Ереванский государственный



жүктеу 2.87 Kb.
Pdf просмотр
бет14/16
Дата08.09.2017
өлшемі2.87 Kb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

 
ЛИТЕРАТУРА 
 
1.
 
Катаев В. Б. Проза Чехова. Проблемы интерпретации. М.: 
Из-во МГУ, 1979 г.  
2.
 
Катаев В. Б. Литературные связи Чехова. М.: Из-во МГУ, 
1989 г.  
3.
 
Сухих И. Н. Проблемы поэтики А. П. Чехова. Л.: Из-во 
ЛГУ, 1987 г.  
4.
 
Бердников Г. П. Чехов. Идейные и творческие искания. 
М.: 1986 г.  

 
300
ЧЕХОВ И АРМЯНСКАЯ КУЛЬТУРА 
 
Творчество  выдающегося  русского  писателя  конца XIX 
− начала XX века Антона Павловича Чехова заслужило мировое 
признание  и  вошло  в  сокровищницу  бесценных  достижений 
художественной  мысли  человечества.  Его  произведения 
переведены  на  десятки  языков  и  стали  неотъемлемой  частицей 
духовного мира многих народов.  
Не  представляет  исключения  в  этом  отношении  и 
армянская  национальная  культура,  являя  один  из  ярких 
примеров воздействия на нее гения писателя.  
Уходя  своими  истоками  к  годам  жизни  Чехова  и 
начавшись с личных знакомств с отдельными представителями 
армянской  интеллигенции,  с  небольших  заметок  в  армянских 
газетах  и  журналах  о  творчестве  писателя,  эпизодических 
переводов  его  произведений  на  армянский  язык,  эти  связи, 
постепенно  разрастаясь  и  углубляясь,  обрели  то  качество,  ту 
ступень  интенсивности,  при  которой  они  неизбежно  должны 
были  стать  и  стали  частью  духовного  богатства  армянского 
народа.  
Сегодня мы имеем богатую историю оценки творчества 
Чехова 
со 
стороны 
армянской 
критической 
мысли, 
многочисленные  свидетельства  армянских  писателей  о  благо-
творном  влиянии  на  них  художественных  достижений 
выдающегося русского мастера слова, переводы всех основных 
его  произведений  на  армянский  язык,  постановки  его  пьес  на 
сценах  армянских  театров,  усвоение  замечательных  чеховских 
традиций  армянской  прозой  и  драматургией.  Таковы  те 
наиболее  существенные  из  нитей,  которые  протягиваются  от 
Чехова к армянской литературе и шире – к армянской культуре. 
Личные  контакты  связывали  Чехова  с  известными  деятелями 
армянской культуры: И. К. Айвазовским, А. А. Спендиаровым, 
В. Я. Суренянцем.  
В  эпистолярном  наследии  писателя  сохранились 
свидетельства,  в  которых  он  несколькими  штрихами 
набрасывает  портрет  знаменитого  художника  со  свойственной 
ему  привычкой  подмечать  не  только  великое,  но  и  смешное: 

 
301
«Айвазовский,  бодрый  старик  лет 75-ти...натура  сложная  и 
достойная внимания. В себе одном он совмещает и генерала, и 
наивного деда, и Отелло».  
 
Встречался  в  Крыму  А.  П.  Чехов  и  с  художником  В.  Я. 
Суренянцем,  оформившем  в 1905 году  по  приглашению  К.  С. 
Станиславского  и  Вл.  И.  Немировича-Данченко  «Чайку»,  с 
композитором  А.  А.  Спендиаровым,  написавшем  в 1910 году 
мелодекламацию  «Мы        от-дохнем»,  положив  в  ее  основу 
монолог Сони из пьесы «Дядя Ваня».  
Отметим  участие  Чехова  в  известном  сборнике  Г.  А. 
Джаншиева  «Братская  помощь  пострадавшим  в  Турции 
армянам»,  в  котором  был  опубликован  его  рассказ  «На 
подводе».  
Интересны  и  контакты  А.  П.  Чехова  с  отдельными 
частными  лицами,  обращавшимися  к  писателю  с  различными 
просьбами. 
− Д. Л. Манучаров, Р. Катанян, М. Джалалова.  
С  начала 90-х  годов XIX века  и  по  наши  дни  на 
армянский  язык  переведено  более  двухсот  произведений 
писателя 
−  вся  его  драматургия,  большинство  рассказов  и 
повестей,  причем  многие  из  них  два  и  больше  раза.  И  если 
учесть,  что  первые  переводы  Чехова  в  Европе,  в  славянских 
странах, 
−  Чехословакии,  Югославии,  Болгарии - стали 
появляться  в  середине 80-х  годов,  то  внимание  армянских 
переводчиков  к  творчеству  писателя  в 90-е  годы  отражает 
степень  интереса  армян  и  высокую  культуру  армянской 
общественности.  
История  переводов  произведений  на  армянский  язык 
начиналась  со  сцены.  Это  были  постановки  произведений 
писателя 
силами 
армянских 
любительских 
и 
полупрофессиональных  трупп,  а  затем  в  дело  популяризации 
его  творчества  включилась  армянская  периодическая  печать: 
газеты «Нор Дар», «Мшак», журналы «Мурч», «Тараз», «Лума» 
и другие.  
В 1890 году  Г.  Аветян  переводит  водевиль 
«Предложение».;  в 1893 - А.  Тер-Ованнисян 
−  «Медведь».  Из 
прозаических  произведений  первым  был  переведен  рассказ 

 
302
«Жена» в 1897 году в журнале «Мурч»; в 1898 году 
− «Дома», а 
уже в 1900 году 
− более 30 рассказов в газете «Нор-Дар».  
Так,  год  от  года,  возрастает  и  углубляется  интерес 
армянской  общественности  к  творчеству  Чехова,  о  чем 
свидетельствуют  все  увеличивающиеся  переводы  его  произве-
дений в армянской периодике.  
Из  первых  переводчиков  писателя  отметим  М. 
Данагезяна  (выступавшего  под  псевдонимами  Востаник,  Муше 
Вардапет),  Р.  Хан-Азата,  которые  с  исключительной 
бережливостью 
относились 
к 
тексту 
оригинала, 
к 
художественным  деталям,  индивидуальной  творческой  манере 
писателя.  
В  газете  «Нор-Дар»  М.  Данагезян,  начиная  с 1900г. 
опубликовал  более 50-ти  рассказов  Чехова,  и  прав  был  Ю. 
Веселовский,  отмечавший  в  своей  статье  «Чехов  и  армянские 
читатели»,  что  газете  «Нор-Дар»  принадлежит,  прежде  всего, 
честь  популяризации  творчества  Чехова  в  армянской  среде,  а 
также  и  то,  что  «главным  переводчиком  сочинений  Чехова  на 
армянский язык явился Муше Вардапет».  
Из  переводов  произведений  писателя 1904 г.  выделим 
рассказ «Красавицы», привлекший внимание Т. Ованнисяна, М. 
Данагезяна,  А.  Абеляна,  С.  Паязата  не  только  тем,  что  в  нем 
проявился  глубокий  интерес  Чехова  к  красоте  человека, 
которую он  считал  такой  же самодовлеющей ценностью, что и 
истина  и  добродетель,  но  и  изображением  девушки-армянки  и 
ее отца 
− свидетельство знакомства с армянами.  
Наряду  с  переводами,  творчество  писателя  стало  предметом 
исследования армянской литературной критики.  
В  начале 90-х  годов  появились  небольшие  рецензии  на 
постановки  армянскими  любительскими  труппами  чеховских 
водевилей  «Предложение» (в  Баку)  и  «Медведь» (в  Батуми); 
сообщение  о  постановке  «Чайки»  в  Одессе  и  приветственной 
телеграмме  Чехова  артистам;  заметка  в  газете  «Мшак»  о 
прибытии  в  Тифлис  в  начале  июня 1900 года  А.  Чехова,  А. 
Горького  и  В.  Васнецова,  совершавших  путешествие  по 
Кавказу.  И  в  том  же 1900 году  в  газете  «Нор-Дар»  известный 
критик  Минас  Берберян  в  статье  «Литературные  отклики» 

 
303
выделяет как наиболее талантливые произведения современных 
молодых русских прозаиков В. Г. Короленко и А. П. Чехова.  
В 1900 же  году – первая  в  армянской  периодике 
литературно-критическая 
статья 
о 
творчестве 
Чехова, 
написанная Х. Самуэляном и напечатанная в журнале «Тараз», в 
которой  была  предпринята  попытка  раскрыть  ведущие 
тенденции 
творчества 
писателя, 
выявить 
своеобразие 
художественного  восприятия  действительности  в  сравнении  с 
современником Чехова – Гаршиным.  
Сравнение  статьи  с  повременными  работами  русских 
критиков  (Ю.  Айхенвальд,  Н.  Михайловский  и  др.)  дает  право 
утверждать,  что  армянский  критик  впервые  сумел  уловить 
тончайшие  нюансы  чеховского  видения  мира,  глубину  его 
художественных открытий.  
До 1904 года  в  армянской  периодической  печати 
появляются  самые  различные  публикации  о  творчестве 
писателя,  рецензии  на  переводы  его  произведений.  Отметим, 
что в эти годы переводятся и публикуются в газетах и журналах 
значительное  число  чеховских  произведений,  а  также 
выпускаются  отдельными  изданиями  рассказы  «Анюта», 
«Маска», «Скучная  история», «Человек  в  футляре»,  сборник 
рассказов  Чехова 
−  свидетельство  неугасающего  интереса  к 
писателю.  
Смерть  А.  П.  Чехова  вызвала  глубокую  скорбь  в 
армянской общественности и  «целый  поток» (Ю. Веселовский) 
критических  статей.  Уже 4 июля 1904 года  газета  «Мшак»  по-
местила редакционную статью, в которой, ознакомив читателей 
с  биографией  писателя,  сообщила  краткие  сведения  о  его 
творческом пути, выделяя как главную особенность его таланта 
− «способность восприятия жизни в ее повседневности, умение 
с удивительным юмором видеть и подчеркивать такие явления, 
мимо которых проходили, не замечая, другие».  
11 июня 1904 года газета «Мшак» публикует небольшую 
статью  о  Чехове,  а  затем  через  семь  номеров  вновь 
возвращается  к  памяти  писателя,  напечатав  статью  известного 
армянского поэта и переводчика Ап. Цатуряна.  

 
304
«Весть  о  смерти  Чехова, - пишет  автор,  разнеслась  с 
быстротой молнии и была настолько ошеломляюще тяжела, что 
в первую минуту в нее трудно было поверить. Она затмила все 
происходящие  события...он  составлял  одно  из  украшений 
русской литературы, ее гордость и славу».  
Ал.  Цатурян  выразил  чувства  и  мысли  армянских 
читателей,  видевших  в  Чехове  тонкого  художника,  глубокого 
наблюдателя  и  аналитика  разнообразных  явлений  жизни, 
который  своим  талантом  обогатил  «музей  родной  литературы 
бриллиантами своего блестящего таланта».  
В газетах и журналах рассматриваются самые различные 
аспекты  жизни  и  творчества  писателя:  его  взаимоотношения  с 
Сувориным  и  Марксом;  делается  попытка  установить 
преемственную связь творчества Чехова с Гоголем, Писемским 
и др., даются общие обзоры его наследия.  
Таким  образом,  появившиеся  в  армянских  газетах  и 
журналах  статьи  в  связи  со  смертью  Чехова  определили 
основные  направления  армянской  критики - понять  в  целом 
творчество писателя, осмыслить его место и значение в истории 
русской  и  мировой  литературы,  сделать  родным  и  близким 
армянскому  читателю  его  произведения.  В  то  же  время  они 
являются  свидетельством  большого  интереса  к  Чехову  со 
стороны критики и читателей и как показатель уровня их духов-
ной зрелости.  
С 1905 до  юбилейного  января 1910 года  в  армянских 
газетах, журналах и даже календарях продолжаются публикации 
заметок о постановках его пьес, рецензий и критических статей, 
переводятся его произведения.  
Так, газета «Мшак» в 1905 году сообщает, что «впервые 
на  армянской  сцене  в  Баку  Чехов  был  представлен  пьесой 
«Чайка»,  которую  перевела  и  поставила  в  свой  бенефис 
артистка Кнарик».  
О  возобновленном  в 1906 году  том  же  спектакле  в 
Новом Нахичеване появляется статья Ал. Мясникяна, в которой 
автор стремится выявить единство художественного восприятия 
мира  Чеховым-прозаиком  и  Чеховым-драматургом,  а  также 
останавливается  на  сценическом  воплощении  пьесы  армянской 
труппой.  

 
305
Примечательна  появившаяся  в  еженедельнике  «Нор-
Кянк»  статья  «Чехов  и  медицина»,  подписанная  «врач  Л.  Х. ». 
Отметим, что среди газетных и журнальных публикаций на эту 
тему были написаны к этому времени всего три статьи.  
Новая  волна  интереса  армянской  общественности  к 
творчеству  А.  П.  Чехова  была  вызвана 50-летием  со  дня  его 
рождения 
− в январе 1910 года.  
В  этой  связи  проводились  чеховские  вечера  в  Тифлисе, 
Баку, на некоторых читались доклады, посвященные творчеству 
писателя,  осуществлялись  постановки  чеховских  пьес  силами 
как профессиональных актеров, так и любителей.  
Армянская  критика  включилась  в  дискуссию  о  роли 
Художественного театра в осмыслении чеховской драматургии. 
Воску  Зон  отмечает,  что  к  Чехову  Художественный  театр 
подошел  с  большим  литературным  мерилом,  провал  же  пьесы 
«Чайка» в Александринском театре он объясняет непониманием 
своеобразия  драматургии  Чехова,  ее  поэзии  и  мастерства. «В 
Художественном  театре  пьесы  Чехова  обрели  новую  жизнь,. . 
отношение публики к ним резко изменилось: «Чайка» прошла с 
потрясающим успехом, а пьесы стали неотъемлемой частью его 
репертуара».  С  удовлетворением  армянский  критик  отмечает, 
что  время  расставило  все  акценты,  и  в  «дни  празднования 
юбилея писателя «Вишневый сад» ставился 116 раз».  
Газета  «Мшак»  печатает  заметку  Гасияна  о  постановке 
«Черного  монаха»,  в  которой  автор  пытается  разобраться  в 
сложном  философском  содержании  этого  произведения, 
«содержащем глубокие психологические моменты».  
На  этот  же  спектакль  отозвался  рецензией  в  газете  «Курьер-
Копейка»  С.  Спандарян,  но  уже  с  позиций  марксистской 
идеологии,  решительно  возражавший  против  усиления  в  пьесе 
«мистических 
моментов». 
Дискуссия 
интересна 
резко 
противоположными оценками критиков - лишнее свидетельство 
интереса к творчеству Чехова.  
Газеты  пестрят  заметками,  в  которых  сообщается  о 
постановках  пьес  Чехова: «Предложение», «Три  сестры»,  о 
докладе  О.  Ованнисяна  о  Чехове  в  Тифлисе,  о  вечере, 

 
306
посвященном  памяти  трех  деятелей  искусства  -А.  Чехова,  Т. 
Ахумяна, В. Комиссаржевской и т. д.  
В  статьях  этого  периода  творческое  наследие  Чехова 
рассматривается  в  качестве  величайшей  духовной  ценности 
всех  народов,  в  их  числе  и  армянского.  Такова,  в  частности, 
статья  критика  О.  Соловяна  о  творческом  пути  Чехова, 
появившаяся  в  журнале  «Тараз».  Автор  пытается  представить 
наследие писателя как единое художественное целое, он первым 
из  армянских  критиков  останавливается  на  огромном  значении 
писем писателя для понимания как эстетических представлений, 
так и человеческих качеств Чехова.  
Армянская  критика  этого  периода 
−  еще  один  шаг  по 
пути  осмысления  своеобразия  чеховского  видения  мира, 
многоаспектное исследование всего наследия писателя.  
И  в  последующие  годы  не  утихает  интерес  к  Чехову: 
ставятся  спектакли:  в  Дилижане  силами  любителей  и  при 
участии актера Андраника пьеса «Семейные тайны», в Кгзыване 
– «Медведь»;  критически  осмысливается  доклад  Ю. 
Айхенвальда  в  Тифлисе;  публикуется  статья  О.  Соловяна 
«Город  и  деревня»,  освещающая  локально  одну  из  проблем 
творчества  писателя,  оказавшую  особое  влияние  на  армянскую 
литературу  в  «плане  идейно-тематических  и  формальных 
заимствований».  
В 1914 году - 10-летие со дня смерти писателя, которое 
также  не  прошло  мимо  внимания  армянской  периодики.  Не 
было печатного органа, который так или иначе  не откликнулся 
на  эту  дату.  Из  многих  литературно-критических  статей 
выделим  две,  представляющие  различные  точки  зрения  на 
творчество Чехова - С. Амаляна в «Оризоне» и С. Даниэль-Бек в 
«Мшаке».  
В 
последующие 
годы 
наличие 
глубокого 
и 
всестороннего интереса к Чехову, творчество которого еще при 
жизни  вошло  в  круг  чтения  армянской  интеллигенции,  бла-
годаря  активной  пропаганде  армянских  газет  и  журналов,  все 
более  расширявшаяся  организация  дела  переводов  чеховских 
произведений  на  армянский  язык,  постановки  его  пьес  на 
армянской  сцене,  постоянно  появлявшаяся  информация  о 

 
307
событиях и фактах, связанных с именем и творчеством великого 
писателя,  множество  статей  армянских  критиков,  в  которых 
делались попытки довести до массового читателя содержание и 
направленность  таланта  писателя  стало  важнейшим  фактором 
развития всего армянского литературоведения.  
Издаются монографии о творчестве Чехова - Т. Ахумяна, 
А. Кариняна, С. Паязата, известного переводчика произведений 
писателя.  Появляется  ряд  статей,  посвященных  отдельным 
проблемам чеховского мастерства (С. Арешян, Л. Ахвердяна, Р. 
Оганнисяна  и  др.),  издаются  как  отдельные  сборники 
«Избранных  произведений»,  так  и  пятитомник  переводов 
основных произведений писателя.  
Не  меньший  интерес  представляют  статьи  крупнейших 
армянских писателей Ав. Исаакяна, Д. Демирчяна, Ст. Зорьяна, 
Г.  Кочара,  Н.  Зарьяна,  М.  Армена,  М.  Корюна  и  других,  в 
которых,  признавая  художественное  совершенство  чеховского 
наследия,  указывают  на  его  непреходящую  роль  в  развитии 
армянской литературы и влияние на их собственное творчество.  
Традиция,  начатая  Ю.  Веселовским  в  книге  «Русское 
влияние  на  современную  армянскую  литературу»,  в  которой 
приводится отзыв Нар-Доса: «...из новейших писателей я очень 
люблю  Чехова,  каждая  маленькая  вещица  которого  стоит 
многотомного  романа...»,  как  видим,  продолжается  в  статьях 
лучших мастеров армянской прозы.  
Так  Д.  Демирчян  писал,  что  в  разные  периоды 
творчества на него оказывали влияние и Гейне, и Достоевский, а 
«под старость влюбился в Чехова: читать его и перечитывать 
− 
мой  отдых  и  наслаждение»,  и  потому  полностью  согласен  с 
оценкой Нар-Доса.  
Любовь  и  преклонение  перед  талантом  русского 
писателя  выразил  в  своих  статьях  и  Аветик  Исаакян.  Его 
отношение 
−  результат  многолетней  привязанности  к 
творчеству  Чехова,  пристального  изучения  и  осмысления.  В 
личной  библиотеке  поэта  имеется  ряд  произведений  писателя, 
которые  армянский  поэт  читал  с  карандашом  в  руках,  оставив 
ряд  помет.  Все  интересовало  Варпета:  и  удачно  найденные 
образы,  и  развитие  сюжетной  линии,  и  отдельные  языковые  и 

 
308
изобразительные  средства.  Тем  ценнее  и  значимее  оценка 
армянского  поэта: «Своими  бесподобными  рассказами  Чехов 
создал  новое  качество  в  литературе  и  вызвал  к  жизни  новый 
эстетический вкус у читателей».  
Мы 
не 
будем 
останавливаться 
на 
отдельных 
высказываниях  и  оценках  всех  армянских  писателей.  Одно 
бесспорно:  чеховское  наследие  прочно  вошло  в  их  сознание  и 
художественный опыт.  
Подытоживая, 
вновь 
обратимся 
к 
статье 
Ю. 
Веселовского  «Чехов  и  армянские  читатели»,  в  которой  он 
писал,  что  произошло  то,  о  чем  Чехов  предполагать  не  мог, 
− 
созданные  им  произведения  еще  при  жизни  писателя  стали 
переводиться  на  армянский  язык,  поэтому  он  предлагал 
«собрать  статистические  данные,  которые  показали  бы  степень 
популярности  Чехова  не  только  в  русском  обществе,  но  и  у 
читающей публики других стран и народов».  
Прошло  сто  лет,  и  мы  имеем  все  «статистические 
данные»,  свидетельствующие  о  значении  творчества  Чехова  в 
духовной жизни армянского народа.  
Не  иссякает  и  не  иссякнет  интерес  к  одному  из 
выдающихся писателей XIX века, и  последнее  свидетельство 
− 
постановка  «Вишневого  сада»  в  театре  им.  Сундукяна  Ваге 
Шахвердяном,  доказывающая,  что  все  гениальное  не  имеет 
времени - оно всегда современно и злободневно.  

 
309
А. П. ЧЕХОВ И АНГЛИЯ 
 
Каждая 
из 
проблем, 
связанных 
с 
изучением 
взаимодействия  различных  культур,  помогает  не  только  ближе 
познакомиться  с  литературой  другой  страны,  но  и  со  своей 
собственной. 2004 год, как известно, был объявлен по решению 
ЮНЕСКО  годом  А.  П.  Чехова,  что  еще  раз  заставляет 
вспомнить  о  проблеме  адекватного  восприятия  и  оценки 
масштабов  личности  писателя,  под  чьим  влиянием  находился 
весь XX век.  Произведения  Чехова-  своеобразная  летопись 
жизни и нравов последних двух десятилетий XIX века и рубежа 
веков – отличаются 
редкой 
наблюдательностью, 
прозорливостью, 
тонкостью 
искусного 
повествования. 
Творчество  писателя  давно  уже  получило  в  Англии  статус 
«вневременного  явления»,  сопоставляемого  не  только  с  его 
современниками.  
Первый сборник рассказов Чехова на английском языке 
появился  в  Англии  в 1903 году  и  был  озаглавлен  «Черный 
монах». Через пять лет издается новый сборник «Поцелуй», а в 
1915 году опубликовано сразу три сборника рассказов Чехова. С 
1916  по 1922 гг.  выходило  собрание  его  сочинений  в  переводе 
К. Гарнет. Первые постановки пьес Чехова на английской сцене 
относятся  к 1911-1912 гг. («Вишневый  сад», «Чайка»).  Однако 
публика  зачастую  не  воспринимала  драматургию  Чехова. 
Известно,  что  зрители  покидали  представление  «Вишневого 
сада» в Лондоне уже после второго действия. В 1914 году был 
поставлен « Дядя Ваня».  
Раннее  восприятие  Чехова  в  Англии  помогает  уяснить, 
как 
рождался 
творческий 
импульс, 
стимулировались 
художественные  искания  у  таких  оригинальных,  талантливых 
писателей  как  Б.  Шоу,  Дж.  Голсуорси,  С.  Моэм,  В.  Вульф,  К. 
Мэнсфилд.  Выделялись  точки  зрения  В.  Вульф  о  Чехове  как 
новеллисте,  писавшем  свои  рассказы  «ни  о  чем»,  с  одной 
стороны,  и  Дж.  Голсуорси,  иронизировавшего  над  теми,  кто 
полагал, что рассказы Чехова «не имеют ни начала, ни конца», с 
другой.  Интерпретации  Голсуорси  близка  оценка  Э.  М. 
Форстера,  противопоставлявшего  Чехова  и  русского  декадента 
Федора  Сологуба.  А.  Беннет  представлял  Чехова  писателем, 

 
310
столь  же  виртуозным,  как  Мопассан,  но  с  более  широким 
диапазоном. Особое отношение к Чехову у К. Мэнсфилд, прямо 
называвшей 
его 
своим 
учителем. 
Она 
восхищалась 
нравственным  обликом  русского  писателя,  и  атмосфера  его 
творчества  органично  вошла  в  ее  собственную  жизнь  и 
писательский  труд.  Литературоведы  неоднократно  проводили 
параллели  между  рассказами  Чехова  и  Мэнсфилд  (к  примеру 
рассказ  Мэнсфилд  «Жизнь  матушки  Паркер»  перекликается  с 
чеховскими  новеллами  «Тоска», «О  любви»).  Авторский 
замысел Т. Гарди в романе «Тэсс из рода д’Эрбервиллей» может 
стать,  на  наш  взгляд,  более  ясным  при  сопоставлении  с 
чеховской  «Чайкой».  Можно  говорить  о  значимой  роли 
творчества Чехова и в наследии такого выдающегося художника 
слова, как Джеймс Джойс, в частности, в сборнике его рассказов 
«Дублинцы» прослеживаются определенные схождения.  
Переведенная  в 1916г.  на  английский  язык  статья  Льва 
Шестова  о  Чехове  «Творчество  из  ничего»  способствовала 
укоренению  на  долгие  годы  мнения  о  чеховском  пессимизме, 
хотя  уже  в  первой  английской  монографии  о  Чехове  В. 
Джерарди (1923) очевидно  стремление  развеять  «легенду  о 
Чехове»  как  безвольном  пессимисте  и  противопоставить 
психологическую  убедительность  его  рассказов  ненужной 
усложненности  романа  Джойса  «Улисс».  В 1960-ых  гг.  Чехов 
выступает  предшественником  театра  абсурда  в  монографии  Д. 
Киршоу,  а  Ф.  Лукас  усматривает  в  его  драматургии  лишенный 
иллюзий  квиетизм.  Противниками  «легенды  о  Чехове»  в 
середине XXв. стали литературоведы Д. Магаршак, У. Брефорд, 
Р. Хингли, редактор оксфордского издания собрания сочинений 
писателя. 
В 90-ые 
годы 
прошлого 
столетия 
к 
экзистенциональным  мотивам  в  творчестве  Чехова  вновь 
обращается американский литературовед С. Татевосиан в работе 
«Чехов  и  Кафка:  символика  смерти»  В  этом  же  десятилетии 
Кембриджским  университетом  Британии  осуществляется 
издание  серии  книг  под  общим  названием « Anglo- Russian 
Affinities»,  включающей  и  выпуск,  посвященный  Чехову.  В 
2002г. под редакцией В. Готлиб и П. Элана издается солидный 
том,  составленный  из  статей  известных  чеховедов (The 
Cambridge Companion to Chekhov). В 2003 году  вышла  книга 

 
311
английского  литературоведа  Патрика  Майлса  о  жизни  и 
деятельности талантливого российского чеховеда М. П. Громова 
(1927-1990).  По  признанию  критиков,  Майлс  представил 
серьезное и доскональное исследование работ Громова – самого 
близкого  для  европейцев  и  одновременно  самого  русского 
чеховеда. Наконец, на большой международной конференции в 
Мелихове 26-29 июня 2004г.  одним  из  самых  ярких  стало 
выступление писателя и переводчика из Великобритании Харви 
Питчера  о  кончине  Чехова  в  Баденвейлере  в  ночь  с 14 на 15 
июля 1904 г.  
XX  век  продемонстрировал,  что  Чехов  обладает 
неослабевающим даром притяжения во всем мире. Обращение к 
самым  обычным  событиям  в  жизни  ничем  не  примечательных 
людей и умение ставить « вселенские вопросы» философского, 
этического мировозрения делают писателя близким и понятным, 
«сродным»,  по  выражению  Л.  Н.  Толстого,  всякому  человеку 
вообще.  
 

жүктеу 2.87 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет