Вестник пгу №1, 2010



жүктеу 95.96 Kb.

Дата14.09.2017
өлшемі95.96 Kb.

Вестник ПГУ №1, 2010

78

Осындай жаттығулардың жүргізілуі студенттерді қазақ тілінде дұрыс 

сөйлей білулеріне төселдіріп, сөйлеу ағындарында интерференцияның 

болдырмауына үлкен септігін тигізеді.

Ал қазақ тіл білімінде өзекті болып табылатын өзге тіл- қазақ, орыс-

қазақ қостілділігі негізіндегі интерференциялық құбылыстың толыққанды 

және жан-жақты зерттелуі қазақ тілін оқыту әдістемесін белгілі бір сапалық 

деңгейге көтере алады. 

ӘДЕБИЕТТЕР

1. Азимов Э.Г., Щукин А.Н. Словарь методических терминов. -Санкт-

Петербург,1999.

2. Джунусов М. Звуковые системы русского и казахского языков. Слог. 

Интерференция. Обучение произношению. - Ташкент,1991.

3. Джунисбеков А. Акустико-артикуляторные характеристики гласных 

казахского языка. Фонетика казахского языка. - Алма-Ата: Гылым,1969.

Резюме

В статье рассматриваются проблемы интерференции в речи 

студентов, изучающих казахский язык в вузах. Сделана попытка 

классификации интерференции в речи русскоязычных студентов и 

ряд упражнений по устранению интерференции.

Resume

The problems of the interference in the speech of students who study 

Kasakh in institutes of higher education are considered. The classification 

of the interference in the speech of Russian speaking students are made 

and the exercises for the interference removal are given.

УДК 37.036.5



СТИХИ К. МЫРЗА АЛИ В ПЕРЕВОДЕ И. ФОНЯКОВА

З.Х. Латыпова 

Инновационный Евразийский Университет, г. Павлодар

Известно, что национальный колорит (итальянское colorito, от латинского 

color (цвет) – совокупность характерных особенностей какой-либо нации

национальности, ее своеобразие, отраженные языковыми средствами и вопло-

щенные в образной системе в произведениях литературы и искусства.

Передача национального колорита любого оригинального произведения 

является одним из основных проблем и важным условием, представляющим 


серия 

ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ

79

иноязычную культуру. Современная теория перевода подчеркивает необхо-

димость сохранения национальной и исторической специфики подлинника.

Безусловно, сохранить все элементы оригинала невозможно, тем не менее, 

иноязычный читатель должен окунуться в национальную среду.

Значит, обойтись без истории, культуры, знания жизни и быта, 

национального характера народа переводчику просто невозможно. Н.Заболоц-

кий заметил: «Перед переводчиком две чаши весов: первая принадлежит 

автору оригинала, вторая читателю перевода. Перевод будет хорош в том 

случае, если чаша весов не выйдет из равновесия» [1, с. 426].

В этом плане и перейдем к рассмотрению вопроса сохранения нацио-

нального колорита в переводе на конкретных примерах, то есть переводов 

на русский язык казахских детских произведений К. Мырза Али. Итак, 

попыта-емся проанализировать несколько стихотворений, включенных в 

учебники, хрестоматии и учебные пособия для детей среднего и старшего 

школьного возраста.

Интерес представляют стихотворение поэта в переводах И. Фонякова.

Стихотворение К. Мырза Али «Ат жарыс» [2, 315-316Б.] озаглавлено 

«Байга» [3, с. 136] что означает «скачки», а «Аударыспаќ», «Ќазаќша кїрес» 

сохранены транслитерационным способом как «Аударыспак», «Ќазакша кї-

рес». Эти произведения о национальных традициях и обычаях, отражающие 

быт казахского народа, его времяпровождении.

Стихотворение «Ат жарыс» , названное переводчиком – «Байга»  

посвящено национальной спортивной игре. Для участия в состязаниях 

специально «атбегі» готовил лошадей для скачек, растил и обкатывал 

их. Джигиты старались защищать честь и свой авторитет, пройдя через 

ответственные испытания.

Строки оригинала:

2

3

7



8

Жарысќан жүйрек пенен желік бірге,

Жарысќан атпен бірге намысың да

Сыналған баппен бірге баќ дегенің

Сыналған атпен бірге абырой да!

переданы И.Фоняковым:

2

3

5



6

7

8



Здесь вступают в решительный бой

Люди, кони и честь, и задор.

Будет каждого скачка испытывать:

Как тулпара умеешь воспитывать.

Как сумел приготовить коня

Ты для самого главного дня.



Вестник ПГУ №1, 2010

80

Перевод отличается сохранением слов-реалий, показывающих 

националь-ное своеобразие: джигит, тулпар, Кулагер, казах, аргамак, 

переданы и географи-ческие названия Талас и Сарысу. В стихотворении 

добавлено имя Акан. А тулпар Кулагер, «всем коням образец и пример», 

и его наездник (Акан) непре-менно «будет с победой и удачею». Об этом 

свидетльствуют следующие строки оригинала:

Аќандар Құлагерін танымас па!

Тарландар тасќа тұяќ жанымас па!

Ќазаќтың ќазанатпен ќаны бірге,

Жүйріктен тек шығарда жаны басќа.

Тартса деп атасына, бабасына,

Әр әке үміт артќан баласына.

Сілтейді-ау сайгүліктер салсаңыз бір

Талас пен Сарысудың даласына.

В переводе:

Кто же будет с победой, с удачею

В каждом – сердце Акана горячее,

Легендарный тулпар Кулагер –

Всем коням образец и пример.

- Сын наездник отцу улыбается:

«Все исполню я, как полагается

Слава предков и я пронесу

Над Таласом и Сарысу!»

Читатель понимает, что на казахской земле тулпар Кулагер – легендар-

ный конь и, чтобы добиться победы на скачках, приумножить славу отцов 

и де-дов, конь у наездника не должен уступать крылатому скакуну.

Чтобы показать положительные качества героя, как выносливость, 

со-образительность, смелость, остроту мысли (идеи), уверенность в своих 

действи-ях, строптивость и т.д. берут за основу свойства, присущие 

разнообразным мастям лошадей.

Эту сторону героев-участников в спортивных играх и старается передать 

И. Фоняков, подчеркивая национальную особенность подлинника. В оригинале 

показаны масти лошадей: ќазанат – чистопородная (чистокровная), тарландар 

– сивые, точащие свои копыта о камни, сайгїлік зат. «Шашасына шаң жұќпас жүйрік 

ат» [4, 99 б.], (т.е. быстрый, преодолевающий большие расстояния – З.Л.).

Переводчик к этим словам не подбирает на русском языке подходящие 

по смыслу слова и выражения, дает в общем: кони, скакуны.



серия 

ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ

81

Читателям представляет интерес и национальный вид спорта «борьба», 

популярная среди спортсменов разной весовой и возрастной категорий. 

Данный  вид спорта показан в стихотворении К. Мырза Али «Ќазаќша күрес».  

Приведем произведение в подлинном звучании:

1

2



3

4

5



6

7

8



9

10

11



12

13

14



15

16

17



18

19

20



21

Жұлдыздары үміттің бір жарќ етіп, бір өшіп,

Жасыл кілем үстінде жатыр екеу күресіп.

Бұлшыќ еттер түйілген ќайың ба, әлде емен бе,

Алдырмай жүр айлакер алып күшпін дегенге.

Бұлт-бұлт етіп бөксесі, өзіне көп жолатпай,

Серпіп – серпіп тастайды бірін-бірі болаттай.

Бір мезгілде басталды тобыќтардың таласы,

Сарт еткенде, жіліншік сынды ма деп ќаласың.

Әдіскер ќу шалт еткен, шалып алып ішінен,

Көріп еді сынасып, шыќпады түк күшінен.

Босап кеткен белбеуге ќолдар ќайта жармасып,

Теңелісіп жүрді олар тағы біраз арбасып.

Жүрді біраз арбасып.

Жүрді біраз аңдысып.

«Әуп!» - деп сосын көтерді айлакерді әлдісі.

Жетпеген күш жеңуге жеңілмеуге жарай ма,

Жалп етіп-аќ жығылды,

Жығылмауға ќарай ма!

«Әуп» деп мыќты лаќтырды:

Кетті басы айналып.

Тасып тұрған күш болса, керегі не айланың.



Вестник ПГУ №1, 2010

82

В переводе И.Фонякова читаем:

Казахша курес.

1

2



3

4

5



6

7

8



9

10

11



12

13

14



15

16

17



18

То сверкнет, то померкнет надежды звезда:

Двое борются, кто победит и когда? 

То не дуб ли с березой ветвями сплелись?

Тот сильней, тот хитрей, погляди, подивись?

Вот кружат, не касаясь друг друга почти.

Слишком близко никак не дают подойти.

В шар земной напряженно уперты ступни,

Так упрямо, что кажется: хрустнут они!

Изловчился, подножку подставил хитрец,

Как рванет! Что ж, конец? Нет, еще не конец!

Снова топчутся, за кушаки ухватясь.

Нескончаемый бой. Неразрывная связь.

Смотрит словно колдун, борец на борца.

За кого ты? За сильного, за хитреца?

Торжествующий возглас взлетел над толпой:

Сильный хитрого поднял рывком над собой –

И швырнул на траву. Завершилась борьба.

Против истинной силы и хитрость слаба.

Сопоставляя оригинал и перевод, отметим, что в 3-4 строки авторы 

сравнивают мускулы борца с «емен», т.е. «дубом», символом богатырской 

силы. Слово «ќайың» означает на русском языке «береза». Известно, что 

береза символизирует красоту, гибкость, грациозность.

Так образно наделяется герой стихотворения профессиональными качес-

твами, свойственными борцу: силой, хитростью, грациозностью, изворотливо-

стью. Он должен быть ловким и хватким.

Разумеется, И. Фоняков старается максимально приблизить читателям 

оригинал, сохранив в переводе правила национального вида спорта, изображая 

действия, повадки, телосложение поведения борющихся, показывая победу и 

поражение участников. Более того, как аксиома звучит итоговая строка «Тасып 

тїрєан кїш болса керегі не айланыѕ», которая переведена «Против истинной 


серия 

ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ

83

силы и хитрость слаба». На самом деле действительно так. Переводчик знает, 

что в народе сильные склоняют головы только перед старшими, сила и правда 

в своем истинном значении не сравнится ни с хитростью, ни с коварством, 

ни с обманом.

Народную психологию, философское осмысление жизни казахов, пока-

занные в стихотворениях К. Мырза Али стремился воссоздать И.Фоняков в 

сво-их русских переводах.  

В подтверждении своих наблюдений приведем стихотворение К.Мырза 

Али «Аударыспаќ» с одноименным названием в переводе И. Фонякова.

В стихотворении автор изображает условия и ход суровой национальной 

игры, по правилам которой два джигита без оружия выходят на поединок. По-

беждает тот, кто сбросит соперника с коня. Победителю готовят специальный 

приз, который вручают на торжествах, посвященных к национальным праздни-

кам, как Наурыз мейрамы. Знающие толк в лошадях, заранее подготавливают 

их для участия в соревнованиях. Автор оригинала предоставляет прекрасную 

возможность переводчику воспроизвести национальный колорит и специфику 

переводимого поэтического произведения. В подлиннике встречаем слова, 

характеризующие выносливость спортивных чистокровных лошадей: 

«ќазанат» - сильная лошадь для дальних переходов, «тұлпар» - боевой конь, 

скакун, которого в народе называют «жел жетпес», что означает быстрее 

ветра, «арғы-маќ» - чистокровная породистая лошадь. Для повышения 

познавательной функции перевода, думаем, необходимо было переводчику 

дать описание,  объяснение в сноске.

И. Фоняков ограничивается использованием приема  передачи реалий в 

переводе транскрибированием слов: «аударыспаќ» - «аударыспак», «тұлпар» 

- «тулпар», «арғымаќ» - «аргамак».

О значимости национальной игры и отношения наездников к лошадям 

свидетельствуют следующие строки:


Вестник ПГУ №1, 2010

84

В оригинале:

           В переводе:

1.

2.



3.

4.

5.



Не керегін иесіне

Түсінеді ат байғұс.

Төрт аяќќа салмаќ сап,

Шіренеді олар да.

Бір бүйірге

Апырым-ай! –

Ауып кете жаздайды.

Бірте – бірте

Біріндеп,

Жанкүйерің маќұлдар.

Тартќан сәтте ышќынып

Керек ќуат, әл ќанша!

Күштірегі

Күштіні


Аттан жұлып алғанша. 

Подтянув коню подпруги,

Поискать в борьбе удачи.

И сердито роя землю,

Бьют копытами тулпары.

В бой! Противника руками

Ты с коня стащить попробуй.

Кто кого? Азарт, волненье,

Ходят кони в темном круге.

В следующую минуту

Он слетает с аргамака.

Из приведенных строк видно, что авторами утверждается: хозяину, т.е. 

участнику в соревнованиях необходимы удача и победа, и конь это знает.

Пятую строку оригинала:

Айтылып тілек – тілеулер,

Айќайлап туыс – жаќындар,

Ќарысып болат білектер,

Ќарысып ќұрыш таќымдар.

Переводчик воссоздает следующими стихами:

Как тиски, сильны колени

И стальными стали руки.

То болельщики толпятся, 

Нетерпением согреты

И, конечно, не скупятся

На сужденья и советы.

Видно, что в казахском тексте употреблены «ќос сөздер» - парные слова 

«тілеу-  тілектер» (пожелания - З.Л.) в переводе даются как «суждения и 


серия 

ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ

85

советы», «туыс-жаќындар», - обобщает и представляет как «болельщики». 

Эпитеты «болат білектер» — «стальные руки», «ќұрыш таќымдар» — «колени 

как тиски». Эти изобразительные средства придают поэтической речи

пластичность, свой-ственную казахскому языку. К сожалению, выпала из 

поля зрения переводчика строка оригинала: 

       Ауыр 

айќаста


              Аруағың келіп ќона ма?! –

раскрывающая национальную психологию казахов. Например, есть 

поверье, о том, что в тяжелых ситуациях аруах (дух предков) помогает 

человеку, поэтому автор намекает на то, что если такое случится, джигит 

непременно победит. Думаем, необходимо было переводчику сохранить 

данный элемент национального колорита, использовав в русском варианте 

выражение «призвать дух предков».

Рассматривая переводы И.Фонякова произведений К. Мырза Али о 

национальных традициях и обычаях, отражающих быт казахского народа, 

его историю, отражающих культуру и жизнь можно констатировать о том, 

что поэт-переводчик сумел дать в целом как можно больше правдивости 

произведе-ниям, чтобы читатель мог очутиться в другой культуре, в другом 

незнакомом мире. Говоря словами С. Маршака, подчеркнем высокую 

ответственность и мастерство переводчика: «Чем глубже и пристальнее 

вникает художник в сущность изображаемого, тем свободнее его мастерство, 

тем точнее изображение. Точность получается не в результате слепого, 

механического воспроизведения оригинала. Поэтическая точность дается 

только смелому воображению, основанному на   глубоком и    пристальном   

знании предмета» [5, с. 249].

Известно, что переводчику иногда необходимо добавить слово в текст, 

изменить порядок слов, найти правильный тон и так далее. Все это, думаем, 

отнюдь не служит препятствием для качественного перевода.

Для более полного раскрытия рассматриваемой темы обратимся к переводам 

произведений К. Мырза Али, выполненным А. Кушнером. Например, название 

стихотворения «Ќыз ќуу», транслитеруется «Кыз куу». Внизу дается сноска, 

объясняющая, что это народная игра, означает «догони девушку», тем самым 

сохраняется познавательная функция художественного перевода. Отметим, что  

А.Кушнером использован парафразный тип перевода.

В оригинале:

1.

2.



3.

4.

5.



Барады Саєит ќуып, Сара ќашып,

Әлі де әжептеуір ара ќашыќ.

Ќуғасын жету керек,

Масќара боп

Жүрмесін, о жігітім, ќара басып!


Вестник ПГУ №1, 2010

86

В переводе:

1.

2.

3.



4.

5.

За девушкой на лучшем скакуне



Несущейся 

Лети, джигит, - не мне

Учить тебя сноровке и отваге

Не осрамись, скачи по целине!

Отметим, что своеобразный совет автора и болельщика передается и в 

переводе.

Однако в предложенном варианте русского перевода использовано слово 

«целина», которое не соответствует времени проводимых традиционных 

казахских национальных игр. Заметим, что в советское время, в годы поднятия 

целинных и залежных земель в Казахстане подобные игры были совершенно 

забыты и не пропагандировались вовсе.

В стихотворении изображается картина произведения национальной 

спортивной игры, в которой участвуют девушка Сара и джигит Сағит. В пере-

воде имена героев не конкретизированы, а взяты обобщенно, как девушка и 

джигит. Конечно, необходимо было в переводе транскрибировать имена собст-

венные Сара и Сагит (по именам можно определить, что произведение относится 

к казахской поэзии). Словосочетание «ќара басу» обладает многозначностью, 

придает оригиналу национальную окраску, значение которой соответствует 

печали, трауру, безнадежности, коварству, злодейству и т.д., обозначающие 

отрицательные явления. «Ќара басу» может означать и «масќара болу» (так 

обозначено в оригинале), т.е. «осрамиться», «опозориться». А. Кушнер строки 

с данными словами переводит по смыслу, не передавая их образности и 

экспрессивности. Наличие устойчивого словосочетания придают оригиналу 

гибкость и точность. Строки подлинника:

Аруды армандаған азаматтың

Адуын атынан да ќөңілі озыќ -

знакомят читателя с эпитетом «адуын ат», в переводе на русском языке 

означающим «напористый конь». Здесь джигит обладает быстрым и сильным 

желанием догнать девушку. Выражение «Адуын ат» применяется автором оригинала 

как изобразительное средство, оно специфично, усиливает Национальный колорит. 

Однако вышепоказанные строки остались вне поля зрения переводчика.

Следующие строки оригинала:

1

2

Шынында жеткізбейді, сүйгізбейді



Ерінін ќызыл шоќќа күйгізбейді.

серия 

ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ

87

Первую строку никак не переводит, а вторую передает следующими 

словами:

2

Бедняге алых губ не целовать.



В оригинале показаны действия девушки. В переводе выражено сожаление 

в отношении того, что джигит не смог осуществить свою мечту: догнать и по-

целовать девушку. Слово «ќызыл» (красный), обозначает любовь, симпатию 

и благосклонность, «шоќ» (горящий уголь, искра) – начало огня, пламени. 

Известно, что огонь – символ жизни. Автор оригинала сравнивает джигита с 

огнем, страстно жаждущим взаимной любви, поэтому его губы «ќызыл шоќ», 

огнем горят. Таким образом показана горячая, пламенная любовь Сагита к Саре. 

Значит словосочетание «ќызыл шоќ» соответствует выражению  «пламенная 

любовь». Тем не менее девушка не позволяет джигиту себя догнать, чтобы не 

обжечься об его поцелуи, показывает безразличие к чувствам юноши.

В строках:

                    Келеді бұрќ – бұрќ етіп, енді шаңы,

                   «Арќасы бейшараның киіз бе еді»  

- автор «спину бедняги» приблизил в сравнении к «войлоку, кошме». 

(по спине джигита девушка ударяла камчой неоднократно). В быту, в 

процессе изготовления «киіз» овечью, козью или верблюжью шерсть бьют 

специальным деревянным инструментом (сабау – палочкой для взбивания 

шерсти). Безуслов-но, здесь переводчику необходимо было дать объяснение 

– сноску о процессе изготовления кошмы, тем самым подчеркнуть 

национальное своеобразие стихотворения, движение и жизнь подлинника, 

дать возможность русскоязычному читателю почувствовать атмосферу, 

окружающую переведенное произведение. Автор оригинала прибегает к 

образному сравнению, чтобы показать, как джигит становится предметом 

насмешки. Действительно такие не достойны уважения, они не могут 

осуществить свою мечту, как показано в первых двух строках последней 

строфы подлинника.

В русском варианте мысли автора оригинала не переданы, читатель 

сталкивается с иным видением переводчика:

Склонился он, волос намокла прядь, 

И пыл над ним столбом стоит, и плетке

По сгорбленной спине его гулять. 

Видно, что переводчик, стараясь передать смысл подлинника, упустил 

поэти-ческую образность, придающую оригиналу национальную особенность.


Вестник ПГУ №1, 2010

88

И, наконец, сравним последние строфы.

В оригинале:

1

2



3

4

5



Адамнан ат танымас мəн шыға ма?!

Жырына қоспайды оны əнші дала.

Арманын қуа алмаған азаматтың,

Еншісі – ерін емес

Қамшы ғана.

В переводе:

1

2

3



4

Степняк, не смог он справиться с конем!

Какая девушка вздохнет о нем?

Плеть вместо алых губ – тому награда,

Кто настоять не может на своем.

Словосочетание «әнші дала» - поэтическая степь казахов начало и 

мерило всего прекрасного, олицетворение красноречивого казахского народа, 

воспевающего талантливых, одареных, смелых и отважных людей. Казахи 

издревле гордилисть своими акынами, жыршы, кюйши и т.д.

Переводчик словосочетание «әнші дала» передает неудачно одним словом: 

«степняк». Более того, слово «енші» обозначающее как «доля в наследстве», 

встречающееся в третьей строке последней строфы оригинала в переводе вовсе не 

показано. Скажем, в подлиннике «әнші» - «енші» носят эмоциональную нагрузку, 

связанную с обычаями и традициями казахского народа.

Переводчику следовало оставить слово «енші», сделав следующую  

сноску: по казахскому обычаю сыновей после женитьбы отделяют в семью 

(отау), выделив им положенное имущество и скот. Опущения в переводе 

словосочетания «әнші дала», и слова «енші» снижают национальную окраску 

в русском варианте стихотворения. Применяемые А.К ушнером выражения 

плеть – награда (для джигита), судьба (о девушке) не могут придать его 

строкам той гибкости, точности и красочности, чем отличается язык оригинала. 

Нелепо сравнение алых губ девушки красавицы с призом, неодушевленным 

предметом, который вручается победителю соревнований.

Из вышеизложенного явствует, что в переводе не сохранены основные 

элементы национального колорита оригинала.

Приблизить подлинник к русскоязычному читателю возможно и 

необходимо, если в переводе воссоздать следующее:  

1) конкретные имена героев (Сара и Сагит);

2) слова, связанные с историей и культурой казахского народа, с 

обычаями и традициями, с его образом жизни (киіз, енші, әнші дала);



серия 

ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ

89

3) компонентов национального колорита, понятий с яркой националь- 

ной специфичностью («ќара басу», «адуын атынан да көңілі озыќ», «арќасы 

бейшараның киіз бе еді», «ерінін ќызыл шоќќа күйдірмейді».

Попытаемся обосновать наши наблюдения напоминаем А. Айкуловой: 

«При переводе, прежде всего необходимо учитывать то, что часто слово одно-

го языка и слово другого языка, являющиеся словарными эквивалентами 

отли-чаются в отношении тех ассоциаций, которые эти слова вызывают ... 

изучение традиционной особенности в историко-этнографическом аспекте 

становится ясным, если учесть характер и происхождение наиболее древнего 

пласта поэтической образности, также символики и этно-бытовых знаков, т.к. 

в них таятся глубокие особенности национального характера, они передают 

специфику национального мироощущения. Они предстают в роли элементов 

культуры, способствующих  закреплению и сохранению национальной 

ментальности» [6, с. 15].

О казахской поэзии Г.Герольд пишет: «Поэзия как снадобье, как услада 

... Ею надлежит пользоваться осторожно ... Трудное это искусство – перевод.  

Высокое искусство» [7, с. 200].

Вышесказанное относится и к переводам казахской детской поэзии.

Примечательны слова Е. Эткинда: «Поэзия – высшая форма бытия 

национального. В поэтическом творчестве с наибольшей полнотой и концен-

трированностью выражается дух народа – своеобразие его исторического 

и культурного развития, его психического строя. Понять поэзию другого 

народа, значит понять другой национальный характер, эмоциональный мир 

другой культуры.

Ритм и мелодия музыкального произведения, пластика живописи и 

скульптуры, целесообразная гармония архитектурных объемов, динамические 

образы пантомимы и немого кинематографа понятны всем – язык этих искусств 

международен; чтобы его понять необходимо лишь в каждом случае вникнуть в 

его внутренние закономерности, как ни своеобразен национальный орнамент … он 

не требует пересоздания на другом художественном языке. Словесное искусство 

без такого пересоздания не может выйти за национальные границы» [8, с.3].

Итак, нами сделана попытка показать удачные, на наш взгляд, стихотворные 

переводы с сохранением национального колорита, исторической специфики 

оригинала и различного вида упущения, неточности, недостатки в русских 

переводах стихотворений К. Мырза Али. Отмечено, что перевод служит функции 

общения и понимания, главная задача переводчика – сделать это общение 

понятным и полноценным. Вместе с этим подчеркнута необходимость таких 

переводов, которые могли бы достойно представить русскому читателю поэзию 

казахского поэта К. Мырза Али, произведениям которого присущи щедрая 

метафоричность, красочная образность, широкий ораторский жест.  


Вестник ПГУ №1, 2010

90

ЛИТЕРАТУРА 

1. Федоров А.В. Искусство перевода и жизнь литературы: Очерки. 

– Ленинград: Сов.писатель, 1983.-352с.

2. Мырзалиев Ќ. Үш томдыќ шығармалар жинағы, Т.1. Өлеңдер мен 

поэма. – Алматы: Жазушы, 1989. – 448 б.

3. Коровайко И.В., Жумабекова Б.К. Правоведение для маленьких. 

Учебное пособие. – Алматы: Бiлiм, 2000.-172 с.

4. Толковый словарь казахского языка. Г-Т. 8-Т. Ответственный редактор 

А.Ы.Ыскаков. – Алматы: Наука, 1985.-591с.

5. Маршак С.Я. Искусство поэтического перевода. // В кн.: Мастерство 

перевода СБ статей. – Москва: Сов. Писатель, 1959.-459с.

6. Айкулова А.С. Проблемы перевода казахских символов и этно-

бытовых знаков на русский язык. Автореф. дис....канд. филол. наук. – Алматы: 

АГУ, 1999.-22с.

7. Бельгер Г. Вступительное слово к циклу этюдов о переводах 

И.Джансугурова.- // Тан шолпан. №2.- Алматы: Олке, 2001.-207с.

8. Эткинд Е.Г. Поэзия и перевод. Москва – Ленинград: Сов. писатель, 



1963.-430с. 

Түйіндеме

Бұл маќалада белгілі ќазаќ аќыны Ќ.Мырза Әлидің балаларға 

арналған өлеңдерінің түпнұсќасы мен орыс тіліндегі аудармасы негізге 

алынып, салыстырылған. Аударма барысында ұлттыќ өрнектің 

ќаншалыќты деңгейде саќталуы ќарастырылған.

Resume

To the article «Return of national colour in artistic translation».

The author examines the problems of National colour return of the 

original in this article after the example of artistic translations of the 

famous modern Kazakh poct – K. Myrza Alis works.




©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал