Герольд Бельгер Записки старого толмача



жүктеу 15.62 Kb.
Pdf просмотр
бет1/12
Дата04.02.2017
өлшемі15.62 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Герольд Бельгер
Записки старого толмача

Герольд Бельгер
Записки
старого толмача
Мектеп
Алматы
2011
«… за пределами книги обычно остается
еще много такого, что живет в нас
в ожидании своей формы,
своего обратного выражения.»
Чингиз Айтматов


От автОра
Начиная  примерно  с  1963  года  и  поныне,  я  по 
мере своих сил и способностей систематически зани-
маюсь теоретическими и практическими проблемами 
художественного  перевода.  Прочитал  по  этой  части 
уйму книг, написал десятки статей, заметок, рецен-
зий, выступал на разных семинарах-форумах, издал 
переводоведческие книги «Лики слова» (1996), «Ка-
захское слово» (2001 и 2009), «Ода переводу» (2005), 
«Этюды о переводах Ильяса Джансугурова» (2001 и 
2005),  «Властитель-Слово»  (2009),  «Жизнь-эпопея» 
(2009), «Қазақ дәптері» (2011), и книги эти пользуют-
ся спросом у специалистов-филологов и имеют, смею 
полагать, некий практический смысл.
Перевел же на русский язык с казахского и немец-
кого более 200 произведений – по общему объему на-
верняка томов 20–25.
Айгуль  Аширбековна  Корабаева  (Караганда)  в 
декабре 2010 года защитила кандидатскую диссерта-
цию на тему: «Г.К.Бельгердің аудармашылық шебер-
лігі: теория және практика». О моих переводческих 
опытах написаны десятки статей.
В  процессе  переводов  –  удачных  или  неудач-
ных,  все  равно  –  я  имел  обыкновение  фиксировать 
на полях переводимой книги, в рабочих тетрадях, в 
Б 44   Бельгер Г. Записки старого толмача. – Алма-
ты: «Мектеп», 2011. – 280 с.
ISBN 978-601-293-591-2
Герольд Бельгер, казахстанский прозаик, переводчик, 
эссеист,  публицист,  многие  годы  занимается  теоретиче-
скими и практическими проблемами художественного пе-
ревода. 
В данную книгу он собрал свои наблюдения, находки, 
заметки, фрагменты, лексические адекваты, тематические 
словарики,  накопившиеся  за  долгие  годы  в  рабочих  тет-
радях, блокнотах, в заметках на полях переводимых книг. 
Думается, что весь этот черновой материал вызовет инте-
рес  у  переводчиков,  филологов,  лингвистов,  любителей 
словесности.
УДК  821.0(574)
ББК 83.3(5Каз)
Автор благодарит Чингиза Кулжанова
за оказанную финансовую поддержку
в издании этой книги.
© Бельгер Г., 2011.
© Издательство «Мектеп», 2011.
ISBN 978-601-293-591-2
УДК 821.0(574)
ББК 83.3(5Каз)
Б 44
4702250201
404(05)–11
Б                       181–11


блокнотах  разные  свои  наблюдения,  варианты,  на-
ходки аналогов и адекватов в языках, соответствия и 
созвучия, фрагменты и мысли, то есть, те моменты, 
«мелочи» из языковых сфер, которые сопровождают 
всякого  толмача.  Разумеется,  эти  выписки  сыграли 
конкретную практическую роль в процессе работы и 
могут, как мне кажется иметь некую пользу для тех, 
кто  любительски  или  профессионально  занимается 
переводами с языка на язык – в основном без посред-
ника-подстрочника.
И решил я эти выписки – особенно не системати-
зируя, не распределяя строго по полочкам – изложить 
совершенно  вольным  образом,  спонтанно,  так,  как 
они  запечатлелись  в  свое  время  в  подручных  бума-
гах.
Померещилось: а вдруг эти заметки кого-то заин-
тересуют. А вдруг есть в них какой-то толк для пере-
водчиков, филологов, любителей словесности.
Полагаю, немало будет и спорного. Ведь в конеч-
ном счете мысль будит мысль, слово рождает слово.
И решил я эти вольные строки назвать просто, без 
претензий  «Записки старого толмача». 
Запомнилась сцена: молодая мама Раушан Нур-
пеисова  (ныне  покойная)  учит  своего  сына  (ныне 
женатого  дядю)  казахскому  языку.  Сама  она  не 
очень подкована по этой части, ибо училась в рус-
ской школе, читает русские книги, думает, главным 
образом, по-русски. Однако под влиянием отца, пи-
сателя  Абдижамила  Нурпеисова,  очень  старается, 
чтобы сын говорил по-казахски. Говорит, тыча паль-
цем в «Әліппе»: «Это сиыр. Понял? Си-ыр. Как го-
ворит корова?» Карим хлопает глазенками. Живую 
корову он еще не видел и откуда берется молоко, не 
знает. «М-у-у-у!» – подсказывает мама. Я улыбаюсь. 
«Э-е-е… нет. Это русская корова мычит: му-у-у. И 
немецкая му-у-кает (muht). А казахская корова гово-
рит «мө-ө-ө...».
Раушан удивлена. Это что же, у скотины и всякой 
твари тоже своя национальность, свой родной язык?
Ну, а как же? Конечно!
И я объясняю.
Лошади, ослики и свиньи; собаки и кошки; пету-
хи и утки; куры и цыплята; лягушки и мыши; воро-
ны  и  воробьи,  пчелы  –  все-все  говорят  по-разному. 
Неожиданно. Привычно и непривычно. Затейливо и 
экзотично.
Г. Бельгер. Записки старого толмача
На КаКОМ ЯЗЫКЕ ГОвОрЯт
НаШИ МЕНЬШИЕ БратЬЯ

8
9
В разных странах они называются по-разному и 
ржут, мычат, хрюкают, квакают, пищат, лают, мяука-
ют,  ревут,  чирикают,  каркают,  жужжат,  свистят  по-
всякому.
Ну, прямо, как у людей, общающихся на разных 
наречиях. И вполне возможно, что каким-то непости-
жимым для нас образом понимают друг друга. «Язык 
рыб лягушке ведом», – гласит казахская поговорка.
Интересно как!
О, еще как интересно! Целая наука. В некоторых 
переводоведческих  статьях  я  встречал  любопытные 
примеры. Да и сам при переводах с казахского то и 
дело наталкивался на подобные случаи. По-казахски 
осел (есек) кричит: «Ы-а-а-а», аж надрывается, втя-
гивая  бока,  вытягивая  судорожно  шею:  «Ы-аааа!». 
Казашка-лягушка  (бақа)  квакает:  «бақ-бақ».  Свинья 
(шошқа) хрюкает по-казахски: «қорс-қорс» (то есть, 
қорсылдайды),  по-русски:  «хрю-хрю»,  по-немецки: 
«грунц-грунц»,  на  всех  языках  по-разному.  Цып-
ленок  по-казахски  говорит:  «шик-шик-шик»  (т.е. 
шиқылдайды),  ворона  «қарқылдайды»,  т.е.  надры-
вается: «қарқ-қарқ», воробей выпевает: «ши-ық, ши-
ық» (по-русски чирикает: «чик-чик»), курица кудах-
чет: «қыт-қыт» (по-русски: «ко-ко-ко», по-китайски: 
«гу-гу-гу»),  мышь  по-казахски  говорит:  «пыс-пыс», 
лошадь  ржет:  «Ы-ииии…»,  верблюд  стонет-ревет: 
«ббө-өөө!». 
Многие годы спустя, весной 2010 года, зашел ко 
мне молодой человек по имени Юрий Болотов и по-
казал свою рукопись «И как же они говорят?» Они –
разные  домашние  животные  и  пернатые.  Рукопись 
имела подзаголовок «Для любознательных и их ро-
дителей».
Ну, а я любознательный, хоть и иду в сторону хол-
ма восьмидесятилетия.
Юрий Болотов обратился за рецензией к Мурату 
Ауэзову, а тот направил автора ко мне. Я охотно оз-
накомился с рукописью, узнал много интересного и 
поучительного, восхитился формой изложения любо-
пытного материала и тотчас написал короткую, доб-
рожелательную  рецензию.  Вскоре  богато,  красочно 
иллюстрированная книжка Болотова увидела свет в 
Алматы тиражом в пять тысяч экземпляров.
Чего только я не узнал из нее!
Вот, к примеру, русский петух торжественно огла-
шает окрестность бойким «кукареку».
Африканский – коколекёё
Боснийский – кукурику
Венгерский – кукареку
Голландский – кукелику
Туркменский – гикигигууу
Немецкий – кикерики.
Правда, похоже? Как многие слова тюркской сис-
темы  языков.  Эти  петухи,  должно  быть,  друг  друга 
понимают.
А вот английский петух – оригинал. Он поёт:
– Кокадудльду!
Малайский выводит:
– Вуквувууу!
Армянский петух и вовсе неподражаем:
– Тиугхлугхуу!
Ей-ей, язык сломаешь. 
Г. Бельгер. Записки старого толмача
На каком языке говорят наши меньшие братья

10
11
Казахский (указано на карте) вроде поёт:
– Кукареку!
Должно быть, сильно обрусел. Стал шала-петух. 
Как  шала-казах.  В  нашем  ауле  петух  (әтеш,  қораз), 
взобравшись на шарбақ-плетень, горланил:
– Көкерекуу! Көкерек-куу!
Но  все  куры  (байбише  и  токалки),  цыплята-ба-
лапанята  и  даже  двуногие  аульчане  вполне  его  по-
нимали.
Без петуха и заря не занималась.
Теперь ради любопытства прислушаемся к лоша-
диному разговору.
Русский 
Лошадь 
И-го-го…
Английский 
Хорс 
heeeй
Армянский 
Мук 
Йи-хи-хии
Бенгальский 
Гхода 
Чу-ху-ху
Венгерский 
Ло 
hи-ха-ха
Казахский  
Ат 
Ы-ииии...
Китайский 
Ма 
Сииииий
Немецкий 
Пферд 
Уй-иииии
Суахили 
Фараси 
Йии-хооо
Хинди 
Гхора 
Хин-хин-хин
Хорватский  
Конь 
Ньииии
Чешский 
Кунь 
Йи-га-гаа
Шведский 
Хэст 
Хи-иии
Эстонский 
Хобуне 
Йи-ха-ха
Не  удержусь,  приведу,  пожалуй,  еще  один  при-
мер. Как говорят кошки разной национальности? А 
вот как:
Русская 
Кошка 
мяу-мяу
Английская 
Кэт 
мью-мью
Вьетнамская 
Мео 
мео-мео
Зулу 
Икати 
меу-меу
Итальянская 
Гатто 
мяо-мяо
Йоруба 
Ологбо 
мьяун-мьяун
Казахская 
Мысық 
миау-миау
Испанская 
Гат 
меу, маррамау
Корейская 
Кояни 
ньяон-ньяон
Словацкая 
Мачка 
Мнияу-мнияу
Таджикская  
Гурба 
мяв-мяв
Узбекская 
Мушук 
миёв-миёв
Украинская 
Кишка 
няв-няв
Чешская 
Кочка 
мияу-мияу
Японская 
Неко 
нья-нья
В веселой и доброй книжке Юрия Болотова при-
водятся также «разговоры» собак, свиней, лягушек, 
мышей,  ослов,  ворон,  воробьев,  уток,  пчел.  Просто 
молодец Болотов! Он изучил языки и диалекты раз-
ных  божьих  тварей,  внося  своими  познаниями  ве-
сомую лепту в общее языкознание. Читать это увле-
кательно и познавательно. И детям и взрослым. Как 
литератор-переводчик я часто сталкивался с этим ди-
ковинным языком и почерпнул из книжки Болотова 
много значительного, важного. Я постоянно привожу 
из них примеры моим посетителям и радуюсь их ра-
дости. И мне хочется, чтобы об этом знал и мой гипо-
тетический читатель этих заметок.
P.S.
У  казахов-животноводов  выработался  свой  язык 
при  общении  с  животными.  В  книге  Касымхана 
Бегманова  «Этнографпен  әңгіме»  (А.,  2010)  выда-
Г. Бельгер. Записки старого толмача
На каком языке говорят наши меньшие братья

13
До  недавнего  времени  в  Казахстане,  в  Алматы, 
проживал  редкий  человеческий  экземпляр,  мудрый, 
скромный  аксакал,  великий  языкознатец,  этнограф, 
казаховед Жагда Бабалыкулы. Он скончался в 2010 
году на 91-м году жизни.
Приехал он в нашу страну из Китая, где сложился 
как человек, как ученый, гражданин, изведав в жизни 
вдосталь гонения и даже тюрьму. А вернувшись на 
родину предков, также не особенно был востребован, 
никому не мозолил глаза, не кичился своими позна-
ниями, жил незаметно, тихо. Никому не было особо-
го  дела  до  того,  что  он  обладал  залежами  живых  и 
«мертвых» казахских слов. Осколок уникальной язы-
ковой культуры предков, можно сказать, никого и не 
интересовал.
Я заметил: германские немцы, «райхсдойче», не 
особенно расположены к своим дальним собратьям –
российским  немцам.  «Поздние  возвращенцы»  для 
них чужие, «фремде», пришельцы с Востока. Так же 
местные,  укорененные  казахи,  мягко  говоря,  сдер-
жанно, отчужденно относятся к своим сокровникам, 
прибывшим из, скажем, Китая, Монголии, Ирана, Уз-
бекистана. Они «келимсеки» – пришлые. Их и назы-
вают-то в просторечии китайцами, монголами, узбе-
ющийся  языкознатец  Жагда  Бабылыкулы  приводит 
слова-обращения  к  верблюду.  Когда  верблюдицу 
зовут  в  ограду,  в  хлев,  к  верблюжонку,  ее  кличут: 
«кәус-кәус», «көс-көс», «қоңс-қоңс», «бот-бот». Ког-
да  отправляют  на  выгон,  на  выпас,  приговаривают: 
«қуай-қуай»,  к  водопою  зовут:  «соррап-соррап», 
«әрей-әрей», «жәуіт-жәуіт». Погоняют верблюда воз-
гласами: «чу», «шу», «әт-шу», «ейт-чу», «ейт-шу»; а 
когда отпускают его на колени, чтобы нагрузить пок-
лажей,  говорят:  «шөк-шөк»,  «чәк-чәк»,  «шұқ-шұқ», 
«чук-чук».И верблюд понимает эти дуплетные «вер-
блюжьи слова» (стр. 350).
Такие слова-обращения существуют в отношении 
ко всем домашним животным.
По аульному опыту я знаю, что собаку подзывают 
словами: «кә-кә!», а науськивают, направляют возгла-
сами: «әйт-әйт!».
Я  был  довольно  образован  по  этой  части,  пока 
жил  в  ауле,  а  за  годы  проживания  в  городе  (с  1954 
года) растерял все свои былые познания. 
КаЗахсКОЕ слОвО
И ЖаГда БаБалЫКулЫ
Г. Бельгер. Записки старого толмача

14
1
ками, как бы не признавая их «казахскость». Бытует 
такая странная инерция.
Так,  подозреваю,  получилось  и  с  уникальным 
Жагдой Бабалыкулы.
Он всю жизнь собирал и тщательно оберегал жем-
чужины родного речестроя. И в чьих руках осталось 
это неподъемное наследство, я даже не знаю. В ка-
ком-то  интервью  я  прочитал,  что  столько-то  тюков 
(«бумá») бумаг он передал в архив, столько-то тюков –
в академический институт, столько-то – знакомым ка-
заховедам, а еще столько-то хранит дома.
Несметное, поразительное богатство!
Жагда Бабалыкулы сам представлял целый иссле-
довательский институт. Он был истинным «ғұлама», 
что по смыслу соответствует понятию «корифей».
К большому моему огорчению, я в жизни с ним не 
встречался.  Но  знал:  многоопытный  общественный 
деятель, глубокий знаток казахского языка, истории, 
национальной культуры, этнографии, ментальности, 
шежире  (летописи,  родословной)  народов  Западной 
Азии,  собиратель-коллекционер  редких,  древних 
слов. И его статьи, интервью всегда читал с интере-
сом, с любопытством и восхищением. Помню, как в 
газете «Туркестан» (17.09.09) было опубликовано его 
пространное интервью. И считаю здесь целесообраз-
ным ознакомить русскоязычного читателя с некото-
рыми положениями его рассуждений. Вот они в моей 
вольной передаче.
У  нас  о  языке  никто  не  думает,  не  печется.  Все 
понимают: отомрет язык – исчезнет народ. Китайцы 
занимаются  сбором  своего  языкового  фонда  2300 
лет. По тайваньским данным 1958 года, они собрали 
500000  корневых  (не  производных!)  слов.  Англича-
не  –  240  тысяч.  Литовцы  за  сто  лет  зафиксировали 
4  миллиона  корневых  и  производных  слов.  Казахи 
занимаются сбором языкового фонда с 1937 года. Но 
слова они черпают из произведений писателей. Не-
правильный  подход!  Собирать  надо  из  уст  народа. 
Разнообразным богатством  казахского  языка  наибо-
лее глубоко владел Мухтар Ауэзов. И то его лексиче-
ский состав исчислялся менее чем 20 тысячами слов 
(Здесь я, Г.Б., напомню читателю, что в одном только 
«Пути  Абая»  употреблено  писателем  16983  слова). 
Словарный состав большинства казахских писателей 
ограничивается  10–15  тыс.  слов.  Некоторые  пишут 
рассказы, обходясь одной-двумя.
Каков же словарный фонд казахского языка?
Никто  толком  не  знает.  У  кочевых  казахов,  по-
лагаю,  он  составлял  миллионов  пять.  Столько  же  у 
оседлых. Чтобы все это изучить, необходима Акаде-
мия казахского языка.
Представьте – об одних только яствах я накопил 
1500 слов. По теме национальных спортивных игр –
300 слов. По человеческим отношениям и людским 
характерам  я  собрал  более  5-6  тысяч  слов-единиц. 
Этот океан не изучен. Только по форме шитья суще-
ствует 76 наименований...
Таковы  некоторые  извлечения  из  интервью  язы-
кознатца Жагды Бабалыкулы.
Увы, я не вижу, чтобы кто-то к этим данным про-
явил  интерес.  Странно:  некоторых  русских,  евреев, 
немцев  столь  богатый  казахский  язык  даже  раздра-
Г. Бельгер. Записки старого толмача
Казахское слово и Жагда Бабалыкулы

16
1
жает. Вроде как не по Сеньке шапка, не по Мыркым-
баю малахай. Недоумевают в том числе и этнические 
казахи, основательно оторвавшись от национальных 
корней. Звонят мне, спрашивают: «Неужели?», «От-
куда?», «Почему не знаем?».
Е-е-е… айналайынчики мои, кто что нынче у нас 
знает… У нас уже 20 лет на всех перекрестках шумят 
бестолково  о  государственном  языке,  а  раздрызган-
ную арбу с места не сдвинут и продолжают калякать-
калякайт по-русски. И какого-то особого прогресса я 
не вижу.
...Так и прожил свой немалый век Жагда Бабалы-
кулы, обойденный вниманием и признанием, лаской 
и любовью. Обычная трагедия одиночки. Собеседни-
ком его оказался поэт и радетель казахской культуры 
Касымхан Бегманов, его внимательный и чуткий Эк-
керман, записавший исповедальные рассказы мудре-
ца и недавно издавший их книгой под названием «Эт-
нографпен әңгіме» («Беседы с этнографом»). Много 
познавательного найдет благодарный читатель в этой 
книге – об истории и языке казахов, об их отличиях 
от других народов, об их быте, традициях, трагиче-
ской судьбе, о том, что было и что предать забвению 
грешно,  преступно.  Проникновенную  рецензию  на 
книгу Касымхана написал поэт Рафаэль Ниязбек в га-
зете «Қазақ» (см. № 3–4 от 21.01.11). В рецензии, по-
мимо всего прочего, идет также речь о лексическом 
богатстве  казахского  языка.  Представьте:  в  коллек-
ции Бабалыкулы 500 (!) слов, обозначающих только 
расстояние от шеи человека до его темени. В одной 
ляжке казахской овцы заключено 120 (!) слов-наиме-
нований, в одном корпусе (тулове) лошади упрятано 
более 350 (!) слов.
Рецензент  приводит  слова,  характеризующие 
голову  человека.  И  что  это  за  слова?  Перечисляю: 
Ақ бас, астау бас, ала бас, ақшеке бас, аламыш бас, 
ақылды бас, ақымақ бас, айна бас, айдарлы бас, бақа 
бас, бұзау бас, баспақ бас, буырыл бас, боз бас, бұқа 
бас, жылтыр бас, жирен бас, кейкі бас, көстек бас, көк 
ала  бас,  құлжа  бас,  қасқа  бас,  қушық  бас,  құж-құж 
бас, қатпар бас, қауға бас, қалтақ бас, мау бас и т.д.
Подобных  видов  и  характеристик  головы  навер-
няка  достаточно  и  в  русском  языке:  умная  голова, 
дурная  голова,  тупая  голова,  шальная  голова,  бедо-
вая,  плешивая,  лысая,  узколобая,  круглая,  лошади-
ная,  козлиная,  баранья,  яйцеголовая,  дынеголовая, 
патлатая, котел-голова и т.д. Ну, а некоторые сходу и 
не переведешь.
А какие у человека бывают глаза?
Ала көз, алағай көз, албасты көз, ақ көз, абай көз, 
айнам көз, боз көз, бақа көз, бота көз, бадырақ көз, 
балық көз, бұқа көз, бит көз, бұлдыр көз, бұлау көз, 
долы көз, жаутаң көз, жапалақ көз, жылан көз, жай-
дары көз, жасық көз, жылым көз, зұлым көз, ит көз, 
көлгір көз, көген көз и т.д.
Надеюсь, читатель сам подберет этим видам глаз 
русский эквивалент.
Вспоминаются слова незабвенного Калеке – Кал-
тая Мухамеджанова. Он неоднократно говорил: бы-
товой язык казахов необыкновенно богат. Но об этом 
богатстве не всегда знают сами казахи, а другие, мол, 
и признавать не желают.
Г. Бельгер. Записки старого толмача
Казахское слово и Жагда Бабалыкулы

19
К  чему  клоню?  К  тому,  что  клад  покойного 
«ғұлама»  Бабалыкулы  стал  достоянием  народа,  у 
которого  он  по  крупицам  же  всю  жизнь  собирал. 
Этот клад необходимо обработать, осмыслить, клас-
сифицировать,  опубликовать,  дабы  народ  воочию 
убедился,  на  каком  сокровище  он  сидит.  А  не  петь 
десятилетиями  пустой  «аляуляй»  и  потешаться  над 
фальшивой  и  мифической  государственной  лингви-
стической комиссией, принимающей показушные эк-
замены у претендентов в президенты.
Можно ли представить казаха, сына вольных сте-
пей, без его надежных крыльев – без лошади?
Мыслимо ли вообразить себе казахский фольклор, 
казахское  произведение,  в  которых  не  фигурировал 
бы гордый скакун? 
Нет, невозможно, немыслимо.
Лошадь казахами воспета издревле.
О  лошади  существует  монблан  литературы.  Ло-
шадь – нетленная любовь номада.
Эту  очевидную  мысль,  банальную  истину  я  мог 
бы  пространно  проиллюстрировать  сотнями  и  ты-
сячью страниц из художественных произведений от 
древних певцов-акынов, сказителей-жырау до Абая, 
Ильяса Джансугурова и Мухтара Ауэзова.
Но  я  этого  делать  не  буду,  ибо  в  таком  случае 
слишком далеко зашел бы и мои скромные записки 
обернулись бы многотомным исследованием.
Речь не о том.
А о том лишь, что при переводе казахских произ-
ведений на, скажем, русский язык, на каждом шагу 
наталкиваешься  на  дефицит  необходимых  слов,  ко-
торыми конь «напичкан» от ушей до кончика хвоста 
столькими  диковинными  наименованиями,  каковым 
не  всегда  удается  находить  эквиваленты  в  русском 
«лОШадИНЫЙ»
слОварИК
Г. Бельгер. Записки старого толмача

20
21
Все равно нужных слов не хватало.
До сих пор пополняю свой «лошадиный» слова-
рик. Недавно с интересом прочел статью профессора 
Рысбая  Сатимбекова,  опубликованную  под  назва-
нием  «Жылқы»  («Лошадь»)  в  журнале  «Парасат» 
(2010), статьи признанного в Казахстане лошадника-
ветерана Бошая Китапбаева (в газете «Қазақ»), ис-
торика-этнографа, ученого-лошадника Ахмета Ток-
табая  («Қазақ  әдебиеті»,  №  45  за  2010  г.),  заметки 
об открытии в Кокшетау памятника прославленному 
призовому скакуну Кулагеру. Названный выше Ахмет 
Токтабай отмечает, что в его коллекции 95 наимено-
ваний  внешних  примет лошади, более 200 слов-оп-
ределений  лошади,  около  400  слов-сравнений,  31 
слово, обозначающее аллюр, даже қазы (конский де-
ликатес) имеет 26 наименований. «Добавьте к этим 
данным, – пишет историк, – еще более 90 кюев, около 
40 песен, 4 танца, посвященных лошади». Слов-на-
именований, связанных с лошадиной сбруей, насчи-
тывается  более  200.  «Лошадиных»  терминов  автор 
собрал свыше 1000. Все эти слова автор предлагает 
обозначить латиницей и выложить в интернет.
Сколько  «лошадиных»  слов  накопилось  в  моем 
словарике за годы интенсивного перевода с казахско-
го на русский язык, я не знаю. При этом я не всегда 
находил точный аналог казахским наименованиям и 
иногда – наоборот – русским. Полагая, что такой сло-
варик может сослужить какую-никакую пользу заин-
тересованному  читателю,  я  решил  предложить  его 
вниманию  те  слова  и  выражения,  которые  в  разное 
время были зафиксированы мною.
языке. Хотя, надо признать, и русский «лошадиный» 
словарь богат, в отличии от многих европейских, да и 
от азиатских тоже.
В 60-е годы прошлого века, когда я плюхнулся в 
переводческий  омут,  лошадь  доставляла  мне  много 
хлопот. Кстати замечу, что с лошадью мне не везло 
и в ауле. Как ни старался, я так и не научился сидеть 
и скакать на лошади, как мои сверстники-тамыры. А 
уже в 12 лет я был вынужден «оседлать» постылые 
костыли. С ними на резвом коне не ускачешь.
Моих познаний в русском языке мне явно не хва-
тало. Тематических толковых словарей тогда не было 
(или они были мне недоступны), специалистов-зна-
токов, «лошадников», подкованных в обоих языках, 
тоже  не  встречал,  имеющиеся  словари  далеко  не 
всегда  подсказывали  мне  необходимое  слово,  и  я 
блуждал в потемках, по крупицам собирал «лошади-
ные» слова, кропотливо выписывал их из всевозмож-
ных  русских  источников,  «общипал»  Л. Толстого, 
М. Шолохова, Н. Лескова, Ч. Айтматова, всех русских 
классиков, казачьих писателей, записки наездников, 
жокеев, переводную литературу, русскоязычных ино-
родцев  и  записывал  эти  слова,  понятия,  термины  в 
свою рабочую тетрадь.
Вот таким сложным, кружным путем я пополнил 
свои скудные познания. Наизусть я помнил «Описа-
ние коня» Абая, исчерпал все свои аульные запасы, 
заглядывал в немецкие энциклопедические словари, 
вспоминал,  в  какой  последовательности  запрягают 
лошадь, как седлают ее, изучал лошадь по стати, по 
масти, по скелету, по частям тела, корпуса, по аллюру.
Г. Бельгер. Записки старого толмача
«Лошадиный» словарик

22
23
ұма  
–  пах  (ұмасы  алмадай  –  уточнил 
Аскар  Сулейменов,  тоже  отменный  лошад-
ник)
тірсек 
–  голень
көз 
–  глаз
шідерлік 
–  ?
шаша 
–  щетки, волосы у запястья
ат жабу 
–  попона
терлік
(тоқым)  
–  потник, чепрак
жан қайыс  –  постромка
шылбыр 
–  повод, чембур
қамыт бау  –  супóнь
қанжыға 
–  торокá
шаужайынан –  под уздцы
шап айыл  –  подбрюшник
тартпа айыл  –  подпруга
шоқтық 
–  холка
таралғы 
–  крепление стремян
өмілдірік 
–  нагрудник (подвески)
парыл 
–  храп
текірек 
–  трот
қаңтару,
таң асыру   –   выстойка (поставить на выстойку)
тай 
–  стригунок (годовалый)
арда емген  –  молодняк-сосун  на  втором  или 
третьем году
құнан 
–  жеребенок по третьему году 
дөнен 
–  самец-трехлетка
құнажын 
–  матка  по  третьему  году  (корова, 
верблюдица, лошадь)
Кекіл 
–  челка
құлақ 
–  уши
мойын 
–  шея
жақ 
–  челюсть
қабақ 
–  веко
омыртқа 
–  позвонок (шейный столб)
жал 
–  грива
желке 
–  затылок
сағақ 
–  изгиб (шея и подбородок)
мұрын 
–  нос, ноздри
ерін 
–  губы
тіс 
–  зубы
қабырға 
–  ребра
жота 
–  хребет
омырау 
–  грудь
ойынды 
–  ?
төс 
–  грудинка
бақай 
–  бабка, козон
тұяқ 
–  копыта
сіңір 
–  сухожилия
аяқ 
–  ноги
жауырын 
–  лопатки
сауыр 
–  круп
мықын 
–  бок, маклок
құйрық 
–  хвост
қыл 
–  щетина, шерсть
көтендік 
–  зад
ұршық 
–  берцовая кость
сан 
–  ляжки
сырты 
–  ?
бауыр 
–  брюхо
Г. Бельгер. Записки старого толмача
«Лошадиный» словарик

24
2
жарғақ 
–  доха из шкуры жеребенка
жорту  
–  бежать мелкой рысью
жортақ 
–  мелкая рысь
жылқышы  –  табунщик
кер ат 
–  мухортый конь 
ноқта 
–  недоуздок 
неук 
–  невыезженная лошадь
жүген 
–  узда, уздечка
торы 
–  гнедая
құла 
–  буланая
боз ат 
–  сивый конь
әуке 
–  подгрудок
ауыздық 
–  удила
көтеншік 
–  зад
текірек 
–  трот
тақымдады  –  понукал
К  некоторым  русским  «лошадиным»  словам  в 
процессе  перевода  я  не  имел  казахского  аналога,  а 
специально искать не стал. Оставляю это занятие на 
долю искушенного читателя.
репица хвоста  

стан  
 

задние коленки  

мослаки 
 

постанов шеи  

комки жил около головы и шеи –
корпус 
 

скошевка  (ремень,  проходящий  под  брюхом  ло-
шади и скрепляющий стремена в казачьих сед-
лах)  
 

бесті 
–  лошадь-пятилетка (бесті ат, бесті 
түйе, бесті өгіз)
жабағы 
–  жеребенок  более  6-ти  месяцев, 
но менее года
айғыр 
–  жеребец
қамшыкесті
айғыр  
–  заморенный жеребец
үйір 
–  косяк
табын 
–  табун
саяқ жылқы  –  мерины,  выделенные  в  отде-
льный косяк. Отдельно, обособленно пасуща-
яся лошадь (Аскар Сулейменов в сноске напи-
сал: диссидент)
тоға 
– 
айылбас 

тұлпар 
–  скакун
дүлдүл  
–  крылатый  конь  Азрет  Али  (объ-
яснение Аскара Сулейменова)
тұғыр 
–  кляча, одр
сәурік 
–  жеребец,  не  используемый  как 
производитель по возрасту
шідер 
–  путы
делбе 
–  вожжи
тарылғы 
–  петлица  (ремень для  прикрепле-
ния стремени к седлу)
тақым 
–  шенкеля
жорға 
–  иноходец
шабдар  
–  игрений,  игреневый  (рыжий  со 
светлой, белой гривой и хвостом)
арқалық 
–  чересседельник
байтал 
–  кобылица-трехлетка
Г. Бельгер. Записки старого толмача
«Лошадиный» словарик

26
2


жүктеу 15.62 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет