Сборник текстов на казахском, русском, английском



жүктеу 6.69 Mb.

бет20/70
Дата08.01.2017
өлшемі6.69 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   70
Глава десятая. Прощай, Земля! 

 

Неожиданно  в  динамиках  что-то  щёлкнуло,  и  голос  с  Земли  оборвался. 

Но минуты через три в дверь отсека постучали, Леночка крикнула: «Войдите!»– 

и в дверь просунулась Алькина голова. 

– 

Ребята, – сказал он прыгающими губами, – идёмте в салон, там Артём 



Колёсников… 

– 

Откуда он здесь? – испугался Толя. Они вошли в салон и увидели на большом 



светящемся  экране  лицо  всемирно  известного  пилота.  Он  смотрел  на  них 

совсем не сурово, не гневно, он даже вроде бы улыбался. 

– 

Эй, племянник! – сказал он. – Как там у тебя дела? 



– 

Нормально! – отозвался из рубки Колёсников: он тоже видел на своём 

небольшом телеэкране дядю Артёма. 

– 

Внимательно  следишь  за  приборами?  –  Лицо  пилота  пристально 



смотрело на ребят. 

– 

Слежу! Не беспокойтесь. Здесь полная автоматика! 



– 

Полная, да не совсем… Вижу, ты плохо слушал меня и не все понял… 

Итак, вы решили тайком, под покровом ночи, улететь на «Звездолёте-100»… 

– 

Решили! – подтвердил Колёсников. – Я рождён для скорости не на сто 



километров в час, а на тысячу, на две, на три и четыре, на сто тысяч! 

– 

Если  б  я  знал,  что  ты  безнадёжный  хвастун  и  способен  на  такое,  – 



сказал дядя Артём, – не позвал бы тебя тогда на этот звездолёт и ничего бы не 

показал на нем, и вообще… 

– 

Не уговаривайте – не вернёмся! – ответил Колёсников. 



Лицо  пилота  исчезло,  и  на  экране  появилось  служебное  помещение 

космонорта. 

– 

Ребята, вы улетаете без Планетного справочника – сказал начальник, – 



его  нет  на  корабле;  в  этом  справочнике  даны  краткие  сведения  обо  всех 

172 

известных  нам  обитаемых  и  необитаемых  планетах;  не  зная  их,  садиться  на 

планеты рискованно, потому что… 

– 

Как-нибудь  сядем!  –  ответил  Колёсников.  –  На  корабле  есть  книга 



поважнее,  книга  ярко-красного  цвета,  в  ней  описаны  все  возможные 

непредвиденные  неполадки  в  «Звездолёте-100»  и  советы,  как  их  устранить,  – 

мне дядя Артём говорил… И ещё есть на корабле автомат, разрешающий выход 

наружу… 


– 

Ребята! – строго сказал начальник космопорта. – Если вы сейчас же не 

измените курс и не вернётесь в Сапфирный, мы будем вынуждены вернуть вас 

магнитным арканом или даже выслать на перехват специальные звездолёты. 

– 

Не  беспокойтесь  за  нас,  мы  справимся!  Колёсников,  очевидно,  нажал 



какую-то кнопку, потому что телеэкран неожиданно погас. 

В  салоне  стало  необыкновенно  тихо,  и  в  этой  тишине  послышался 

робкий, сдавленный голос Жоры: 

– 

Что ж с нами будет? Ведь они же… Они же предупредили… Ой-ей-ей! 



И без справочника… 

– 

Все  будет  нормально!  –  сказал  Толя  и  вспомнил,  как  Жора  иногда 



подтрунивал над ним на Земле. – Не хнычь! Тебе это не к лицу… 

– 

А  скоро  мы  вернёмся?  Скоро?  –  Жора  с  надеждой  посмотрел  на 



Леночку, потом на Альку. 

– 

Там видно будет, – ответил Толя. 



– 

Что, не очень скоро? Вы… вы что, правда? – спросил Жора. – Я ведь и 

дома никому не сказал, что улетаю… 

– 

И мы не сказали ответил Алька. – Только записки оставили. 



– 

А что мы будем здесь есть? – неожиданно спросил Жора. – Тут имеется 

какая-нибудь пища? 

Толя, признаться, ни разу об этом не подумал: еда мало интересовала его, 

и он неуверенно сказал: 

– 

Должна быть… 



И  тут  из  динамика,  висевшего  в  салоне,  раздался  громкий  и  радостный 

голос Колесникова: 

– 

Кому  нечего делать,  смотрите  на  Землю,  она  сейчас хорошо  видна.  В 



салоне под картиной есть окуляр электронно-оптического устройства. 

Алька первый сорвался с места, нашёл в стенке, возле откидного столика, 

приборчик  с  закрытым  окуляром,  нажал  белую  клавишу  под  ним,  прильнул 

глазом  к  открывшемуся  отверстию  и  увидел  вдали  Землю  –  небольшую,  с 

яблоко,  плывущую  в  густой  темноте  космического  пространства,  с  одной 

стороны  освещённую  солнцем.  Он  видел  её,  удивительно  похожую  на 

уменьшенный школьный глобус со всеми его материками и океанами, видел её 

и не верил себе. Земля тускло мерцала в серебристом свете, и на ней явственно 

был заметён с малых лет знакомый контур Африки, пересечённый волокнами 

облаков Мадагаскар и тускло-белая шапка Южного полюса… 

Отсюда, с корабля, Земля казалась совершенно необитаемой, нежилой и 

очень-очень красивой. 

– 

Дай  и  мне  посмотреть!  –  попросила  Леночка,  и  Алька  оторвался  от 



173 

окуляра. 

 – 

И я хочу, и я! – заёрзал, засуетился Жора и оттолкнул Альку, приставил 



глаз  и  долго  с  тоской  смотрел  на  удаляющуюся  Землю,  потом  встал,  вытер 

рукавом  лоб  и  тяжело  вздохнул:  –  Исчезла…  Пропала…  Не  видно  больше… 

Прощай! 

*Анатолий  Мошковский  «Пятеро  в  звездолете»  (Глава  первая.  Очень 

важный  разговор;  Глава  вторая.  Колёсников,  Глава  десятая.  Прощай,  Земля!). 

Изд. «Детская литература», Москва, 1975г. 



174 

2. 

Тексты на русском языке для основной школы 

 

Аудирования 



Барсучий нос 

 

Из  зарослей  вылез  маленький  барсук.  Он  поджал  лапу  и  внимательно 

посмотрел  на  меня.  Потом  он  брезгливо  фыркнул  и  сделал  шаг  к  картошке.  

Она  жарилась  и  шипела,  разбрызгивая  кипящее  сало.  Мне  хотелось  крикнуть 

зверьку, что он обожжется, но я опоздал - барсук прыгнул к сковородке и сунул 

в нее нос...  

Запахло  паленой  кожей.  Барсук  взвизгнул  и  с  отчаянным  воплем 

бросился  обратно  в  траву.  Он  бежал  и  голосил  на  весь  лес,  ломал  кусты  и 

плевался от негодования и боли.  

Утром мальчик разбудил меня и рассказал, что он сам только что видел, 

как барсук лечит свой обожженный нос. Я не поверил.  

Мальчик тянул меня за руку. Он обиделся. Он хотел доказать мне, что он 

не соврал. Он звал меня пойти посмотреть, как лечится барсук.  

Я нехотя согласился. Мы осторожно пробрались в чащу, и среди зарослей 

вереска я увидел гнилой сосновый пень. От него тянуло грибами и йодом.  

Около пня, спиной к нам, стоял барсук. Он расковырял пень и засунул в 

середину пня, в мокрую и холодную труху, обожженный нос.  

Он стоял неподвижно и холодил свой несчастный нос. фПотом он сел и 

заплакал. Он смотрел на нас круглыми и мокрыми глазами, стонал и облизывал 

своим шершавым языком больной нос. Он как будто просил о помощи, но мы 

ничем не могли ему помочь.  

Через  год  я  встретил  на  берегах  этого  же  озера  барсука  со  шрамом  на 

носу. Он сидел у воды и старался поймать лапой гремящих, как жесть, стрекоз. 

Я  помахал  ему  рукой,  но  он  сердито  чихнул  в  мою  сторону  и  спрятался  в 

зарослях брусники.  

С тех пор я его больше не видел. 



 

На льдине 

 

На берегу моря стоял посёлок. В нём жили рыбаки. Зимой море замёрзло. 

Рыбаки собрались на лёд ловить рыбу. Взяли сети, лошадей и поехали на санях 

по льду. Поехал и рыбак Андрей, а с ним его сынишка Володя.  

День был солнечный, всем было весело. Володя помогал отцу доставать 

рыбу из сетей. Он радовался, что рыбы много. Уже большие кучи мороженой 

рыбы лежали на льду. 

 

Володин отец сказал: 



 — 

Всё! Хватит! Поехали домой! 

 

Но  люди  не  хотели  возвращаться.  Они  решили  остаться  ночевать,  а 



утром  снова  ловить  рыбу.  Вечером  они  поужинали  и  легли  спать  в  санях. 

Володя прижался к отцу, чтобы было теплей, и крепко заснул. 

 

Вдруг ночью отец проснулся и закричал: 



175 

 — 


Вставайте! Смотрите, какой сильный ветер! 

 

Все проснулись, забегали.  



— 

Беда! Нас оторвало и несёт на льдине в открытое море.  

Володя заплакал. Он понял, что случилось что-то страшное. 

 

Днём ветер стал ещё сильнее. Вокруг было только море. Люди ходили по 



льдине  грустные,  серьёзные  и  с  тревогой  смотрели  вдаль:  не  появится  ли  на 

горизонте пароход. А Володя лежал в санях и смотрел в небо.  

Вдруг среди туч он увидел самолёт и закричал: 

 — 


Самолёт! Самолёт! 

 

Все  стали  кричать  и  махать  шапками.  С  самолёта  упал  мешок.  В  нём 



была еда и записка: «Держитесь! К вам идёт помощь». Все обрадовались. Через 

час  пришёл  пароход.  Он  взял  со  льдины  людей,  сани,  лошадей  и  рыбу.  Это 

начальник порта узнал, что на льдине унесло восемь рыбаков. Он послал им на 

помощь пароход и самолёт. Лётчик нашёл рыбаков и по радио сказал капитану 

парохода, куда плыть.  

 

Дружба 

 

 



Петька  – мой  самый  лучший друг.  У  нас нет никаких  секретов друг  от 

друга. 


Однажды  я  посмотрел  в  окно  и  увидел,  как  мой  Петька  о  чем-то  живо 

беседует с Витькой из соседнего двора. Сначала они размахивали руками и что-

то доказывали друг другу, а потом зашли к Витьке в подъезд. Мне было очень 

интересно,  о  чем  же  таком  они  говорили  и  почему  Петька  так  долго  не 

выходил. 

Утром по дороге в школу я спросил об этом у Петьки. 

– 

Мы с ним про машины говорили, какая самая лучшая. Я доказывал, что 



лучше «Мерседеса» нет ничего, а он говорил, что полно машин ещё лучше. А 

потом он пригласил меня к себе и показал свою коллекцию машинок, их у него 

штук сто! И вообще он такой интересный парень! Я с ним дружить буду. 

– 

Как это дружить? Мы же с тобой дружим! А теперь ещё и Витька? Нет 



уж,  если  ты  мой  друг,  то  дружи  только  со  мной.  Мы  прекрасно  и  без  твоего 

Витьки обходились. 

– 

С  какой  это  стати?  Получается,  что  я  у  тебя  должен  разрешения 



спрашивать, 

с 

кем 



дружить, 

а 

с 



кем 

нет?  


Петька  страшно  рассердился,  и  это  был  первый  случай,  когда  мы  с  ним  по-

настоящему поссорились. 

На следующий день я подошел к Петьке и сказал: 

– 

Я тоже хочу с вами дружить. Можно? 



– 

Ну, конечно, можно! – обрадовался Петька. Витька тоже рад будет! 

С тех пор мы дружим втроём, и нам хорошо. 

 

 

 

Она будет учительницей 


176 

 

Ажар  жила  в  небольшом  городе  на  севере  страны.  Отец  девочки  был 

инженером-строителем, а мама — учительницей. Старший брат Ажар недавно 

окончил институт и вернулся в родной город. Теперь он инженер-строитель и 

работает вместе с отцом. 

Ажар долго не могла решить — кем она будет, когда окончит школу. Она 

думала,  что  тоже  может  стать  инженером  и  вместе  с  отцом  ибратом  будет 

строить свой город, который она очень любит. 

Но профессия мамы тоже нравилась Ажар. В школе, где училась Ажар, её 

мама  была  учительницей  русского  языка  и  литературы.  Уроки  мамы  были 

очень интересными. Мама учила своих учеников любить литературу и русский 

язык. Многиеученики мамы хотели стать преподавателями. И только Ажар не 

могла решить — кем стать. 

Однажды,  когда  Ажар  училась  в  десятом  классе,  сильно  заболелаеё 

подруга. Четыре месяца она не ходила в школу. И очень часто Ажар приходила 

к своей подруге. 

Она  занималась  с  подругой  историей,  математикой,  русским 

языком,физикой, химией. 

Учителя составили специальный план для больной девушки и давали ей 

специальные  задания.  Все  хотели  помочь  ей,  но больше всех помогала  Ажар. 

Подруга называла Ажар «моя учительница». 

Пришла  весна.  Нужно  было  сдавать  экзамены.  Врачи  уже  разрешили 

подруге Ажар ходить в школу. Девушки вместе готовились к экзаменам. Ажар 

была очень рада, когда её подруга сдала все экзамены. 

И  тогда  Ажар  поняла,  кем  она  хочет  стать  —  учительницей  и  только 

учительницей. 



 

Алиса в Стране чудес 

 

В  нескольких  шагах  от  нее  на  ветке  сидел  Чеширский  Кот.  Завидев 

Алису,  Кот  только  улыбнулся.  Вид  у  него  был  добродушный,  но  когти 

длинные, а зубов так много, что Алиса сразу поняла, что с ним шутки плохи.  

— 

Котик! Чешик! — робко начала Алиса. 



 

Она не знала, понравится ли ему это имя, но он только шире улыбнулся в 

ответ.  

— 

Ничего, — подумала Алиса, — кажется, доволен.  



Вслух же она спросила: 

 — 


Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?  

— 

А куда ты хочешь попасть? — ответил Кот.  



— 

Мне все равно... — сказала Алиса.  

— 

Тогда все равно, куда и идти, — заметил Кот. 



 — 

...только бы попасть куда-нибудь, — пояснила Алиса. 

 — 

Куда-нибудь  ты  обязательно  попадешь,  —  сказал  Кот.  —  Нужно 



только достаточно долго идти.  

С этим нельзя было не согласиться. Алиса решила переменить тему. — А 



177 

что здесь за люди живут? — спросила она. 

 — 

Вон там, — сказал Кот и махнул правой лапой, — живет Болванщик. 



А  там,  —  и  он  махнул  левой,  —  Мартовский  Заяц.  Все  равно,  к  кому  ты 

пойдешь. Оба не в своем уме. 

 — 

На что мне безумцы? — сказала Алиса. 



 — 

Ничего не  поделаешь,  —  возразил Кот.  —  Все  мы  здесь  не  в  своем 

уме — и ты, и я.  

— 

Откуда вы знаете, что я не в своем уме? — спросила Алиса. 



 — 

Конечно,  не  в  своем,—  ответил  Кот.  —  Иначе  как  бы  ты  здесь 

оказалась?  

Довод  этот  показался  Алисе  совсем  не  убедительным,  но  она  не  стала 

спорить. 

 

Регби – что это? 

 

На вопросы отвечает специалист. 

— 

Что означает слово «регби»? 



— 

Регби – это название маленького городка в Уэльсе. Там родилась эта 

игра.  В  Англии  давно  полюбили  играть  в  мяч.  В  1823  году  мальчик  Уильям 

Вэбб Эллис забросил мяч в ворота соперников руками, и его команда победила. 

Сейчас считают, что этот мальчик – основатель регби.  

— 

Почему у мяча для регби неправильная форма? 



— 

А может быть, «неправильный» мяч – у футболистов? Мяч для регби 

удобнее держать в руке, и летает он лучше. 

— 

Какого роста должен быть регбист? 



— 

Регби – уникальный вид спорта. В регби могут играть и очень высокие 

люди, выше двух метров, и люди маленького роста. 

 

Каникулы и отдых 



 

Репейник 

Я возвращался домой полями. Была самая середина лета. Луга убрали и 

только что собирались косить рожь. 

Я  набрал  большой  букет  разных  цветов  и  шел  домой,  когда  заметил  в 

канаве  чудный  малиновый,  в  полном  цвету,  репей  того  сорта,  который  у  нас 

называется  «татарином»  и  который  старательно  окашивают,  а  когда  он 

нечаянно скошен, выкидывают из сена покосники, чтобы не колоть на него рук. 

Мне вздумалось сорвать этот репей и положить его в середину букета. Я слез в 

канаву и, согнав впившегося в середину цветка и сладко и вяло заснувшего там 

мохнатого  шмеля, принялся  срывать  цветок.  Но  это было  очень  трудно:  мало 

того,  что  стебель  кололся  со  всех  сторон,  даже  через  платок,  которым  я 

завернул руку, — он был так страшно крепок, что я бился с ним минут пять, по 

одному разрывая волокна. Когда я, наконец, оторвал цветок, стебель уже был 

весь в лохмотьях, да и цветок уже не казался так свеж и красив. Кроме того, он 

по  своей  грубости  и  аляповатости  не  подходил  к  нежным  цветам  букета.  Я 



178 

пожалел,  что  напрасно  погубил  цветок,  который  был  хорош  в  своем  месте,  и 

бросил его. «Какая, однако, энергия и сила жизни, — подумал я, вспоминая те 

усилия,  с  которыми  я  отрывал  цветок.—  Как  он  усиленно  защищал  и  дорого 

продал свою жизнь». 

 

Русская матрёшка 

 

Первая  русская  матрешка  улыбалась!  За  ней  последовали  матрешки  - 



надменные  гордячки,  самодовольные  красавицы,  большеглазые  простушки  и 

даже потупившие взор богомолки. А самая первая улыбалась, да так задорно, 

что в ответ ей улыбался весь мир…. 

Такую  куклу  в  самом  конце  прошлого  века  привезла  из–за  границы 

хозяйка знаменитой усадьбы Абрамцево Е.Г. Мамонтова. 

Самую  первую  матрешку  выточил  токарь  В.  Звездочкин  из  Сергиева 

Посада,  а  расписал  известный  художник  С.  Малютин.  Это  произошло  в  1890 

году. 


Первая  матрешка  была  просто  обыкновенной  крестьянской  девушкой 

Матреной в традиционном русском сарафане, платке и переднике. В руках она 

держала  черного  петуха.  Тоже  интересная  деталь.  У  более  поздних  матрешек 

будут узелки, самовары, бублики, букеты… А вот у этой смешливой девочки в 

руках была живая птица! 

Все  семь  ее подружек,  словно  только  что  вышли  из  своего деревянного 

мира.  Одна  несет  миску  к  столу,  у  другой  в руках  серп,  третья держит перед 

собой  за  руку  маленького  братца,  а  четвертая,  младшенькая,  просто  засунула 

палец в рот.  

Вскоре матрешка «переселилась» в Сергиев Посад, где издавна находился 

известный  на  всю  Россию  промысел  деревянной  игрушки.  Здесь  стали 

изготовлять тысячи, а затем и десятки тысяч складных деревянных кукол. 

Свое первое путешествие за границу матрешка совершила в1900 году – на 

Всемирную выставку в Париже. И сразу же завоевала всеобщую симпатию. 



 

Мальчики 

 

Первому,  старшему  изо  всех,  Феде,  вы  бы  дали  лет  четырнадцать.  Это 

был  стройный  мальчик,  с  красивыми  и  тонкими,  немного  мелкими  чертами 

лица,  кудрявыми  белокурыми  волосами,  светлыми  глазами  и  постоянной 

полувеселой, полурассеянной улыбкой. На нем была пестрая ситцевая рубаха с 

желтой каемкой; небольшой новый армячок, надетый внакидку, чуть держался 

на его узеньких плечиках; на голубеньком поясе висел гребешок. Сапоги его с 

низкими  голенищами  были  точно  его  сапоги  –  не  отцовские.  У  второго 

мальчика,  Павлуши,  волосы  были  всклоченные,  черные,  глаза  серые,  скулы 

широкие,  лицо  бледное,  рябое,  рот  большой,  но  правильный,  вся  голова 

огромная, как говорится, с пивной котел, тело приземистое, неуклюжее. Малый 

был неказистый, - что и говорить! – а все-таки он мне понравился: глядел он 

очень  умно  и  прямо,  да  и  в  голосе  у  него  звучала  сила.  Одеждой  своей  он 


179 

щеголять  не  мог:  вся  она  состояла  из  простой  замашной  рубахи  да  из 

заплатанных  портов.  Лицо  третьего,  Ильюши,  было  довольно  незначительно: 

горбоносое,  вытянутое,  подслеповатое,  оно  выражало  какую-то  тупую, 

болезненную заботливость; сжатые губы его не шевелились, сдвинутые брови 

не  расходились  –  он  словно  все  щурился  от  огня.  Его  желтые,  почти  белые 

волосы  торчали  острыми  косицами  из-под  низенькой  войлочной  шапочки, 

которую он обеими руками то и дело надвигал себе на уши. На нем были новые 

лапти  и  онучи;  толстая  веревка,  три  раза  перевитая  вокруг  стана,  тщательно 

стягивала его опрятную черную свитку. И ему и Павлуше на вид было не более 

двенадцати  лет.  Четвертый,  Костя,  мальчик  лет  десяти,  возбуждал  мое 

любопытство  своим  задумчивым  и  печальным  взором.  Все  лицо  его  было 

невелико,  худо,  в  веснушках,  книзу  заострено,  как  у  белки;  губы  едва  было 

можно различить; но странное впечатление производили его большие, черные, 

жидким блеском блестевшие глаза: они, казалось, хотели что-то высказать, для 

чего  на  языке,  -  на  его  языке  по  крайней  мере,  -  не  было  слов.  Он  был 

маленького роста,  сложения  тщедушного и одет довольно  бедно.  Последнего, 

Ваню, я сперва было и не заметил: он лежал на земле, смирнехонько прикорнув 

под  угловатую  рогожу,  и  только  изредка  выставлял  из-под  нее  свою  русую 

кудрявую голову. Этому мальчику было всего лет семь. 



 

Пушок 

 

В доме у нас жил ёжик, он был ручной. Когда его гладили, он прижимал к 

спине колючки и делался совсем мягким. За это мы его прозвали Пушок. 

Когда наступила зима, я перестал брать Пушка на прогулки, держал его 

дома. Так он у нас в доме больше половины зимы прожил и ни разу на улице не 

побывал. 

Но вот собрался я как-то на санках с горы кататься, а товарищей во дворе 

нет.  Я  и  решил  взять  с  собою  Пушка.  Достал  ящичек,  настелил  туда  сена  и 

посадил  ежа,  а  чтобы  ему  теплей  было,  сверху  тоже  сеном  закрыл.  Ящик 

поставил в санки и побежал к пруду, где мы всегда катались с горы. 

Я бежал во весь дух, воображая себя конём, и вёз в санках Пушка. 

Накатался я досыта с горы, повёз санки с ежом домой. 

Везу — вдруг навстречу ребята: бегут в деревню смотреть убитого волка. 

Его только что туда охотники привезли. 

 

Там мы пробыли до самого вечера.  



О Пушке я вспомнил только на другой день. Очень испугался, не убежал 

ли  он  куда.  Сразу  бросился  в  сарай,  к  санкам.  Гляжу  —  лежит  мой  Пушок, 

свернувшись, в ящичке и не двигается. Сколько я его ни тряс, ни тормошил, он 

даже не пошевелился. За ночь, видно, совсем замёрз и умер. 

Побежал  я  к  ребятам,  рассказал  о  своём  несчастье.  Погоревали  все 

вместе, да делать нечего, и решили похоронить Пушка в саду, закопать в снег в 

том самом ящике, в котором он умер. 

Целую неделю мы все горевали о бедном Пушке 

Но вот наступила весна, да какая тёплая!  


180 

 

Пробираюсь осторожно по дорожке, чтобы не начерпать грязи в калоши. 



Вдруг  впереди,  в  куче  прошлогодних  листьев,  что-то  завозилось.  Я 

остановился.  Кто  это  —  зверёк?  Какой?  Из-под  тёмных  листьев  показалась 

знакомая мордочка, и чёрные глазки глянули прямо на меня. 

Не помня себя, я бросился к зверьку. Через секунду я уже держал в руках 

Пушка, а он обнюхивал мои пальцы, фыркал и тыкал мне в ладонь холодным 

носиком, требуя еды. 

Тут  же  на  земле  валялся  оттаявший  ящичек  с  сеном,  в  котором  Пушок 

благополучно  проспал  всю  зиму.  Я  поднял  ящичек,  посадил  туда  ежа  и  с 

торжеством принёс домой. 

  



1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   70


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал