Абай атындағы ҚазҰпу-дың хабаршысы, «Жаратылыстану-география ғылымдары» сериясы



жүктеу 1.74 Mb.
Pdf просмотр
бет5/18
Дата03.02.2017
өлшемі1.74 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

УДК 575.224.46.044. 

 

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТОЯНИЯ ДРОЖЖЕВОГО СООБЩЕСТВА 

УРБАНИЗИРОВАННЫХ ПОЧВ г. АЛМАТЫ 

 

Б.Н.Мынбаева - 

к.б.н., доцент кафедры «Экология и охрана окружающей среды», 

географо-экологического факультета КазНПУ имени Абая 

 

Анализ  видового  состава  различных  групп  почвенных  микроорганизмов  с  расчетом  частоты 



встречаемости  отдельных  видов,  обилия  тех  или  иных  видов,  коэффициента  разнообразия  позволяет 

получить  более  достоверные  результаты  по  экологическому  состоянию почв и  провести  их  диагностику 



[1, 2, 3]. 

В данной исследовательской работе были проведены исследования городских почв г. Алматы по 

определению в почвенных образцах дрожжевых организмов, которые являются одной из основных групп 

почвенной  биоты.  Автор  статьи  опирается  на  ранее  проведенные  исследования  [4, 5]  по  использованию 

дрожжей  в  качестве  индикаторных  или  диагностических  организмов,  учитывая  определенные 

преимущества  по  использованию  дрожжевых  форм  микроорганизмов:  их  немногочисленность  и 

возможность облегченной идентификации. 

При  изучении  и  описании  дрожжей  был  использован  термин  «сообщество»,  поскольку  автор 

статьи  не  ставил  целью  определить  эти  организмы  до  вида,  а  искал  возможности  диагностировать 

состояние почвенных ценозов с их помощью. 



 

Методы исследования: 

В работе были изучены почвенные образцы из точки № 5, незагрязненные тяжелыми металлами 

(естественная  степная  почва  в 25 км  от  г.  Алматы)  и  почвенные  образцы  из  №1 - №4  точек 

урбанизированных  почв  (аналогичные  по  почвенно - климатически-географическим  параметрам),  но 

содержащие  тяжелые  металлы  (ТМ).  Этот  методологический  аспект  автор  считает  важным  при 

проведении  сравнительного  микробиологического  анализа.  Таким  образом,  выбранные  урбаноземы  в 

результате антропогенного воздействия содержали в 4,2 раза больше кадмия, в 3,2 раза – свинца, в 1,5 раза 

- цинка и в  2,5 раза - меди по сравнению с контрольной или фоновой точкой [6]. 

Отбор  образцов  почвы  производили  общепринятыми  методами  [7].  Там  же  производился  отбор 

травяной  растительности  в 3 повторностях  из  каждой  точки  [8].  Отбор  почвенных  образцов  и  травяной 

растительности произволили в сентябре 2008 г. и в конце марта 2009 г. 

Для  изучения  изменения    численности  популяций  почвенных  дрожжей  при  загрязнении  почв 

тяжелыми  металлами  производили  посев  почвенной  суспензии  на  сусло-агар  (СА)  с 4 мл/л  молочной 

кислоты для ингибирования роста бактерий [9] в 3 повторностях. Учет и выделение эпифитных дрожжей 

проводили,  измельчая  травянистую  массу,  которую  обрабатывали  как  почвенные  образцы;  посев 

производили,  используя 1 г  сырой  растительной  биомассы,  на  среду  СА  с  молочной  кислотой  в 3 

повторностях.  Рост  и  развитие  дрожжей  наблюдали  при  температуре +5

0

  С  в  течение 14-20 суток.  Для 



посева дрожжей использовали разведение 1:10 и 1:100. 

Для  родовой  идентификации  дрожжевых  организмов  производили  сплошной  просмотр  и 

микроскопирование  колоний  на  всех  чашках  Петри  со  средой  СА,  разделяя  все  колонии  на  близкие  по 

морфологии группы и идентифицировали до рода [10]. 

Основной задачей данных исследований было установление характера и степени влияния тяжелых 

металлов на сообщество дрожжевых организмов естественной и загрязненной ТМ почв. 



Результаты и их обсуждение: 

Определение родовой принадлежности выросших колоний дрожжей на элективной среде СА. 

Обнаруженные дрожжи были отнесены к типичным почвенным родам Cryptococcus (род грибов из 

отдела базидиомицетов, растущие в клеточной культуре по типу дрожжей) и Candida.   

Дрожжи,  обнаруживаемые  на  растениях,  относятся  к  эпифитным;  представлены  почти 

исключительно  базидиомицетными  организмами.  Полученные  изоляты  были  отнесены  к  родам - 

базидиомицетным  краснопигментным  Rhodotorula,  Cryptococcus  и  темноокрашенным  дрожжеподобным 



Абай атындағы ҚазҰПУ-дың ХАБАРШЫСЫ, «Жаратылыстану-география ғылымдары» сериясы,

 

№ 3 (21), 2009 ж. 

 

 



25

грибам,  предположительно  определяемым  как  Protomyces  и  Taphrina;  темноокрашенным 

дрожжеподобным  организмам  рода  Aureobasidium,  краснопигментным  дрожжам  рода  Rhodotorula

базидиомицетным  краснопигментным  дрожжам  рода  Rhodosporidium,  красным  баллистоспоровым 

дрожжам предположительно рода Sporobolomyces (фото 1 и 2). 

 

  



  

  

  



  

 

                   а)                          б)                         в)                         г)                         д)                          е) 



 

Фото 1. Морфология клеток дрожжей: а) Rhodotorula; б) Sporobolomyces; в) Rhodosporidium;  



г) Aureobasidium; д) Candida; е) Cryptococcus 

Для  подсчета  КОЕ/г  почвы  или  растительной  массы  использовали  прямой  подсчет  выросших 

колоний дрожжей на каждой чашке Петри. 

 

  



  

  

  



 

         а)                                б)                              в)                             г)                               д) 

Фото 2. Колонии дрожжей, выросших на чашках Петри: а) Rhodotorula; б) Sporobolomyces;  

в) Aureobasidium; г) Candida; д) Cryptococcus 

 

Сравнительная  характеристика  дрожжевого  сообщества  урбаноземов  г.  Алматы  и  фоновой 



(чистой) почвой 

В  незагрязненной  почве  (фоновая  точка  № 5) наблюдалось  следующее  процентное  соотношение 

колониеобразующих  единиц  дрожжей  (КОЕ/г)  в  изучаемых  сообществах:  среди  почвенных  дрожжей 

базидиомицетов, относящихся к роду Cryptococcus - 77,9 %; Candida - 16,3 %, в сумме эти количественные 

данные  составили 94,9 %. Среди  сообщества  эпифитных  дрожжей  отмечалось  другое  процентное 

соотношение:  Cryptococcus - 2,9 %, Aureobasidium  (дрожжеподобные  организмы) - 5,1 % и 

пигментированные  (красные)  дрожжи,  относящихся  к  роду  Rhodotorula - 0,9 %; в  сумме  эти 

количественные данные составили 8,95 % (рис. 1).  

 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

Рис. 1. Сравнительные данные по количеству КОЕ/г почвы или травяной растительности 



0

20

40

60

80

100

Точка № 5

Точка № 3

Базидиомицеты

Кандида

Эпифитные дрожжи

ВЕСТНИК КазНПУ им.Абая, серия “Естественно-географические науки”, № 3 (21), 2009 г. 

 

 



26

Таким  образом,  обнаруженные  дрожжи  были  отнесены  к  типичным  почвенным  родам 



Cryptococcus  и  Candida.  Их  численность  составляла 94,2 % от  общего  числа  обнаруженных  почвенных 

дрожжей. Эпифитных дрожжей было меньше более чем в 10 раз по сравнению с почвенными дрожжами.  

Анализ  загрязненной  тяжелыми  металлами  почвы  (точка  № 3) показал  следующее  соотношение 

группировок дрожжей в сообществе: почвенные дрожжи составили около 59 %, среди них Cryptococcus - 

32,0 %, Candida –26,8 %. Сообщество дрожжей, обитающих на травяной растительности, выглядело таким 

образом: Cryptococcus - 1,9 %, Aureobasidium (дрожжеподобные организмы) - 17,2 % и пигментированные 

(красные) дрожжи - 0,6 %, в сумме их численность составила 39,7 % из выделенных дрожжей. 

В  таблице  1  представлены  данные  в  процентном  соотношении  от  количества  обнаруженных 

дрожжей. 

Таблица 1. Количество дрожжей (%) от общего количества обнаруженных 



 

№ 

Места отбора проб почвенных 



образцов 

Почвенные дрожжи 

Эпифитные дрожжи 

пр.  Райымбека,  уг.  ул.  Пушкина 



(т.1) 

82,5 7,1 

пр. 


Райымбека, 

уг. 


пр. 

Сейфуллина (т.2) 

58,8 39,7 

пр. 



Райымбека, 

уг. 


ул. 

Розыбакиева (т.3) 

52,8 40,3 

ТЭЦ-1 59,1 



41,5 

Степная 



зона 

за 


городом 

(контроль) 

94,2 8,9 

  

Доля почвенных дрожжей во всех почвенных образцах была высокой, а разнообразие видов среди 



них – низкое, особенно по сравнению с эпифитными дрожжами.  

Почвенных дрожжей примерно в 1,5 раза больше в незагрязненной почве по сравнению с почвой, 

загрязненной тяжелыми металлами, доминирующими были представители рода Cryptococcus. Эпифитных 

дрожжей гораздо больше в загрязненных почвенных образцах, примерно в 4 раза. 

Итоговое соотношение почвенных и эпифитных дрожжей (П:Э) в незагрязненной почве составило 

10,6, в загрязненной - 1,97. Для выяснения причин такого значительного увеличения эпифитных дрожжей 

в  загрязненной  ТМ  почве  был  проведен  анализ  видового  состава  и  численности  эпифитных  дрожжей, 

выделенных  непосредственно  из  их  естественного  местообитания – травянистых  растений, 

произрастающих на загрязненных ТМ участках почвы и не загрязненных. 

 

Численность и видовой состав комплекса эпифитных дрожжей на растениях в условиях загрязнения 

Результаты анализа численности дрожжей на растениях показывают довольно слабую зависимость 

численности  эпифитных  дрожжей  от  уровня  содержания  ТМ  в  почве,  с  небольшим  возрастанием 

численности на загрязненных участках. 

Таким  образом,  в  фоновом  участке  ведущую  роль  играет  Cryptococcus.  Его  также  много  в 

загрязненной  почве,  но  почти  такая  же  доля  популяции  дрожжеподобных  грибов  Aureobasidium

Остальные эпифитные дрожжи, выделенные с растений, на загрязненном участке либо отсутствуют, либо 

находятся в незначительном количестве.  

В  итоге  микробиологический  анализ  темно-  и  светлокаштановых  почв  г.  Алматы  показал,  что  в 

загрязненной ТМ почве значительно снижается содержание криптококков и возрастает доля попадающих 

в почву с растений эпифитных дрожжей. На травяной растительности на загрязненном участке снижается 

разнообразие дрожжей, а ведущую роль играет род Aureobasidium.  

Предполагается,  что  действие  ТМ  проявляется  через  почву  на  растения  и  далее  на  эпифитные 

дрожжевые грибы. Мы не обнаружили индикаторного значения дрожжей Sporobolomyces, которые были 

предложены в качестве индикаторов на состояние растений в зоне загрязнения тяжелыми металлами  [11]. 

Таким  образом,  дрожжи  могут  быть  использованы  как  группировка  или  сообщество  различных 

видов  как  микробиологические  показатели  загрязнения.  С  их  помощью  можно  зарегистрировать 

концентрации ТМ. 



Абай атындағы ҚазҰПУ-дың ХАБАРШЫСЫ, «Жаратылыстану-география ғылымдары» сериясы,

 

№ 3 (21), 2009 ж. 

 

 



27

1.

 

Евдокимова  Г.А.,  Мозгова  Н.П.  Влияние  тяжелых  металлов  промышленных  выбросов  на 

микрофлору почвы. // Микробиологические исследования на Кольском полуострове. - М.: Изд-во АН СССР, 

1979. - С. 3-17. 

2.

 

Наплекова  Н.Н.,  Степанова  М.Д.  Влияние  тяжелых  металлов  (свинца  и  кадмия)  на 

микрофлору выщелоченного чернозема и дерново-подзолистой почвы. // Вопросы метаболизма почвенных 

микроорганизмов. – Новосибирск, 1981. - С. 142-157. 

3.

 

Duxbury T. Toxicity of heavy metals to soil bacteria. - FEMS Microbiol. Lett. - 1981. - V. 11. - 

No.2-3. - P. 217-220. 

4.

 

Бабьева И.П.  О возможности использования дрожжей для диагностики почв. // Второе 

региональное  совещание  почвоведов  северной  и  средне-таежной  подзон  Европейской  части  СССР. – 

Сыктывкар, 1972. - С. 231-232. 

5.

 

Левин С.В., Гузев В.С., Асеева И.В. и др. Тяжелые металлы как фактор антропогенного 

воздействия на почвенную микробиоту. - М.: МГУ, 1989. - С. 5-46. 

6.

 

Мынбаева  Б.Н.  и  др.  Биотестирование  почв  г.  Алматы:  Материалы  Междунар.  конф., 

посвящ. 80-летию акад. Илялетдинова А.Н. – Алматы, 2009. - С. 176-180. 

7.

 

Общие требования к отбору проб. ГОСТ 28168-89. - М., 1989. 

8.

 

Общие требования к отбору проб. ГОСТ 17.4.3.01-83 (СГ СЭВ 3347-82). - М., 1983. 

9.

 

Звягинцев Д.Г. Методы почвенной микробиологии и биохимии. - М.: Изд-во МГУ, 1980. - С. 

234. 

10.

 

Бабьева И.П., Голубев В.И. Методы выделения и идентификации дрожжей. - М., 1979. - 

С.120. 

11.

 

Berley R.J.F., Campbell R. Influence of zinc, lead and  cadmium  pollutants on the vicroflora of 

Haurthorn leaves. // Microbiol. Ecol. - 1980. - Vol. 6. - No. 3. - P. 227-240. 

 

Tүйiн 



Мақалада  Алматы  қаласының  полиметалдармен  ластанған  топырағындағы  ашытқы  бірлестігінің 

туыстық  көптүрлілігі  мен  құрылымы  туралы  айтылады.  Бұл  мақалада  топырақтық  жəне  эпифиттік 

ашытқылардың  əр  түрлі  топтарының  ара - қатынасына  сараптама  беріледі.  Осындай  микробиоталарды 

сараптау  ауыр  металдармен  ластанған  топырақтарда  Cryptococcusтың  (шамамен 1,5 есе)  азайғанын, 

керісінше  эпифиттік  ашытқылардың,  оның  ішінде  басым  түрде  Aureobasidium  туыстарының  шамамен 4 

есе  өскенін  көрсетті.  Топырақтық  жəне  эпифиттік  ашытқылардың  жиынтық  арақатынасы  (Т:Э) 

ластанбаған топырақта 10,6, ал ластанған топырақта - 1,97 құрады. 

 

Summary 



The article describes the structure and generic diversity of yeast communities in urban soils in Almaty

contaminated polymetals. We analyze the ratio of different groups of soil and epiphytic yeasts. Analysis of 

microbiota showed that the HM contaminated soil significantly reduced the content of Cryptococcus 

(approximately 1.5-fold) and increases the percentage of entering into the soil with plants epiphytic yeast (about 4 

times) with a predominance of yeast genus Aureobasidium. The final ratio of soil and epiphytic yeasts (S: E) in 

the unpolluted soil was 10.6, in the polluted - 1.97. 

 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

ВЕСТНИК КазНПУ им.Абая, серия “Естественно-географические науки”, № 3 (21), 2009 г. 

 

 



28

ХИМИЯ ҒЫЛЫМДАРЫ 

ХИМИЧЕСКИЕ НАУКИ 

 

 

УДК 541.128 

 

СТАБИЛЬНОСТЬ СТАЦИОНАРНОГО НИКЕЛЬ-ХРОМОВОГО КАТАЛИЗАТОРА  

В СЕЛЕКТИВНОМ ГИДРИРОВАНИИ 

β-ИОНОНА В ДИГИДРО-β-ИОНОН 



 

Т.О.Омаркулов –  

д.х.н., профессор, Алматинский технологический университет, 

Ж.А.Шокыбаев –  

д.п.н., профессор КазНПУ имени Абая, 

Г.А.Омарова - соискатель 

 

Среди продуктов гидрирования 

β-ионона практический интерес представляет получение дигидро-

β-ионона, который является полупродуктом в промышленном синтезе витамина «А» и душистых веществ 



[1.2].  

Нами  впервые  проведено  систематическое  исследование  реакции  гидрирование 

β-ионона  в 

дигидро-


β-ионон в жидкой фазе «струевым» методом и методом «противотока» в проточном реакторе со 

стационарным  слоем  промышленного Ni-Cr

2

O

3



 – катализатора  [3-5].  Было  изучено  влияние    различных 

параметров ведения процесса (Р

Н2

,C

R



, T, C

H2

 и т.д.) на выход и состав продуктов гидрирования 



β-ионона. 

Этими  исследованиями  было  установлено,  что  из  изученных  параметров  наибольшое  вияние  на  выход 

дигидро-

β-ионона (I) и тетрагидроионона (II; перегидрированный продукт) оказывает давление водорода и 

температура опыта. Повышение давления водорода от 0,5 до 1,0 МПа не влияет на выход (I) и составляет 

64-65%,  выход  перегидрированного  продукта (II) увеличивается  от 28-29% до 32-33%. Дальнейшее 

повышение давления водорода от 1,0 до 2,0 мПа увеличивает выход (I)  от 64-65% до 69-70%,  а выход (II) 

остается практический постоянным и составляет 32-33%. Повышение температуры опыта от 298 до 353К 

приводит  к снижению выхода (I)  от 64-65% до 33-34%, выход (II) при этом возрастает от 32-33% до 66-

67%. Аналогичные закономерности получены и при гидрировании 

β-ионона «струевым» методом на Ni-

Cr

2



O

3

-  катализаторе.  Также  было  показано,  что  при  гидрировании 



β-ионона «струевым» методом на Ni-

Cr

2



O

3

- катализаторе в рациональных условиях выход (I) не превышает 74-76%, что на 6-8% выше, чем при 



использовании  метода  «противоток».  Следует  отметить,  что  в  сравнимых  условиях  при  работе  методом 

«противоток»  производительность  процесса  увеличивается  в 2,0-2,5 разе,  чем  при  работе  «струевым» 

методом.  По  технологическим  соображениям  необходимо  вести  процесс  гидрирования 

β-ионона 

«стреувым» методом [3]. 

Целью  настоящей  работы  является  отработка  условии  модификации  раннее  разработанного 

стационарного  никель-хромового  катализатора  иодистым  калием  для  селективного  гидрирования 

β-

ионона  в  дигидро--



β-ионон  с  целью  повышения  его  стабильности  работы,  т.к.  модифицированный Ni-

Cr

2



O

3

-  катализатор  после 40-50 часов  непрерывной  работы  снижал  свою  активность  и  селективность 



(выход (I)  уменьшается на 10-15%). 

Гидрирование 

β-ионона в присутствии Ni-Cr

2

O



3

- катализатора проводилось в проточной установке 

«струевым»  методом.  В  реактор  из  нержавеющей  стали,  снабженной  электрообогревом,  внутренним 

диаметром 20мм, высотой 600мм помещалось 120 см

3

 (160-180гр) катализатора. Температура в реакторе 



регулировалось  автотрансформатором  с  точностью

±

2



0

С  и  измерялось  ртутным  термометром. 

Гидрируемое вещество подавалось в реактор дозирующим насосом типа РВ - 0,5Р, а водород поступал из 

баллона через редуктор давления. При «струевом» методе гидрируемое вещество и водород поступают в 

нижнюю часть реактора под слой катализатора. 

Восстановление Ni-Cr

2

O

3



 –катализатора проводили в следующих оптимальных условиях: Т=33К-

часа; Т=373 К-2часа; Т=413 К-2часа; Т=453 К-2часа; Т=493 К-2часа; Т=533 К-2часа; Т=553 К-2часа. 



Абай атындағы ҚазҰПУ-дың ХАБАРШЫСЫ, «Жаратылыстану-география ғылымдары» сериясы,

 

№ 3 (21), 2009 ж. 

 

 



29

Восстановление  указанного  катализатора  в  этих  условиях  обеспечивает  строгую  повторяемость 

результатов  опытов.  После  приготовления  катализатора  в  системе  задавали  нужное  давление,  барботаж 

водорода,  температуру  реактора.  Затем  включали  дозирующий  насос  подачи  гидрируемого  вещества.  В 

начале  наблюдается  аномально  высокая  активность  катализатора,  которая  значительно  уменьшается,  и 

через 20-24 часа  работы  достигает  стабильного  значения.  Поэтому  исследование  стабильности  и 

селективности  катализаторов  проводилось  после 25 часов  непрерывной  работы.  Модифицирование 

нанесенного Ni-Cr

2

O

3



- катализатора иодистым калием проводили тремя способами: 

1.

 

Модифицирующую  добавку  вводили  в  реакционную  систему  (в  гидрируемый  раствор) 

перед началом опыта; 

2.

 

Катализатор  обрабатывали  раствором  модифицирующей  добавки  (определенной 

концентрации) в атмосфере водорода в течение нескольких часов; 

3.

 

Модифицирование  катализатора  осуществляли  в  процессе  его  приготовления,  т.е. 

пропитывали (или осаждали) носитель модифицирующей добавкой совместно с активной фазой. 

Для  осуществления  экспериментов  использовались  хромотографический  чистый   

β-ионон, 

очищенный  вакуумной  рефракцией.  Его  физико-химические  константы  соответствовали  справочным 

данным. Растворителем служил 96% этанол. 

Ранее  нами  было  показано,  что  модифицирование Ni-Cr

2

O

3



  –катализатора  введением  йодистого 

калия в гидрируемый раствор 

β-ионона  не обеспечивает нужного результата (98-99%-го выхода дигидро-

β-ионона)  и  выход  целевого  продукта  не  превышает 74-78 % [3-5].  При  этом  было  установлено,  что 

максимальный выход дигидро-

β-ионона (98-99 %) достигается при обработке Ni-Cr

2

O

3



-катализатора 2,5% 

этанольным  раствором  иодистого  калия  до  и

 

после  восстановления  их  водородом.  Обрабатывают 



катализатор  при 303К,  давлении  водорода 0,5-1,0МПа,  скорость  пропускания  избыточного 

барбатируемого  водорода 200см

3

/мин  и  скорости  подачи 10%-го  этанольного  раствора  иодистого  калия 



0,6см

3

/мин  в  течение 10-15 часов.  Недостатком  данного  способа  модифицирования    указанного 



катализатора иодистым калием является то, что выход целевого продукта (дигидро-

β-ионона) снижается 

на 1015% после 40-50 часов (3-5 дней)  непрерывной  работы.  Поэтому  для  поддержания  стабильного 

высокого  выхода  целевого  продукта (98-99%) необходимо  повторять  процедуру  модифицирования 

катализатора  иодистым  калием  по  выше  указанной  методике. Следует  отметить,  что после 5-6 кратного 

повтора  процесса  модифицирования  катализатора  йодистым  калием  выход  целевых  продуктов  заметно 

уменьшается  до 95-96%. Дальнейшее  модифицирование  катализаторов  выше  указанным  способом  не 

позволяет достичь 98-99% выхода дигидро-

β-ионона . 

В  связи  с  изложенным  нами  были  проведены  исследования  по  отработке  условий  модификаций 

стационарных Ni-Cr

2

O



3

  –катализатора  йодистым  калием  и  оптимизации  технологических  условий 

гидрирования 

β-ионона  в  дигидро-β-ионон  с  целью  повышения  его  стабильности  работы  (с  выходом 

целевого продукта не ниже 98-99%). Основные результаты этих исследований приведены в таблице 1. 

 

Таблица 1. Гидрирование -

β-ионона (10% раствор) на Ni-Cr


Каталог: journals -> 691
journals -> Н. Ю. Зуева (жауапты хатшы), О. Б. Алтынбекова, Г. Б. Мәдиева
journals -> Л-фараби атында ы аза лтты
journals -> Issn 1563-0269 Индекс 75871; 25871
journals -> Issn 2306-7365 1996 жылдың қарашасынан бастап екі айда бір рет шығады
journals -> ҚОҒамдық Ғылымдар мәселесі вопросы общественных наук
journals -> Казахский национальный
journals -> Ғылыми журнал 1996 жылдың қарашасынан бастап екі айда бір рет шығады
journals -> Казахский национальный
journals -> №4(68)/2012 Серия филология
691 -> Абай атындағы ҚазҰпу-дың хабаршысы, «Жаратылыстану-география ғылымдары» сериясы

жүктеу 1.74 Mb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет