Сборник научно-исследовательских статей на русском и немецком языках. 1-е изд. Алматы, 2012. 240 с



жүктеу 2.42 Kb.

бет1/9
Дата08.02.2017
өлшемі2.42 Kb.
түріСборник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ 
НЕМЦЕВ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
А
ЛМАТЫ
 2012
DAS KULTURERBE
DER DEUTSCHEN IN ZENTRALASIEN

Культурное наследие немцев в Центральной Азии
Сборник научно-исследовательских статей на 
русском и немецком языках. – 1-е изд. –
Алматы, 2012. – 240 с.
ISBN 978-601-7182-09-0
В сборнике «Культурное наследие немцев в 
Центральной Азии» представлены немногие из славных 
имен немцев - специалистов различных областей науки 
и практики, государственного управления и обществен-
ных движений, добросовестно и честно выполнявших 
профессиональный и гражданский долг. Надеемся, 
что книга станет востребованной и внесет заметный 
вклад в развитие гражданского общества и углубление 
казахстанско-германских отношений.
Сборник издан при финансовой поддержке 
Федерального Министерства внутренних дел 
Германии.
© АООНК «Возрождение» , 2012
© «Deutsche Allgemeine Zeitung» , 2012
УДК 908
ВВК 26.89
 К90
К90
УДК 908
ВВК 26.89
ISBN 978-601-7182-09-0

Предисловие  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4
Генерал Кауфман и первые преобразования Туркестанского 
края. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8
В долине Зайлийских гор немецкие сады и парки.  . . . . . . .  24
Одиссея Готфрида Мерцбахера. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  40
Фридрих Вильгельм Радлов - знаток культуры и языков 
тюркских народов.  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  56
Евгений Михаэлис, прообраз нигилиста Базарова . . . . . . . .  64
Он принадлежал к числу «просвещеннейших офицеров рус-
ской армии». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  80
Дипломат, путешественник, исследователь. . . . . . . . . . . . . . .  96
Величайший знаток народов Востока. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 112
Vorwort . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 124
General Kaufmann und die ersten Neuordnungen der Region 
Turkestan  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 128
Gärten und Parks im Tal des Transili-Alatau . . . . . . . . . . . . . . . . 144
Die Odyssee von Gottfried Merzbacher. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 160
Friedrich Wilhelm Radloff – ein Kenner der Kultur und Sprachen 
der Turkvölker. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 176
Jewgeni Michaelis, der Prototyp des Nihilisten Basarow  . . . . 184
Gustav Gasfort: einer der „aufgeklärten Offizieren der russischen 
Armee”. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 200
Karl Müller: Diplomat, Reisender und Forscher . . . . . . . . . . . . . 216
Georg Goens: der größte Kenner der Völker des Ostens . . . . . 232

4
ПРЕДИСЛОВИЕ
Начиная с середины ХVIII столетия немцы стали мигри-
ровать на территорию Средней Азии и Казахстана и ныне 
составляют компонент полиэтнического населения края и 
соседних стран. Первые иностранные и миссионерские пу-
тешественники проникали в край в период правления им-
ператрицы Екатерины Второй с целью составления геогра-
фического, историко-этнографического и экономического 
представления об Азиатской России. 
Среди них вспомним исследователя Сибири Г.Ф.Миллера 
и организатора первых поселений Иртышской линии 
И.Д.Бухгольца, участников академических экспедиций 
П.С.Палласа и И.П.Фалька; в начале ХIХ столетия откры-
тия в науке совершили крупнейшие немецкие ученые 
А.Гумбольдт и К.Риттер, ботаники К.Ф.Ледебур и А.И.Шренк, 
омский гарнизонный лекарь Ф.К.Зиббер-штейн, председа-
тель Оренбургской пограничной комиссии Г.Ф.Генс, военный 
топограф-картограф, генерал-лейтенант Г.К.Сильвергельм. 
Литературные произведения С.Герберштейна, И.П.Бла-
рамберга, Н.К.Витзена, Д.Г.Мессершмидта, Ф.И.Стрален-
берга, В.И.Даля знакомили общественность с историей, 
языком и укладом степных народов, открыли потомкам 
«Родословное древо тюрков», составили «Толковый словарь 
живого великорусского языка» и «Военно-статистические 
обозрения Степного края», ставшие общечеловеческими 
памятниками истории и культуры. 
Богатые недра неизвестного науке края привлекали ис-
следователей, среди которых немало ученых-геологов, то-
пографов, инженеров: история развития города Риддера, 
одного из крупнейших центров полиметаллического про-
изводства, связана с именем немецкого горного инженера 
Филиппа Риддера; золотодобывающую фабрику в г. Степно-
горске построил Г.Шпрингер; сантонинный завод в Чимкен-
те - В.Пфафф. 

5
Вхождение Казахстана в состав Российский империи яви-
лось объективным результатом развития социально-эконо-
мических и геополитических процессов на континенте. 
Первые поколения немецких мигрантов, вошедшие в ис-
торию страны как российские немцы, были представлены 
военнослужащими армейских и казачьих полков, граждан-
скими чиновниками областных правлений и лицами сво-
бодных профессий. Они были уроженцами Прибалтики, 
происходили из среды остзейского, отчасти петербургско-
го, дворянства, двух вероисповеданий - католического и 
лютеранского. 
Остальные были частично выходцами различных не-
мецких государств (под эгидой Пруссии, национального 
объединения в 1871 г.), также Польши, Швеции, Нидерлан-
дов, Бельгии. Баварцы, саксонцы, мекленбуржцы в Степ-
ном крае, иные этносы, по данным переписи 1897 года, 
составили не более 7049 жителей, с преимуществом в 
Акмолинской области (67,9%) и наименьшим количеством 
в Семиреченском крае (0,6%). 
Офицеры второй половины ХVIII столетия служили на от-
дельных участках российских пограничных рубежей, были 
командирами крепостей, руководили меновой и транзит-
ной таможней. Среди них на Ишимской линии Я.Боувер, 
на Оренбургской - М.-И.Траутенберг, на Уральской - 
Ф.Медер. 
Основатели азиатской школы - Н.Штрандман, казачье-
го училища - Г.Глазенап, драматического театра в Омске - 
И.Шпрингер, библиотек на Рудном Алтае - К.Бер, школ в 
Петропавловске, Семипалатинске и Павлодаре с введе-
нием преподавания европейских языков - К.Фрауендорф, 
Г.Веймарн, И.Шпрингер. Словом, это была интеллектуаль-
ная элита в составе Азиатской России. 
Благодаря присущим немецкому народу волевым качес-
твам, трудолюбию, целеустремленности они добивались 
высот в политике, армии, администрировании, занимали 
Культурное наследие немцев в Центральной Азии

6
ответственные посты на государственной службе. По вос-
поминаниям генерала от инфантерии И.Ф.Бабкова о мно-
гонациональном составе высших начальствующих лиц 
Западной Сибири, «…все они, по происхождению, принадле-
жали к иностранным народностям, и большинство были 
иноверцы. Корпусной командир генерал Г.Х.Гасфорт, воен-
ный губернатор области Сибирских киргизов П.Ф.Майдель, 
оба немцы, лютеране… Таким образом, по приезде в Омск я 
сразу попал в какую-то немецкую колонию. Для меня, как 
вновь приехавшего, свежего человека, более всего казалось 
странным, что здесь, на этой далекой окраине Русского го-
сударства, носителями русского знамени, представителями 
русских государственных начал и русской народности были 
немцы и поляки». 
Наиболее активным освоение Азиатской России стало 
с образованием в 1867 году Туркестанского края (пер-
вый губернатор К.П. фон Кауфман) и в 1882 году Степ-
ного края (среди губернаторов - М.Таубе). В славном ряду 
начальников края, начальников штабов, атаманов каза-
чества находим имена губернатора Туркестанского края 
Н.Розенбаха, военных губернаторов Семиреченской облас-
ти А.Я.Фриде и М.А.Фольбаума, начальника Алатавского 
округа Н.Е.Фридерикса, председателя Семиреченского об-
ластного правления П.Эйлера, уездного начальника Аулие-
тинского уезда В.Каллаура, атаманов казачества А.Принца, 
А.Гринвальда, Э.Гильде, И.И.Ишервуда, И.Фридландера, гене-
ралов и офицеров А.Циммермана, В.А.Гойера, А.Каульбарса, 
М.Лерхе, Э.Баумана, Э.Раддаца, В.Флуга, Г.Штакельберга. 
В славном ряду ученых-первооткрывателей Центральной 
Азии середины ХIХ - начала ХХ столетий - имена путешес-
твенников А.Шренка, В.Радлова, А.Каульбарса, А.Регеля, 
Н.Зеланда, К.Шарнгорста, В.Бартольда, А.Бернштама, 
Г.Мерцбахера. Значительных успехов в торговле доби-
лись купцы и торгово-промышленные предпринимате-
ли Г.Дюршмидт, Л.Зальм, Р.Шуберт, Ц.Гентшель, И.Краузе, 
Предисловие

7
Г.Шот, Н.Тейх. Среди чиновников, врачей и провизоров, 
учителей, лесоводов, топографов, инженеров, архитекто-
ров - немцы К.Рейнфельд, братья Э. и О.Баумы, К.Штольц, 
М.Гаккель, И.Генкгузен, Л.Гринцевич, Э.Штеддинг, И.Карк, 
В.Фишер, Д Шнайдер, А.Юнгмейстер, О.Рейнгардт, В.Ропп, 
К.Фабиан, Б.Шлегель, Ф.Шмидт, Л.Эггерт.
В книге «Культурное наследие немцев в Центральной 
Азии» представлены лишь несколько славных имен не-
заслуженно забытых российских немцев - специалистов 
различных областей науки и практики, государственного 
управления и общественных движений, добросовестно и 
честно выполнявших свой профессиональный и гражданс-
кий долг. Мы надеемся, документальные очерки, представ-
ляющие исторические, этносоциологические и культуроло-
гические исследования, станут востребованными и внесут 
вклад не только в развитие гражданского общества, но и в 
углубление казахстанско-германских отношений.
Многие годы Ассоциация общественных объединений 
немцев Казахстана «Возрождение» сотрудничает с Феде-
ральным правительством Германии в рамках Казахстанско-
Германского соглашения и программы по поддержке этни-
ческих немцев. Мы сердечно признательны Федеральному 
Министерству внутренних дел Германии, благодаря финан-
совой поддержке которого стало возможным издание сбор-
ника «Культурное наследие немцев в Центральной Азии». 
Культурное наследие немцев в Центральной Азии

8
Владимир Николаевич Проскурин, пи-
сатель-краевед, заслуженный деятель 
Республики Казахстан, профессор ис-
тории университета «Туран», акаде-
мик МАИН.
ГЕНЕРАЛ КАУФМАН 
И ПЕРВЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ 
ТУРКЕСТАНСКОГО КРАЯ
Туркестанское генерал-губернаторство (1867-1917 гг.) 
было началом административно-территориального деле-
ния Средней Азии и Казахстана [1]. Край возглавляли гу-
бернаторы, одновременно командующие войсками края, и 
войсковые (на местах - наказные) атаманы вновь образо-
ванного Семиреченского казачьего войска из Сибирского 
казачества  (центр - станица Больше-Алматинская). В ду-
ховном отношении в г.Верном открыта православная Таш-
кентско-Туркестанская епархия. Вот те главные события, 
которые ожидали приезда главного начальника края немца 
по происхождению Константина фон Кауфмана, и вместе 
с ним первых губернаторов областей Г.А.Колпаковского и 
Н.Н.Головачева.
В данном очерке будет раскрыта на основе мемуарных 
источников видная военная, социально-политическая, ис-

9
торическая, культурная - многообразная и живая роль фон 
Кауфмана в организации Семиреченской области и нового 
центра города Верного. С именем Кауфмана налажен чет-
кий механизм всех сторон жизни верненского общества - 
управления, экономики, судопроизводства, земства. Весть 
об образовании новой области на краю империи облетела 
многие города и веси. Люди срывались с насиженных мест, 
устремлялись целыми семьями в благодатную страну Семи 
Рек, где, как уверяли, простые арбузы вызревают с пере-
днее колесо телеги. И тянулись по дорогам через Омск и Се-
мипалатинск повозки с нехитрым домашним скарбом. Шли 
пешим порядком тульские печники, московские маляры, 
сибирские кузнецы, курские землекопы, воронежские плот-
ники - словом, рабочий люд пореформенной России. Многие 
из служащих отправились в неведомые земли «на ловлю 
счастья и чинов», другие составили канцелярию Туркестан-
ского генерал-губернаторства.
Первые версты в Степном крае
Губернатор края Константин Петрович фон Кауфман вы-
ехал из Петербурга, выбрал путь из Омска в Ташкент, сле-
дуя через Семипалатинск и Копал. Во всех этих городах 
останавливался на короткое время с заботами о состоянии 
войск. Но в крепости Верное ему необходимо было пробыть 
десять дней. В Омске Кауфман встретился с А.П.Хрущовым, 
генерал-губернатором Западной Сибири (1866-1875 гг.), 
в те годы определяющим власть в крае, в том числе в Се-
миреченском и Заилийском краях. При встрече губернато-
ры обменялись воспоминаниями о петербургской жизни и 
рекомендациями военного министра графа Д.А.Милютина 
(1861-1881 гг.), ближайшего сотрудника императора Алек-
сандра Второго. Также в разговоре коснулись обустройства 
Оренбуржья и Степного края, создания Русского Туркес-
тана. При этом были учтены положения, выработанные 
Генерал Кауфман и первые преобразования Туркестанского края

10
прежними губернаторами Г.Х.Гасфортом и А.О.Дюгамелем 
«...сделать из Верного неприступную для наших азиатских 
соседей твердыню». Кавалькада в несколько верст тянулась 
вдоль тракта Омск–Семипалатинск–Верный. Проезжающих 
сопровождал Г.А.Колпаковский, будучи военным губерна-
тором Семипалатинской области. Перед путниками лежала 
«...громадная, ровная, безлюдная степь. Она кажется беско-
нечною во все стороны... Ослепительный своей белизною 
снег, на котором нет и предмета, чтобы остановиться полу-
ослепленному взгляду, нагоняет ужасную тоску. Семипала-
тинская область занимает площадь в 385 тыс. квадратных 
верст, с населением в 527 тыс. жителей. Однако ни одного 
живого существа нет в этой громадной пустыне... Мертво и 
холодно...». Однако Кауфмана и его свиту встречали пышно, 
словно царского посланника. Священники совершали бла-
годарственные молебствия, народ толпился на околицах 
станиц с хлебом-солью. Сотни степных джигитов участво-
вали в национальных играх, празднествах, джигитовках. 
Местная киргизская знать, султаны Алатавского округа 
ставили гостям полные восточных яств и музыки белоснеж-
ные юрты. Во время проезда к нему являлись и были пред-
ставляемы генералом Колпаковским главные влиятельные 
лица, принявшие русское подданство.
Благодаря путешествующим город на Иртыше Семипала-
тинск получил меткое определение «чертова песочница». 
Здесь Колпаковский ознакомил Кауфмана с его деятельнос-
тью военного губернатора и местными достопримечатель-
ностями. «...В центре - крепость, кругом форштадты: Каза-
чий, Русский, Татарский, Ташкентский. Домов каменных – 1 
и деревянных -1128... Здесь находятся штабы 7-го Западно-
Сибирского линейного батальона и 8-го округа Сибирского 
казачьего войска... На Никольской площади, перед крепос-
тью, разведен бульвар и посажены в два ряда тополя... Луч-
шее здание города - мечеть, грациозна и легка, построена по 
рисунку зодчего Константина Тона. С ее высоких минаретов 
Владимир Проскурин

11
виден весь Семипалатинск с окрестностями до далеких гор 
Семитау» (из воспоминаний А.К.Гейнса).
В свите и ближайшем окружении фон Кауфмана были лич-
ный адъютант А.В.Озеров, правитель канцелярии А.К.Гейнс, 
чиновник из Вильны Н.С.Щербинский. Среди путешест-
вующих с губернатором состояли начальник штаба Тур-
кестанского военного округа В.Д.Дандевиль, его помощ-
ник полковник генерального штаба М.Ф.Петрушевский, 
военные деятели, историки и географы Ф.Р.Остен-Сакен 
и А.И.Макшеев, геодезисты и топографы, картографы 
Константин Петрович фон Кауфман.
Генерал Кауфман и первые преобразования Туркестанского края
Фото: Центральный государственный архив кинофотодокументов и звукозаписей РК.

12
А.П.Проценко, З.Л.Матусовский, В.А.Полторацкий, С.И.Жи-
линский, инженеры-строители Д.К.Зацепин и С.К.Янчевский, 
чиновники особых поручений, военные писатели Н.А.Маев 
и И.И.Солтановский.
Боевые ратники вспомнили офицерскую юность. Колпа-
ковского и Кауфмана связывала долгая дружба, возможно, с 
Кавказа, когда они были участниками войны против горцев 
(1844-1853 гг.). Константин Петрович был капитаном лейб-
гвардии саперного батальона, адъютантом штаба отдельно-
го Кавказского корпуса. За взятие аула Гергебиля получил 
Герасим Алексеевич Колпаковский.
Владимир Проскурин
Фото: Центральный государственный архив кинофотодокументов и звукозаписей РК.

13
первый орден Св. Георгия 4-й степени (11 декабря 1848 года).
Возможно, что раньше, в 1842 году, когда прапорщик Кол-
паковский назначен Модлинским полковым адъютантом, 
он встретил в кругу отряда храброго полководца Кауфма-
на, будущего Туркестанского губернатора. С этого периода 
начинается совместная служба и крепкая дружба Колпа-
ковского и Кауфмана. Кауфмана и его супругу Юлию Мав-
рикиевну радушно приняли в семье Колпаковских. У жены 
Колпаковского Меланьи Фоминичны (в девичестве Эмилии 
Чембер) были две юных дочки Мария и Сашенька, трехлет-
ний сын Михаил и только родившийся мальчуган Григорий. 
В детском кругу их познакомили с единственным сыном Ка-
уфманов - Михаилом.
По воспоминаниям Колпаковского, в Аягузе (Сергиопо-
ле) за два дня до приезда Кауфмана его встретил полков-
ник Д.Г.Колокольцев (генерал Колпаковский предписал ему 
представлять войска прибывающему - В.П.). В его бытность 
сибирские полки №№ 9 и 10 стали называться Семиреченс-
кими и выделены в конвой губернатора Кауфмана.
Десять дней в укреплении Верном
Кауфман прибыл в Верный 20 октября 1867 года. Ему был 
отведен Инженерный дом на Софийском бульваре, ныне - 
ул. Тургенская. (Старые здания Больше-Алматинской ста-
ницы в Алматы снесены.- В.П.). Командированным Кауфма-
ном из Петербурга чиновникам отвели квартиры вблизи 
его дома. Он требовал их по нескольку раз в день для докла-
дов. Высоким гостям был дан смотр всех родов войск Семи-
речья, парадом командовал Д.Г.Колокольцев, исполняющий 
обязанности наказного атамана Семиреченского казачьего 
войска. Прибыли ординарцы от всех частей войск. Войско-
вой хор музыкантов встретил губернатора строевыми пес-
нями. По воспоминаниям Колокольцева, «...команда войска 
отдала ему честь. Я, пришпорив коня, подскакал к нему с 
Генерал Кауфман и первые преобразования Туркестанского края

14
рапортом. Кауфман выслушал с видимым особенным вни-
манием, принял от меня строевую записку и передал ее адъ-
ютанту. Потом, тем же шагом, подъехал с фронту, приоста-
новился немного у правого фланга, как бы всматриваясь в 
людей, и затем отрывисто поздоровался с батальоном. Сви-
та Кауфмана оставалась у правого фланга, а он один шагом 
поехал вдоль фронта и всматривался в каждого человека. 
Мои замыкающие унтер-офицеры стояли выровненными в 
нитку, не шелохнувшись, и у всех головы были обращены 
на Кауфмана. Он, выехав из-за фронта, опять отрывисто по-
благодарил весь батальон. Солдаты опять дружно и громко 
ответили: «рады стараться», и затем вновь все смолкло, как 
в могиле. Тогда Кауфман обратился ко мне, руку приложил к 
козырьку своей фуражки и сказал: «У вас люди под ружьем 
стоят со смыслом».
И подъехал к батарее полковника Марковникова (из-за 
его болезни батарею представлял старший офицер ар-
тиллерии штабс-капитан Кулянка). Кауфман, точно также 
приостановившись на минуту у первого орудия и обозрев 
все нумера орудийной прислуги, стоявшие на своих местах 
неподвижно, поздоровался также точно с артиллеристами, 
потом проехал вдоль всех восьми орудий и после того начал 
объезжать каждое орудие отдельно. Поблагодарил артил-
леристов 10-го и 11-го батальонов (бывших Западно-Сибир-
ских, теперь переименованных в Туркестанские).
После осмотра казачьих сотен Кауфман со всей своей сви-
той въехал в ворота крепости, оставляя за собой огромные 
столбы пыли. Мы, старшие из офицеров, пред тем чтобы 
распустить солдат по казармам, сошлись вместе на некото-
рое время и невольно сообщили друг другу одни и те же впе-
чатления, которые на нас произвел новый начальник края. 
Солдаты, придя со смотра в казармы и пообедав, никто и не 
помыслил лечь отдохнуть, а все сами собой принялись за 
чистку амуниции и уборку, когда о могущих быть смотрах и 
помину еще быть не могло».
Владимир Проскурин

15
Невзирая на то, что был утомлен и дорогой, и сделанным 
им смотром, который длился очень долго, Кауфман, подъ-
ехав к квартире, отпустил караул и ординарцев и вошел к 
себе в дом.
На другой день последовало представление главному на-
чальнику всех начальствующих лиц, которые принялись за 
дела с особенным рвением и с видимой внимательностью. 
Квартира Кауфмана по будням была переполнена должнос-
тными лицами по всем частям управлений, и особенно по 
гражданской части. Он принимал всех и выслушивал каж-
дого и тотчас отдавал распоряжения, посылал курьеров в 
Ташкент с приказаниями для исполнения распоряжений к 
его приезду. В последующие дни он осматривал крепость с 
инспекцией - казармы управления, склады, расквартирова-
ние войск, лазарет, гауптвахту и прочее; своей энергичнос-
тью и быстротою своих действий поставил всех, как гово-
рится, на ноги. 
На гауптвахте, среди арестованных, находилось много 
представителей как оседлых, так и кочующих степных ро-
дов, которые внезапно делали набеги, нападали, грабили и 
опустошали, пускаясь на поголовную резню. Они подымали 
мигом все народы степные, все орды диких фанатиков, со-
бирали их кучами в несколько десятков тысяч всадников. 
Преступления их совершались по велению влиятельных 
личностей, старшин, беков, батыров, в особенности славив-
шихся своей отвагою. Военный суд приговорил преступ-
ников к высшей мере наказания. Однако исполнение дела 
было отложено до приезда нового начальника края. 
Кауфман, после окончания смотра войск, на белом коне, 
со всей своей свитой и конвоем, явился на гауптвахту. И на 
виду всей массы народа, которая тянулась за ним с поля 
маневров, велел вывести с гауптвахты осужденных. Через 
переводчика объявил «о милосердии Белого Царя: на этот 
первый раз, по данной главному начальнику края Высочай-
шей власти, он Вас всех прощает и дает Вам полную свободу. 
Генерал Кауфман и первые преобразования Туркестанского края

16
Но с тем, чтобы Вы внесли в ваши семьи и распространили 
бы в дальние степи, что Белый Царь даровал Вам жизнь как 
пример своего милосердия к своим новым подданным».
Общим смотром всех войск с артиллериею и казаками, 
небольшим маневром в Алматинской станице К.П.Кауфман 
остался доволен. Ему накрыли официальный стол в Ал-
матинском общественном саду благодаря гостеприимс-
тву начальника бывшего Алатавского округа барона 
Н.Е.Фридерикса. По воспоминаниям, «...приглашенных было 
много. Стол приготовлен отлично; вина превосходныя от 
Елисеева... В кругу друзей был дан значительный концерт. 
Главное в верненской программе, мол, были «...фортепиа-
но и виолончель у Алатау!»... Пока гости играли на разных 
столиках в карты, Фридерикс играл на виолончели, акком-
панируемый на фортепиано своею женою, баронессой Со-
фьей Антоновной. Играл он весьма недурно». (Отметим, 
что в последующие годы Н.Е.Фридерикс состоял директором 
Омского императорского Русского музыкального общества 
(1887 г.).
Только под глубокий вечер Кауфман со своей свитой и 
конвоем в сотню казаков выехал из крепости Верной, обо-
зревая окрестную местность. «...Это было время открытия 
Семиреченской области. О Новом городе тогда не помыш-
ляли, и все здания, базар со множеством деревянных лавок 
помещались в станице Больше-Алматинской... Винокурен-
ный завод Кузнецова существовал с 1863 года, но винница 
была деревянная, крайне обветшалая... Было укрепление, и 
каменные постройки возвышались, да три казармы стояли 
в станицах Малой и Большой. Татарская слобода была и тог-
да, а главное с мечетью», - писал очевидец.
Среди правительственных зданий Софийского бульва-
ра выделялся дом начальника Алатавского округа, непре-
менно с подворьем, ботаническим и зоологическим садом. 
Здесь были губернаторы Западной Сибири, принимавшие 
участие в благоустройстве укрепления Верное Г.Гасфорт, 
Владимир Проскурин

17
К.Гутковский, А.Дюгамель и другие высокие гости. Также 
здесь были построены Областное правление, войсковое 
и станичное правление, Музей Семиреченского казачьего 
войска (возведенные в разное время. – В.П.).
По периметру Софийской площади стояли казармы 2-го 
батальона, гауптвахта с карцером, инженерная мастерская 
и швальня (что-то вроде ателье мод). Между прочим, в се-
веро-западной части крепости Верная, которая не сохра-
нилась в наши дни, находились два парка гарнизонной ар-
тиллерии. На зеленых лужках берега Алматинки обучались 
верховой езде молодые казаки. Сюда же выходили хозяйс-
твенными постройками первые городские кварталы. Пра-
вый возвышенный берег представлял собой ряд кустарных 
промышленных мастерских. Здесь добывали глину для кир-
пичного заводика инженера Леонарда Александровского. 
Потому место это получило название Большой лог. Казаки 
обустраивались выше станичных улиц, в низинах местных 
холмистых гор, так называемых «верненских прилавков», 
занимались огородничеством, сеяли люцерну (в Семиречье 
кормовую траву звали «клеверами». От того пошло новое 
название - Клеверные участки, где с годами расположился 
алма-атинский зоопарк). На левом берегу Малой Алматин-
ки, которая рукавом и образовала Сорочий остров, распола-
галась крепость. Здесь в слободах и заимках Алматинской 
станицы проживало 334 гражданских жителя. Не считая 
многотысячного военного поселения.
Кауфманские годы
Десять дней, проведенные в конце октября 1867 года 
в столице Семиречья, закончились в Токмаке, куда гене-
рал Колпаковский торжественно сопроводил Кауфмана и 
простился с ним. Токмак в те годы являлся границей Но-
вококандской линии и одновременно относился в духов-
ном отношении к Оренбуржью. К месту службы в Ташкент 
Генерал Кауфман и первые преобразования Туркестанского края

18
Кауфман прибыл 7 ноября 1867 года. И каждый взялся за 
порученное им дело обустройства Туркестанского края.
С приездом Кауфмана транспортные и почтовые сооб-
щения в Семиречье стали чаще, миролюбивее и свободнее. 
Везде Кауфман собирал подробные сведения обо всем, что 
могло касаться края. Входил во все восточные тонкости об-
раза жизни и вековых обычаев жителей. Он своими распо-
ряжениями и действиями сумел в скором времени восста-
новить спокойствие. Среди возможных коллег и знакомых 
Кауфмана, которые прибыли вслед за ним, - блистательные 
русские ученые, дипломаты, деятели литературы и искусст-
ва, общественные деятели.
Кауфман часто бывал в командировках в Петербурге и 
проложил постоянный путь через Верный и Омск. К приез-
ду Кауфмана была возведена так называемая «кауфманская 
беседка», которая привечала не только начальника края, но 
и высоких гостей при посещении ими города Верного. Во 
время визита 1871 г. Кауфман «...остановился в одном из до-
мов Нового города, который еще в прошлом году представ-
лял пустырь, разбитый на кварталы». Город «...быстро за-
страивается каменными, двухэтажными домами, частными 
Владимир Проскурин
Памятник К.П.Кауфману в Ташкенте.

19
и казенными. Этот Новый город уже и теперь представляет 
хорошие задатки для своего будущего развития. Он растет 
по часам, обещая сделаться действительно городом, а не 
Большой станицей, каковой был до сих пор, с ее деревянны-
ми домиками, патриархальной обстановкой...».
Совместно с Колпаковским он заложил основание городу 
Верному, «...стремился заселить дорогой ему край трудолю-
бивым и знающим русским элементом, чтобы завоевать его 
мирным путем и сделать через это живою и неразрывною 
частицей великой России. При нем в каждом уезде велись 
списки удобных для заселения мест, вызывались из Полтав-
ской, Харьковской, иных южных губерний желающие пере-
селиться. Особенно садоводы и хлебопашцы, им выдавались 
пособия и льготы...». В дальнейшие годы губернатор Кауф-
ман привозил из Ташкента зеленые дары и украшал город 
аллеями пирамидальных тополей, шелковицы, сирени, бе-
лой акации. В частности, насадил Алферовскую рощу (ныне – 
Баума) хвойными, плодовыми, декоративными породами де-
ревьев и кустарников. К.П. фон Кауфман являлся Почетным 
членом Императорского Русского Географического общества 
и председателем Туркестанского ОЛЕАЭ, общества, связанно-
го с организацией естественнонаучных экспедиций. Вместе с 
младшим братом Михаилом Петровичем (1821-1902), круп-
ным военным, государственным и общественным деятелем 
России, Кауфман открыл в Туркестане до 60 школ, две муж-
ских и две женских гимназии в Ташкенте и Верном. А также 
организовал публичную библиотеку.
Однажды Кауфман заболел лихорадкой и лежал в вернен-
ском госпитале. В переписке с Петербургом отмечал, что 
здоровье его с этих пор было подорвано и нормальные ус-
ловия Русского Туркестана легли на плечи его друга, семи-
реченского губернатора Колпаковского. С 21 марта 1881 г. 
по 1 июля 1882 г., а также во время командировок Кауфма-
на (1873-1882 гг.) и его тяжелой болезни (с 11 мая 1879 г. 
и по день его смерти) Герасим Алексеевич был помощником 
Генерал Кауфман и первые преобразования Туркестанского края

20
губернатора края К.П.Кауфмана, исполнял обязанности на-
чальника военно-народного управления (1876 г.), командовал 
экспедицией во время Хивинской (1873 г.) и Кокандской опе-
раций (1876 г.). Вехи, связанные с деятельностью Кауфмана и 
Колпаковского, были ознаменованы созданием Туркестанс-
кого края с областями Семиреченской (1867 г.) и Ферганской 
(1873 г.), образованием протекторатов Бухарского (1868 г.) и 
Хивинского (1873 г.). На месте бывшего Кокандского ханства 
19 февраля 1876 года образована новая Ферганская область - 
самый значительный памятник деятельности К.П.Кауфмана. 
Дневники и воспоминания К.П.Кауфмана хранятся в ЦГИАЛ 
(ф. 954) и открывают службу в Туркестане, покорение ханств 
Бухарского и Хивинского, взятие Самарканда, крепости Мах-
рам, Зербулакских высот.
В связи с обострением ситуации на границах с Кульджой 
и Кашгаром Кауфман направлял в Семиреченскую область 
дипломатических чиновников, созывал международные 
переговоры, сергиопольские и петербургские съезды меж-
ду Китаем и Россией. Туркестанский генерал-губернатор 
докладывал императору Александру Второму о событиях 
на границе и получил высочайшее повеление от 27 апреля 
1871 г. об экспедиции в китайские пределы. В старинной ка-
зачьей песне отмечен Кульджинский поход генерала Колпа-
ковского: «Грянем песню про былое, сердцу будет веселей, 
вспомним время золотое, как смирили таранчей». В 1871 
году совместно с Колпаковским Кауфман принял решение 
об оккупации приграничных областей и присоединил в ге-
роических сражениях Кульджинский край к Семиреченской 
области. Были и иные подвиги во славу Отечества.
В год, когда широко отмечалось 300-летие Сибирского ка-
зачьего войска, Кауфман принял участие в торжественном 
богослужении в Больше-Алматинской станичной церкви и 
крестном ходе с молебствием вокруг Алматинской стани-
цы. Генерал был причислен к Семиреченскому казачьему 
войску (18 июля 1872 г.) и носил казачий мундир войска.
Владимир Проскурин

21
В наступившем 1881 году известие о гибели императора 
Александра Второго глубоко тронуло Кауфмана, его пора-
зил тяжелый инсульт, с последующим параличом. В этот 
период с 11 января по 21 марта Колпаковский не отхо-
дил от постели Константина Петровича. 28 марта генерал 
Г.А.Колпаковский возглавил Туркестанское генерал-губер-
наторство, взял командование войсками ТуркВО, пребывая 
войсковым атаманом Семиреченского казачьего войска. 
И пребывал в должности, прежде чем ему стать первым на-
чальником Степного края.
Константин Петрович Кауфман скончался от инсульта 
и похоронен 5 мая 1882 г. в склепе, в сквере напротив Таш-
кентской гимназии. В 1889 году прах перенесен в военный 
Спасо-Преображенский собор (однако с разрушением Со-
бора в советские годы могила Кауфмана не сохранена). Ему 
был установлен памятник на месте первой могилы в Конс-
тантиновском саду и на Кауфманском проспекте Ташкента 
(скульптор Н.Г.Шлейфер); торжество состоялось 4 мая 1913 г. 
(памятник взорван в Советском Узбекистане 28 сентября 
1935 г.). В Ташкентском уезде Сыр-Дарьинской области были 
села Константиновка и Кауфманское, состоящие из колонис-
тов-меннонитов Саратовской и Самарской губерний. В честь 
К.П.Кауфмана была названа высочайшая вершина Туркес-
танского края (7134 м, названа в 1886 г. Г.Е.Грум-Гжимайло; 
27 октября 1924 года вершина переименована в пик Ленина, 
ныне вновь переименована - с 2006 года это пик имени Абу 
Али ибн Сина, персидского врача, ученого, философа и поэта). 
Некогда с именем туркестанца по Волге ходил пароход «Конс-
тантин Кауфман». Словом, память о К.П.Кауфмане сведена на 
нет. Правда, его именем названы растения Туркестана, среди 
них лютики, мытники и тюльпаны. Занесены в Красную кни-
гу и сохранены для потомков иконниковия Кауфмана и ка-
уфмания Семенова - значит он, герой нашего повествования, 
яркий цветок Русского Туркестана, оказался недосягаемым 
для современного беспамятного чиновника-реформатора. 
Генерал Кауфман и первые преобразования Туркестанского края

22
Примечания:
[1] Туркестанский край и первые его две области Сырдарьин-
ская (центр края г. Ташкент) и Семиреченская (главный город 
области Верный, ныне Алматы) были образованы в 1867 году. 
Россия старалась установить и всемерно укрепить диплома-
тические и торговые отношения с ханствами Бухары, Хивы, 
Коканда, Кульджи и Кашгара. В годы правления К.П. фон Кауф-
мана одной из первых групп немцев, поселившихся на терри-
тории современной Средней Азии и Казахстана, были выходцы 
балтийских (остзейских) провинций, в т.ч. литовцы, поляки, чехи 
и другие приверженцы римско-католической и протестантской 
веры, а также военные и гражданские чиновники российских 
южных губерний. Отметим, население края на 1917 г. состави-
ло свыше 5 млн. человек, в Туркестан входило пять областей: 
Закаспийская (центр - Асхабад), Самаркандская (Самар-
канд), Ферганская (Скобелев, затем Фергана; с 1924 года - 
Коканд), Сырдарьинская (Ташкент - с 1918 года с выделени-
ем Амударьинской области), Семиреченская (центр Верный; 
с 1924 уезды Пишпекский и Пржевальский были преобразова-
ны в Кара-Киргизскую Советскую автономию). Краевой съезд 
Советов, проходивший с 20 апреля по 1 мая 1918 года, провозг-
ласил Туркестанскую Социалистическую Советскую республи-
ку. В годы правления К.П. фон Кауфмана в Ташкенте главным 
его помощником по организации управления Туркестаном был 
правитель канцелярии генерал-лейтенант А.К.Гейнс. 30 августа 
1877 введено Городовое положение, создана городская дума и 
управа, в работе которой активно участвовали представители 
торгово-промышленного сословия, почетный гражданин, ку-
пец 2-й гильдии М.Р.Келлер и купец 2-й гильдии А.И.Розенфельд. 
Городским головой избран Д.И.Эссен (с 1907 товарищем (замес-
тителем) городского головы был И.И.Шнейвас). 
Но и в дальнейшем присутствие российских немцев в уп-
равлении Туркестаном было широко. Скажем, губернаторы 
Н.О.Розенбах, М.Таубе, А.Я.Фриде, М.А.Фольбаум, помощ-
ник губернатора В.Е.Флуг, генералы М.Лерхе, А.Каульбарс, 
Владимир Проскурин

23
О.-Ф.Гриппенберг, А.Мозель, П.Рейнталь. Много было не-
мцев-специалистов по различным отраслям знаний: хими-
ков, ботаников, горных инженеров, медиков. Новый, боль-
шой, мало изученный край привлекал их возможностью 
применения своих сил и знаний. Среди них путешествен-
ник А.Регель, врачи Н.Зеланд и А.Нейгебауэр, магистр фар-
макологии Н.Тейх, астрономы Ф.фон Шварц, К.Шарнгорст, 
К.Струве, сейсмолог И.Карк, дипломат Р.Лютш, военные 
инженеры К.Фабиан и В.Фишер, коммерции советники 
Г.Дюршмидт, Л.Зальм и Ф.Зауэр и другие специалисты.
Литература:
•  Н.Брио «Вершина Ленина», «Всемирный следопыт», 1925 г., 
 №1.;
•  И.Гейер «Путеводитель по Туркестану», Ташкент, 1901 г.;
•  А.Добросмыслов «Ташкент в прошлом и настоящем. 
 Исторический очерк», СПб., 1912 г.;
•  Д.Колокольцев «Воспоминания генерал-лейтенанта 
 Колокольцева», Москва, 1887 г.;
•  М.Лавров «Генерал-адъютант, инженер-генерал 
 К.П. фон Кауфман», Москва, 1913 г.; 
•  В.Проскурин «Историко-биографические статьи-справки», 
 «Свод памятников истории и культуры города Алматы», 
 Алматы, 2006 г.;
•  А.Семенов «Покоритель и устроитель Туркестанского края 
 генерал-адъютант К.П.Кауфман», 1-й Кауфманский сб., 
 Москва, 1910 г.;
•  «Встреча генерал-адъютанта К.П. фон Кауфмана в Ташкенте», 
 «Всемирная Иллюстрация», 1875 г., № 349;
•  «Обед в честь К.П. фон Кауфмана», «Туркестанские 
 ведомости», 1876 г., № 23; 
•  «По поводу назначения генерал-адъютанта 
 К.П. фон Кауфмана Туркестанским генерал-губернатором», 
 № 88, Москва,1867 г.
Генерал Кауфман и первые преобразования Туркестанского края

24
В ДОЛИНЕ ЗАИЛИЙСКИХ ГОР 
НЕМЕЦКИЕ САДЫ И ПАРКИ 
В истории города Алматы имена семиреченских ученых про-
шлых столетий произносятся весьма редко, но остались в гео-
графической номенклатуре, в названиях многих растений и 
минералов Средней Азии и Казахстана, среди редких предста-
вителей местной флоры: тюльпан Кауфмана, ель Шренка, эре-
мурус Регеля, роща Баума... Наш очерк посвящен российским 
немцам, принявшим участие в благоустройстве и озеленении 
садов и парков, прежде всего, естествоиспытателям, ботани-
кам, общественным деятелям. Девятнадцатое столетие щедро 
на талантливых сотрудников и корреспондентов европейских 
ученых обществ. При невозможности упомянуть в данном 
повествовании всех, назовем хотя бы некоторых. Натурали-
сты петербургского ботанического сада А.Шренк, Ф.Фишер, 
К.Мейер, А.Леман, Ф.Базинер совершили немало путеше-
ствий в различные регионы Туркестанского и Степного краев, 
Западной Сибири, собрали ценнейшие гербарные материалы. 
Сбором растений занимались не только штатные ученые, но 
и многие жители края, их добровольные помощники. Извест-
ный систематик растительного мира Туркестана, заведующий 
отделом Петербургского ботанического сада Р.Траутфеттер 
предпринял в 1864-1884 гг. переиздание «Флоры России». 
В новый список вошло 6100 синонимов и новых видов расте-
ний, в основном из гербария кульджинского врача Иоганна-
Альберта Регеля, под общим названием «Описание новых или 
малоизвестных растений». 
Говоря о Туркестанском периоде (1876-1885 гг.) жизни и 
творчества И.-А.Регеля, отметим: ученый собрал огромную 
коллекцию в сотню тысяч листов по зоологии, геологии, 
ботанике, описал памятники природы, архитектуры, исто-
рии и культуры края. Регель не просто собрал, но по приезде 
домой вместе с отцом Эдуардом Регелем систематизировал 
Владимир Проскурин

25
виды и роды, описал их в книге «Acta horti Petropolitani». 
А благодарные потомки в память о нем прибавляли ко мно-
гим новым, ранее неизвестным науке растениям одно корот-
кое словосочетание на латыни «Albertia Rgl». 
Лесоводы братья Баумы создали 27 питомников площадью 
в 155 десятин в Заилийском крае. Ими заложены лесные пи-
томники, рощи и сады, завезены и интродуцированы 44 лис-
твенных и 17 хвойных пород деревьев, 52 вида кустарника. 
Лучшим памятником жизни и деятельности братьев Баум 
стала городская роща, названная именем Эдуарда Баума.
В XIX веке Туркестан относился к Западной Сибири. В 
этот период реформирована Семиреченская область, в ее 
состав в ходе военной экспедиции генерала Колпаковского 
включен Кульджинский край, пограничный район между 
Китаем и Россией. Это был временно оккупированный вос-
точный регион, включающий город Кульджу, уйгурские, 
дунганские и китайские поселения. Здесь жили кочевья ка-
захских родов суванов, кызаев и байджигитов, численность 
В долине Зайлийских гор немецкие сады и парки
Роща Баума.

26
населения которых составляла свыше 46 тысяч человек. 
Южный участок Кульджинского края делился на волос-
ти, среди которых были жители торгоут, сибо и калмыки 
с населением свыше 50 тысяч человек. В занятии и руко-
водстве краем занимали в разные годы видное положение 
российские немцы, губернаторы и начальники А.Я.Фриде, 
Б.Ф.Вартман, В.К.Герн, оказывали разнообразную помощь 
офицеры М.Г.Лерхе, П.Я.Рейнталь, А.В.Каульбарс, Н.Шнейдер, 
семиреченские атаманы и казаки А.А.Гринвальд, А.П.Принц, 
Э.Ф.Гильде, В.А.Гойер, Г.К.Штакельберг, специалисты – воен-
ные инженеры В.А.Фишер и К.С.Фабиан, геодезист К.Шарн-
горст, астроном К.В.Струве, врачи Л.И.Мацеевский, Н.Л.Зе-
ланд, И.-А.Регель, благоустроители братья Баумы. Между 
Владимир Проскурин
Иоганн-Альберт Регель.

27
прочим, врач Иоганн Регель совершил первым археологичес-
кие походы в Турфан, Шихо и Урумчи, к иным достопримеча-
тельным местам Приилийского края.
В ХХ столетии Семиреченскую область опять ввели в Туркес-
танский край, проведя некоторые социально-политические 
изменения, отразившиеся на специальности «зеленстроевца». 
Понятие профессии имело в истории самые разные опреде-
ления, что отражалось на деловой карьере. Первоначально 
была введена должность «чиновника особых поручений по 
горной части» (1867-1870 гг.), впоследствии упраздненная; в 
1872 г. учреждена специальность «областной лесничий», так-
же в дальнейшем реформированная и получившая название 
«cтарший лесной ревизор» (1895-1917 гг.). Мировая война и 
антивоенное восстание 1916 года, революция и гражданская 
война в корне изменили государственные и общественные 
процессы. Повлияли на судьбу братьев Баум природные ка-
тастрофы - разрушительное верненские землетрясения 1887 
и 1910 гг. Бытописатель края, зоогеограф и историк науки 
В.Н.Шнитников вспоминал об Эдуарде Бауме: «...это был насто-
ящий фанатик леса, дрожавший над каждым деревом так, как 
будто он сам его сажал и ухаживал за ним. И для него всегда 
было ножом острым то исключительное обстоятельство, что 
после землетрясения 1887 года в Верном ему приходилось да-
вать разрешение на рубку деревьев под строительство». 
Мемуарист делится курьезным случаем: «...на декабрьском 
1910 года съезде чиновников области Баум решил, неизвестно 
уже в который раз, снова выступить в защиту леса. Он был из-
вестен как прекрасный оратор, и на его доклад собрался буд-
то весь город. Величественным, седым, почтенным стариком 
он появился на трибуне и произнес горячую громовую речь о 
том, что в Семиречье леса имеют особое значение, что здесь 
надо дорожить каждым деревом и что смешно и глупо из-за 
какого-то страха перед воображаемым землетрясением разо-
рять край истреблением леса, последствием чего будут засуха 
и неурожай… И только неуравновешенные люди могут до сих 
В долине Зайлийских гор немецкие сады и парки

28
пор думать, что если в Верном однажды было землетрясение, 
оно непременно будет опять. Тут он привел примеры извест-
ных в истории землетрясений, которые не повторялись сто и 
более лет, и закончил свою речь пламенным призывом к здра-
вому смыслу присутствовавших и требованием к властям от-
менить, наконец, запрещение в Верном возводить каменные 
постройки и встать на защиту гибнущего леса.
Великолепно построенная и так же произнесенная речь 
Баума произвела огромное впечатление. Ему была устрое-
на овация. Можно было ручаться, что его призыв будет ус-
лышан. Но речь эта была произнесена днем 21 декабря, а 
ночью... разразилось землетрясение, оставившее далеко за 
собой даже катастрофу 1887 года! Сам Баум едва не погиб, 
выскочив в одном белье на мороз, он схватил жестокое вос-
паление легких. Это поразительное совпадение прямо оше-
ломило всех, кто слушал доклад и содержание которого было 
темой оживленных бесед в городе». 
С именем российских немцев, первых губернаторов и 
вице-губернаторов Г.Х.Гасфорта, К.К.Гутковского, К.П.Кауф-
мана, П.К.Эйлера начинает развиваться город Верный (ныне 
Алматы). Константин Петрович Кауфман во время визита 
1871 года «...остановился в одном из домов Нового города 
(Верный – В.П.), который еще в прошлом году представлял 
пустырь, разбитый на кварталы». Городская площадь «...быс-
тро застраивается каменными, двухэтажными домами, час-
тными и казенными. Этот Новый город уже и теперь пред-
ставляет хорошие задатки для своего будущего развития. Он 
растет по часам, обещая сделаться действительно городом, а 
не Большой станицей, каковой был до сих пор, с ее деревян-
ными домиками, патриархальной обстановкой...».
Путешественник И.-А.Регель прибыл в областной город 
Верный 6 сентября 1876 года. В дорожном дневнике он отме-
тил, что город «...устроен правильно, с вполне европейскими 
домами, перед которыми насажены персики и яблони. Город 
украшен повсюду разнообразными древесными насаждени-
Владимир Проскурин

29
ями серебристого и черного тополей, боярышника и другие 
дерева». На юго-восточной окраине города путник посетил 
Казенный сад (ныне парк отдыха имени Горького), который 
занимал по правому берегу Алматинки территорию в 40 де-
сятин и находился в ведении Верненского лесничества, под 
наблюдением лесной стражи местного управления земледе-
лия и государственных имуществ, под опекой ученых садов-
ников М.Криштопенко, Ю.Рушица, К.Штольца, А.Фетисова, 
Г.Игнатовича и братьев Баум.
В ту пору в Верном, по периметру Гостиного двора (ныне 
«зеленого базара») появились первые застроенные улицы - 
ныне Макатаева и Пушкина, выросло около 600 домов. Стены 
зданий выкладывались из самана, а для создания впечатле-
ния их монументальности и прочности снаружи облицовы-
вались жженым кирпичом. Впрочем, строились и каменные 
купеческие особняки в семь окон по фасаду под тесовыми, 
а кое-где и под железными крышами. Цветовая гамма зда-
ний, разработанная городским архитектором Полем Гурде, 
неукоснительно соблюдалась, и уже по окраске стен, форме, 
В долине Зайлийских гор немецкие сады и парки
Город Кульджа.

30
материалу и расцветке крыш можно было определить, кто 
живет в достатке, а кто в бедности…
Новый город быстро превратился в некую образцовую 
деревню, нежели архитектурно обустроенную столицу Се-
миречья. Кварталы быстро наполнялись хозяйственными 
сооружениями, садами и огородами. Ныне в лексиконе го-
родских старожилов нет-нет да и всплывут, увы, отжившие 
свой век понятия - «роща Баума», «гора Веригина», «мост 
Пугасова», «сады Моисеева». Писатель П.Н.Краснов справед-
ливо замечал, что каждый город чем-то знаменит. Дрезден – 
Мадонной, Нью-Йорк – статуей Свободы, а Верный - своими 
яблоками и ...землетрясениями. А еще живописными горами-
пригорками, или «приверненскими прилавками». Самая из-
вестная вершина среди прочих звалась Веригинской (ныне 
Кок-Тюбе). Здесь часто отдыхали верненцы, устраивали пик-
ники и маевки, собирали цветы - подснежники, марьи-корев-
ны, петушки да кисличку (местные названия крокуса, пиона, 
ириса и ревеня), зимой осваивали горы на санках и лыжах. 
В бытность братьев Баум были заложены рощи Аксайская, 
Каскеленская, Илийская, Каменская, Колпаковская, иные зе-
леные оазисы Семиречья, среди которых - Роща плачущих 
(Тастакский зеленый массив), с постройкой Триумфальной 
арки для высоких гостей Верного. 
Писатель Николай Анов в романе «Азия» рассказал о труд-
ной судьбе города после свершения революции и граждан-
ской войны. О том, как цветущие яблони Семиречья пошли на 
дрова, а знаменитый верненский апорт на корм скоту. В про-
цессе роста города и немеренных аппетитов его руководите-
лей окрестные рощи превращались в дачные участки, в запо-
ведные места охоты на редких животных и птиц или просто
как уже в наши дни, раздавались направо и налево под вил-
лы, игорные дома, теннисные корты и гольф-клубы. В 60-70-е 
годы во время строительства «микрорайонов» на плодород-
нейшей полосе предгорий Заилийского Алатау были оконча-
тельно вырублены последние алма-атинские сады.
Владимир Проскурин

31
 Яблоки и груши помолога Регеля 
 
Напомним читателю, естествоиспытатель, врач и археолог 
Иоганн-Альберт Регель родился 30 ноября 1845 года в Цюри-
хе, в большой семье доктора Эдуарда-Августа Регеля, дирек-
тора Императорского ботанического сада. Кроме него в семье 
росли и воспитывались в потомственном дворянском досто-
инстве братья Карл-Арнольд, Андреас-Фридрих-Вильгельм, 
Карл-Эдуард, Роберт и сестра Юлия-
Елизавета. Регель-отец был основа-
телем первого в России помоло-
гического заведения (Петербург, 
1863г.), основателем Русского 
общества садоводства (1857 
г.) и, наконец, организатором 
международной выставки пред-
метов садоводства (1884 г.), на 
которой широко было представ-
лено плодово-ягодное богатство 
Семиречья и Заилийского края. 
Иоганн-Альберт Регель окончил университет в Дерпте 
(ныне Тарту) и поступил на службу врачом в Кульджинский 
край. Молодой врач выехал обычными гужевым транспор-
том из Петербурга и в конце апреля 1876 года достиг грунто-
вых дорог Оренбуржья. Регель совершает свои первые бота-
нические экскурсии в горах Каратау, достигает караванными 
тропами священного для Азии города Туркестана, делает 
историко-географические открытия. 
 Будучи в Верном, он, ученик своего знаменитого отца Аль-
берта Регеля, был единственным в крае специалистом в об-
ласти помологии. Регелю принадлежит научная работа «Са-
доводство в Туркестанском крае» (1881 г.), он дал в «Русской 
помологии» описание пяти разновидностей апорта, уделив 
внимание сорту «Александр Первый», или «кроваво-крас-
ный», выращенному в верненских казачьих садах Е.Редько, 
В долине Зайлийских гор немецкие сады и парки
ия-
а-
«Тюльпан Регеля», монета но-
миналом 500 тенге, Казахстан.

32
Н.Моисеева, С.Бреусова. У истоков гибридизации верненско-
го апорта (или редьковского яблока), несомненно, стоял уче-
ный-плодовод Иоганн-Альберт Регель. 
После изучения огромного степного пространства, от 
Оренбуржья до Кульджинского края, путешественник со-
вершает высокогорную экспедицию на берега Иссык-Куля 
с посещением токмакских несторианских кладбищ и баш-
ни Бурана, тянь-шанских рек Алабуги и Нарына, верховьев 
Аму-Дарьи, проводит экскурсии по загадочному Бухарскому 
ханству с остановкой в Мерве. Регель составил карту хреб-
тов Западного Памира, описал легендарное озеро Шива. 
О них и других блистательных походах путешественника упо-
минается в ботанических работах Е.Бретшнейдера, А.Бунге, 
Э.Регеля. В его научно-популярных книгах «Путешествие 
в Турфан» (СПб., 1881 г.) и «Памирские экспедиции» (СПб., 
1883 г.), в увлекательных статьях журналов и газет по ис-
тории флоры Туркестанского края «Поездка в Каратегин и 
Дарваз» (1882 г.) и «Путешествие в Шугнан» (1884 г.) читаем 
о его профессиональном и дружеском общении с естествоис-
Владимир Проскурин
Легендарное озеро Шива.

33
пытателем и альпинистом А.П.Федченко, основателем бота-
нического сада в Ташкенте Н.И.Корольковым, энтомологом и 
коллектором растений, верненским краеведом А.А.Кушаке-
вичем, инициатором создания Туркестанского отдела 
Российского общества садоводства, прикладного растени-
еводства, природных ресурсов Карлом-Теодором Иогано-
вичем Краузе (1845-1909 гг.). В Туркестане Регель 
собрал чучела птиц и животных, коллекцию насеко-
мых, гербарии более 100 тысяч листов, свыше 26 ви-
дов редчайших растений, в том числе девяти тюль-
панов, написал очерки «Ботанические экскурсии от 
Ташкента до Кульджи» (1878 г.) и «Луковичные растения 
Западного Тянь-Шаня» (1881 г.). Регель неожиданно скон-
чался 6 июля 1908 года в Одессе, полный творческих идей, 
проектов, замыслов предстоящих экспедиций (однако есть 
другие данные об И.-А.Регеле, согласно которым год его смер-
ти - 1909)
 
Семья естествоиспытателя Баума 


  1   2   3   4   5   6   7   8   9


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал