цели  –  превращения  казахского  языка  в  реально  и 
повсеместно  функционирующий  государственный  язык.  Парадоксальным  образом,  именно 
четкое  осознание  этой  стратегической  цели  –  достаточно  радикальной,  -  даст  реальные 
гарантии продуманной и взвешенной тактической политики в языковой сфере. 
Учитывая  тот  факт,  что  в  целом  в  мире  накоплен  немалый  опыт  решения  аналогичных 
проблем в ситуациях, подобных казахстанской, мы смотрим в будущее с оптимизмом.  
__________________________________ 

 

1.  Назарбаев  Н.А.  Выступление  Президента  РК  на  XIV  сессии  Ассамблеи  народа  Казахстана 
(Астана, 23 октября 2008 года) // 
http://www.zakon.kz
 
2.  Нысанбаева  А.М.  Развитие  языковой  политики  в  Казахстане  //  Казахстанская  модель 
этнополитики:  Научное  издание.  –  Алматы:  Казахстанский  институт  стратегических 
исследований при Президенте Республики Казахстан, 2002. 
3.  Козырев  Т.А.,  Салыкбаева  К.  Русские  вкрапления  в  потоке  казахской  речи  в  условиях 
казахско-русского двуязычия // Вестник КазНУ им. аль-Фараби (Серия филологическая), № 8 
(107), 2007. 
Тажибаев  С.Ж.,.  Козырев  Т.А.,  Государственность,  язык,  алфавит:  пример  Казахстана  // 
«Центральная Азия и Кавказ», № 4 (52), 2007.  

Каталог: download -> vestnik
vestnik -> А. Әшімбаев Әбілхан қастеев шығармашылығы арқылы білімгерлердің
vestnik -> Государственного педагогического
vestnik -> Тараз мемлекеттік педагогикалық институтының хабаршысы ғылыми-педагогикалық журнал
vestnik -> Семинар-тренинг 3-4 октября 2014 года в Таразском государствен ном педагогическом институте был проведен семи
vestnik -> Государственного педагогического
vestnik -> Государственного педагогического
vestnik -> Басқа планеталықҚА Қай қолды беру керек?
vestnik -> Тараз мемлекеттік педагогикалық институтының хабаршысы
vestnik -> Тараз мемлекеттік педагогикалық институтының хабаршысы
vestnik -> Тараз мемлекеттік педагогикалық институтының хабаршысы ғылыми-педагогикалық журнал

жүктеу 3.16 Mb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25




©emirb.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет