Вестн. Моск. Ун-та. Сер. Химия. 2002. Т. 43. №2



жүктеу 95.19 Kb.

Дата21.01.2017
өлшемі95.19 Kb.

77

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 2. ХИМИЯ. 2002. Т. 43. № 2

В  первые  послевоенные  годы  Н.А.  Фигуровский  актив-

но  занимался  изучением  развития  химии  в  Древней  Руси.

Обладая  обширными  знаниями  по  истории,  а  также  вла-

дея  церковнославянским  и  другими  древними  языками,

он  квалифицированно  исследовал  древнерусские  памят-

ники – летописи,  сборники  рецептов,  травники.  Много

позже  я  прочитал  в  «Очерках  по  истории  химии» [1]

большую  статью  Н.А.  Фигуровского  «Химия  в  допетров-

ской  Руси»,  посвященную  анализу  «Типика  Нектария»

(1599) – рукописного  рецептурного  сборника  по  ремес-

ленной  технике.  Николай  Александрович  рассказывал

мне,  что  академик  Д.С.  Лихачев  с  одобрением  отзывался

об  этой  работе.

Однажды  в  Библиотеке  общественных  наук  я  прочитал

два  тома  писем  композитора  А.П.  Бородина  к  жене  и

был  очень  удивлен,  что  речь  в  письмах  идет,  в  основном,

о  химических  опытах

3

.  Я  подумал:  а  не  написать  ли  кни-

гу  о  А.П.  Бородине  как  химике?  Поделился  этой  мыслью

с  профессором  Н.А.  Фигуровским  и  получил  поддержку.

Здесь  проявилась  замечательная  черта  Николая  Александ-

ровича  как  педагога  и  учителя – за  всю  нашу  многолет-

нюю  совместную  работу    он  никогда  не  гасил  мою  ини-

циативу  своим  авторитетом.  Я  бесконечно  благодарен

ему  за  помощь  и  доверие,  оказанные  в  самом  начале

моего  творческого  пути.

Не  прошло  и  двух  лет,  как  рукопись  о  жизни  и  дея-

тельности  А.П.  Бородина  была  готова.  Книга [2] вышла  в

свет  в  1950  г.  тиражом  10 000 экз.  и  получила  хорошую

оценку  специалистов.

Вскоре  были  изданы  еще  две  биографии  знаменитых

химиков,  написанные  совместно  с  Н.А.  Фигуровским.

В  1957  г.  была  опубликована  научная  биография  выда-

ющегося  русского  химика-органика,  основателя  русской

школы химиков Николая Николаевича Зинина [3].

В  1959  г.  вышла  в  свет  книга  о  жизни  и  научной  дея-

тельности  знаменитого  шведского  физико-химика,  автора

теории  электролитической  диссоциации,  лауреата  Нобе-

левской  премии  Сванте  Аррениуса [4]. Ответственный

редактор  академик  Н.Н.  Семенов,  Нобелевский  лауреат

по  химии,  в  своем  предисловии  написал: «Книга

Ю.И.  Соловьева  и  Н.А.  Фигуровского  дает  первое  в  рус-

ской  историко-химической  литературе  всестороннее  ос-

вещение  жизни  и  трудов  С.  Аррениуса» [4, с. 4].

В  этих  трех  книгах  мы  привели  много  архивных  дан-

ных,  разыскание  которых  до  сих  пор – мое  любимое  за-

нятие.

Особенно  хочется  отметить  работы  Н.  А.  Фигуровско-

го  в  серии  «Классики  науки».  В  1955  г.  вышли  избранные

труды  по  химии  и  химической  технологии  известного  рус-

ского  ученого  второй  половины XVIII в.  академика

Н. А. ФИГУРОВСКИЙ. ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

УЧЕНОГО И ПЕДАГОГА

УДК 54(091)

ВСПОМИНАЯ НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА

ФИГУРОВСКОГО И ЕГО ИСТОРИКО-НАУЧНЫЕ ТРУДЫ

Ю.И.  Соловьев

(Архив  РАН)

…В  июне  1948  года  после  получения  диплома  об  окончании  университета  я  сидел  на

скамейке  около  старого  здания  химического  факультета.  Мимо  прошел  одетый  в  кожаное

пальто  солидный  мужчина  с  орлиным  носом,  большими  бровями  и  красивыми  глазами.

Остановился  около  меня  и  представился:

-  Я – профессор  Фигуровский.  Слышал,  что  ты  досрочно  окончил  университет.  Что

собираешься  делать?

-  Меня  академик  П.А.  Ребиндер  приглашает  в  аспирантуру, – отвечаю  ему.

- Брось  эту  затею.  Как  ты  будешь  с  таким  тяжелым  ранением

1

  выполнять

экспериментальные исследования? Иди лучше ко мне

2

    в  Институт  истории  естествознания.

Так  с  легкой  руки  Николая  Александровича  Фигуровского  определилась  моя  дальнейшая

судьба  в  науке – я  стал  историком  химии.



Ю.И. Соловьев перед поступлением в МГУ участвовал в Великой Отечественной войне, воевал на 3-м Украинском фронте, где потерял

правую  ногу  (прим.  ред.) .

2

 Н.А. Фигуровский с 1947 г. был заместителем директора Института истории естествознания АН СССР, в 1956–1962 гг. занимал дирек-

торский пост в Институте истории естествознания и техники, который был организован в 1953 г. при активном участии Н.А. Фигуровского

и В.А. Голубцовой (жены Г.М. Маленкова – в то время председателя Совета Министров СССР).

3

А.П.  Бородин  был  профессором  химии  С.-Петербургской  Медико-хирургической  академии.

3  

ВМУ, химия, № 2

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 2. ХИМИЯ. 2002. Т. 43.  № 2

78

Т.Е.  Ловица  под  редакцией  Николая  Александровича  [15].

Для  этого  издания  он  написал  обстоятельную  статью

«Жизнь  и  научная  деятельность  Т.Е.  Ловица» [15,  с. 403],

составил  подробные  примечания  к  работам  ученого,

впервые  собрал  полную  библиографию  его  трудов  (179

названий).  В  историю  химии,  как  отмечал  Николай  Алек-

сандрович,  Т.Е.  Ловиц  вошел  как  выдающийся  ученый,

открывший  адсорбционные  способности  древесного  угля.

Т.Е.  Ловицу  принадлежит  создание  методов  микрокрис-

таллического  анализа  в  России.  Он  синтезировал  хлорук-

сусные  кислоты,  выделил  ледяную  уксусную  кислоту,  по-

лучил  абсолютный  спирт  и  чистый  эфир  и  сделал  ряд

других  важных  открытий,  которые  нашли  широкое  практи-

ческое  применение.  Подготовка  этого  тома  потребовала

от  Николая  Александровича  большого  труда  и  ярко  про-

демонстрировала  его  умение  глубоко  вникать  в  суть  хи-

мических  проблем XVIII в.

Большой  и  весьма  ценный  исторический  материал

приведен  в  книге  Л.Л.  Зайцевой  и  Н.А.  Фигуровского

«Исследования  явлений  радиоактивности  в  дореволюци-

онной  России» (1961) [16].  Используя  архивные  и  опубли-

кованные  материалы,  авторы  показали,  что  русские  уче-

ные  (Н.Н.  Бекетов,  В.И.  Вернадский,  В.А.  Бородовский,

В.Г.  Хлопин  и  др.)  на  заре  изучения  радиоактивности

проявили  повышенный  интерес  к  этому  явлению  и  подго-

товили  почву  для  дальнейших  успешных  исследований  в

этом  направлении  в  нашей  стране.

Как  главный  редактор  Н.А.  Фигуровский  принимал  ак-

тивное  участие  (совместно  с  В.П.  Зубовым

4

  и  С.Р.  Мику-

линским

5

)  в  подготовке  к  изданию  фундаментального

трехтомника «История  естествознания  в  России», вышед-

шего  в  свет  в  1957–1962  гг. [17].  Главная  цель  этого  заме-

чательного  труда  заключалась  в  том,  чтобы  показать,  что

развитие  науки  в  России – неотъемлемая  часть  общей  ис-

тории  страны,  истории  и  культуры  народов  России.

Когда  в  1950-е  годы  я  работал  над  кандидатской [5] и

докторской [6] диссертациями,  у  меня  не  было  научных

руководителей  или  консультантов.  Подготовив  диссертации

к  публикации,  я  попросил  Николая  Александровича  быть

ответственным  редактором  этих  книг.  Он  не  раздумывая

согласился,  проявив  еще  раз  доброе  отношение  ко  мне.

Многие  годы  Николай  Александрович  посвятил  изуче-

нию  научного  наследия  Д.И.  Менделеева.  Слова  великого

сына  России  «Я  люблю  свою  науку – как  дух,  который

благословляет,  освещает  и  объединяет  все  народы  для

блага  и  мирного  развития  духовных  и  материальных  бо-

гатств»  служили  эпиграфом  к  работам  Н.А.  Фигуровского

о  Д.И.  Менделееве.

В 1961 г. в серии «Научно-биографическая  литература»

(НБЛ)  вышла  в  свет  научная  биография  Менделеева, напи-

санная Фигуровским [7]. Спустя  пять  лет  она  была  пере-

издана  в  Болгарии,  а  в  1983  г.  вышло  ее  второе  издание

[ 8 ]

6

.  В  двенадцати  главах  своей  книги  Николай  Александ-

рович,  используя  обширную  литературу  о  жизни  и

творчестве  Д.И.  Менделеева,  рассмотрел  жизненный

путь  ученого  и  его  основные  научные  достижения.  При

этом  автор  «сознавал,  что  его  труд  не  может,  конечно,

рассматриваться  в  качестве  сколько-нибудь  полной  науч-

ной  биографии  Д.И.  Менделеева» [8, с. 6]. Остается

только  сожалеть,  что  Николаю  Александровичу  не  был

известен  фундаментальный  труд  двух  последних  учеников

Д.И.  Менделеева – В.Е.  Тищенко  и  М.Н.  Младенцева  –

«Дмитрий  Иванович  Менделеев,  его  жизнь  и  деятель-

ность.  Университетский  период  1861–1890  гг.».  Эта  руко-

пись,  насыщенная  огромным  количеством  фактов  из  жиз-

ни  великого  ученого,  многие  годы  хранилась  в  Ленинг-

радском  филиале  Архива  АН  СССР.  В  1993  г.  мне  удалось

ее  издать [9] в  серии «Научное  наследство».

В  1967  г.  Н.А.  Фигуровский  (совместно  с  Ю.И.  Ро-

маньковым)  опубликовал  в  серии  НБЛ  научную  биогра-

фию  академика  В.А.  Кистяковского.  Под  общим  руковод-

ством В.А.  Кистяковского в  1935–1941 гг.  Фигуровский  ра-

ботал в Коллоидо-электрохимическом институте АН СССР,

где  разработал  оригинальный  весовой  метод  седименто-

метрического  анализа  суспензий  и  эмульсий,  описанный

в  его  фундаментальной  монографии  «Седиментометри-

ческий анализ» [10].

В  течение  многих  лет  Николай  Александрович  читал

на  химическом  факультете  МГУ  лекции  по  истории  хи-

мии  и  поэтому  его  решение  обобщить  накопленный  ма-

териал  в  монографической  работе  было  естественным.  В

1969  г.  вышла  его  книга  «Очерк  общей  истории  химии.

От  древнейших  времен  до  начала XIX в.» [11].  Она  пред-

ставляет  собой  исторический  обзор  развития  химии  от  ее

зарождения  в  глубокой  древности  и  до  начала  ХIХ  столе-

тия.  Используя  богатый  фактический  материал,  автор  под-

робно  осветил  процесс  накопления  химических  знаний  от

древности  до  возникновения  технической  химии  и  иатро-

4

Василий  Павлович  Зубов  (1899–1963) – выдающийся  историк  науки.  Автор  фундаментальных  научных  биографий  о  Леонардо  да  Винчи

(1961) и Аристотеле (1963). Опубликовал богатую по своему содержанию монографию «Историография естественных наук в России (XVIII

–  первая  половина XIX в.)» (1956),  которая  до  сих  пор  остается  ценнейшим  источником  знаний  по  истории  науки  и  культуры  в  России XVIII

и  первой  половины XIX в.

5

Семен  Романович  Микулинский  (1919–1991),  член-корреспондент  АН  СССР  (1968),  зам.  директора  (1955–1974),  затем  директор  (1974-

1986) Института истории естествознания и техники АН СССР. По его инициативе возродились такие ценные издания, как «Научное наслед-

ство», «Классики  науки»,  основанные  в  свое  время  С.И.  Вавиловым.  Под  редакцией  С.Р.  Микулинского  вышло  много  обобщающих  трудов  по

истории  естествознания  в  России  и  философским  проблемам  науки.  Его  роль  в  развитии  научно-организационной  деятельности  ИИЕТ

весьма  значительна.

6

Академик  И.Л.  Кнунянц  (совместно  с  С.Я.  Плоткиным)  в  своей  рецензии  высоко  оценили  содержание  второго,  исправленного  и  дополненно-

го  издания  биографии  Д.И.  Менделеева.  Рецензия  опубликована  в  журнале  «Вопросы  истории  естествознания  и  техники».  1984.  № 4. C. 155.

79

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 2. ХИМИЯ. 2002. Т. 43. № 2

химии.  Основная  часть  книги  посвящена  зарождению  и

развитию  экспериментальной  химии  в XVIII в. (в  эпоху

теории  флогистона)  и  важнейшим  экспериментальным  и

теоретическим  достижениям  химической  революции  кон-

ца XVIII в.

Логическим  продолжением  этого  труда  явилась  его

книга «Очерк  общей  истории  химии.  Развитие  классичес-

кой химии в XIX в.»,  изданная  в  1979  г. [12].  Лейтмотив

книги – история  зарождения  и  развития  химической  ато-

мистики  и  атомно-молекулярного  учения,  обусловивших

возникновение  и  быстрый  прогресс  всех  главных  направ-

лений  классической  химии.  Характерные  черты  и  особен-

ности  развития  химии  в  ХIХ  столетии,  процесс  формиро-

вания  основ  «классической  химии»  определили  рамки  ис-

торических  обзоров,  составивших  основу  этой  книги.

Для  учителей  Н.А.  Фигуровский  в  1979  г.  издал  учеб-

ник «История  химии» [13].

Что  можно  сказать  о  содержании  этих  книг?  Это    пер-

вые  в  нашей  стране  издания,  раскрывающие  широкую

панораму  развития  мировой  химии,  и  значение  их  трудно

переоценить.

Одну  из  самых  полезных,  на  мой  взгляд,  книг  Николай

Александрович  издал  в  1970  г.  Речь  идет  о  монографии

«Открытие  химических  элементов  и  происхождение  их  на-

званий» [14],  которая  до  сих  пор  является  настольной  кни-

гой  любого  работающего  историка  химии,  преподавателя

вуза  и  учителя.  По  справедливому  мнению  автора, «исто-

рия  открытия  химических  элементов  неразрывно  связана

с  прогрессом  химии  и  представляет  собой  один  из  важ-

нейших  показателей  этого  прогресса» [14,  с. 6].

В  последующие  годы  Н.А.Фигуровский  опубликовал

ряд ценных книг по истории химии. В 1981 г. вышла в свет

написанная  совместно  с  Н.Н.  Ушаковой  научная  биогра-

фия русского естествоиспытателя конца XVIII – начала XIX

столетия Василия Михайловича Севергина [18], автора мно-

гочисленных  работ  по  минералогии  и  химии,  русской  хи-

мической  терминологии  и  номенклатуре,  основателя  и  ре-

дактора  (с  1804  г.) «Технологического журнала», сыгравше-

го  важную  роль  в  пропаганде  новейших  технологических

достижений  и  новейших  теоретических  воззрений  в  химии,

полезных  для  русских  заводчиков  и  преподавателей  химии

в созданных тогда русских университетах.

В  1984  г.  в  серии  «Классики  науки»  вышли  в  свет  из-

бранные  труды  по  химии  первого  Нобелевского  лауреата

по  этой  дисциплине  голландского  ученого  Я.Г.  Вант-Гоф-

фа,  подготовленные  к  изданию  Н.А.  Фигуровским  (совме-

стно  с  В.А.  Крицманом) [19].  В  книгу  вошли  классичес-

кие  работы  Вант-Гоффа  по  физической  химии,  стереохи-

мии  и  органической  химии.

Историко-научному  анализу  наследия  знаменитого

ученого  посвящен  содержательный  очерк  о  его  жизни  и

деятельности,  написанный  Н.А.  Фигуровским  [19, c. 498].

«Выдающиеся  открытия  и  исследования  Вант-Гоффа, –

отмечал  Николай  Александрович, – и  в  наши  дни  пред-

ставляются  как  фундаментальный  вклад  в  науку,  как  осно-

ва  и  исходный  пункт  всего  современного  плодотворного

развития физической химии» [19, c. 523].

В  библиографии  опубликованных  трудов  Николая

Александровича  большое  место  занимают  статьи  (не-

сколько сотен) по истории и методологии науки

7

.  В  стать-

ях,  опубликованных  до  1953  г. (до  смерти  И.В.  Сталина),

довольно  часто  встречаются  цитаты  из  выступлений  и  ра-

бот  вождя.  Это  было  время  выживания  в  суровом  «кли-

м а т е»  сталинского  режима.  Николай  Александрович  рас-

сказывал  мне  о  чувстве  напряжения  и  страха,  которое  ис-

пытывали  тогда  сотрудники  Коллоидо-электрохимического

института.  Николай  Александрович  говорил  мне,  что  в

каждой  лаборатории  был  свой  осведомитель,  завербован-

ный НКВД.

Об  атмосфере  доносов  и  клеветы,  царившей  в  стране

в  те  годы,  говорят  многие  факты.  Приведем  один  из  них.

В  Архиве  РАН  хранится  стенограмма  заседания  Пре-

зидиума  АН  СССР  от  16  апреля  1939  г.,  на  котором  об-

суждалась  статья  Ю.А.  Клячко

8

  и  Н.С.  Смирнова  (секре-

таря  партбюро  КЭИНа),  опубликованная  в  газете  «Прав-

да»  от  13  января  1939  г.  В  ней  утверждалось,  что

«научные  работы  проф.  П.А.  Ребиндера  не  имеют  ника-

кой  ценности,  что  все  это  или  подлоги,  или  ошибки  и

что  в  данном  случае  мы  имеем  перед  собой  крупную

научно-техническую  диверсию  (подчеркнуто  нами. –

Ю.С.) ».  Речь  шла  о  пионерских  работах  П.А.  Ребиндера

по  бурению  с  применением  водных  растворов  поверх-

ностно-активных  веществ.

По  требованию  академической  общественности  и  са-

мого  проф.  П.А.  Ребиндера  при  Отделении  математичес-

ких  и  естественных  наук  АН  СССР  была  создана  комис-

сия  для  рассмотрения  его  научной  деятельности  в  следу-

ющем  составе:  председатель – академик  Н.Н.  Семенов,

секретарь – Н.А.  Фигуровский,  члены – академики

С.И.  Вавилов,  А.А.  Скочинский  и  другие.  Комиссия  под-

робно  рассмотрела  все  относящиеся  к  этому  делу  об-

ширные  печатные  материалы,  акты  экспертиз  и  прочие

документы,  опросила  ряд  компетентных  лиц  (академиков,

профессоров,  инженеров,  научных  сотрудников)  и  при-

шла  единогласно  к  заключению,  которое  академик  А.А.

Скочинский  попросил  огласить  секретаря  комиссии  Н.А.

Фигуровского.  Фигуровский  зачитал  резолюцию,  главный

вывод      которой  заключался  в  том,  что  факты,  изложен-

7

Среди его статей можно выделить очерки, посвященные жизни и деятельности известных русских химиков: А.А. Воскресенского (совместно

с К.Ц. Елагиной), Л.Н. Шишкова (совместно с Ю.С. Мусабековым), А.И. Ходнева (совместно с Ю.И. Соловьевым).

8

Клячко  Юрий  Аркадьевич  (р.  1910) – химик;  в  1932–1963  гг.  преподавал  в  ряде  военных  академий  (с  1940  г. – профессор,  в  1941–1942  гг.

– начальник Военной академии химзащиты). Основные научные работы относятся к аналитической и коллоидной химии.

4  

ВМУ, химия, № 2

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 2. ХИМИЯ. 2002. Т. 43.  № 2

80

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Фигуровский Н.А. Химия в допетровской Руси. Очерки по ис-

тории химии. М., 1963. С. 370.

2.  Фигуровский  Н.А.,  Соловьев  Ю.И.  Александр  Порфирьевич

Бородин. М., 1950.

3.  Фигуровский  Н.А.,  Соловьев  Ю.И.  Николай  Николаевич  Зи-

нин. М., 1957.

4.  Соловьев  Ю.И.,  Фигуровский  Н.А.  Сванте  Аррениус.  М.,

1959.

5. Соловьев Ю.И. Очерки истории физико-химического анализа.

М., 1955.

6. Соловьев Ю.И. История учения о растворах. М., 1959.

7. Фигуровский Н.А. Дмитрий Иванович Менделеев. М., 1961.

8. Фигуровский Н.А. Дмитрий Иванович Менделеев. М., 1983.

9. Младенцев М.Н., Тищенко В.Е. Дмитрий Иванович Менделе-

ев, его жизнь и деятельность. Университетский период 1861-

1890 гг. М., 1993.

10. Фигуровский Н.А. Седиментометрический анализ. М., 1948.

ные    в  статье  Ю.А.  Клячко  и  Н.С.  Смирнова,  не  соответ-

ствуют  действительности,  порочат  крупного  ученого,  от-

крытия  которого  уже  нашли  широкое  практическое  при-

менение  (особенно  в  горном  деле).

Комиссия  расценила  статью  как  клеветническую,  иска-

жающую  факты [20]. Разумеется,  такой  благополучный

исход  дела  в  те  годы,  когда  механизм  уничтожения  и  под-

чинения  людей  был  раскручен  на  полную  мощность,  был

необычайной  редкостью.  Но  он  показывает,  как  важно

было  грамотно  и  точно  построить  линию  защиты,  чтобы

уберечь  известного  ученого,  будущего  академика,  от  по-

чти  неминуемой  расправы.

В  заключение  не  могу  не  сказать  о  том,  что  между

Николаем  Александровичем  и  мной  иногда  происходили

трения.  Как  заведующий  сектором  истории  химии,  в  со-

став  которого  после  1962  г.  Н.А.  Фигуровский  вошел  в

качестве  старшего  научного  сотрудника,  я  должен  был

следить  за  выполнением  плановых  работ,  и  на  этой  почве

иногда  возникали  «короткие  замыкания»,  но  «громоот-

вод»  давней  дружбы  снимал  эти  «разряды».

Николай  Александрович,  как  истинно  русский  человек,

обладал  удивительно  противоречивым  характером – это

был  сплав  доброты,  таланта  и  бесшабашности.  Порою  он

совершал  необдуманные  поступки,  в  его  жизни  случа-

лись  периоды  одиночества  и  забвения,  как,  например,  в

1962  г.,  когда  ему  пришлось  уйти  с  поста  директора

Института  истории  естествознания  и  техники.  Когда  спустя

полгода  в  день  его  рождения  я  пришел  к  нему  домой  с

бутылкой  шампанского,  он  был  растроган,  обнял  меня,

расплакался: «Меня  все  забыли», – сказал  он  с  горечью.

Сильная  воля  и  огромное  трудолюбие  помогли  Фигу-

ровскому  через  короткое  время  подняться  и  устремиться

к  новым  творческим  свершениям.

В  моей  памяти  Николай  Александрович  остался  боль-

шим  обаятельным  человеком,  истинным  тружеником  на-

уки,  автором  ценных  работ  в  области  физической  химии  и

истории  химии.  Имя  его  известно  как  в  нашей  стране,  так

и  за  рубежом.  Н.А.  Фигуровский  участвовал  в  крупнейших

международных  конференциях  по  истории  науки,  прово-

дившихся в разных странах. С 1960 г. он был членом Меж-

дународной  академии  по  истории  науки  в  Париже,  Гер-

манской  академии  естествоиспытателей  “Леопольдина”,  ос-

нованной  в  1652  г.  При  жизни  Николай  Александрович

нравился  многим,  и  если  эта  любовь  сохранилась  до  сих

пор – значит  не  зря  долго  жил  и  трудился  добрый  человек

и  талантливый  ученый.  Мудрый  и  опытный,  он  никогда  не

упрекал за ошибки и промахи, не делал зла людям.

Думается,  что  основная  нравственная  задача  конфе-

ренции,  посвященной  юбилею  Н.А.  Фигуровского,  зак-

лючается  в  том,  чтобы  возродить  культуру  исторической

памяти  о  т ех,  кто  в  нелегкое  время  своим  неустанным

трудом  развивал  отечественную  науку.

11. Фигуровский Н.А. Очерк общей истории химии. От древней-

ших времен до начала XIX в. М., 1969.

12.  Фигуровский  Н.А.  Очерк  общей  истории  химии.  Развитие

классической химии в XIX в. М., 1979.

13. Фигуровский Н.А. История химии. М., 1979.

14. Фигуровский Н.А. Открытие химических элементов и проис-

хождение их названий. М., 1970.

15. Ловиц Т.Е. Избранные труды по химии и химической техноло-

гии. М., 1955.

16.  Зайцева  Л.Л.,  Фигуровский  Н.А.  Исследования  явлений  ра-

диоактивности в дореволюционной России. М., 1961.

17. История естествознания в России. Т. 1–3. М., 1957–1962.

18. Ушакова Н.Н., Фигуровский Н.А. Василий Михайлович Се-

вергин.  М.,  1981.

19. Вант-Гофф Я.Г. Избранные труды по химии. Физическая хи-

мия, стереохимия и органическая химия. Выступления и ста-

тьи. М., 1984.

20. Архив РАН, ф. 2, оп. 3а, ед.хр. 38, л. 149–151.

Поступила  в  редакцию 30.12.01




©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал