Быстрый рост рекордной продолжительности жизни реальных поколений



жүктеу 137.81 Kb.

Дата11.02.2017
өлшемі137.81 Kb.

В. М. Школьников

1, 2,*

, Д. А. Жданов

1, 2

, Е. М. Андреев

2

, Дж. В. Вопель

1

 

Быстрый рост рекордной продолжительности жизни реальных поколений

*

 

 

1



Max Planck Institute for Demographic Research, Konrad Zuse Str. 1, 18057 Rostock, Germany 

2

Российская Экономическая Школа, Центр Демографических Исследований



Нахимовский проспект 47, 117418 Москва, Россия 

*shkolnikov@demogr.mpg.de

 

 

 



Линейный  рост  рекордной  (максимальной  среди  всех  стран)  ожидаемой 

продолжительности  жизни  (линия  Оппена-Вопеля)  является  наиболее  наглядным 

выражением  прогресса  человечества  в  области  снижения  смертности.  Настоящая 

работа  посвящена  изучению  тренда  рекордной  продолжительности  в  реальных 

поколениях  (когортах).  В  отличие  от  обычно  используемой  периодной 

продолжительности  жизни,  когортная  продолжительность  жизни  служит  мерой 

времени  жизни  реальных  людей.  Снижение  смертности  приводит  к  тому,  что  в 

каждом  календарном  году  периодная  продолжительность  жизни  ниже  когортной 

продолжительности жизни родившихся в том же году и этот разрыв увеличивается 

во времени. Наш анализ опирается на детальные и качественные данные смертности 

в 24 наиболее развитых странах из Human Mortality Database за период 1870-2008 гг. 

Для  продления  рядов  когортной  продолжительности  жизни  до  1950  года  рождения 

был  построен  прогноз  коэффициентов  смертности  на  период  2009-2050  гг.  с 

применением  модели  Ли-Картер.  В  когортах  1870-1950  годов  рождения  ежегодный 

прирост времени жизни составлял 0,43 года, а в период 1870-2008 гг. годовой прирост 

периодной продолжительности жизни составлял 0,28 лет. Между 1870 и 1950 годами 

рождения рекордная когортная продолжительность жизни выросла с 53,7 лет до 83,8 

лет. При этом разрыв с периодной продолжительностью жизни увеличился с 1,2 года 

до  10,3  лет.  Когорты,  родившиеся  в  1920-е-1950-е  годы  проживут  намного  дольше, 

чем  можно  предположить  из  поперечных  режимов  смертности  во  времена  их 

молодости  или  середины  жизни.  Самая  значительная  часть  добавленного  времени 

жизни  приходится  на  возраста  старше  65  лет,  что  приводит  к  существенному 

изменению соотношения между составляющими жизненного цикла. 

 

Ключевые  слова:  долголетие,  продолжительность  жизни,  смертность,  когорты, 

старение,  авангард 

 

 



 

 

 



 

 

                                                           



*

 Настоящая работа представляет собой сокращенную и несколько видоизмененную версию статьи 

Shkolnikov V. M., Jdanov D. A., Andreev E. M., Vaupel J. W. Steep increase in best-practice cohort life expectancy 

// Population and Development Review 2011. Vol. 37(3). P. 419-434. 



 



Введение 

Устойчивый  рост  продолжительности  жизни,  начавшийся  в  XIX  веке  и 

продолжающийся  до  настоящего  времени  –  главное  достижение  человечества.  

Ожидаемая  продолжительность  жизни  новорожденного  сильно  варьирует  в  зависимости 

от  страны.  В  отдельно  взятой  стране  продолжительность  жизни  не  всегда  устойчиво 

повышается. Как правило, преобладает рост, но также возможны периоды стабилизации и 

даже  снижения.  Но,  если  рассматривать  мир  в  целом,  то  процесс  продления  жизни 

происходит  постоянно.  В  каждом  календарном  году  можно  определить  страну  с 

максимальной  для  данного  года  (рекордной  по  отношению  ко  всем  странам  мира) 

продолжительностью жизни. Поскольку во всех странах и почти в каждом году мужская 

смертность  превышает  женскую,  рекордная  продолжительность  жизни  отмечается 

исключительно  в  женских  популяциях.  Этот  показатель  представляет    потенциально 

достижимую  на  данном  уровне  благосостояния  и  медицины  степень  сокращения 

смертности.  Через  некоторое  время  другие  страны  также  достигают  тех  же,  прежде 

рекордных, значений продолжительности жизни.  

В 2002 г. демографы  Дж. Оппен и  Дж. Вопель [7] в своей принципиальной статье 

показали,  что  рекордная    продолжительность  жизни  в  период  между  1840  и  2000 гг. 

увеличивалась  линейно,  не  обнаруживая  тенденции  к  стабилизации.  Известно,  что  в 

простейшем  случае  линейное  увеличение  продолжительности  жизни  наблюдается  при 

снижении  силы  смертности  с  постоянным  коэффициентом  уменьшения  [11,  12].  Тренд 

Оппена и Вопеля говорит о том, что продолжительность жизни в странах с самой низкой 

смертностью  удлиняется  с  приблизительно  постоянной  скоростью  и  этот  эмпирический 

тренд  не  позволяют  говорить  о  приближении  к  некоему  верхнему  пределу 

продолжительности жизни человека.  

Однако  этот  важный  научный  результат  касается  увеличения  периодной 

ожидаемой  продолжительности  жизни,  которая  является  обобщенной  мерой  высоты 

смертности в данном календарном году. Величина продолжительности жизни показывает, 

сколько  лет  проживет  человек,  если  на  протяжении  его  жизни  смертность  будет 

оставаться  неизменной  и  соответствовать  возрастным  коэффициентам  смертности 

данного года. Периодная продолжительность жизни – характеристика текущего состояния 

здоровья и скорости замещения населения, но, в общем случае, не отражает длительность 

жизни  индивидов,  составляющих  население.  Поскольку  смертность  изменяется  во 

времени,  периодная  продолжительность  жизни  отличается  от  времени  жизни  реальных 

людей  или  их  совокупностей  –  поколений  одного  года  рождения  (когорт).  Поскольку  с 

конца  XIX в.  смертность  почти  всюду  и  всегда  снижалась  (за  исключением  нескольких 



 

эпизодов  мировых  войн,  эпидемий  и  регресса),  ожидаемая  продолжительность  жизни 



почти в любом году ниже когортной ожидаемой продолжительность жизни родившихся в 

этом  году.  Недавние  исследования  показали,  что  режим  снижения  силы  смертности  с 

постоянным  коэффициентом  уменьшения  приводит  к  линейному  повышению  когортной 

продолжительности  жизни  с  более  высокой  скоростью  по  сравнению  со  скоростью 

линейного роста периодной продолжительности жизни [1, 5]. 

Как  выглядят  тренды  времени  жизни  авангардных  популяций  в  когортном 

измерении?  На  этот  вопрос  отвечает  настоящее  исследование.  Наш  анализ  трендов 

рекордной  продолжительности  жизни  реальных  поколений  женщин  основан  на 

высококачественных и детальных данных смертности из Human Mortality Database (HMD).  

Данные и методы 

HMD  содержит  данные  смертности  в  37  экономически  развитых  странах  мира, 

классифицированные  по  однолетним  возрастным  группам,  календарным  годам  и  годам 

рождения. Для анализа использованы данные по когортам женщин, родившимся с 1870 по 

1950 г. включительно. Более ранние данные не были использованы по двум причинам. Во-

первых,  до  1860-х гг.  ни  одна  страна  мира  не  имела  данных  смертности  по  однолетним 

возрастным  группам,  что  делает  невозможным  однозначную  оценку  смертности  в 

когортах. По той же причине из анализа были исключены все данные, восстановленные из 

укрупненных  (пятилетних)  возрастных  интервалов.  Во-вторых,  вызывает  сомнение 

качество  исторических  данных  смертности  в  большинстве  стран  ввиду  неполной 

регистрации  рождений  и  смертей.  Например,  исчерпывающая  регистрация  смертей  в 

Швеции  –  признанном  мировом  лидере  по  качеству  демографической  статистики,  была 

установлена  только  в  1860-е  годы.  Кроме  того,  из  анализа  были  исключены  данные 

относительно более низкого качества, например, данные из восточноевропейских стран. 

Особого  внимания  заслуживают  данные  смертности  Новой  Зеландии.  Эта  страна 

интересна тем, что смертность ее населения в конце XIX и начале XX в. была необычайно 

низкой. С точки зрения полноты регистрации данные смертности белого населения Новой 

Зеландии могли бы использоваться для анализа. Однако есть предположение, что феномен 

низкой  смертности  в  Новой  Зеландии  является  (полностью  или  частично)  артефактом, 

который  объясняется  селективностью  малочисленного  неаборигенного  населения  этой 

отдаленной  страны  в  конце  XIX  и  начале  XX в.  Поэтому  было  решено  исключить  из 

анализа Новую Зеландию в период 1870-1920 гг..  

В итоге для анализа были отобраны 24 страны с наиболее качественными данными. 

В 

каждом 



календарном 

году 


была 

определена 

страна 

с 

максимальной 



продолжительностью  жизни.  В  число  таких  стран  в  разные  годы  попали:  Австралия, 

 

Дания,  Исландия,  Япония,  Новая  Зеландия  (неаборигенное  население),  Норвегия  и 



Швеция.  Таким  образом,  подобно  Оппену  и  Вопелю,  мы  построили  временной  ряд  

рекордных величин периодной ожидаемой продолжительности жизни с 1870 по 2008 г.  

Для того, чтобы получить оценки продолжительности жизни в когортах  вплоть до 

1950 г. рождения включительно, необходимо иметь данные смертности хотя бы до 2050 г. 

Мы посчитали достаточным 100 лет наблюдения с учетом того, что при прогнозируемом 

режиме  смертности  возраста  старше  100  лет  не  будут  оказывать  значимого  эффекта  на 

продолжительность  жизни.  Прогноз  коэффициентов  смертности  на  период  2009-2050 гг. 

был  построен  с  помощью    метода  Ли-Картер  [2].  Метод  основан  на  следующей  модели 

поверхности смертности:  

t

x

t

x

x

t

x

k

b

a

m

,

,



ln





где m

x, t

 – коэффициент смертности в возрасте x в календарном году ta



x

 - усредненный по 

времени  эффект  возраста;  k

t

  –  усредненный  по  возрасту  эффект  времени  (календарного 

года);  b

x

  –  эффект  взаимодействия,  выражающий  специфическую  чувствительность 

коэффициента  смертности  в  возрасте  x  к  изменениям  во  времени  k

t

  и 


t

x,

  -  случайные 



возмущения. 

Для  идентификации  модели  были  использованы  коэффициенты  m



x,t

  за 


относительно короткий период 1960-2008 гг. Дело в том, что изменения смертности в этот 

период  времени  хорошо  отражают  современный  паттерн  прогресса,  в  котором  ведущую 

роль играет сокращение смертности в старших возрастах [10]. 

Экстраполяция  тренда  k



t

  в  модели  Ли-Картер  позволила  спрогнозировать 

коэффициенты  смертности  на  период  2009-2050 гг.  и  построить  когортные  и  периодные 

таблицы  смертности  для  вычисления  прогнозных  оценок  когортной  продолжительности 

жизни до 1950 г. рождения и периодной продолжительности жизни до 2050 г.  

Получив оценки когортной продолжительности жизни, для каждого года рождения 

с  1870  по  1950 г.,  в  каждом  году  была  определена  страна  с  рекордной  (максимальной 

среди всех стран) продолжительностью жизни. Оказалось, что для годов рождения с 1870 

до  1920  рекордная  продолжительность  жизни    наблюдалась  исключительно  в 

скандинавских  странах,  причем  в  основном  в    Норвегии.  Рекордная  продолжительность 

жизни  когорт  1921-1950 гг.  рождения  отмечалась  в  Швейцарии,  Австралии,  Новой 

Зеландии (неаборигенное население) и Норвегии.  



 

 

 

 



Тренды рекордной продолжительности жизни 

Результаты расчетов позволяют графически изобразить временные ряды периодной 

и  когортной  продолжительности  жизни  в  странах  с  рекордно  низкой  смертностью.  На 



рисунке 1 показаны:  

1)

 



Ряд  рекордной  когортной  продолжительности  жизни  для  когорт  1870-1920 

годов  рождения.  В  2008 г.  (последний  год  наблюдения)  эти  когорты  либо  уже  вымерли, 

либо  достигли  весьма  преклонного  возраста  (минимум  88  лет  для  когорты  1920 г.). 

Поэтому  продолжительность  жизни  в  них  была  рассчитана  точно  или  с  минимальной 

погрешностью.  

2)

 



Ряд  рекордной  когортной  продолжительности  жизни  для  когорт  1921-1950 

годов рождения. В этих когортах коэффициенты смертности наблюдаются до возрастов в 

диапазоне  от  58  лет  (когорта  1950  г.р.)  до  87  лет  (когорта  1921  г.р.).  Оценки  

продолжительности  жизни  здесь  частично  основаны  на  прогнозе  смертности  в  старших 

возрастах методом Ли-Картера. 

3)

 



Линия  тренда,  построенная  методом  наименьших  квадратов  и  хорошо 

аппроксимирующая  ряды  1)  и  2).  Она  показывает  скорость  роста  продолжительности 

жизни для когорт 1870-1950 годов рождения.  

4)

 



Ряд  рекордной  периодной  продолжительности  жизни  с  1870  по  2008  год. 

Значения  продолжительности  жизни  в  нем  целиком  основаны  на  наблюдаемых 

коэффициентах смертности. 

5)

 



Ряд рекордной периодной продолжительности жизни в 2009-2050 гг. Значения 

продолжительности жизни в нем основаны на коэффициентах смертности, полученных из 

модели Ли-Картер. 

6)

 



Линия периодного тренда, построенная на данных 4). 

7)

 



Линия периодного тренда, построенная на данных 5).  

На рисунке 1 показаны также доверительные интервалы для тех оценок рекордных  

когортной  и  периодной  продолжительностей  жизни,  которые  частично  или  полностью 

вычислены из спрогнозированных коэффициентов смертности. 

Рисунок  1  показывает,  что  рекордные  периодная  и  когортная  продолжительности 

жизни  увеличиваются  практически  линейно  и  с  разной  скоростью.  В  соответствии  с 

теоретическими  моделями,  рекордная  когортная  продолжительность  жизни  растет 

значительно быстрее рекордной периодной продолжительности жизни.  

Для  сравнения  когортной  и  периодной  продолжительности  жизни  используются 

показатели,  предложенные  Голдштайном  и  Вахтером  [1]:  разрыв  (gap,  G)  и  лаг  (lag,  L). 

Разрыв – это разница между продолжительностью жизни когорты, рожденной в году t, и 


 

периодной  продолжительностью  жизни  в  году 



t

.  G  показывает,  на  сколько  лет  больше 

проживет  средний  новорожденный  в  рассматриваемом  году  в  результате  снижения 

смертности  в  течение  его  будущей  жизни.  L  равен  тому  времени,  за  которое  периодная 

продолжительность  жизни  достигает  значений  когортной  продолжительности  жизни  для 

данного года рождения. 

Если линейный тренды по годам рождения и календарным годам выражаются как  

)

1870



(

)

(



1

0





t



c

c

t

e

C

 

и 



)

1870


(

)

(



1

0





t



p

p

t

e

P

соответственно, то разрыв и лаг равны:  



)

1870


)(

(

)



(

)

(



1

1

0



0





t

p

c

p

c

t

G

)



1870

(

)



(

)

(



)

(

1



1

1

1



0

0







t

c

p

c

c

p

c

t

L

 



Как  видно  из  рисунка  1,  долговременные  линейные  тренды  роста    рекордной 

продолжительности жизни по когортам и периодам имеют разные наклоны, за счет чего 

разрыв и лаг быстро увеличиваются. В когортах средний годовой прирост составляет 0,43 

года жизни (или 10 часов за сутки), а по календарным периодам – 0,28 года (или почти 7 

часов  за  сутки).  Таким  образом,  разрыв  между  когортной  и  периодной  рекордными 

продолжительностями жизни  вырос  с  1870  по  1920  г.    с  1,3  до  8,9  лет.  Лаг  для  того  же 

периода  времени  вырос  с  3,0  до  20,3  лет.  Предсказанная  линейным  трендом  рекордная 

продолжительность  жизни  для    1950  года  рождения  составляет  84,9  года,  а  периодная 

продолжительность жизни для этого года - равна 71,9 года (G(1950)=13).  

Хотя линейный рост периодной продолжительности жизни по Оппену и Вопелю  в 

целом  соответствует  эмпирическим  данным,  более  детальный  анализ,  проведенный 

Валленом  и  Милле,  показал,  что  на  самом  деле  скорость  роста  несколько  варьирует  в 

зависимости от времени [10]. В этой связи, для рекордной периодной продолжительности 

жизни были построены два тренда: 1870-2008 гг. и 1960-2008 гг. Как показывает рисунок, 

последний  тренд  несколько  более  медленный  по  сравнению  с  длительным  трендом 

(приросты: 0,23 против 0,28 лет за год, соответственно).  

В соответствии с этими двумя трендами построены два прогноза роста рекордной 

периодной продолжительности жизни до 2050 г. Отметим, что продолжение тренда 1960-

2008 гг. практически неотличимо от прогнозных значений периодной продолжительности 

жизни, основанных на модели Ли-Картер (см. рисунок).  



 

Рекордная когортная продолжительность жизни для  1950 г. рождения  составляет 



83,8  лет,  что  примерно  на  год  меньше  значения,  соответствующего  длительному 

линейному тренду когортной продолжительности жизни, и на 10 лет выше наблюдаемой в 

этом  году  рекордной  периодной  продолжительности  жизни.  Экстраполяция  когортных 

трендов  на  года  рождения  после  1950  г.  (не  показана  на  рисунке)  быстро  ведет  к  очень 

высоким  значениям  продолжительности  жизни,  превышающим    100  лет  в  рекордных 

женских когортах 1970-х годов рождения.  



Время, прожитое в разных возрастах 

Возрастные  распределения  смертности  в  периодной  и  когортной  таблицах 

смертности может существенно различаться между собой. Величина различий зависит от 

динамики  возрастной  смертности  во  времени.  В  этой  связи  представляется  интересным 

сравнение времени жизни, прожитого в разных интервалах возраста в рекордных таблицах 

смертности по календарным годам и по годам рождения. Эти показатели зависят еще и от 

того, какие страны именно являются рекордными в когортном и периодном измерениях.  

В стандартных обозначениях таблицы смертности разложение продолжительности 

жизни на возрастные составляющие проводили по формуле:  

 



 

 


85

85



65

65

45



45

15

15



0

0

T



T

T

T

T

T

T

T

T

e







считая  корень  таблицы  смертности  (начальный  размер  когорты  в  возрасте  0)  равным 



единице. 

В  этой  формуле  каждый  аддитивный  член,  за  исключением  первого,  связан  с 

предыдущими  членами,  поскольку  время  жизни,  прожитое  в  возрасте  х  и  последующих 

возрастах (Т



х

) зависит от числа доживающих до возраста х

Очевидно,  что  и  в  когортных,  и  в  периодных  таблицах  время  жизни  во  всех 

возрастных  интервалах  увеличивалось.  В  1870 г.  разложение  продолжительности  жизни 

на  возрастные  составляющие  было  примерно  одинаково  для  рекордной  когорты  1870 г. 

рождения и для периодной таблицы смертности с рекордной продолжительностью жизни 

1870 г.  (табл. 1).  Для  1950 г.  результат  того  же  сравнения  –  иной.  Различие  в 

распределениях  объясняется  двумя  причинами.  Во-первых,  между  1870  и  1950  гг. 

когортная и периодная продолжительности жизни выросли в разной степени – на 30 лет и 

на 21 год, соответственно. Во-вторых, возрастные составляющие прогресса в когортном и 

периодном  измерениях  различались  между  собой.  Если  в  когортной  продолжительности 

жизни прирост времени жизни после 65 лет составил примерно половину, то в периодной 

продолжительности жизни прирост этого времени жизни составил примерно треть. 

В  целом,  увеличение  времени  жизни  в  возрастах  65  лет  и  старше,  то  есть  в 

пенсионных  возрастах,  является  особенно  значительным.  За  80  лет  рекордная  когортная 


 

продолжительность жизни в возрасте 65 лет увеличилась с 15,4 до 28,4 года, а рекордная 



периодная продолжительность жизни – с 13 до 16,3 года. Таким образом, разрыв вырос с 

1,4 до 8,5 года (табл. 2). 



Таблица 1 

Когортная и периодная продолжительности жизни женщин по возрастным 

интервалам  в странах с рекордной продолжительностью жизни при рождении в 1870 

и 1950 гг. 

 

1870 



1950 

Увеличение 



Когортная продолжительность жизни 

0–14 


12,52 

14,51 


2,00 

15–44 


21,64 

28,70 


7,06 

45–64 


11,72 

18,46 


6,74 

65–84 


7,10 

16,30 


9,20 

85+ 


0,73 

5,80 


5,06 

Всего 


53,71 

83,77 


30,06 

Периодная продолжительность жизни 

0–14 


12,69 

14,57 


1,88 

15–44 


22,25 

28,62 


6,37 

45–64 


11,52 

17,38 


5,86 

65-84 


5,65 

11,47 


5,82 

85+ 


0,44 

1,48 


1,04 

Всего 


52,55 

73,53 


20,98 

Разрыв между 

когортой и 

периодом 

1,16 

10,25 

 

Примечание. Страны с рекордной продолжительностью жизни: Норвегия (когорта 1870 г.р.), 

Швейцария (когорта 1950 г.р.), Норвегия (период 1870 г.) и Исландия (период 1950 г.) 

Таблица 2 

Рекордные когортные и периодные продолжительности жизни женщин в различных 

возрастах в странах с рекордной продолжительностью жизни в возрасте 0 лет в 1870, 

1950 и 2008 гг. 

Возраст 

Когорта 

 

Период 

1870 

1950 

 

1870 

1950 

2008 

53,71 



83,77   

52,55 


73,53 

86,04 


15 

52,02 


71,82   

49,19 


60,90 

71,38 


45 

30,24 


42,93   

26,82 


32,92 

42,08 


65 

15,35 


24,80   

12,98 


16,33 

23,63 


85 

4,77 


8,59 

 

4,88 



5,96 

8,19 


Примечание. Страны с рекордной продолжительностью жизни: Норвегия (когорта 1870 г.р.), 

Швейцария (когорта 1950 г.р.), Норвегия (период 1870 г.), Исландия (период 1950 г.), Япония (период 2008 

г.) 

 

 



 

 

 

 



Заключение 

Увеличение  когортной  и  периодной  продолжительностей  жизни  –  результат 

общемирового снижения смертности.  

Мы  установили,  что  с  1870  по  1920 г.  рекордная  когортная  продолжительность 

жизни  увеличивалась  в  среднем  на  0,43  года  в  год,  а  рекордная  периодная 

продолжительность жизни с 1870 по 2008г  –  на 0,28 года в год. Расчеты  показывают, что 

рекордная продолжительность жизни для когорты 1950 года рождения может составить 84 

года,  тогда  как  рекордная  периодная  ожидаемая  продолжительность  жизни  в  этом  году 

равнялась  73,5  года.  Если  та  же  тенденция  сокращения  женской  смертности  будет 

продолжаться, то вполне возможно, что  в  странах с самой низкой смертностью  женские 

когорты 1970-х годов рождения будут  доживать до 100 лет.  

Максимальное  увеличение  времени  жизни  в  реальных  поколениях  будет 

происходить  в  возрастах  старше  65  лет.  Это  приведет  как  к  изменениям  в  устоявшемся 

жизненном цикле, так и к большим социально-экономическим последствиям.  

К  сожалению,  во  многих  странах  при  обсуждении  проблем    старения  населения 

рассматриваются,  в  основном,  периодные  данные  продолжительности  жизни.  Однако, 

учитывая  тот  факт,  что  продолжительность  жизни  в  когортах  увеличивается  в  1,5  раза 

быстрее, чем в календарном времени, развитые страны могут столкнуться с большим, чем 

ожидалось,  накоплением  старых  и  очень  старых  людей  в  населении  и  неожиданно 

быстрым нарастанием  проблем в области  здравоохранения и пенсионной системы.  

Некоторые  исследователи  полагают,  что  новые  болезни  могут  замедлить  процесс 

улучшения  здоровья  населения  и  увеличения  продолжительности  его  жизни  [8]. 

Например,  в  качестве  одного  из  факторов  риска  приводится  ожирение,  которое 

способствует развитию многих болезней. Однако ни в одной из развитых стран, где стоит 

проблема ожирения населения,  до сих пор не  испытывала снижения продолжительности 

жизни.  Здесь  уместно  вспомнить,  что,  несмотря  на  общемировую  эпидемию  курения 

ХХ в.,  продолжительность  жизни  в  развитых  странах  почти  непрерывно  росла,  а 

рекордная  продолжительность  жизни  увеличивалась  линейно.  Таким  образом,  нет 

никаких  оснований  полагать,  что  снижение  смертности  от  всех  причин  смерти, 

продолжающееся  уже  почти  два  века,  приостановится,  если  только  какие-либо 

неожиданные  неблагоприятные  факторы  не  затормозят  прогресс,  отдалив  тем  самым 

уровни смертности, которые могут быть достигнуты при нынешних тенденциях.  

К  тому  же  выводу  можно  прийти,  отмечая  исключительно  низкие  уровни 

смертности,  которые  уже  сегодня  наблюдаются  в  отдельных  группах  населения,  и 


 

10 


принимая  во  внимание  те  резервы  снижения  смертности,  которые  связаны  с  хорошо 

известными предотвратимыми факторами риска [3, 4, 6, 9]. 



Благодарности 

Это  исследование  выполнялось  в  рамках  проекта  Human  Mortality  Database 

Института  демографических  исследований  Общества  Макса  Планка  (Росток,  Германия). 

Создание  русской  версии  было  поддержано  фондом  Д. Зимина  «Династия»  (Москва, 

Россия).  Мы  благодарны  Трифону  Миссову  и  Адаму  Ленарту  за  полезное  обсуждение 

методов и результатов и Елене Чуриловой за подготовку первой версии русского текста. 

Для прогнозных расчетов использовалась функция  lca.forecast from  R-пакета  demography 

Роба Хайдмана, размещенная по адресу http://robjhyndman.com/software/demography. 



Литература 

1.

 



Goldstein J. R., Wachter K. W. Relationships between period and cohort life expectancy: 

Gaps and lags // Population Studies. 2006. Vol. 3. P. 257–269. 

2.

 

Lee R. D., Carter L. R. Modeling and forecasting U.S. mortality // J. Amer. Statist. Ass. 



1992. Vol. 87(419). P. 659–675. 

3.

 



Manton  K. G.,  Stallard  E.,  Tolley  H. D.  Limits  to  human  life  expectancy:  Evidence, 

prospects, and implications // Population and Development Rev. 1991. Vol. 17(4). P. 603–637. 

4.

 

Martelin  T.  Socio-demographic  differences  in  mortality  at  older  ages  in  Finland  //  In: 



Health  and  Mortality  among  Elderly  Populations  /  Caselli  G.  and  Lopez  A. D.  (eds.).  Oxford: 

Clarendon Press, 1996. P. 112–134. 

5.

 

Missov  T. I.,  Lenart  A.  Linking  period  and  cohort  life-expectancy  linear  increases  in 



Gomperz proportional hazard models // Demogr. Res. 2011. Vol. 24(19). P. 455–468. 

6.

 



Murray  C. J. L.,  Kulkarni  S. C.,  Michaud  C.  et  al.  Eight  Americas:  Investigating 

mortality  disparities  across  races,  counties,  and  race-counties  in  the  United  States  //  PLoS 

Medicine. 2006. Vol. 3. Iss. 9. P. e260. 

7.

 



Oeppen J. E., Vaupel J. W. Broken limits of life expectancy. Science. 2002. Vol. 296. P. 

1029–1031. 

8.

 

Olshansky  S. J.,  Passaro  D. J.,  Hershow  R. C.  et  al.  A  potential  decline  in  life 



expectancy  in  the  United  States  in  the  21st  century  //  New  Engl.  J.  Med.  2005.  Vol.  352.  P. 

1138–1145. 

9.

 

Shkolnikov V. M., Scholz R., Jdanov D. et al. Length of life and pensions of five million 



retired German men // Europ. J. Publ. Hlth. 2007. Vol. 18(3). P. 264–269. 

10.


 

Vallin  J.,  Meslé  F.  The  segmented  trend  line  of  highest  life  expectancies  //  Population 

and Development Review. 2009. Vol. 35(1). P. 159–187. 



 

11 


11.

 

Vaupel J. W. How change in age-specific mortality affects life expectancy // Population 

Studies. 1986. Vol. 40. P. 147–157. 

12.


 

Vaupel J. W., Gowan A. E. Passage to Methuselah: Some demographic consequences of 

continued progress against mortality // Amer. J. Publ. Hlth. 1986. Vol. 76(4). P. 430–433. 

 

 


 

12 


45

50

55



60

65

70



75

80

85



90

95

100



1870 1880 1890 1900 1910 1920 1930 1940 1950 1960 1970 1980 1990 2000 2010 2020 2030 2040 2050

П

р



о

до

лж



ит

е

ль



но

ст

ь



 ж

из

ни



, л

е

т



Периодный 

тренд


1870-2008

гг.



наклон



= 0.28

Когортный тренд

1870-1920



гг.

наклон



= 0.43

Периодный 

тренд



1960-2008



гг.

наклон 



= 0.23 

Когортная ПЖ

1920-


1950 г.р., 

данные плюс 

прогноз по Л

-

К



Периодная ПЖ

2009-



2050 гг., 

прогноз по Л

-

К

G



L

 

Рисунок 1- Тренды рекордной продолжительности жизни по календарному времени и 



когортам с 1870 г. 

 

 






©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал