Еуразия гуманитарлық институтының хабаршысы тоқсандық журнал 2001 ж шыға бастаған 2016



жүктеу 13.81 Kb.

бет2/25
Дата09.01.2017
өлшемі13.81 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
часть  предприятий  была  размещена  в  промышленной  зоне,  расположенной  в  северной 
части  города.  Сделанный  в  том  же  году  специалистами  предположительный  прогноз 
развития  города  гласил:  «...этапы  развития  г.  Акмолы  намечены  в  соответствии  с 
программой  передислокации  высших  и  центральных  государственных  органов  РК  в  г. 
Акмолу  и  развитию  г.  Акмолы  в  качестве  столицы  государства.  На  первом  этапе  (1996-
1997) должны быть передислоцированы высшие государственные органы, экономические, 
производственные  и  силовые  министерства  и  ведомства.  На  втором  этапе  (1998-2000) 
должен был завершится процесс передислокациии центральных государственных органов 
в  г.  Акмолу.  На  третьем  этапе  (с  2001  года)  планировалось  осуществление  дальнейшего 
развития  города  Акмолы  и  зон  его  влияния,  в  качестве  крупного  производственного, 
административного  и  культурного  центра...  Предполагалось,  что  до  2005  г.  количество 
жителей в городе достигнет 600 тыс. чел.» [16, Л. 20, 22-24].  
20  октября  1997  г.  вышел  Указ  Президента Республики  Казахстан «Об  объявлении 
города  Акмолы  столицей  Республики  Казахстан»,  где  было  указано,  что  Акмола  станет 
столицей Республики с 10 декабря 1997 г. Официальную презентацию города как столицы 
государства  предполагалось  провести  10  июня  1998  г.  Обеспечить  исполнение  Указа 

 
11 
поручалось  Правительству  РК,  Управлению  делами  Президента  РК  и  Государственной 
комиссии по передислокации [17]. 
В декабре 1997 года Акимом города Акмолы был назначен Адильбек Джаксыбеков, 
который  исполнял  обязанности  главы  городской  администрации  вплоть  до  июня  2003 
года.  Тогда  же,  в  декабре  1997  г.,  в  Акмолу  перебрались  сотрудники  высших  органов 
управления Республики [18, с. 9, 32].  
В эти годы, были предприняты первые конкретные шаги по строительству жилья для 
передислоцируемых  чиновников.  К  примеру,  согласно  информации  Председателя 
государственной  комиссии  Ф.  Галимова  для  передислокации  сотрудников  7 
государственных  органов  общей  численностью  около  3  тыс.  человек  в  1997-1998  гг. 
Управлением  делами  Президента  был  намечен  ввод  в  эксплуатацию  1500  квартир.  В 
результате совместной работы Комиссии с государственными органами в 1997 году было 
построено  и  выкуплено  700  квартир.  Турецкой  фирмой  «Финтрако»  был  сдан  в 
эксплуатацию жилой комплекс на 50 коттеджей [19, с.151-153]. В декабре 1997 компанией 
было  закончено  строительство  коттеджей  вблизи  парковой  зоны  на  правом  берегу  реки 
Ишим, закрытого теннисного корта, а также здание национальной нефтегазовой компаний 
«КазахОйл» [20, С. 200-201].  
31  декабря  1997  года  в  связи  с  выполнением  своих  основных  задач  Указом 
Президента  Республики  Казахстан  комиссия  была  упразднена  [21].  Ежегодно 
увеличивались  инвестиции  в  бюджет  города.  Только  в  одном  1997  году  в  основной 
капитал  столицы  было  вложено  17 946,6  млн.  тенге,  что  превысило  уровень  прошлого 
года в 5,4 раза [22, с. 252]. 
Подводя  итоги,  можно  сказать,  что  Государственная  комиссия  Республики 
Казахстан  по  передислокации  высших  и  центральных  государственных  органов  в  город 
Акмолу  внесла  большой  вклад  в  становление  новой  столицы  Казахстана.  Именно,  через 
нее  проходили  первые  документы  по  размещению  в  новой  столице  правительственных 
органов государства и строительства жилья для прибывающих в Акмолу государственных 
служащих.  С  подачи  Комиссии  Президентом  Казахстана  были  приняты  Указы,  внесшие 
изменения  в  налоговое  законодательство  Республики  и  способствующие  приходу  новых 
потоков  инвестиции  в  инфраструктуру  города.  Кроме  того,  удалось  достаточно 
оперативно обеспечить переезд в новую столицу высших органов власти.  
В становлении новой столицы огромный вклад внесли председатели вышеназванной 
Государственной  комиссии:  Н.Исингарин,  Н.Макиевский,  Ф.Галимов,  акимы  города 
Акмолы:  А.Булекпаев  и  А.Джаксыбеков.  Именно  тогда  был  заложен  фундамент 
становления нынешней столицы Казахстана – современной Астаны.  
 
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ  
 
1
 
Назарбаев Н.А. В сердце Евразии – Алматы: Атамұра, 2005. – 192 с. 
2
 
Постановление Верховного Совета Республики Казахстан от 6 июля 1994 года № 106-
XIII  «О  переносе  столицы  Республики  Казахстан»  /  Столицы  Казахстана:  Сборник 
документов и материалов. – Астана, 2008. – № 110. – С.144. 
3
 
Указ Президента Республики Казахстан от 15 сентября 1995 года № 2547 «О столице 
Республики  Казахстан»  имеющий  силу  закона.  /  Столицы  Казахстана:  Сборник 
документов и материалов. – Астана, 2008. – № 111. – С. 144-145. 
4
 
Национальный архив Республики Казахстан. Ф. 43, Оп. 1, д. 8, Л. 1-6. 
5
 
Протокол  заседания  Государственной  комиссии  Республики  Казахстан  по 
передислокации  высших  и  центральных  органов  в  город  Акмолу  //  Учет.  Все  для 
бухгалтера. URL: http://normativ.kz/view/1691/ (Дата обращения: 09.06. 2015). 

 
12 
6
 
Асылбеков  А.З.  Қазақстан  Республикасында  Кімнің  Кім  екені  –  2011.  2  томдық 
анықтамалық.  Кто  есть  кто  в  Республике  Казахстан  –  2011.  Справочник  в  2  томах. 
Алматы, 2011 – 1312 с. – С. 604-605.  
7
 
НА РК. Ф. 43, Оп. 1, Д. 2, Св. 1, Л. 14–16. 
8
 
НА РК. Ф. 43, Оп. 1, Д. 10, Л. 4. 
9
 
НА РК. Ф. 43, Оп. 1, Д. 2, Св. 1, Л. 43-44.  
10
 
Астана:  вехи  созидания  столицы.  Информационно-справочное  издание  /  Под  общ. 
ред. А.С. Сағынғали, Б.М. Каиповой; авт.-сост. Н.К. Мусина. – Астана, 2012. – 42 с – 
С. 7. 
11
 
Ашимбаев Д.Р. Кто есть кто в Казахстане: Биографическая энциклопедия. – Изд. 9-е, 
доп. – Алматы: ИД «Credo», 2006. – 832 с. – С. 176, 468. 
12
 
НА РК. Ф. 43, Оп. 1, Д. 29, Св. 2, Л. 8-9, 25. 
13
 
Распоряжение  первого  заместителя  Акима  Алматинской  области  «О  строительстве 
жилья  в  городе  Акмола  №2-291  Р.  –  14  октября  1996  г.  /  Столицы  Казахстана: 
Сборник документов и материалов. – Астана, 2008. – № 113. – С.146-147.  
14
 
Галимов  Фарит  Хабибрахманович  //  Национальный  портал  «Biografia.kz».  URL: 
http://www.biografia.kz/famous/3209
 (Дата обращения: 22.06.2015). 
15
 
О  персональном  составе  Государственной  комиссии  Республики  Казахстан  по 
передислокации  высших и центральных  государственных  органов  в город  Акмолу  и 
ее  полномочиях  //  Информационно-правовая  система  нормативных  правовых  актов 
Республики  Казахстан  «Әділет».  URL:  http://adilet.zan.kz/rus/docs/N960003236_  (Дата 
обращения: 22.06.2015). 
16
 
Государственный архив г. Астаны. Ф. 424, Оп. 1, Д. 19, Лл. 20-22, 24.  
17
 
Касымбеков. М. Сердце страны – Астана. / Первый! Очерки о Президенте Республики 
Казахстан.  М.  Касымбеков  //  сайт  «Bibliotekar.kz  –  Казахская  библиотека».  URL: 
http://bibliotekar.kz/pervyi-ocherki-o-prezidente-respubliki-k/serdce-strany-astana.html
 
(Дата 
обращения: 13.07.2015).  
18
 
Летопись  Астаны:  Энциклопедия  /составитель  Адильбек  Жакып/  -  издательство 
«Арай» АО «Астана полиграфия» – Астана, 2006. – 144 с.  
19
 
Информация  председателя  государственной  комиссии  по  передислокации  высших  и 
центральных  государственных  органов  в  город  Акмолу  первому  заместителю 
Премьер-министра  Республики  Казахстан  Есимову  А.С.  «О  проводимой  работе  по 
передислокации»  –  30  апреля  1997  г.  /  Столицы  Казахстана:  Сборник  документов  и 
материалов. – Астана, 2008. – № 118. – С. 151-153. 
20
 
Нестеренко С. Акмола – город будущего / Столицы Казахстана: Сборник документов 
и материалов. – Астана, 2008. – С. 200-201. 
21
 
Об 
упразднении 
Государственной 
комиссии 
Республики 
Казахстан 
по 
передислокации высших и центральных государственных органов в  город Акмолу  // 
Информационно-правовая  система  нормативных  правовых  актов  Республики 
Казахстан  «Әділет».  URL:  http://adilet.zan.kz/rus/docs/U970003811_  (Дата  обращения: 
22.06.2015). 
22
 
Алпыспаева  Г.А.  Астана  в  новое  и  новейшее  время.  Монография.  -  Астана,  2008.  –  
292 с.  
 
ТҮЙІН 
 
Мақалада  мемлекеттің  астанасын  көшіру  процесі,  соған  сәйкес  жоғарғы  және  орталық 
мекемелерді  Ақмола  қаласына  көшіру  жөніндегі  Мемлекеттік  комиссияның  жаңа  астананы 
қалыптастырудағы рөлі қарастырылған. Комиссияның құрамы, тұжырымдамалық ұсыныстар, сол 
кезде пайда болған алғашқы заңнамалық актілер және оларды іске асыру жолдары зерттелген. 
 
 

 
13 
 
RESUME 
 
The process of redeployment of higher and central authorities  to Akmola city, and the role of the 
State commission in the formation of a new capital are considered in the article. Therewith,  the staff of 
the commission, its conceptual suggestions, the first legislation acts, accepted by building of a capital city 
and the results of its actions is investigated.  
  

 
14 
УДК [620.9:32] (5-191.2) 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
А.М. Есдаулетова  
Евразийский национальный 
университет им. Л.Н. Гумилева,  
д-р ист. наук, профессор 
 
А.Р. Оралов 
Евразийский национальный 
университет им. Л.Н. Гумилева, 
PhD докторант 
 
Становление 
энергетической 
политики стран 
Центральной Азии 
 
Аннотация 
В 
статье 
анализируется 
развитие 
энергетической  политики  стран  Центральной 
Азии  (далее  -  ЦА),  на  которую  оказывает 
значительное  влияние  продолжающийся  после 
распада 
Советского 
Союза 
процесс 
их 
самоопределения  и  политической  ориентации. 
Отмечается,  что  несмотря  на  то,  что  США, 
Европа  и  Китай  ведут  конкурентную  борьбу  за 
влияние  на  Центральноазиатский  регион,  они  не 
готовы  предоставлять  ей  значимые  гарантии 
безопасности  или  тратить  значительные  ресурсы 
на 
формирование  внутренней 
геополитики 
региона.  При  этом  территориальная  близость 
Казахстана  и  других  стран  ЦА  к  России 
обуславливает действие ее «мягкой силы» (языка, 
традиций,  права).  Однако  автор  обращает 
внимание  на  то,  что  Россия  не  вмешивается  во 
внутренние  проблемы  стран  ЦА  (в  узбекско-
таджикские 
споры, 
в 
смену 
власти 
в 
Туркменистане  в  2006  году  и  др.),  из  чего 
делается  вывод,  что  энергетическая  геополитика 
стран  Центральной  Азии  определяется  внутри 
региона.  Подчеркивается,  что  в  ближайшей 
перспективе для правительств стран Центральной 
Азии  важным  направлением  энергетической 
политики  будут  выступать  осуществление  и 
соблюдение  условий  конкретных  коммерческих 
соглашений. 
Ключевые слова: страны Центральной Азии, 
энергетическая  политика,  энергоресурсы,  нефть, 
газ, 
геополитика, 
Россия, 
США, 
Китай, 
Европейский союз, рынок, экономика. 
 
 
Актуальность  настоящего  исследования 
обусловлена  тем,  что  после  распада  Советского 
Союза  энергетическая  политика  стран  Централь-
ной Азии в значительной степени находилась под 
влиянием 
конкуренции 
за 
возможности 
разрабатывать  нефтегазовые  месторождения  в 
регионе.  Политическими  элитами  государств  - 
нефтегазовых  производителей  Центральной  Азии 

этот  сектор  рассматривался  в  качестве 
инструмента,  обеспечивающего  эффективное 
развитие 
национальной 
экономики 
и 
гарантирующего  суверенитет.  В  то  же  время 
другие  государства  видели  в  доступе  к  сектору 

 
15 
один  из  способов  укрепить  или  приобрести  влияние  в  регионе,  повысить  свою 
энергетическую безопасность. 
Однако на настоящий момент нефтегазовая промышленность находится в состоянии 
неопределенности  и  трансформации,  поскольку  быстро  меняются  модели  спроса, 
предложения  и  торговли,  благодаря  новым  технологиям  происходит  открытие 
нетрадиционных запасов, сдвигающих географию производства и меняющих зависимость 
от  импорта.  Геополитика  крупных  потребителей  находится  под  влиянием  внешних 
опасностей (например, ядерной катастрофы в Фукусиме в 2011 году), вопросов изменения 
климата и возобновляемых источников энергии, что определяет безопасность поставок и 
цены  на  сырье.  Немаловажен  в  настоящее  время  и  вопрос  о  собственности  на  сырье, 
рассматриваемый  в  рамках  ресурсного  национализма  и  интересов  национальных 
нефтяных  компаний,  приобретающий  все  большее  значение  при  принятии 
инвестиционных решений. 
Анализируя энергетическую политику государств Центральной Азии следует иметь 
в  виду,  что  пока  полностью  не  закончен  процесс  самоопределения  и  политической 
ориентации этих государств. Представляется, что они находятся в стадии выбора векторов 
тяготения к крупнейшим региональным центрам, это США и ЕС, Россия, Китай, а также 
страны мусульманского мира, в частности, Иран. 
Целью  настоящего  исследования  является  анализ  энергетической  политики  стран 
Центральной Азии. 
Страны  ЦА  имеют  значительные  энергетические  запасы,  в  частности,  по  объемам 
залежей углеводородов Каспийское море и его континентальный шельф стоит на третьем 
месте  в  мире.  Только  в  Казахстане  доказанные  запасы  нефти  составляют  4,6  млрд.  т.  В 
Каспийском  бассейне  также  значительны  и  запасы  природного  газа,  только 
подтвержденные промышленные запасы Туркменистана составляют от 12 до 21 трлн. куб. 
м.  Объемы  энергоресурсов  обуславливают  стремление  государства  ЦА  расширять  свои 
энергетические рынки [1]. 
С  момента  распада  Советского  Союза  в  1991  году  энергетические  ресурсы 
Центральной Азии являются объектом внимания, как внутри, так и за пределами региона. 
Первоначально  интересы  Запада  фокусировались  на  предотвращении  потенциальной 
утечки  оружейного  обогащенного  урана  в  плохо  защищенных  местах  в  Казахстане,  что 
способствовало  оформлению  коммерческих  отношений  с  западными  международными 
нефтяными компаниями (далее - МНК), зачастую такие проекты получали значительную 
дипломатическую поддержку [2]. 
В  рамках  Советского  Союза  энергетический комплекс  решал  вопросы  обеспечения 
поставок  в  крупные  населенные  пункты  и  расположение  экспортных  маршрутов  в 
пределах  территории  России  и  через  нее  имело  ограниченную  межрегиональную 
инфраструктуру,  нацеленную  на  совместное  использование  местных  ресурсов.  Распад  в 
1993  году  рублевой  зоны  и,  соответственно,  лишение  каких-либо  возможностей 
восстановления  действительно  общего  постсоветского  экономического  пространства, 
способствовали  принятию  решения  странами  ЦА  об  укреплении  политического  и 
экономического суверенитета посредством максимизации доходов от нефти и газа за счет 
инвестиций и диверсификации экспорта. 
Запад  имел  аналогичные  взгляды  на  развитие  энергетического  сектора  и 
диверсификацию  экспортного  портфеля  в  качестве  укрепления  региональной 
безопасности, обеспечения плавного перехода к рыночной экономике и противодействия 
российскому  реваншизму  [3].  Дополнительным  фактором  для  строительства  экспортных 
трубопроводов  в  обход  России  и  Ирана  выступили  завышенные  оценки  доказанных 
запасов  региона  (отчет  госдепартамента  США  Конгрессу  в  1997  году  предположил,  что 
Каспийский бассейн может содержать до 200 миллиардов баррелей нефти) [4]. Однако по 
оценкам американских специалистов, на июль 2001 года доказанные запасы нефти Каспия 

 
16 
составляют около 5 млрд. тонн, а совокупный потенциальный ресурс региона превышает 
35 млрд. тонн [4].  
Проводимая  Евразийская  энергетическая  геополитика  достаточно  неоднозначна. 
Правительства  Казахстана,  Туркменистана  и  Узбекистана  стремились  сбалансировать 
национальный  суверенитет,  интересы  западного  капитала  и  сохранение  коммерческих 
связей  с  Россией.  Последнее  обеспечивалось  посредством  избирательного  подхода  к 
западному  капиталу  и  техническим  знаниям  для  постепенной  диверсификации  точек 
входа на мировой нефтяной рынок и организации торговли газом в Европе, Южной Азии, 
Китае  и  Иране.  Например,  правительство  Казахстана  активно  использовало  близость 
своей  ресурсной  базы  для  ряда  рынков  посредством  постепенного  ужесточения  условий 
работы для МНК с 2003 года, участвуя в таких стратегических экспортных проектах, как 
нефтепровод  Баку-Тбилиси-Джейхан  и  нефтепровод  Казахстан-Китай  [5].  Для 
Туркменистана,  максимизация  потенциала  экспорта  газа  стала  инструментом  внешней 
политики  для  формирования  отношений  с  Ираном,  Афганистаном (включая  «Талибан» 
периода  до  2001  года)  и,  самое  главное,  с  Китаем,  через  предоставление 
преференциальных концессий на добычу и поставки значительных объемов туркменского 
газа через газопроводный комплекс Центральная Азия-Китай [6]. 
Учитывая  исторически  существующий  контроль  Москвы  над  регионом,  новые 
нефтепроводы  и  газопроводы,  не  пересекающие  территорию  Российской  Федерации, 
рассматриваются  Россией  как  ослабление  своего  политического  и  экономического 
влияния  в  регионе,  потенциальная  угроза  ее  почти  монопольному  положению  в  секторе 
европейского газового рынка. Кроме того, территориальная близость России к Казахстану 
способствует  ее  восприятию  Центральной  Азии  в  качестве  потенциального  канала 
транзитных  угроз  безопасности:  нелегальной  миграции,  наркотрафика  и  исламского 
терроризма, и потенциального источника внешних угроз внутренней безопасности.  
Хотя  США,  Европа  и  Китай  ведут конкурентную борьбу  за  влияние  на 
Центральноазиатский  регион,  очевидно,  что  они  не  собираются  предоставлять  ей 
значимые  гарантии  безопасности  или  тратить  значительные  ресурсы  на  формирование 
(или  содействие  координированному  управлению)  внутренней  геополитики  региона. 
Следовательно, значение Центральной Азии заключается не в самой внутренней сущности 
региона, а больше в соотношении с внешними интересами, основным из которых является 
энергетическая безопасность.  
Таким образом, в основе энергетической геополитики государств Центральной Азии 
в  постсоветский  период  лежали  два  принципа:  увеличение  суверенитета  и 
самостоятельности  действий  государств  Центральной  Азии  усилиями  региональных  и 
западных  участников,  разное  восприятие  безопасности  и  угроз  в  регионе,  способных 
повлиять на внешние интересы. 
Современные  революционные  изменения  в  мировой  нефтяной  и  газовой 
промышленности сказываются и на энергетической геополитике государств Центральной 
Азии.  Например,  разработана  программа  по  устойчивой  энергетике  для  Центральной 
Азии:  «Возобновляемые  источники  энергии  –  энергоэффективность»,  целью  которой 
является  повышение  безопасности,  надежности  и  эффективности  энергоснабжения  в 
странах  Центральной  Азии  и  улучшение  условий  для  региональной  интеграции 
эффективной  и  устойчивой  энергетической  системы  и  расширение  сотрудничества 
со странами ЕС [7]. 
Применение новых технологий и вложение инвестиций в добычу сланцевой нефти, 
глубоководные  и  подсолевые  отложения,  глобальная  ресурсная  база  способствуют 
постепенному накоплению возобновляемых запасов. В период между 1980 и 2011 годами 
было  значительно  больше  накоплено  резервов  (1771  млрд.  баррелей),  чем  произведено 
(795  млрд.  баррелей)  [8;  9].  Одновременно  меняется  структура  потребления.  В  странах 
Организации  экономического  сотрудничества  и  развития  в  настоящее  время  не 

 
17 
наблюдается рост потребления нефти, что обусловлено сочетанием нескольких факторов: 
политикой  по  изменению  климата,  изменениями  на  транспортном  рынке  и  развитием 
альтернативного топлива из сектора агробизнеса, таких как этанол и биодизель. Спрос на 
нефть в транспортной отрасли (более половины потребления) в США и ЕС, по прогнозам, 
сократится на 30% в период между 2009 и 2035 годами, то есть с 17 млн. баррелей в день 
(мбд) до 11,5 млн. баррелей в день, в то время как спрос в Азии, по прогнозам, увеличится 
от 7,5 мбд до 13,5 млн. баррелей в день [8]. Стабильность цен на нефть является важным 
индикатором  на  мировом  рынке  и  сказывается  на  всех  потребителях,  но  безопасность 
поставок является наиболее важной для Китая и Восточной Азии. 
Рынок  природного  газа  увеличивается  и  глобализируется  вследствие  растущих 
поставок  сжиженного  природного  газа,  расширяющейся  сети  межрегиональных 
трубопроводов и ценообразования, комбинирующего спотовые и долгосрочные контракты 
на поставку. В то же время государства и компании рассматривают газ как относительно 
чистое топливо для перехода к возобновляемым источникам энергии; быстро расширяется 
добыча  нетрадиционного  газа  в  Северной  Америке,  наряду  с  большим  потенциалом 
гибкости  поставок  вследствие  достигнутого  прогресса  в  области  технологии  бурения; 
прогнозируются  изменения  в  политике  Германии  и  Японии:  смещение  от  ядерной 
энергетики  в  сторону  газа.  При  этом  в  настоящее  время  на  мировом  рынке  существует 
избыток  газа:  цены  на  Henry  Hub  (ценовой  ориентир  для  газовых  контрактов  США) 
находятся на нижних границах [10].  
Среди  конкурентных  преимуществ  газового  комплекса  Центральноазиатского 
региона можно назвать географическое расположение, богатую сырьевую  базу, дешевые 
энергетические,  трудовые  и  другие  виды  ресурсов.  В  то  же  время  газоэкспортный 
потенциал  стран  Центральной  Азии  используется  совсем  не  полностью  и  недостаточно 
эффективно.  Слабо  ведется  разведка  новых  месторождений,  есть  острый  недостаток 
новых  технологий,  нет  выстроенной  и  отлаженной  системы  экспортных  контрактов, 
географии  и  структуры  газового  экспорта.  Следует  отметить  и  невысокую 
инвестиционную 
привлекательность 
отрасли, 
слабое 
техническое 
оснащение, 
несовершенство  экономических  механизмов  и  стимулов,  правового  обеспечения  и 
системы  управления  отраслью,  тарифную  и  налоговую  системы.  Газопроводы  стран 
Центральноазиатского  региона,  основу  которых  составляет  газотранспортная  система 
Средняя  Азия-Центр,  построенная  еще  во  времена  СССР,  сильно  изношена  и  требует 
срочной модернизации. 
В  рассмотренных  условиях  потребители  Восточной  Азии  имеют  возрастающее 
значение  в  глобальной  безопасности  поставок  нефти.  В  Китае,  который  ведет  жесткий 
курс  на  урбанизацию  и  экономику,  ориентированную  на  потребление,  в  условиях 
сдерживающей  политической  среды,  безопасность  поставок  нефти  выступает  в  качестве 
одного  из  компонентов  в  поддержании  отечественного  прогресса.  Уменьшение 
зависимости  Запада  от  ближневосточной  нефти  открывает  для  Китая  долгосрочный 
стратегический вопрос обеспечения безопасности в регионе, в котором Китай до сих пор 
полагался  на  США.  Постепенно  Китай  принимает  привилегированные  и  укоренившиеся 
отношения России с правительствами государств Центральной Азии в сфере безопасности 
и сбора информации. 
Учитывая,  что  потенциальные  риски  срыва  поставок  энергоносителей  из 
Центральной Азии значительно ниже, чем на Ближнем Востоке и, в основном, зависят от 
таких факторов, как неисполнение контрактов или экспроприация, Китай, вероятнее будет 
поддерживать  обеспечение  стабильности  двусторонних  политических  и  коммерческих 
отношений, а не наращивать присутствие в сфере безопасности в Центральной Азии. 
Страны  Центральной  Азии  испытывают  влияние  «мягкой  силы»  России:  языка  и 
культуры,  неформальных  деловых  связей  и  в  сфере  безопасности,  а  политическая  и 
экономическая сферы остаются на определение в пределах региона. Что следует из того, 

 
18 
что  Россия  не  вмешалась  в  проблемы  Кыргызстана,  в  узбекско-таджикские  трения  и  в 
смену власти в Туркменистане в 2006 году. Следовательно, с практической точки зрения 
энергетическая геополитика стран Центральной Азии будет местной. 
С одной стороны, государства региона достигли своей цели  - получили достаточно 
устойчивый  суверенитет.  При  содействии  Запада  ввели  в  строй  и  завершают 
строительство  новых  трубопроводов,  соединяющих  Восток  и  Запад,  продолжают 
осуществлять контракты МНК по разведке и добыче.  
С  другой  стороны,  несмотря  на  скорое  введение  в  действие  нефтяного 
месторождения Кашаган в Казахстане и скрытый газовый потенциал в Туркменистане для 
экспорта  в  ряд  региональных  рынков,  Центральная  Азия  имеет  достаточно  низкое 
значение  для  Запада  в  рамках  глобального  баланса  поставок,  в  частности,  на  рынке 
природного  газа,  поэтому  внимание  Запада  в  вопросах  энергетики  сосредоточено  на 
стабильности контрактов, а не создании грандиозных планов. 
Если  рассматривать  страны  Центральной  Азии  в  их  статусе  производителей  и 
транзитных  государств,  то  можно  сделать  вывод,  что  на  первом  этапе  сотрудничества  с 
внешними  инвесторами,  правительства  Казахстана,  Узбекистана  и  Туркменистана 
стремились  использовать  свои  ресурсные  богатства,  чтобы  утвердить  национальный 
суверенитет  и  расширить  свои  возможности  для  выстраивания  взаимоотношений  с 
наиболее  влиятельными  внешними  субъектами.  Однако  этот  инструмент  теряет  свою 
эффективность  в  переговорах  с  устареванием  проектов  по  разработке  и  переработке 
ресурсов,  современными  изменениями  мирового  рынка.  С  постепенной  глобализацией 
газового  рынка  и  ростом  проектов  по  использованию  нетрадиционных  источников 
энергии в других частях мира усилия по обеспечению поставок из Центральной Азии на 
региональные рынки в ущерб другим проектам теряют свою актуальность. 
Представляется,  что  главным  преимуществом  стран-производителей  Центральной 
Азии  является  их  территориальная  близость  к  Китаю,  который  в  настоящее  время 
становится ключевым рынком для роста мирового потребления энергии. 
Таким  образом,  в  энергетической  геополитике  государств  Центральной  Азии 
снижается  влияние  внешней  конкуренции  за  ресурсы  региона  и  повышается  важность 
способности  правительств  государств  региона  осуществлять  и  придерживаться  условий 
конкретных  коммерческих  соглашений.  Энергетическая  политика  стран  Центральной 
Азии все в большей степени становится локальной энергетической политикой. 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал