Еуразия гуманитарлық институтының хабаршысы тоқсандық журнал 2001 ж шыға бастаған 2013



жүктеу 5.01 Kb.
Pdf просмотр
бет7/25
Дата10.02.2017
өлшемі5.01 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 
 
1
 
Конституция Республики Казахстан, 1995 г. - 
www.constitution.kz
; www.gazeta.kz 
/art 
2
 
Гильт Н. Киотский протокол. газета «Известия Казахстана» от 16.11.2006 года 
3
 
Официальный  сайт  МООС  РК  eco.gov.kz,  справочные  материалы  МООС; 
www.eco.gov.kz/moos/index 
4
 
Киотский  протокол  к  Рамочной  конвенция  ООН  по  изменению  климата,  1997 
www.un.org.ru
 
 
5
 
Информационная служба Kazakhstan Today, 2012 год, www.kt.kz 
6
 
Стратегия  «Казахстан-2050»,  газета  «Казахстанская  правда  »№  32-33  (27306-
27307) 29.01.2013 г. 
 
 
ТҮЙІН 

 
74 
 
Мақала  БҰҰ-дың  Негіздемелік  Конвенциясының  климаттың  халықаралық  әрі  ұлттың 
деңгейдегі  өзгерістері  туралы  Киото  хаттамасының  рөліне  арналған.  Мақала  Әлемдік 
қауымдастық  субъектілерінің  арасында  туындайтын  халықаралық,  экологиялық  қатынастар 
мәселелерін, сондай-ақ Қазақстан Республикасының осы хаттамаға қосылу мәселелерін қозғайды. 
Сонымен бірге Қазақстан Республикасы қатысуының осы халықаралық құжаттағы жағымды және 
жағымсыз  қырларын  қозғайды.  Мақалада  шет  мемлекеттердің  Киото  хаттамасына  қатысуынан, 
сондай-ақ  осы  құжатқа  қосылу  процесінен  мысалдар  да  берілген.  Қазақстан  Республикасы 
мемлекеттік  қайраткерлерінің  Қазақстанның  Киото  хаттамасын  ратификациялауының  жағымды 
жақтарын сипаттайтын пікірлері келтірілді.   
 
RESUME 
 
This article focuses on the role of the Kyoto Protocol to the UN Framework Convention on Climate 
Change,  at  both  the  international  and  national  levels.  The  article  deals  with  international  issues, 
environmental  matters  arising  between  the  subjects  of  the  international  community,  as  well  as  the 
participation of the Republic of Kazakhstan in this protocol. The author analyses the positive and negative 
aspects of the participation of the Republic of Kazakhstan in this international instrument. In addition to 
the  article,  the  author  provides  examples  of  participation  in  the  Kyoto  Protocol of  foreign  countries,  as 
well  as  the  process  of  accession  to  the  document.  The  opinions  of  the  Republic  of  Kazakhstan 
government officials describe the positive aspects of Kazakhstan's ratification of the KyotoProtocol. 
 
 

 
75 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Юриспруденция 

 
76 
 УДК 343.138/139 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
И.С. Сактаганова 
Евразийский гуманитарный 
институт, к.ю.н., доцент 
 
Сравнительный 
анализ норм 
законодательства 
Республики 
Казахстан и 
Российской 
Федерации в сфере 
разрешения 
судебных споров  
по делам, 
связанных  
с использованием 
охраняемых 
изобретений 
 
Аннотация 
Статья  посвящена  сравнительному  анализу 
патентного 
законодательства 
Республики 
Казахстан  и  Российской  Федерации  в  сфере 
разрешения  судебных  споров  по  охране  прав  на 
изобретения.  Рассмотрены  вопросы  наличия 
пробелов  в  законодательной  базе  в  сфере 
патентных 
отношений 
при 
осуществлении 
судебной  защиты,  связанных  с  нарушением 
патентных прав.  
Ключевые 
слова
патентное 
право, 
интеллектуальная  собственность,  предваритель-
ный  патент,  изобретения,  полезные  модели, 
промышленные образцы. 
 
 
Судебная 
практика 
рассмотрения 
дел, 
связанных  с  патентным  правом  в  Республике 
Казахстан, имеет свое начало с момента обретения 
суверенитета 
и 
началом 
ее 
участия 
в 
международной  системе  охраны  и  защиты 
интеллектуальной собственности.  
В  Республике  Казахстан  и    Российской 
Федерации  создана  законодательная  база  для 
полноценной  реализации  прав  интеллектуальной 
собственности.  Несмотря  на  отсутствие  богатого 
опыта  в  этих  вопросах,  странам  уже  доступны 
многие  инструменты  для  обеспечения  прав  на 
защиту  результатов  своей  интеллектуальной 
деятельности. 
Гражданско-правовые 
способы 
защиты 
представляют  собой  предусмотренные  законом 
меры  принудительного  характера,  с  помощью 
которых 
осуществляется 
восстановление 
(признание)  нарушенных  прав  и  интересов 
создателей  изобретений,  полезных  моделей  и 
промышленных  образцов,  пресечение  нарушений, 
а 
также 
имущественное 
воздействие 
на 
нарушителей. 
Согласно  ст.1003  Гражданского  кодекса 
Республики 
Казахстан, 
по 
требованию 
патентообладателя  нарушение  патента  должно 
быть  
прекращено, 
а 
нарушитель 
обязан 
возместить  патентообладателю  понесенные  им 
убытки. Вместо убытков патентообладатель вправе 
взыскать  с  нарушителя  доходы,  полученные  им 
вследствие 
неправомерного 
использования 
изобретения [1].  
В  соответствии  со  ст.15  Патентного  закона 
Республики  Казахстан  патентообладатель  вправе 
требовать     выплаты     нарушителем     охранного 

 
77 
документа  компенсации  в  сумме  от  десяти  до  пятидесяти  тысяч  месячных  расчетных 
показателей, установленных законодательством. Размер компенсации определяется судом 
вместо возмещения убытков или взыскания дохода [2]. 
Выбор  патентообладателя  конкретного  способа  защиты  из  числа  возможных,  как 
правило,  предопределен  содержанием  нарушенного  права  и  характером  совершенного 
правонарушения.  Если  в  конкретной  ситуации  имеется  возможность  воспользоваться 
несколькими  способами  защиты,  потерпевший  сам  избирает  ту  меру  принудительного 
воздействия на нарушителя, которая в большей степени отвечает его интересам или может 
быть  легче  реализована  на  практике.  Не  исключается  также  одновременная  реализация 
нескольких  способов  защиты,  если  они  не  исключают  друг  друга  и  защищают 
самостоятельные  интересы  потерпевшего.  Обратимся  к  возможным  нарушениям 
основных прав разработчиков и способам их защиты. 
Право  создателей  изобретений,  полезных  моделей  и  промышленных  образцов  на 
подачу заявки на выдачу патента может быть нарушено любым лицом, притязающим на 
приобретение  прав  патентообладателя  без  достаточных  к  тому  оснований.  Так,  заявка 
может быть подана лицом, которому стал известен творческий замысел автора и  которое 
выдает его за собственную разработку. Независимо от того, когда обнаружен данный факт 
-  до  или  уже  после  выдачи  патента,  средством  защиты  является  судебный  иск  либо 
заявление о пресечении незаконных действий лица, претендующего на получение патента, 
либо о признании выданного патента недействительным [3]. 
Как  правило,  подобные  требования  заявляются  одновременно  с  иском  о  признании 
права  авторства  на  разработку,  однако  в  принципе  могут  заявляться  и  самостоятельно. 
Например,  спор  может  возникнуть  между  автором  (соавторами)  разработки  и 
работодателем, каждый из которых претендует на приобретение прав патентообладателя. 
Так, автор предложения, опираясь на то, что его предложение не подпадает под понятие 
служебного, что работодателем пропущен срок на подачу заявки на получение патента и 
т.  д.,  может  добиваться  выдачи  патента  на  свое  имя.  Средством  защиты  является  иск  о 
признании  права  или,  если  следовать  терминологии  Патентного  закона  [2],  иск  об 
установлении патентообладателя. 
Нарушение  права  авторства  выражается  в  присвоении  результатов  чужого 
творческого  труда  и  попытке  выдать  их  за  собственную  разработку.  Чаще  всего  данное 
нарушение связано с нарушениями других прав, в частности права на получение патента, 
права  на  вознаграждение  за  использование  разработки  и  т.  п.,  поскольку  на  праве 
авторства  базируются  все  другие  права  разработчиков.  Однако  иногда  право  авторства 
нарушается в чистом виде. На практике это чаще всего происходит в тех случаях, когда 
изобретение,  полезная  модель  или  промышленный  образец  создаются  в  соавторстве. 
Исключение  из  числа  соавторов  лиц,  принимавших  творческое  участие  в  работе  над 
соответствующим  объектом,  подача  заявки  от  своего  имени  лишь  одним  из  соавторов, 
включение  в  состав  соавторов  лиц,  которые  оказывали  лишь  техническое  содействие  в 
работе, являются наиболее типичными видами нарушений права авторства. 
Гражданско-правовая  защита  рассматриваемого  права  осуществляется  путем 
заявления  иска  о  признании  права  авторства  либо,  напротив,  иска  об  исключении 
конкретных лиц из числа соавторов [3]. 
Право  на  авторское  имя  может  быть  нарушено,  прежде  всего,  путем  неуказания 
имени  действительного  разработчика  в  опубликованных  сведениях  о  заявке  на 
изобретение,  сведениях  о  выданном  патенте,  в  других  официальных  и  неофициальных 
публикациях,  в  которых  говорится  о  созданной  разработке.  Если  автор,  наоборот, 
отказался  быть  упомянутым  в  качестве  такового  в  публикуемых  сведениях  о  заявке, 
нарушением будет  публикация его имени. Наконец, право на имя может  быть нарушено 
путем искажения действительного имени автора. Способом защиты права на имя является 
требование о восстановлении нарушенного права, в частности о внесении исправлений в 
сделанную публикацию. 

 
78 
В  тех  случаях,  когда  в  соответствии  с  законом  право  на  получение  патента 
принадлежит  не  создателю  разработки,  а  работодателю,  последний  обязан  выплатить 
автору  вознаграждение  за  использование  разработки  в  размере  и  на  условиях, 
определенных  соглашением  сторон.  На  основе  соглашения  сторон  определяется  также 
размер  компенсации  за  использование  разработки  в  собственном  производстве,  которую 
работодатель обязан выплатить автору разработки, получившему патент в соответствии с 
Патентным законом [2]. Если стороны не могут  прийти к соглашению или работодатель 
отказывается  от  его  заключения,  либо  не  выполняет  условия  этого  соглашения,  автор 
вправе  обратиться  в  суд  с  требованием  о  понуждении  работодателя  к  выполнению 
лежащих на нем обязанностей. 
В  соответствии  со  ст.  15  Патентного  закона  РК  любое  лицо,  использующее 
охраняемый  объект  промышленной  собственности  в  противоречии  с  Законом  [2], 
считается  нарушителем  исключительного  права  патентообладателя  (нарушением 
охранного документа). 
Нарушением  исключительного  права  патентообладателя  (нарушением  охранного 
документа)  является  несанкционированное  изготовление,  применение,  ввоз,  хранение, 
предложение  к  продаже,  продажа  и  иное  введение   в  гражданский  оборот  продукта, 
созданного  с  использованием  охраняемого  объекта  промышленной  собственности,  а 
также  применение  охраняемого  способа  или  введение  в  гражданский  оборот  продукта, 
изготовленного  непосредственно  охраняемым  способом.  При  этом  новый   продукт 
считается полученным охраняемым способом при отсутствии доказательств иного. 
Права  патентообладателей  могут  быть  нарушены  как  в  рамках  заключенных  ими 
лицензионных договоров, так и вне договоров. Нарушение лицензионного договора может 
состоять в выходе лицензиата за пределы предоставленных ему по договору прав либо в 
невыполнении  или  ненадлежащем  выполнении  лежащих  на  нем  обязанностей.  Способы 
защиты,  которыми  располагает  патентообладатель  (лицензиар),  обычно  определяются 
самим договором или вытекают из общих положений гражданского законодательства[1]. 
Как  правило,  лицензионный  договор  предусматривает  возможность  применения  к 
нарушителю  таких  санкций,  как  взыскание  неустойки  и  возмещение  убытков,  а  также 
досрочное  расторжение  договора  в  одностороннем  порядке.  Размер  и  вид  неустойки,  в 
частности ее соотношение с убытками устанавливаются самими сторонами. Если особых 
санкций,  применяемых  к  виновной  стороне,  лицензионный  договор  не  предусматривает, 
патентообладатель,  опираясь  на  общегражданские  правила,  может  требовать  лишь 
возмещения причиненных ему убытков. 
Внедоговорное 
нарушение 
патентных 
прав 
имеет 
место 
при 
любом 
несанкционированном  использовании  запатентованной  разработки  третьими  лицами, 
кроме  установленных  законом  случаев  свободного  использования  чужих  охраняемых 
объектов.  Обязанность  доказывания  факта  нарушения  патента  возлагается  на 
патентообладателя.  Решающее  значение  при  этом  имеют  установление  четких  границ 
действия патента и доказательство того, что они нарушены конкретным ответчиком. Как 
уже  неоднократно  указывалось,  объем  прав  патентообладателя  определяется  формулой 
изобретения  (полезной  модели)  или  совокупностью  существенных  признаков 
промышленного  образца,  отображенных  на  фотографиях  изделия  (макета,  рисунка). 
Патентные  права  на  изобретение  (полезную  модель)  будут,  в  частности,  нарушенными, 
если  в  изготовленном  продукте  или  примененном  способе  использован  каждый  признак 
изобретения  (полезной  модели),  включенный  в  независимый  пункт  формулы,  или 
признак,  эквивалентный  ему.  Наличие  в  объекте  техники  или  технологии  признаков, 
содержащихся  в  зависимых  пунктах  формулы,  для  установления  факта  использования 
разработки значения не имеет [1]. 
Нередко  нарушители  патентных  прав,  желая  замаскировать  свои  противоправные 
действия, вносят  некоторые внешние изменения в заимствованные объекты, в частности 
производят  замену  одних  признаков  другими.  Если  такая  замена  не  привносит  в  объект 

 
79 
техники  ничего  существенно  нового,  в  частности  не  изменяет  достигаемого  результата, 
это  не  препятствует  признанию  патентных  прав  нарушенными.  Для  уяснения  вопроса  о 
том, могут ли замененные признаки считаться эквивалентными, нередко требуется анализ 
описания как источника для толкования формулы изобретения (полезной модели) [3]. 
Если факт нарушения патентных прав доказан, патентообладатель вправе применить 
к  нарушителю  предусмотренные  законом  гражданско-правовые  санкции  или 
воспользоваться  тем  или  иным  способом  защиты  своих  нарушенных  прав.  Выбор 
конкретного  способа  защиты  осуществляется  потерпевшим,  однако,  как  правило,  он 
предопределяется видом и последствиями самого нарушения. 
Примером  нарушения  исключительных  прав  на  предварительный  патент  может 
служить следующий иск:  
- ТОО «К» подало иск на ТОО «Р» о прекращении нарушения прав на изобретение, 
которое охраняется предварительным патентом. Выражая свое несогласие с истцом, ТОО 
«Р» заявило, что не является нарушителем предварительного патента, т.к. он был выдан с 
нарушением  патентного  законодательства.  Так,  в  соответствии  с  положениями 
Гражданского  кодекса  РК  и  Патентного  закона  РК,  установлены  следующие  критерии 
патентоспособности изобретения: изобретение должно быть новым; изобретение должно 
иметь изобретательский уровень; изобретение имеет промышленную применимость [3]. 
Ответчик,  ознакомившись  с  предварительным  патентом  обнаружил,  что  способ, 
предложенный  в  нем  давно  известен.  Ответчик  провел  собственное  исследование  и 
выявил многочисленные публикации с описанием аналогичного технического решения в 
зарубежной технической литературе, которое как оказалось, было известным еще в 1997 
году, тогда как предварительный патент в Казахстане был выдан заявителю в 2002 году. 
В  соответствии  со  ст.6  Патентного  закона,  изобретению  предоставляется  правовая 
охрана,  если  оно  является  новым,  имеет  изобретательский  уровень  и  промышленно 
применимо.  Изобретение  является  новым,  если  оно  неизвестно  из  сведений  об  уровне 
техники. Изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным 
образом  не  следует  из  сведений  об  уровне  техники.  Сведения  об  уровне  техники 
включают  любые  сведения,  ставшие  общедоступными  в  мире  до  даты  приоритета 
изобретения[2]. 
Т.к. 
законом 
предусмотрено 
право 
оспаривания 
охранного 
документа 
заинтересованными 
лицами, 
ответчик, 
воспользовавшись 
им, 
опротестовал 
предварительный  патент  истца  во  внесудебном  порядке  (путем  подачи  возражения  в 
Апелляционный  совет  уполномоченного  органа)  на  основании  несоответствия 
охраняемого  объекта  условиям  патентоспособности,  отсутствия  критерия  новизны 
технического решения. Кроме того, в соответствии с предыдущей редакцией Патентного 
закона,  действовавшей  на  момент  возникновения  спора,  предварительный  патент 
выдавался  на  риск  и  под  ответственность  заявителя.  Это  означало,  что  заявленное 
техническое решение не проверялось на наличие критериев патентоспособности. 
Кроме того, по ранее действовавшей редакции Патентного закона, предварительный 
патент не является охранным документом, в соответствии с которым патентообладателю 
могло  принадлежать  исключительное  право  на  использование  этого  технического 
решения по своему усмотрению. 
Таким  образом,  суд  отказал  в  удовлетворении  требований  истца,  т.к.  посчитал  их 
незаконными  и  необоснованными,  поскольку  истец  не  обладал  исключительными 
правами на изобретение. 
В  соответствии  с  изменениями  в  Патентный  закон  от  2007  года,  введено  понятие 
«инновационный патент на изобретение», которое заменило «предварительный патент на 
изобретение» [2]. 
Примером  нарушения  прав  на  Евразийский  патент  и  признание  Евразийского 
патента недействительным служит иск: 
-  Российская  компания  работала  со  своим  казахстанским  партнером  ТОО  «Н»  на 

 
80 
протяжении  20  лет.  В  течение  этого  периода  между  компаниями  заключались 
лицензионные  договоры  на  производство  изобретения,  охраняемого  по  евразийскому 
патенту,  принадлежащему  российской  компании.  После  истечения  срока  лицензионного 
договора  и  после  того  как  ТОО  «Н»  перестало  оплачивать  деньги  за  пользование 
изобретением,  российская  компания  решила  предъявить  иск  о  защите  своих  прав  по 
евразийскому  патенту.  Истец  обратился  в  суд  с  иском  о  прекращении  нарушения 
имущественных  прав  правообладателя  и  запрещении  дальнейшего  использования  на 
производстве  ответчика  указанного  изобретения.  Истец  заявил,  что  не  давал  согласия 
ответчику на использование запатентованного технического решения и не заключал с ним 
лицензионный договор. 
Охрана  Евразийского  патента  на  территории  РК  осуществляется  на  основании 
Евразийской  патентной  конвенции  и  Патентной  инструкции  к  Евразийской  патентной 
конвенции (Патентная инструкция) [3]. 
Ответчик в свою защиту ссылался на нормы Патентной инструкции, в соответствии с 
которой иск о нарушении евразийского патента может быть предъявлен в течение трех лет 
со дня, когда лицо узнало о нарушении своего права.  Истец же пропустил этот срок, при 
этом  восстановление  срока  давности  Евразийская  патентная  конвенция  не 
предусматривает. 
Далее,  по  мнению  ответчика,  основания  истца  о  том,  что  продукция  ТОО  «Н» 
содержит  каждый  признак  изобретения,  приведенный  в  независимом  пункте  формулы 
изобретения  является  необоснованным,  т.к.  истец  основывает  выводы  о  сходстве  только 
на  сравнении  некоторых  составных  частей,  которые  по  отдельности  не  являются 
изобретением  истца,  а  составляют  общеизвестные  сведения  об  уровне  техники. 
Изобретением можно признать лишь совокупность этих элементов. 
В  ходе  судебного  заседания  ответчиком  было  представлено  встречное  исковое 
заявление  о  признании  Евразийского  патента  недействительным.  В  соответствии  с 
нормами  Патентного  закона,  лицо,  право  которого  нарушено,  вправе  выбрать 
подведомственность  спора  о  признании  патента  недействительным.  Далее,  в  законе 
говорится,  что  в  судебном  порядке  подлежат  рассмотрению  споры  о  правомерности 
выдачи охранного документа. На основании этого, встречный иск, по мнению ответчика, 
может быть рассмотрен в судебном заседании. 
Во встречном иске ответчик обосновывает недействительность евразийского патента 
в  связи  с  его  несоответствием  условиям  патентоспособности  по  причине  недостижения 
технического результата при осуществлении изобретения. Таким образом, изобретение не 
соответствует  условию  промышленной  применимости.  В  соответствии  с  Евразийской 
концепцией[4],  изобретение  должно  одновременно  отвечать  всем  трем  условиям 
патентоспособности:  промышленная  применимость,  новизна,  изобретательский  уровень. 
Поэтому, несоблюдение хотя бы одного условия является недостаточным основанием для 
признания  патента  действительным.  В  ходе  судебного  заседания  данный  факт  был 
подтвержден привлеченными специалистами и экспертами. 
На  основании  вышеизложенного,  суд  отказал  в  требованиях  истца  и  удовлетворил 
встречные  требования  ТОО  «Н»  о  признании  недействительным  на  территории  РК 
евразийского патента. 
В  российской  судебной  практике  ответственность  за  нарушение  патента  -  один  из 
видов  гражданско-правовой,  деликтной  ответственности.  Основанием  ее  наступления 
является  само  правонарушение  как  юридический  факт.  К  условиям  деликтной 
ответственности  относятся:  причинение  вреда,  противоправность  поведения  деликвента, 
наличие  причинной  связи  между  противоправным  поведением  и  причиненным  вредом, 
вина правонарушителя. При возложении ответственности на нарушителя патента все эти 
условия должны присутствовать. 
За  нарушение  патента  в  Патентном  законе  РФ  (пункт  2  статьи  14)  предусмотрены 
меры гражданско-правовой ответственности: требование прекращения нарушения (запрет 

 
81 
правонарушения)  и  возмещения  причиненных  убытков.  К  сожалению,  законодатель  не 
пошел  по  пути  расширения  перечня  гражданско-правовых  мер  ответственности,  как  это 
принято  в  мировой  патентной  практике  (например,  наложение  ареста  на  нарушающие 
патент объекты, их конфискация и др.) [5]. 
Истцами в суде могут выступать и обладатели исключительной лицензии, если иное 
не 
предусмотрено 
лицензионным 
договором. 
Следовательно, 
владельцы 
неисключительных  лицензий,  в  том  числе  принудительных,  официальных  и  открытых, 
неправомочны  предъявлять  иски  в  суды  о  нарушении  своих  прав.  В  таких  случаях  им 
придется  обращаться  к  патентообладателям  с  тем,  чтобы  последние  возбудили  дело  в 
суде. 
В  связи  с  выходом  Патентного  закона  произошло  перераспределение  судебных 
споров, относящихся к охране объектов промышленной собственности (ОПС). 
Если раньше все изобретения, охраняемые авторским свидетельством, имели одного 
владельца  -  государство,  то  теперь,  когда  охранные  документы  на  ОПС  (патенты  и 
свидетельства) носят исключительный характер и принадлежат в основном юридическим 
или  физическим  лицам,  их  споры  по  владению,  использованию  и  т.п.  рассматриваются 
арбитражными судами. Большинство конфликтов связано с нарушением исключительных 
прав  патентообладателей,  а  также  условий  лицензионных  договоров,  по  которому 
патентообладатель  (лицензиар)  передает  право  использования  ОПС  другому  лицу 
(лицензиату). 
Конфликты,  связанные  с  установлением  истинного  патентообладателя,  а  также  с 
признанием  или  непризнанием  охраноспособности  ОПС,  составляют  также  обширную 
группу патентных споров. Исход их бывает порой весьма неожиданным [4]. 
Пока  в  российском  законодательстве  и  нормативной  базе  нет  положений, 
непосредственно регулирующих определение размера  убытков, связанных с нарушением 
патентных (исключительных) прав. 
Судьи,  которые  плохо  знают  сегодняшнее  законодательство  по  охране  ОПС,  а 
вчерашнее забыли или совсем не знали, понимая сложность, длительность рассмотрения 
дел  (поскольку  невозможно  решить  спор  без  заключения  экспертизы),  очень  неохотно 
принимают такие дела к исполнению. 
Можно привести достаточно примеров, когда конфликты в области патентных прав 
превращались в судебные разбирательства. Это свидетельствует о недостаточном знании 
патентного  законодательства  или  неоднозначном  его  понимании  не  только 
неспециалистами  патентного  дела,  но  даже  экспертами  в  этой  области.  Действует 
известное юридическое правило - незнание не освобождает от ответственности. Участие в 
судебных спорах заставляет патентоведов и патентных поверенных постоянно находиться 
в  курсе  всех  изменений,  происходящих  не  только  в  области  их  практической 
деятельности, но и в смежных областях. Это гарантия их профессионализма. 
Резюмируя  вышесказанное,  необходимо  отметить  о  наличии  существенных  схожих 
позиций в правовых положениях в законодательствах Республики Казахстан и Российской 
Федерации  по  делам,  связанным  с  использованием  охраняемых  изобретений,  патентным 
законодательством, по иным спорам, вытекающим из патентных правоотношений. Вместе 
с  тем  имеются  проблемы  наличия  пробелов  в  законодательной  базе  в  сфере  патентных 
отношений  при  осуществлении  судебной  защиты,  связанных  с  нарушением  патентных 
прав. Соответственно в данной сфере необходимо проведение дальнейших исследований 
комплексного  сравнительного  анализа  норм  законодательства,  судебной  практики 
Республики Казахстан и Российской Федерации.   
 
Каталог: wp-content -> uploads -> 2016
2016 -> Филология кафедрасы
2016 -> 46-ғылыми-әдiстемелiк конференция материалдары
2016 -> №70 (858) Сенбі, 3 қыркүйек
2016 -> Қазақ өркениеті / Казахская цивилизация. №2, 2015 ж
2016 -> ҚазаҚстан Республикасының Мәдениет Және споРт МинистРлігі МинистеРство культуРы и споРта Республики казахстан
2016 -> Еуразия гуманитарлық институтының хабаршысы тоқсандық журнал 2001 ж шыға бастаған 2016
2016 -> 2016 жыл №89 (8009 ) 12 Қараша сенбі (Жалғасы 3-бетте)
2016 -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі «мектепке дейінгі балалық шақ» республикалық орталығЫ

жүктеу 5.01 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет