№6 (74), 2015 Қараша-желтоқсан



жүктеу 5.03 Kb.
Pdf просмотр
бет5/17
Дата08.02.2017
өлшемі5.03 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Түркология, № 6, 2015 
 
опытный  руководитель  вынужден  покинуть  свой  пост.  Новый 
директор  молодой  специалист  Торан  Торанович  Инкижеков,  получив 
поддержку  Тазила  Семеновича  и  одобрение  большинства  жителей 
Тастара, 
начинает 
активную 
преобразовательную 
работу 

строительство новых двухэтажных домов и учреждений соцкультбыта. 
         Писатель  создал  интересный  и,  что  не  менее  важно,  новый  в 
хакасской  литературе  образ,  что  не  могло  не  обогатить  галерею 
характеров  национальной  прозы.  Воплощая      качества      нового,   
современного,      чуткого      к      людям  руководителя,  данный  образ 
является своеобразной эмблемой обновляющейся деревни, выступает в 
функции  символа  прогрессирующей      жизни      и  углубляющихся   
человеческих   отношений, олицетворяет   настойчивость,  упорство  в 
труде,  движение  ко  всеобщему  благу  и  счастью.  Однако  несмотря  на 
настойчивые  попытки  показать  этот  характер  в  «очеловеченных» 
связях и отношениях  - любовь к Покайе, свидания, бросается в глаза, 
что  он  живет  не  столько  самостоятельной,  сколько  литературной, 
сконструированной  жизнью,  выполняет  определенную  литературную 
функцию – это жесткая фиксация идеи необходимости преобразования 
деревни,  ее  культурного,  социального  и  технического  развития. 
Молодой  по  годам,  он  не  по  возрасту  очень  мудр  и  проницателен, 
имеет  высокий  умственный  и  нравственный  багаж,  наделен 
бесчисленным  рядом  других  не  менее  важных  достоинств.  Образ 
идеального  руководителя  С.  Чарков  создает  путем  «фронтального» 
показа  его  характера,  щедро  распределяя  «белую»  краску  и  не 
прибегая к «черной». 
            Основным  оппонентом,  выступающим  против  строительства 
новых домов, является старый пастух Сабул. Он считает, что директор 
слишком  молод  и  неопытен  поэтому  не  видит  главного.  Старик  всю 
жизнь  жил  и  работал  возле  скота.  Только  в  Тастаре  он  проработал 
пастухом  более  десяти  лет.  Другой  работы  он  не  знал  да  и  знать  не 
хотел.  Он  любил  свое  дело,  которое  считал  главным,  святым  делом 
крестьянина.  В  образе  Сабула  нашли  проявление  исторически 
сформировавшиеся  свойства  хакасского  национального  характера: 
рачительность, хозяйское отношение к порученному делу, следование 
обычаям,  любовь  к  родному  дому.  Последняя  черта,  характера, 
выражает психологию тысячелетнего скотовода и приводит к бурному, 
горячему  спору  между  Сабулом  и  директором:  скот  и  дома  -  явления 
не  сопоставимые  по  своей  ценности.  Но  здесь  нет  ничего  общего  с 
социальным     консерватизмом.    Обращение   к жизнеопределяющим  

37 
 
Карамашева В.Н. Хакасская литература 1920-х-2000-х  годов. 
 
проблемам  времени  связано,  с  одной  стороны,  с  напряженными 
раздумьями  над  нравственной  сущностью  народного  характера, 
сумевшего  выдержать  все  испытания,  выпавшие  на  долю  страны,  а  с 
другой  -  реакцией  на  издержки  научно-технического  прогресса, 
усиливающего  необходимость  обогащения  духовного  содержания 
личности. Налицо активность восприятия одной и той же проблемы с 
разных  позиций.  Сабул,  как  и  жена  Прока  Таначах,  живет  по 
принципу:  «Плохой  дом,  да  мой,  хороший,  да  чужой».  Столкновение 
взглядов директора, прораба Гали, Прока, с одной стороны, и Сабула, 
Таначах, с другой - и составляет основную пружину конфликта. 
         Довольно  остро  стоит  в  повести  проблема  сохранения  в 
убыстряющемся потоке бытия традиционных ценностей, накопленных 
народом за свою многовековую историю. Все в ней густо замешано на 
столкновении  старого  и  нового,  их  взаимоадаптации.  Читатель  видит 
честный, добрый труд, приметы века, меняющие лицо, но не суть села, 
основательность  жизни,  самозабвенность  хозяйственных  ритмов, 
естественность поступков, чуткое отношение к крестьянскому укладу. 
Здесь  есть  все,  кроме  картинной  идеализации  патриархальности  и 
«злостного» непонимания законов «большого мира».  
       Стержневая  идея  и  пафос  повести  заключается  в  том,  что  Сергей 
Чарков  рисует  истинно  народный  характер,  с  присущей  ему 
добросердечностью,  чувством  любви,  милосердия,  гостеприимства, 
здравым смыслом, нечеловеческой выносливостью, через которую все 
можно  постичь,  решить,  достигнуть,  понять.  При  этом  конкретные 
обстоятельства  традиционной  и  обновленной  жизни  сливаются  в 
единый поток бытия, интенсивно впитываемый человеческой душой и 
просматривающийся  во  «внешней»  психологии  и  поступках, 
вызывающих ответную теплоту и уважение.         
           Образ  Сабула  свидетельствует  о  повышенном  интересе 
художника  к  характерам  колоритным,  полнокровным,  национальным 
истокам жизни, «не затененным» «семимильным» ходом цивилизации. 
Сабул - натура сложная, он добр, приветлив, но, когда речь заходит о 
проблемах принципиального характера, он может быть резок, ершист, 
прямолинеен  и  неуступчив.  Такие  люди  обычно  становятся 
правдоискателями,  исключительно  честными  и  принципиальными.  С. 
Чарков 
отстаивает 
идею 
подлинной 
справедливости, 
бескомпромиссности  правды  и  принципиальности,  которые  должны 
быть  нормой  поведения.  Правда  Сабула  в  его  нелегкой  жизни, 
любимом   деле   и   отчасти   в словах, речи, сочной, запоминающейся,  

38 
 
Түркология, № 6, 2015 
 
умной,  точной  и  глубокой.  Так,  подхалима  и  лицемера  Хошпаха, 
которому, кстати, его «достоинства» ничего, кроме вреда, не приносят, 
он  метко  называет  «гнилой  головой».  Когда  человеку  за  пятьдесят, 
утверждает Сабул, «он начинает опускаться на землю».     Когда идет 
спор  о  строительстве,  Сабул  говорит:  «Спешащий  первый  в  беду 
попадет». С Чарков очень чуток к динамике действительности, трезво 
смотрит на неизбежность преобразование деревни, стремится постичь 
силу  и    логику  современного  «технического»  мышления.  Характер 
«тастарского праведника» словно в ответ на это призван предотвратить 
крайности  технического  утилитаризма.  Его  позиция  не  имеет  целью 
препятствие  и  торможение  бытового  обновления  деревни.  Просто  он 
интуитивно опасается победы абстрактно-гуманистического подхода к 
перестройке  родного  Тастара,  возобладания  тенденций  отхода, 
необдуманного, механического от реальной сегодняшней жизни во имя 
красивых,  но  гипотетично-умозрительных  истин  и  целей.  И 
неизвестно,  что  здесь  проявляется  в  большей  степени  и 
последовательности  -  сила  и  незаурядность  характера  или  печальная, 
драматическая составная его жизненного опыта. 
        Повесть  «На  берегу  Белого  Июса»  казалось  бы  многословной, 
перенасыщенной  диалогами  и  монологами,  если  бы  не  их  идейная 
насыщенность, не жесткость ориентации на раскрытие характеров.  
         Удивительную 
жизнестойкость 
проявляет 
Прок, 
горячо 
поддержавший планы Торана Торановича. Механизатор по профессии, 
он  уходит  на  стройку.  Трудолюбивый,  вдумчивый,  немногословный, 
Прок быстрее и лучше других освоил новую профессию - каменщика. 
Однако  все  это  породило  массу  острых  семейных  проблем.  Жена 
Прока  Таначах  требует,  чтобы  он  вернулся  на  трактор,  отказывается 
говорить  о  сносе  дома  -  родительского  приданого,  о  новой 
благоустроенной квартире. В конце концов Таначах  уходит от  Прока. 
Все  преодолел,  пережил,  переборол  молчаливый,  скромный  и 
безобидный,  но  наделенный  могучей  силой  воли  и  духа  труженик:  и 
беспричинную ревность жены, и непонимание, и одиночество, упорно, 
терпеливо ждал возвращения любимой жены, оставаясь верным ей, - и 
дождался. Таначах вернулась, и они, счастливые и помудревшие, стали 
жить в новой квартире. 
         С. Чарков исследует не антагонизм «городских» и «деревенских» 
условий  жизни,  а  сложную  диалектическую  противоречивость 
взаимодействия традиционного и нового быта. 
          

39 
 
Карамашева В.Н. Хакасская литература 1920-х-2000-х  годов. 
 
В  хакасской  прозе  мало  произведений,  где  «вечные», 
общечеловеческие проблемы прозвучали так остро, как в повести «На 
берегу Белого Июса», характеризующейся чрезвычайно сильной тягой 
к незыблемым духовным ориентирам. Деревня стала в ней той точкой, 
в которой эти ориентиры оказались сфокусированными.  
            Наряду с типологическими разновидностями, характерными для 
повести  предыдущих  лет,  в  80-е  -  90-е  годы  появляется  социально-
психологическая,  дидактическая  повесть  (Н.  Тиников  «Песни 
Кавриса», В. Татарова «Крик турпана», С. Карачаков «Старый орел»), 
военно-романтическая (Г. Топанов «Хара Хус»), приключенческая (Ф. 
Бурнаков  «Небесный огонь», Р. Топоев  «Следы на стекле»), семейно-
бытовая  (Г.  Казачинова  «Той»),  историческая  (М.  Туран  «Ветвистый 
тополь»,  В.  Татарова  «На  речке  Иренак»),  нравоописательная  (А. 
Халларов «Акай»). 
        Повесть  Николая  Тиникова  «Песни  Кавриса»  с  первых  же  фраз 
вызывает искренней интерес читателя. Это история жизни хакасского 
мальчика, в первые месяцы войны потерявшего всех своих близких, но 
нашедшего  в  себе  силы  выжить,  история,  рассказанная  писателем  на 
одном дыхании.          
       В  одном  из  хакасских  аалов  жила  счастливая  работящая  семья 
Танбаевых:  отец,  мать,  бабушка  и  десятилетний  Каврис.  Пятый  член 
семьи, дядя Карнил, брат матери, со дня на день должен был приехать 
домой  после  службы  в  армии.  Но  тут  неожиданно  грянула  война.  В 
первый  же  день  Давыд  Танбаев  ушел  на  фронт.  Вскоре  на  него 
получили  «похоронку».  А  через  некоторое  время  пришло  другое 
письмо, в котором сообщалось, что дядя Карнил «пропал без вести». 
         Не  перенеся  этих  утрат,  умерла  мать,  а  затем  бабушка.  Мальчик 
остался  один.  Душа  Кавриса,  переполненная  горем,  стремится  излить 
себя  в  песнях.  Грусть,  шум  ветра,  шелест  осенней  листвы,  звуки 
чатхана  (струнный  музыкальный  инструмент)  подсказывают  ему 
слова, полные тоски и печали. 
      Но Каврис не одинок. Односельчане, председатель колхоза Муклай
друзья  и  сверстники  всячески  ему  помогают.  Благодарный  мальчик 
работает  летом  в  колхозе,  косит  сено,  помогает  убирать  урожай.  В 
свободное время, чтобы как-то прокормиться, он охотится на сусликов, 
бывших для него порой единственной пищей. 
   Вскоре  Каврис  на  хорошо  и  отлично  окончил  семилетку.  В  это  же 
время пришла к нему радостная весть: оказывается, дядя Карнил жив.  
      

40 
 
Түркология, № 6, 2015 
 
Прошло  много  лет.  Каврис  окончил  консерваторию,  стал 
дирижером  симфонического  оркестра  Красноярской  государственной 
филармонии.  И  вот  однажды  вместе  с  оркестром  приезжает  он  в 
родной аал, и музыканты под его руководством исполняют для тех, кто 
учил  когда-то  мальчика-сироту  «мужеству  и  любви»,  прекрасную 
мелодию.  Она  заставляет  звучать  «все,  что  лежит  в  памяти  каждой 
души».  События  повести  Николай  Тиникова  «преломляются»  через 
мир  детского  сознания  и  психологии.  Отсюда  глубина  переживаний. 
Весь пафос «Песен Кавриса» в осуждении, категорическом неприятии 
войны.  Боль  и  горе  первых  военных  месяцев,  наверное,  самых 
кровопролитных  и  тяжелых,  воспринимаются  нами  через  чистый, 
незамутненный  взгляд  ребенка  —  маленького  человека,  наиболее 
незащищенного  от  внезапно  свалившейся  вселенской  беды,  сквозь 
призму  чуткого,  тонкого,  детского  сознания.  Это  дает  возможность 
показать,  насколько  далеко  отодвинулась  жизнь  Кавриса  от  тех 
условий, в которых он рос и воспитывался до войны. И хотя в повести 
нет батальных сцен, Н. Е. Тиникову удалось передать саму атмосферу, 
«дыхание»  тех  «свинцовых,  пороховых»  лет,  показать,  как  горе  и 
несчастье  «живут»  в  человеке  и  как  с  течением  времени  он  их 
постепенно  «изживает».  «Песни  Кавриса»  —  это  единство  лирики  и 
эпоса.  В  них  представлены  два  духовных  начала:  внутренний  мир 
Кавриса, объективированный писателем, и душа автора, любующегося 
им,  переживающего,  любящего,  тоскующего  от  приближающегося 
расставания со своим героем. 
         «Песни  Кавриса»  –  книга  о  милосердии,  о  формировании 
человека, 
преодолевающего 
роковое 
стечение 
обстоятельств, 
воспроизводя  годы  войны,  повествуя  о  судьбе  всех  сирот  этой 
нечеловечности  тяжелой  эпохи,  Н.  Е.  Тиников  разворачивает  столь 
зримую  панораму  времени,  что  мы  невольно  ощущаем  себя 
соучастниками событий.  
        «Песни Кавриса»  – это произведение о прекрасном мире детства, 
произведение, в котором жестокая правда военных лет показана через 
микромир детской души. 
        Путь  к  гармонизации  межличностных  отношений  писатель  видит 
во  взаимопомощи,  в  соблюдении  святых  и  незыблемых  человеческих 
законов.  Образ  Кавриса  –  крупнейшее  достижение  замечательного, 
талантливого писателя Николая Тиникова. 
         Жизнеутверждающее начало, характерное для этих произведений, 
рождает   особое   настроение,   светлую    тональность,   обнажающую  

41 
 
Карамашева В.Н. Хакасская литература 1920-х-2000-х  годов. 
 
сердце  автора,  раскрывающую  его  отношение  к  предмету 
изображения. 
        В 60-е годы появились условия для создания романного жанра. В 
1960-ом году вышел в печати роман Н. Доможакова «В далеком аале», 
в 1966-ом - роман И. Костякова «Шелковый пояс». Заметным явлением 
в литературной жизни Хакасии была в свое время публикация романа 
К. Нербышева «У синих утесов» (1983).    
       В  1960  году  был  опубликован  первый  роман    в  истории 
национальной литературы  Н. Г. Доможакова «В далёком аале». С тех 
пор это произведение много раз переиздавалось как на хакасском, так 
и на русском языке. 
         Содержательную  основу  романа  составляет  один  из  самых 
драматических,  переломных  моментов    русского  хакасского  народов 
— окончание гражданской войны, победное наступление большевизма, 
поражение  «старого  мира».  Стремясь  к  достоверному  изображению 
событий,  Н.Г.Доможаков  создает  точный  исторический  фон,  на 
котором  разворачивается  повествование.  Так,  в  романе  неоднократно 
упоминаются  имена  ставшие  достоянием  истории:  командиры 
партизанской  армии  Кравченко  и  Щетинкин,  Оловьев(Соловьев), 
золотопромышленник Петрицкий
;
 барон Унгерн. 
         Начало  развития  основных  событий  –  это  момент  встречи  семьи 
Полынцевых с раненым пастушком Сабисом. Бывший партизан Федор 
Полынцев  с  женой  Варей  дочерью  Зойкой  едет  в  Бондаревку,  чтобы 
осесть там. Подъезжая к хакасскому аалу Чобат, Полынцевы случайно 
бнаруживают  изувеченного Сабиса. Полынцевы привозят пастушка в 
аал. Тойон, желая отвести от себя подозрения, воспользовавшись тем, 
что приезжие не знают хакасского языка, обвиняет их в случившемся. 
Пичон  Пчкоев,  председатель  аалсовета,  выгораживая  байского  сына, 
пытается спровоцировать самосуд. 
      Пичон Почкоев, он же Оможаков, опираясь на поддержку местных 
баев в Хаза  Тайге, готовит восстание против большевиков. Он мечтает 
об  отделении  Хакасии  от  России  и  о  президентском  посте  в  новом 
государстве.  Тем  временем  Федор  Полынцев,  опираясь  на  поддержку 
бедняков,  активно  формирует  отряд  самообороны,  на  помощь 
которому  из  Минусинска  приходят  чоновские  части  под 
командованием  начальника  уездной  милиции  Жаркова.  При    помощи   
Кормаса  и  Сагдая,  взявших  на  себя  роль  проводников,  эти  силы 
осаждают Хаза-Тайгу. Не ожидавшие нападения, хазатайгинцы терпят  

42 
 
Түркология, № 6, 2015 
 
поражение.  Пичон,  видя,  что  он  сам  себя  загнал  в  капкан,  кончает 
жизнь самоубийством. Такова схема развития основных событий. 
        Писатель  правдиво  и  точно  показывает  бескомпромиссность 
классовой борьбы. 
        Энциклопедический  характер  романа  —  в  его  этнографичности, 
во  всестороннем  отображении  жизни  простого  народа.  Именно  этим 
обстоятельством  обусловлена  художественная  самоценность  романа 
«В далеком аале». 
         Роман  «В  далеком  аале»  -  образец  творческого  усвоения 
фольклорных  и  развития  письменнолитературных  традиций.  Он 
является важной вехой в истории культурной жизни Хакасии.  
   Появление  новых  романов    раздвинули  тематические  рамки,  и 
расширился перечень проблем, освещаемых хакасской прозой. Однако 
в  современной  хакасской  прозе  по-прежнему  остро  ощущается 
недостаток «романного мышления».     
    История  хакасской  прозы  говорит  о  стремлении  национальных 
писателей  найти  новые  средства  идейного,  психологического, 
эстетического воздействия на читателей. 
 
ЛИТЕРАТУРА 
1.
 
Кызласов Л. Р. Земля сибирская. Вып. 1. Страницы истории и современность. 
- Абакан -М., 1994. 
2.
 
Костяков И. Ан чолларынча. -Абакан,1960.- 
3.
 
Нербышев К. Хорлана Хара суг. - Абакан, 1972.  
4.
 
Кобяков В. Айдо (стихтар, повесть, рассказтар, очерк).-Абакан, 1959. 
5.
 
Кобяков В.  Хызыл чазы. – Абакан, 1962. 
6.
 
Коков М. Oрiнстiг тогазыг//Хакасский альманах.-1940.-№1.-С.1-20. 
 
(Продолжение в следующем номере) 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

43 
 
Ислам Д.А. Қазақ өлеңіндегі дәстүр мен жаңашылдықтың зерттелуі. 
 
ӘӨЖ 818.992.71 
 
ҚАЗАҚ  ӨЛЕҢІНДЕГІ  ДӘСТҮР МЕН ЖАҢАШЫЛДЫҚТЫҢ  
ЗЕРТТЕЛУІ 
INVESTIGATION OF TRADITION AND INNOVATIONS IN THE 
KAZAKH POETRY 
                                                                                                   
Д.А.ИСЛАМ
*
 
 
Түйіндеме 
Шығарма түрі мен мазмұнындағы жаңашылдықты суреткерлік – концепциялық 
шешім  аясында  қабылдау  үшін  де  дәстүрлі  поэтикалық  арналармен  сабақтастығын 
ажырата    алуымыз  керек.  Туындының  көркемдік  құрылымын  саралағанда  дәстүрлі 
қалыптан  не  алып  отырғанын  ұғыну  қажет.  Мазмұн  жаңашылдығын  ұлттық 
әдебиеттану  ғылымы  зерттеуінде  қай  дәрежеде  танытып  келеміз.  Мақалада  қазақ 
поэзиясындағы  дәстүр  мен  жаңашылдық  мәселелерінің  зерттелу  тарихы  мен 
принциптеріне  саралау  жүргізіледі.  Поэзиядағы  жаңалықты  жеткізудегі  зерттеу 
принциптері методологиясына назар аударылады. 
Кілт  сөздер:  Түр  мен  мазмұн,  жаңашылдық,  дәстүр,  суреткерлік  шешім, 
зерттеу әдіснамасы. 
 
     
Summury 
This  article  deals  with  the  analyses  on  principles  and  investigation  history  of 
tradition and innovation problems in the Kazakh poetry.For the acquisition of innovations 
in  kinds  and  contents  of  composition  under  the  framework  of  descriptive-conceptual 
decision, it is important to distinguish their correlation with traditional  poetic channels. In 
analyzing aesthetic structure of literal works, great attention should be paid to what is taken 
from  the  traditional  form.  At  what  stage  we  are  acquiring  the  content  innovation  in  the 
literature studies. The main attention is drawn to the investigation methodology, principles 
in rendering innovation in poetry. 
Keywords:  type  and  content,  innovation,  tradition,  descriptive  decision, 
investigation methodology. 
 
Ақын,  жазушының  қалыптасуы  өзіне  дейінгі  дәстүрді  игеруімен  
жүзеге  асады.  Бұл  деген  сөз,  көркем  туындыларда  дәстүрден  тыс 
жаратындылардың  бой  көтеруі  бола  қоймайтынының  кепілі. 
Әдебиеттану  ғылымында дәстүр мәселесі аз айтылып жүрген жоқ. Өте  
                                           
*
филология  ғылымдары  кандидаты,  Қожа  Ахмет  Ясауи  атындағы  Халықаралық  қазақ-түрік 
университеті, Түркістан-Қазақстан. 
Candidate  of  Philology,  International  Kazakh-Turkizh  University  named  H.A.Yasawi,  Turkistan-
Kazakistan. 
 

44 
 
Түркология, № 6, 2015 
 
ауқымды  ұғым  екені  де  белгілі.  Тіпті  ұғым  деп  атаудың  өзі 
шарттылықтан  туатындай.  Әйтпесе  дәстүр  көркем  әдебиеттің  жаны, 
тіні  десек  те  болады.  Ал,  дәстүрдің  жаңашылдығын  зерттеу 
әдебиеттану ғылымының басты мәселесі. Кез келген ұлттық әдебиеттің 
алғашқы  дәуірі  мен  бүгінгі  бағытының  арасындағы  поэтикалық 
эволюцияны сақтаушы әрі жаңашылдыққа бастаушы құбылыс. Дәстүр 
ұлттық болмысты айқындаушы өлшем. Дәстүр ұғымын өнердің барлық 
түрінен  алып  өмірлік  болмыс  қасиетіне  қарай  түсіндіріп  кете  беруге 
болады.  Дәстүр  дегенде  бізге  ең  әуелі  ата-баба  жолы,  қалыптасқан 
салттық ғұрыптар елестері анық.  
Ұлттық  дүниетанымның  сан  ғасырлық  даму  кезеңдерінен  өтіп, 
халықтық  мәдениет  белгі  сипаттарына  айналған  да  дәстүр 
көрсеткіштері.  Бұл  ұғым  ғылымның  әрбір  саласында  өзіндік 
анықтамалықтары мен тұжырымдарға ие. Әдебиеттегі  дәстүр мәселесі 
де  өнерлік  тұрқына  жауап  берерлік  қағидаттармен  толысқан  десек 
болады.  «...Сонымен  әдебиеттің  тегін  қарастырудағы  дәстүр  ұғымы 
(оның  қарапайым  құрылымдық  жағы  мен  мазмұндық  тереңдік 
аспектілерінде) маңызды жауапкершілік роль ойнайды» [1, 355]. Әсілі, 
дәстүр ұғымынан бөлек «мәтін ішіндегі мәтін» туралы көзқарастардың 
да,  дәстүрге  қарсы  принциптердің  де  қалыптасу  тарихы  болғандығын 
теоретик В.Е.Хализов баяндап өтеді [1, 356]. Ұлттық әдебиеттануда да 
дәстүр  проблемасын  зерттеу  кеңестік  дәуірде  жүзеге  асқандықтан 
біржақты  баға  беру  көзқарастары  кездесіп  жатты.  Не  жаңаның  басы 
болсын  біз  Абайға  апарып  тіреуден  аса  алмадық.  Ғылыми 
тұжырымдамалардың  бәрін  саяси  салмақ  басып  жатты.  Дегенмен  бұл  
ұғымды  арнайы  зерттеген  әдебиетші  ғалымдар  болды.  Ауқымды 
ұғымды  әдебиеттанушы  Ә.Дербісалин  былайша  түсіндірді.  «Дәстүр  –  
өте  бай  ұғым.  Ол  адамзаттың  өміріне,  өнеріне,  біліміне  қатысты 
салалардың  көбіне  тән  құбылыс.  Қай  салада  болмасын,  жалпы  дәстүр 
атаулыға  тән  қасиет  –  ол  дайын  күйінде  тумайды,  не  өзге  біреуден 
оңай  алына  салмайды,  ол  заманалар  жемісі,  тәжірибелер  нәтижесі, 
уақыт  сынынан,  ұрпақтардың  ақыл-ой  елегінен  мүдірмей  өткен, 
халықтың  тіршілік  тұрмысына  жауап  беру  арқылы  өміршең  сипат 
алып,  әрдайым  өсіп,  өніп,  жалғасып  отырған  әрі  тұрақты  әрі  жанды, 
белсенді  құбылыс»  [2,  14].  Бұл    жерде  ғалым  дәстүр  атауына 
жалпылама  баға  беріп  отырғандығын  ескерткіміз  келеді.  Яғни  дәстүр 
атауының,  ұғымының  не  мағына  беретіндігін,  өмір  мен  өнердегі 
адамзат  санасы  танып  зерделеген  түсінік  талғамды  жинақтап  беріп 
отыр.  Бұл  тұжырымдаулар  көркем  әдебиеттегі  дәстүр  мәселесіне де 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет