№1(53)/2009 Серия филология



жүктеу 5.01 Kb.
Pdf просмотр
бет2/12
Дата26.01.2017
өлшемі5.01 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

 
Список литературы: 
1.  Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. — М., 1979. 
2.  Т.А.ван Дейк. Язык. Познание. Коммуникация. — М., 1989. 
3.  Аманбаева Г.Ю. Текст и дискурс: тождество и оппозиция // Вестник КазНУ. Сер. филол. — 2003. № (70). 
4.  Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации (Проблемы семиопсихологии). — М.: Нау-
ка, 1984. 
5.  Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. — Л., 1974. 
6.  Гальперин П.Я. Текст как объект лингвистического исследования. — М., 1981. 
7.  Красных В.В. От концепта к тексту и обратно // Вестник МГУ. Сер.9. Филология. — 1998. — № 1. 
8.  Юрьев А.Н. Русский язык. Типы и стили речи. — Алматы, 2005. 
9.  Залевская А.А., Каминская Э.Е., Медведева И.Л., Рафикова Н.В. Психолингвистические взаимодействия слова и текста. 
— Тверь, 1998. 
 
 
 
 
Ж.Р.Бекбанова  
Карагандинский государственный университет им. Е.А.Букетова 
О  ПРЕДМЕТЕ  МИКРОСОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИХ  ИССЛЕДОВАНИЙ 
Мақалада жеке əлеуметтік топтар негізінде саясат мəселелері қарастырылады. 
The artic1e devotes questions of 1anguage po1itic оп the base of once socia1 group. 
 
Одним из актуальных направлений современной парадигмы антропоцентризма является социо-
лингвистика, ориентированная на исследование многообразных и разносторонних взаимоотношений 
языка  и  общества.  Социолингвистика  как  автономная  отрасль  современной  лингвистики  оперирует 
сложившимся на протяжении всей истории языкознания арсеналом теоретических и прикладных тео-
рий. 


Структура социолингвистики отражает те предметные области, в рамках которых решаются во-
просы социальной детерминированности языка. 
В рамках социолингвистических исследований объединяются и в то же время дифференцируют-
ся такие специализированные области, как макро- и микросоциолингвистика, синхроническая и диа-
хроническая  социолингвистика.  Микросоциолингвистика  характеризуется  как  раздел  социолингви-
стики, изучающий языковые процессы и явления на микроуровне (семья, другие малые группы, кол-
лективы и т.д.) [1; 67]. 
При этом в Словаре  социолингвистических терминов следующим образом дефинируется поня-
тие  «микросоциальная  общность»:  малая  социальная  группа  (семья,  школьный  класс,  студенческие 
потоки и т.д.), характеризующаяся общностью демографических и социальных показателей, а также 
регулярными коммуникативными контактами в привычной среде общения. 
Чем меньше микросоциальная общность, тем выше ее языковая однородность, или ближе мик-
росоциальная общность к идеальному виду группы, тем выше однородность «моделей языкового по-
ведения... » [1; 67]. Микросоциальная группа как устойчивая модель этнического и социального со-
става общества отражает процессы языкового регулирования, определяемого приоритетами и страте-
гией языкового планирования. 
Языковое планирование или языковая политика как комплексная форма регулирования функции 
языка объединяет систему законодательных мер, планируемых «политическими, образовательными, 
лингвистическими и иными организациями, специально создаваемыми для этой цели или имеющими 
на это соответствующие полномочия [1; 138]. 
В  разрезе  направлений  языковой  политики  выделяется  в  качестве  сопутствующего  комплекса 
мер «оценка эффективности намеченных программ, коррекция действий и целей на промежуточных и 
конечных этапах» [1; 139]. В связи с этим вполне закономерно обращение исследователей к анализу 
динамики  языкового  регулирования  на  базе  микросоциальных  групп  как  устойчивых  однородных 
микросоциумов. 
Необходимо  отметить,  что  исследования  казахстанских  лингвистов  в  данной  области 
(Г.Д.Алдабергенова, A.М.Кумарова, Г.С.Суюнова, А.К.Шаяхметова, С.Ю.Сон, Г.А.Досмухамбетова) 
определили  и  дальнейшие  перспективы  по  описанию,  анализу  функционирования  языков  в  разрезе 
сложившейся языковой ситуации в республике, спроецированной на степень востребованности язы-
ков в пределах отдельных микросоциальных групп. Данные исследования стали весомым теоретиче-
ским  заделом  в  сфере  изучения  явлений  двуязычия  и  полиязычия,  ранжирования  уровней  освоения 
второго, неродного языка, определения степени эффективности методик овладения неродным языком 
и т.д.. Актуальность данных исследований обозначенной проблематики обусловлена также и тем, что 
характер диглоссной ситуации, как в разрезе распределения двух языков, так и в плоскости подсис-
тем  одного  языка,  предполагает  наличие  социолингвистического  мониторинга  в  разрезе  различных 
возрастных  и  социальных  групп.  Динамика  языкового  регулирования  характеризуется  различной 
степенью интенсивности в различных возрастных и социальных группах, поскольку возрастная шко-
ла  непосредственно  отражается  на  динамике  освоения  второго  языка.  Определение  второго  языка 
затрагивает широкий диапазон мнений и точек зрения. По мнениию Ю.Д.Дешериева: «Второй язык, 
как правило, — неродной язык, которым овладевает билингв после первого. Возможны случаи, когда 
билингв лучше владеет вторым языком, чем первым» [2; 27]. 
Дефинируя  понятие  «второй  язык»,  Л.П.Крысин  характеризует  его  как  всякий  язык,  которым 
индивид  овладел  после  родного» [3; 22]. Э.Д.Сулейменова  и  Н.Ж.Шаймерденова  выделяют  три  до-
минирующих признака второго языка. 
1. «По порядку усвоения в детстве второй язык — это язык, усвоенный после первого языка. В 
таком понимании второй язык может совпадать или не совпадать с родным языком. 
2. По уровню языковой компетенции при двуязычии — это дополнительный язык по отношению 
к доминирующему языку. 
3.  По  порядку  изучения  в  учебных  заведениях — это  второй  иностранный  язык,  язык — цепь 
при обучении [1; 25]. При определении второго языка по принципу взаимодополнительности первич-
ной базой формирования языковой способности является родной язык. 
Б.Х.Хасанов следующим образом определяет содержание понятия «родной язык»: «Родной язык 
— любой естественный живой язык, отличающийся по своей внутренней структуре от всех сущест-
вующих в мире других языков и исторически принадлежащий этносу (племени, народности, народу 
или  нации),  независимо  от  его  численности,  закрепленный  в  его  этническом  сознании,  употребляе-
мый или в различных сферах жизни (по крайней мере, семейно-бытовом общении) для полного удов-


летворения мест проживания, пола, возраста, вероисповедания и убеждений, профессии и рода дея-
тельности,  социального  и  положения  имущественного.  Родной  язык  может  и  должен  быть  в  числе 
основных характеристик признаков этноса. Поэтому данное понятие должно быть интерпретировано 
прежде  всего  как  этническая  категория,  этнопсихологические  и  социолингвистические  понятия» 
[4; 37].  В  Словаре  социолингвистических  терминов  конкретизировано  определение  родного  языка 
как «языка, усваиваемого ребенком в раннем детстве бессознательно, путем подражания речи взрос-
лых» [1; 89]. 
Анализ динамики функционирования казахского и русского языков в микросоциальных группах 
позволяет установить те закономерности, которые характеризуют языковую ситуацию в целом и тен-
денции, которые свидетельствуют о процессах, влияющих на ее изменение и трансформацию. Дина-
мика языкового регулирования определяется тем, что «двуязычие в пределах микросоциальной общ-
ности, как в обществе в целом, развивается согласно социальной потребности, задается путем созна-
тельного регулирования со стороны государства и общества, а также постоянными параметрами са-
мой микросоциальной общности»[4; 27]. 
Анализ языковой ситуации предполагает характеристику ряда универсальных критериев, в числе 
которых определение типа двуязычия, либо полиязычия, установление сбалансированного/ несбалан-
сированного соотношения языков. 
Языковая  ситуация  в  Казахстане  определяется  как  экзоглоссная,  несбалансированная,  диглосс-
ная и демографически неравновесная. При этом, как указывают авторы Словаря  социолингвистиче-
ских  терминов: «Казахстан  представляет  собой  многоязычную  страну  с  населением,  говорящим  на 
языках  разных  генетических  семей  и  структурных  типов,  среди  них,  по  данным  переписи 1999 г., 
преобладают носители тюркских (казахи — 7 985 039, узбеки — 370 663, татары — 248 954, башкиры 
— 23 225, чуваши — 11 851, киргизы — 10 897, каракалпаки — 1 497, турки-месхетинцы — 2 761, 
крымские  татары — 1 006 и  др.)  и  славянских  языков  (русские — 4 479 620, украинцы — 547 054, 
белорусы — 111 927, поляки — 47 297 и др.), в республике проживают также немцы — 353 441, че-
ченцы — 317 999, корейцы — 99 665, курды — 32 764, таджики — 25 659 и др. Несмотря на то, что 
население  Казахстана  представляет  собой  многонациональный  социум, «языки  народов  этнических 
групп  неравнозначны  по  объему  и  выполняемым  ими  функциям» («Концепция  языковой  политики 
Республики Казахстан») и реальное распределение языков в коммуникативном пространстве осуще-
ствляется в пользу двух демографически и функционально мощных языков — казахского и русского, 
поскольку большинство двуязычных и трехъязычных сообществ распределено дисперсно (за исклю-
чением уйгурского, корейского и некоторых других) и не имеет своих национально-территориальных 
образований. Следует учитывать, что дисперсное расселение характерно и для казахского населения 
(за исключением южных и западных регионов страны), поэтому казахский этнос, рассредоточенный 
на  громадной  территории,  находится  в  регулярном  языковом  взаимодействии  с  другим  коммуника-
тивно мощным — русским языком [1; 133–134]. 
Мониторинг динамики языкового регулирования предусматривает проведение комплексного ан-
кетирования  учеников  средних  школ  Карагандинской  области.  По  вопросу  реализации  «Государст-
венной программы функционирования и развития языков на 2001–2010 гг.» предлагается проведение 
пилотажного  исследования,  определяющего  степень  владения  языками:  казахским,  русским  и  ино-
странным.  Выбор  возрастной  группы  обусловлен  тем,  что  динамика  усвоения  языков  по  принципу 
«функциональной дополнительности», определен тем, что однородность социально-демографических 
и функциональных характеристик анкетируемых. 
Понятие микросоциальной общности включает параметр классификации монолингвальных, би-
лингвальных и полилингвальных микросоциальных групп. 
При  классификации  микросоциальных  групп  учитывается  характер  контактирования  образую-
щих группу индивидов, в связи с этим необходима детализация всех параметров малой группы. Тео-
ретическое обоснование малой группы было дано А.Мейе, подчеркнувшим что «… в действительно-
сти существует столько особых словарей, сколько имеется социальных групп» [5; 91]. В данном слу-
чае  лингвист  выделил  параметр  индивидуализации  коммуникативных  особенностей  каждого  фор-
мального и неформального коллектива носителей языков. Актуальность обращения к данному вопро-
су подтверждается и Р.Т.Беллом, характеризовавшим микросоциолингвистику «как анализ, сфокуси-
рованный  на  индивиде  в  неформальной  внутригрупповой  интеракции  малых  групп»  и  макросоцио-
лингвистику «как изучение межгрупповой интеракции на уровне крупных групп, вплоть до контак-
тирующих наций и государств» [5; 101]. 

10 
Степень  достоверности  результатов,  полученных  при  исследовании  микросоциальных  групп, 
подтверждена также и тем, что данные результаты отражают объективный ход процесса функциони-
рования  языков  в  разрезе  комплекса  экстралингвистических  переменных,  непосредственно  влияю-
щих на вариативный характер языковой ситуации. 
Следуя  формулировке  Л.П.Крысина,  классификация  микросоциальных  групп  предполагает  ха-
рактеристику общности по следующим параметрам: формальная/ неформальная, целевая/ инструмен-
тальная и т.д. 
Коллектив носителей языка в пределах класса учеников средних школ (в данном случае старших 
классов) соответствует обозначенным параметрам. 
Социолингвистическая  составляющая  термина  «родной  язык»  соотнесена  с  определением  род-
ного языка как языка самоидентификации с этносом, занимающим важное место в языковом созна-
нии  любого  народа... » [1; 89]. Анализ  ступеней  овладения  вторым  языком  с  учетом  ранжирования 
возрастных групп позволяет выявить наиболее характерные тенденции, свидетельствующие об опти-
мальности форм социолингвистического регулирования языковой ситуации в ракурсе стратегии дву-
язычия и полиязычия как кардинальных направлений языковой политики в республике. 
Анализ в области социолингвистических исследований актуализируются на современном этапе 
формирования и развития языковой ситуации в Казахстане в связи с необходимостью осуществления 
масштабного  мониторинга  реализации  языковой  политики  в  республике.  Социолингвистика,  как  и 
другие направления антрополингвистики, определяют приоритеты антропоцентрической лингвисти-
ческой  парадигмы и  ее  содержание,  а также  тематику исследований, ориентированных  на изучение 
процессов функционирования языка на современном этапе. 
 
 
Список литературы 
1.  Сулейменова  Э.Д.,  Шаймерденова  Н.Ж.  Словарь  социолингвистических  терминов. — Алматы:  Қазақ  университетi, 
2002— 67 с.. 
2.  Дешериев Ю.Д., Протченю И.Ф. Основные аспекты исследования двуязычия и многоязычия // Проблемы двуязычия и 
многоязычия. — М., 1972. — С. 26–35. 
3.  Беликов В.И., Крысин Л.П. Социолингвистика. — М., 2001. — 450 с. 
4.  Хасанов Б.Х. Социально-лингвистические проблемы функционирования казахского языка в Республике Казахстан: Ав-
тореф. дис... д-ра филол наук. — Алматы, 1992. — 44 с. 
5.  Белл Р.Т. Социолингвистика. Цели, методы, проблемы. — М., 1980. — 320 с. 
 
 
 
 

11 
УДК 811.111:811.161.1:81’34 
Б.Х.Кусанова 
Актюбинский университет им. С.Баишева 
ОПЫТ  ПЕРЦЕПТИВНОГО  АНАЛИЗА  РИТМИЧЕСКИХ  СТРУКТУР  
АНГЛИЙСКОГО,  РУССКОГО  ЯЗЫКОВ  И  ИНТЕРФЕРЕНЦИОННОГО  ВАРИАНТА 
Қостілділік  жағдайда  шет  тілінде  оқыту  процесі  туған  тілдің  қатты  интерференциялық 
əсер  етуімен  сипатталады.  Тіларалық  ықпал  нəтижесінде  сөйлеп  тұрған  басқа  тілдің 
дыбыстарын  дұрыс  айтпағаны,  яғни  шет  тілдік  акцентпен  сөйлегені,  құлаққа  жағымсыз. 
Осындай ерекшеліктер əсіресе тілдің фонетикалық деңгейінде көрінiс табады. 
The present work is a preliminary research of English connected speech produced by Russian native 
speakers for exploring segmental and supersegmental levels of speech. Phonetics is itself divided into 
two major components: segmental phonetics, which is concerned with individual sounds (i.e. «seg-
ments of speech) and suprasegmental phonetics whose domain are the larger units of connected 
speech: syllables, words, phrases and texts. The way these elements of the phonetic structure of Eng-
lish function in the process of communication will be the main concern of the article. 
 
Настоящая  статья  является  описанием  предварительного  этапа  эксперимента  по  анализу  ино-
язычной речи. Цель аудиторского анализа данного этапа исследования — определить, насколько воз-
можно установление дифференциации признаков слога на перцептивном уровне. 
Для  определения  возможности  установления  дифференциации  признаков  слога  в  исследуемых 
языках на перцептивном уровне эксперимент проводился на русском и английском материале. 
Основная  задача  перцептивного  анализа,  проведенного  на  материале  русского  языка,  заключа-
лась в том, чтобы установить наличие или отсутствие различий при слуховой идентификации слога в 
произнесении носителя русского языка и в произнесении носителя английского языка. Частные зада-
чи исследования на данном этапе были сформулированы следующим образом: 
− определение, как происходит восприятие слога и его составляющих в английском эталоне (АЭ) 
и интерференционном варианте (ИВ); 
− восприятие  энергетической  реализации  слога,  т.е.  восприятие  ударного  и  заударного  слогов 
внутри каждого отдельно взятого слова по громкости; 
− восприятие временнóй реализации слога: а) восприятие ударного и заударного гласных по дол-
готе внутри каждого отдельно взятого слова; б) восприятие ударных гласных по долготе в анг-
лийском  эталоне  и  интерференционном  варианте;  а  также  выявить  характер  примыкания  со-
гласного к предшествующему ударному гласному в английском эталоне и интерференционном 
варианте. 
При решении этих задач были выдвинуты следующие рабочие гипотезы: 
•  Наличие сильной качественно-количественной редукции заударного гласного в русском язы-
ке обусловливает на перцептивном уровне: а) наличие контраста по громкости между ударным и за-
ударным  слогами;  б)  отсутствие  изохронности  ударного  и  заударного  гласных.  Влияние  позиции 
«конца», способствующее увеличению длительности слога, а также отмеченная в английском языке 
тенденция произносить последующий заударный слог с той же длительностью, что и предшествую-
щий ударный слог, свидетельствуют об отсутствии количественной редукции и могут привести в ин-
терференционном варианте на перцептивном уровне: а) к появлению контраста по громкости между 
ударным и заударным слогами; б) к отсутствию изохронности ударного и заударного гласных. 
•  Исследование  примыкания,  выполненное  на  материале  ряда  германских  языков,  дает  осно-
вание  считать,  что  для  этих  языков  в  их  литературном  варианте  существует  «принципиально  сход-
ный, единый тип примыкания в структурах СЃ: С и СЃС. Данный тип примыкания может характери-
зоваться  в целом как сильный» [1]. Для
 
русского языка характерно слабое примыкание в структуре 
ГС, для английского языка — сильное. Эти положения, очевидно, ведут к тому, что на уровне пер-
цепции  может  идентифицироваться  разный  характер  примыкания  согласного  к  предшествующему 
гласному в английском эталоне и интерференционном варианте. 
На  первом  этапе  исследования  аудиторам  предлагалось  в  ходе  многократного  прослушивания 
стимулов  в  английском  эталоне  и  интерференционном  варианте  записать  их  в  транскрипции.  В 
транскрипции  предъявляемых  стимулов,  произнесенных  носителями  русского  языка,  предлагалось 

12 
зафиксировать  все  услышанные  отклонения  от  нормативного  английского  произношения  в  системе 
вокализма и консонантизма. 
В том случае, если были замечены дополнительные отклонения в артикуляции, их также предла-
галось зафиксировать в транскрипции. 
При подведении итогов аудиторского анализа на звуковом уровне выявилось, что к числу наи-
более часто встречающихся ошибок в системе консонантизма можно отнести следующие: 
− замена  английских  согласных  соответствующими  палатализованными  или  полумягкими  зву-
ками; 
− частичное озвончение глухих согласных; 
− произнесение глухих взрывных согласных без аспирации перед гласными, как ударными, так и 
безударными; 
− неапикальное произнесение английских дорсальных и преддорсальных звуков; 
− замена фонем английского языка соответствующими фонемами русского языка. На данном ма-
териале, в основном, заменялись английские фонемы /l, tš, r/ соответствующими русскими фо-
немами /л, ч, р/. 
К  числу  наиболее  часто  встречающихся  ошибок  в  системе  вокализма  можно  отнести  следую-
щие: 
− более передняя артикуляция ударных и безударных гласных заднего ряда, следующих за твер-
дыми согласными, замененными в интерференционном варианте соответствующими палатали-
зованными и полумягкими звуками; 
− редукция гласных в заударных слогах; 
− лабиализация гласных /у, о/. 
На  втором  этапе  исследования  аудиторам  предлагалось,  используя  тот  же  экспериментальный 
материал,  сравнить  ударный и заударный слоги  внутри  каждого  предъявляемого  стимула  и  опреде-
лить наличие или отсутствие контраста по громкости между этими слогами в английском эталоне и 
интерференционном варианте. 
Данные показывают, что при восприятии стимулов в интерференционном варианте пять аудито-
ров  из  семи  зафиксировали  стопроцентное  наличие  контраста  по  громкости  между  ударными  и  за-
ударными слогами. Что касается восприятия тех же стимулов в английском эталоне, то здесь наблю-
дается следующая картина: аудиторы везде (исключение составляет один случай) идентифицировали 
как наличие, так и отсутствие контраста по громкости. Однако обработка данных в статистическом 
плане показывает, что интерпретация наличия контраста по громкости между ударным и заударным 
слогами преобладает (68 % — по результатам аудирования материала в исполнении 1 диктора — но-
сителя русского языка; 79 % — 2 диктора — носителя русского языка). Надо отметить, что в случае 
наличия контраста аудиторы указывали на разную его степень. Более резкий контраст по громкости 
отмечался  между  слогами  в  интерференционном  варианте  и  менее  резкий — между  слогами  в  анг-
лийском эталоне. 
Для  исследования  временнóй  реализации  ритмической  структуры  аудиторам  предлагалось, 
сравнивая ударный и заударный слоги внутри каждого отдельно взятого стимула, определить нали-
чие или отсутствие изохронности ударного и заударного гласных. 
Данные,  полученные  в  результате  аудиторского  анализа,  показали  регулярное  отсутствие  изо-
хронности  в  интерференционном  варианте,  а  также  наличие  и  отсутствие  изохронности  в  интерфе-
ренции.  Дальнейшая  обработка  данных  показывает,  что  интерпретация  отсутствия  изохронности 
ударного и заударного интерференционных гласных преобладает (75 % — по результатам аудирова-
ния материала в исполнении 1 диктора — носителя русского языка; 80 % — 2 диктора — носителя 
русского языка). 
На этом же этапе исследовалась реализация ударных гласных по долготе в английском эталоне и 
интерференционном варианте. В результате обработки экспериментальных данных было обнаружено 
следующее:  ударные  гласные  односложных  слов  английского  эталона  в 88 % случаев  воспринима-
лись как более долгие в сравнении с ударными гласными интерференционного варианта. Сопостав-
ление  ударных  гласных  двусложных  слов  проводилось  дифференцированно.  Отдельно  сопоставля-
лись  широкие  и  узкие  ударные  гласные.  Явного  преобладания  по  долготе  гласных  эталонного  или 
интерференционного варианта обнаружить не удалось. В процентном отношении сопоставление вы-
глядит следующим образом: широкие ударные гласные — в 40 % случаев ударный интерференцион-
ного варианта воспринимался как более долгий, в 33 % — ударный английского варианта восприни-

13 
мался как более долгий, в 27 % — разница по долготе между ударными гласными английского этало-
на и интерференционного варианта не наблюдалась; узкие ударные гласные — в 47 % случаев удар-
ный эталонного варианта воспринимался как более долгий, в 34 % — ударный интерференционного 
варианта воспринимался как более долгий, в 19 % — разница по долготе между ударными гласными 
английского эталона и интерференционного варианта не наблюдалась. 
Сопоставив  данные  по  восприятию  широких  и  узких  ударных  гласных  английского  эталона  и 
интерференционного варианта, можно отметить небольшое превалирование по долготе узких интер-
ференционных гласных. 
Последним этапом перцептивного анализа изолированно произнесенных слов было определение 
примыкания  согласного  к  предшествующему  ударному  гласному  в  английском  эталоне  и  интерфе-
ренционном  варианте.  Аудиторам  предлагалось  определить,  каким  образом  реализуется  переход 
гласного к последующему согласному — плавно или резко. 
У обоих дикторов в интерференционном варианте примыкание, в основном, воспринималось как 
плавное. Что касается примыкания согласного к предшествующему гласному в английском эталоне, 
то здесь оно, в основном, воспринималось как резкое. 
Анализ отклонений от нормативного английского произношения в системе вокализма и консо-
нантизма  показал,  что  ошибки  сегментного  состава  в  словах,  произнесенных  в  начальной  позиции 
фразы, аналогичны ошибкам, зафиксированным в словах, произнесенных изолированно. 
Прежде чем приступить к дальнейшему анализу аудиторских данных, отметим, что при произ-
несении слова изолированно существовала только одна возможность ритмической группировки: сло-
во составляло отдельную ритмическую группу. Во фразе, как известно, заложена потенциальная воз-
можность выбора: тестовое слово в начальной позиции может быть прочитано как отдельная ритми-
ческая группа, и тогда мы имеем проклитическую тенденцию, или как часть ритмической группы, и 
тогда мы имеем энклитическую тенденцию. Результаты исследований показывают, что установление 
границ ритмической группы в речевом континууме на уровне восприятия (если только границы рит-
мической  группы  не  совпадают  с  паузой)  не  дает  положительного  результата [2]. В  первом  случае 
(проклитическая  тенденция)  результаты  восприятия  могут  быть  аналогичны  результатам,  получен-
ным  при  восприятии  изолированно  произнесенных  слов.  Во  втором  случае  (энклитическая  тенден-
ция) результаты могут не совпадать, так как заударный слог тестового слова не является конечным и 
позиция «конца», которая в английском эталоне может оказывать воздействие и привести на перцеп-
тивном уровне к наличию изохронности ударного и заударного гласных в изолированно произнесен-
ных словах и словах, составляющих самостоятельную ритмическую группу в начальной позиции ин-
терференционного варианта, теряет свою силу. Кроме того, здесь может вступить в силу другая тен-
денция, оказывающая прямо противоположное действие, а именно — сокращение длительности под 
влиянием  увеличения  числа  слогов  в  ритмической  группе.  Учитывая,  что  увеличение  числа  слогов 
имеет  гораздо  большее  влияние  на  длительность в  английском  языке,  бóльших  отклонений  следует 
ожидать в интерференционном варианте. 
Анализ данных по энергетической реализации слога показал, что в интерференционном вариан-
те, так же как и в изолированно произнесенных словах, зафиксировано стопроцентное наличие кон-
траста по громкости между ударными и заударными слогами. 
Данные по восприятию стимулов в интерференционном варианте отличаются от тех, что были 
получены ранее. Почти во всех случаях аудиторы зафиксировали стопроцентное наличие контраста 
по громкости между ударными и заударными слогами в интерференционном варианте. Однако так же 
как и при прослушивании изолированно произнесенных слов, подчеркивалась разная степень контра-
ста по громкости. Отмечался более резкий контраст между слогами в интерференционном варианте и 
менее резкий — между слогами в английском эталоне. Таким образом, по данным слухового анализа 
различия в энергетичеcкой реализации слога в данной позиции основываются на разной степени кон-
траста по громкости между ударными и заударными слогами в английском эталоне и интерференци-
онном варианте. 
При  восприятии  временнóй  реализации  слога  в  интерференционном  варианте  аудиторы,  как  и 
ранее, отмечают регулярное отсутствие изохронности ударного и заударного слога. Результаты вос-
приятия  временнóй  реализации  слога  в  английском  эталоне  показывают,  что  здесь  преобладает  ин-
терпретация наличия изохронности. 
Итак, в данной позиции по результатам слухового анализа основное отклонение в произнесении 
слога происходит во временнóй реализации слогоносителя. 

14 
Примыкание  согласного  к  предшествующему  гласному  в  английском  эталоне  воспринималось 
во всех случаях как резкое. В интерференционном варианте отмечаются оба типа примыкания, хотя 
процент резкого примыкания у 1 диктора ниже (43 %) в сравнении с данными, полученными ранее на 
изолированно произнесенных словах. 
Суммируя вышеприведенные данные, можно сделать следующие выводы: 
•  Интерферирующее влияние родного (русского) языка проявляется как на звуковом, так и на 
слоговом  уровнях.  Отмеченные  аудиторами  ошибки  звукового  состава  обусловлены,  в  основном, 
различиями  в  системах  вокализма  и  консонантизма  английского  языка  и  языка,  оказывающего  ин-
терферирующее влияние, в данном случае русского. В основе ошибок, зафиксированных на слоговом 
уровне, лежат различия артикуляционных баз русского и английского языков и фонологические осо-
бенности этих языков. 
•  Результаты данного этапа перцептивного анализа подтвердили нашу рабочую гипотезу отно-
сительно английского эталона. В частности, подтвердилось отсутствие контраста по громкости меж-
ду ударными и заударными слогами и наличие изохронности ударного и заударного гласных на пер-
цептивном уровне. 
•  Результаты данного этапа перцептивного анализа показали, что наша рабочая гипотеза отно-
сительно отсутствия контраста по громкости между ударными и заударными слогами и наличия изо-
хронности ударного и заударного гласных в интерференционном варианте на перцептивном уровне 
не состоятельна. Данные аудиторов показывают, что энергетическая реализация слога в интерферен-
ции  на  перцептивном  уровне  характеризуется  снижением  степени  контраста  между  ударными  и  за-
ударными слогами. Временнàя организация слога в интерференции на перцептивном уровне характе-
ризуется  удлинением  ударного  гласного  по  долготе  в  двусложных  словах  и  сокращением  ударного 
гласного по долготе в односложных словах. 
•  При восприятии примыкания была зафиксирована относительная стабильность сильного типа 
примыкания в английском эталоне и слабого — в интерференционном варианте
Возможность установления дифференциации признаков слога в английском и русском языках на 
перцептивном уровне определялась на английском и русском материале. 
Задача перцептивного анализа на данном этапе заключалась в определении наличия или отсут-
ствия  различий  при  слуховой  идентификации  слога  на  материале  русского  и  английского  языков, 
реализованного носителями английского и русского языков. Частные задачи исследования на данном 
этапе были сформулированы следующим образом: 
− определение, как происходит восприятие слога и его составляющих в английском эталоне (АЭ) 
и интерференционном варианте (ИВ); 
− восприятие  энергетической  реализации  слога,  т.е.  восприятие  ударного  и  заударного  слогов 
внутри каждого отдельно взятого слова по громкости; 
− восприятие временнóй реализации слога: а) восприятие ударного и заударного гласных по дол-
готе внутри каждого отдельно взятого слова; б) восприятие ударных гласных по долготе в анг-
лийском  эталоне  и  интерференционном  варианте;  а  также  выявить  характер  примыкания  со-
гласного к предшествующему ударному гласному в английском эталоне и интерференционном 
варианте. 
Установление  различий  при  слуховой  идентификации  слога  проводилось  в  двух  позициях—  в 
изолированной и во фразе. 
Анализ результатов по энергетической реализации слога показывает, что в английском эталоне 
(АЭ) в большинстве случаев (79 % — у 1-го диктора, 88 — у 2-го) отмечается наличие контраста по 
громкости между ударными и заударными слогами. В интерференционном варианте чаще прослежи-
вается отсутствие контраста. У первого диктора прослеживается как наличие, так и отсутствие кон-
траста по громкости (65 и 35 % соответственно), у второго — отмечается стопроцентное отсутствие 
контраста по громкости. 
Обработка  данных  по  временнóй  реализации  слога  в  английском  эталоне  проводилась  диффе-
ренцированно. Отдельно рассматривались данные по восприятию слогов с фонологически кратким и 
фонологически долгим ударным гласным. 
Данные по определению наличия или отсутствия изохронности ударного и заударного гласных 
показали следующее. В словах с фонологически кратким ударным гласным в 39 и 44 % случаев фик-
сировалось  наличие  изохронности;  в 28 % — заударный  гласный  воспринимался  как  более  долгий. 
Другими словами, в большинстве случаев или отмечалась  изохронность, или преобладал заударный 
гласный по долготе. 

15 
В словах с фонологически долгим ударным гласным чаще отмечалось (80 % — у 1-го диктора, 
93  — у 2-го ) отсутствие изохронности, причем более долгим воспринимался ударный гласный. 
В  интерференционном  варианте  аудиторы-фонетисты,  в  основном,  отмечали  отсутствие  изо-
хронности у обоих дикторов (61 % — у 1-го диктора, 89  — у 2-го ). Согласно результатам в интер-
ференционном варианте, в основном, отмечается наличие изохронности (50 % —у 1-го диктора, 55  
—у 2-го). Кроме того, по этим же данным у 1-го диктора в 17 % реализаций зарегистрирован более 
долгий заударный гласный. 
Сопоставление ударных гласных по долготе выявило небольшое преобладание (57 %) интерфе-
ренционных ударных гласных. В остальных случаях гласные были или равновоспринимаемы (7 %), 
или отмечалось превалирование ударного гласного английского эталона по долготе (36 %). 
Экспериментальный материал был подобран по принципу межъязыковых минимальных пар [3]. 
Там, где это было возможно, для одного русского слова со слоговой структурой /С/ЃСГ/С/ подбира-
лись два английских слова со слоговыми структурами /С/ЃСГ/С/ и /С/Ѓ: СГ/С/. Таким образом, экспе-
риметнальный материал давал возможность дифференцированно сопоставить ударные гласные в рус-
ском эталоне с фонологически долгими и краткими ударными гласными в английском эталоне и ин-
терференционном варианте. 
В  случае  аудирования  интерференционного  гласного  с  фонологически  кратким  английским 
гласным  более  долгим  всегда  воспринимался  первый.  В  случае  аудирования  интерференционного 
гласного с фонологически долгим английским гласным восприятие зависело от фонетического каче-
ства  ударных  гласных:  при  сопоставлении  узких  ударных  гласных  гласные  были  или  равновоспри-
нимаемы,  или  интерференционный  гласный  воспринимался  как  более  долгий;  при  сопоставлении 
широких  ударных  гласных  более  долгим  воспринимался  английский  ударный  гласный.  Подобное 
распределение наблюдалось в односложных и двусложных словах. 
Анализ аудиторских данных по восприятию характера примыкания в английском эталоне также 
проводился  дифференцированно.  Отдельно  рассматривался  характер  примыкания  согласного  к 
предшествующим  фонологически  краткому  и  фонологически  долгому  гласным.  Данные  аудиторов 
носят  несколько  разноречивый  характер.  В  восприятии  аудиторов  характер  примыкания  в  большей 
степени зависел от фонологической долготы и краткости ударного гласного. Примыкание согласного 
к предшествующему краткому гласному в большинстве случаев воспринималось как резкое (71 % —
у 1-го диктора, 92  —у 2-го ), к долгому — как плавное (94 %) — у 1-го и 2-го дикторов). Расхожде-
ния отмечались в восприятии характера примыкания согласного к предшествующему долгому глас-
ному. Процент резкого примыкания согласного к предшествующему фонологически долгому гласно-
му выше (48 % — у 1-го диктора, 50  —у 2-го). В словах с фонологически кратким ударным гласным 
во всех случаях отмечалось резкое примыкание. 
Результаты восприятия примыкания в интерференционном варианте отличаются от данных, по-
лученных ранее. Здесь аудиторы в основном (100  % — у 1-го диктора, 92  — у 2-го) отмечали слабое 
примыкание. 
Согласно  аудиторским  данным,  полученным  в  ходе  исследования,  восприятие  энергетической 
реализации слога в начальной позиции фразы английского эталона аналогично восприятию энергети-
ческой реализации слога в интерференционном варианте. И в том и в другом произнесении в боль-
шинстве случаев отмечается наличие контраста по громкости между ударным и заударным слогами. 
Обработка данных по восприятию временнóй реализации слога в английском эталоне, так же как 
и  на  материале  изолированно  произнесенных  слов,  проводилась  дифференцировано.  Отдельно  рас-
сматривалось восприятие временной реализации слога с фонологически долгим и кратким ударным 
гласным.  Данные  по  дикторам  расходятся.  У  первого  диктора  в  словах  с  фонологически  кратким 
гласным  результаты  аналогичны  полученным  ранее  на  изолированно  произнесенных  словах.  Чаще 
здесь  фиксировалась  или  изохронность (27 %) или  более  долгий  заударный  гласный (46 %). В  не-
большом числе реализаций (27 %) ударный гласный воспринимался более долгим. У второго диктора 
ударный гласный превалировал по долготе в более чем в половине реализаций (66 %). В остальных 
случаях  отмечалось  наличие  изохронности (17 %) и  преобладание  заударного  гласного  по  долготе 
(17 %). 
Дикторские  расхождения,  вероятно,  объясняются  тем,  что  мы  имеем  дело  с  разными  ритмиче-
скими тенденциями. Данные первого диктора, вероятно, являются результатом проклитичеcкой тен-
денции, второго — энклитической. У второго диктора заударный слог, не находясь более в позиции 
«конца», подвергается другому влиянию, а именно — сокращению длительности под влиянием уве-
личения числа слогов. 

16 
В словах с фонологически долгим ударным гласным у обоих дикторов отмечалось стопроцент-
ное отсутствие изохронности. 
Что  касается  временнóй  реализации  слога  в  интерференционном  варианте,  то  здесь  данные 
аудиторов подтвердили результаты, полученные в ходе прослушивания ими материала. У обоих дик-
торов чаще отмечалось отсутствие изохронности ударного и заударного гласных (у 1-го диктора —
66 %,у 2-го — 90). 
Сопоставление  ударных  гласных  по  долготе  дало  результаты,  практически  аналогичные  полу-
ченным на изолированно произнесенных словах. Здесь наблюдалась та же тенденция. Если интерфе-
ренционный гласный прослушивался в паре с фонологически кратким английским гласным, первый 
воспринимался  как  более  долгий.  Восприятие  долготы  при  аудировании  интерференционного  глас-
ного с фонологически долгим английским гласным также зависело от фонетического качества удар-
ных  гласных:  при  сопоставлении  широких  ударных  гласных  более  долгим  воспринимался  англий-
ский  гласный,  при  сопоставлении  узких  ударных  гласные  были  или  равновоспринимаемы,  или  ин-
терференционный гласный воспринимался как более долгий. Наблюдение относится к односложным 
и двусложным словам. 
Включение тестового слова в состав фразы повысило процент восприятия резкого примыкания в 
словах с фонологически долгим гласным английского эталона (33 % — у 1-го диктора, 25  —у 2-го). 
В словах с фонологически кратким ударным гласным, как и в изолированно произнесенных словах, 
ведущим при восприятии остается резкое примыкание (67 % — у 1-го диктора, 80  — у 2-го ) соглас-
ного к предшествующему ударному гласному. 
По данным аудиторов процент восприятия резкого примыкания несколько повысился также и в 
интерференционном варианте. Однако в большинстве случаев здесь фиксируется слабое примыкание 
(80 % — у 1-го и 2-го дикторов). 
Подводя  итоги  аудиторского  анализа  данного  этапа  исследования,  можно  сделать  следующие 
выводы: 
• Результаты аудиторского анализа дают основания констатировать возможность установления 
дифференциации признаков слога на перцептивном уровне. 
• Признаками слога на материале русского языка на перцептивном уровне являются: 
а) наличие контраста по громкости между ударными и заударными слогами; 
б) отсутствие изохронности ударного и заударного гласных; 
в) наличие слабого примыкания согласного к предшествующему гласному. 
• Признаками слога на материале английского языка на перцептивном уровне являются: 
а) наличие контраста по громкости между ударными и заударными слогами; 
б) наличие изохронности ударного и заударного гласных в словах, содержащих фонологически 
краткий ударный гласный; 
в) отсутствие изохронности ударного и заударного гласных в словах, содержащих фонологиче-
ски долгий ударный гласный; 
г)  наличие  сильного  примыкания  согласного  к  предшествующему  фонологически  краткому 
ударному гласному; 
д) наличие слабого примыкания согласного к предшествующему фонологически долгому удар-
ному гласному.  
Итак,  наша  рабочая  гипотеза  по  интерференционному  варианту  относительно  отсутствия  кон-
траста по громкости между ударными и заударными слогами на перцептивном уровне не нашла под-
тверждения ни у одной группы аудиторов. 
Гипотеза относительно отсутствия изохронности ударного и заударного гласных в интерферен-
ционном варианте на перцептивном уровне подтвердилась данными, полученными от аудиторов —
носителей русского языка. Гипотеза о разном характере примыкания согласного к предшествующему 
ударному гласному в русском эталоне и интерференционном варианте подтвердилась
 
Список литературы 
1.  Потапова Р.К. О «типах» примыкания в германских языках// Теория языка, методы его исследования и преподавания. 
К 100-летию со дня рождения Л.В.Щербы. — Л., 1980 — C. 200–207. 
2.  Златоустова  Л.В.,  Хитина  М.В.  Частотность  единиц  ритма  русской  речи // Вестн.  Моск.  ун-та. — 1988. — № 1.  — 
C. 31–39. 
3.  Кусанова Б.Х. К вопросу об интерференции на сегментном уровне в английской речи носителей русского языка. Лин-
гвистический семинар-2008. Мат-лы Междунар интернет-конференции. — Уфа: УГНТУ, 2008. — С. 102–111. 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12




©emirb.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет