Сборник материалов международной научно-практической конференции



жүктеу 5.06 Kb.

бет1/16
Дата08.02.2017
өлшемі5.06 Kb.
түріСборник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

ҚАЗАҚСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ БІЛІМ ЖӘНЕ ҒЫЛЫМ МИНИСТРЛІГІ 
С. АМАНЖОЛОВ АТЫНДАҒЫ ШЫҒЫС ҚАЗАҚСТАН МЕМЛЕКЕТТІК УНИВЕРСИТЕТІ 
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН 
ВОСТОЧНО-КАЗАХСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ  
ИМЕНИ С. АМАНЖОЛОВА 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
«АЛАШ ОРДА: ҚАЗАҚ МЕМЛЕКЕТТІЛІГІНІҢ 
ҚАЛЫПТАСУЫ ЖӘНЕ ҚАЗІРГІ ЗАМАН» 
 
ХАЛЫҚАРАЛЫҚ ҒЫЛЫМИ КОНФЕРЕНЦИЯ  
МАТЕРИАЛДАРЫНЫҢ ЖИНАҒЫ 
12-13 желтоқсан 2013 жыл 
 
СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ 
МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 
 
«АЛАШ ОРДА: ИСТОКИ КАЗАХСКОЙ 
ГОСУДАРСТВЕННОСТИ И СОВРЕМЕННОСТЬ» 
12-13 декабря 2013 года 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
             ӚскеменУсть-Каменогорск 
2013 


 
УДК 94(574) 
ББК 63.3(5 Каз) 
А39 
Бас редактор: 
Қуандықов Ә.Ӛ., С. Аманжолов атындағы ШҚМУ ректоры, экон.ғ.д. 
 
Бас редактордың орынбасары: 
Ердембеков Б.А., стратегиялық даму және ғылыми жҧмыс жӛніндегі проректор, филол.ғ.д., профессор 
Редакция алқасы: 
Ғ.З. Әділғазинов, оқу және оқу-әдістемелік жҧмыстар жӛніндегі проректор, п.ғ.д., профессор; 
А.С. Жанбосинова,  Қазақстан тарихы кафедрасының профессоры, т.ғ.д.; 
С.Қ. Игибаев, Қазақстан тарихы кафедрасының профессоры, т.ғ.д.; 
А.Б. Мырзағалиева, ғылыми жҧмыс және халықаралық байланыстар жӛніндегі департамент директоры, б.ғ.д., 
қауымдастырылған профессор; 
Б.З. Медеубаева, ҒЗЖ, СҒЗЖ ҧйымдастыру және ИТ бӛлімі бастығының міндетін атқарушы
Г.М. Ахметова, тарих, халықаралық қатынастар және қҧқық факультетінің деканы, т.ғ.к.; 
А.А. Ӛскембай, Қазақстан тарихы кафедрасының доценті, т.ғ.к.; 
А.Т. Қазбекова, Қазақстан тарихы кафедрасының аға оқытушысы; 
Р.Б. Сармулдинов, мәдениет және спорт факультетінің деканы, пед.ғ.к.; 
Т.Ә. Болгауов, экономика және бизнес факультеті деканының м.а., экон.ғ.к.; 
Н.М. Темірбеков, математика, физика және технологиялар факультеті деканы, техн.ғ.к.; 
Б.Б. Келгембаева, филология факультеті деканының м.а., пед.ғ.д.; 
Г.Е. Садыканова, экология және жаратылыстану ғылымдары факультеті деканының м.а., б.ғ.к.; 
Ж.Қ. Ахмадиева, психология-педагогика факультеті деканының м.а., пед.ғ.к. 
 
А  39  Алаш  Орда:  қазақ  мемлекеттілігінің  қалыптасуы    және  қазіргі  заман:  Халықаралық 
ғылыми-тәжірибелік 
конференция 
материалдарының 
жинағы. 

Сборник 
материалов 
Международной 
научно-практической 
конференции 
Алаш 
Орда: 
истоки 
казахской 
государственности  и  современность  /  Бас  редактор  Ә.Ӛ.  Қуандықов.  –  Ӛскемен:  С.  Аманжолов 
атындағы ШҚМУ «Берел» баспасы, 2013. – 242 б., қазақша, орысша. 
 
ISBN 978-601-7328-35-1 
 
Конференция материалдары Алаш тарихы және Алаш Ордаға, оның теориялық-әдіснамалық 
және тҧжырымдамалық мәселелеріне, геосаяси еуразиялық кеңістіктегі Алаш партиясының орны мен 
рӛліне  арналған.  Ғылыми  жинақта  Алаш  қозғалысының  қалыптасу  және  Алаш  Автономиясының 
қҧрылу сҧрақтары орын алып, қазіргі кезбен сәйкестендіре отырылып қарастырылған. Алаш ҧлттық 
идеясының философиялық мәселелері, Алаш қайраткерлерінің әлеуметтік-экономикалық және саяси-
қҧқықтық кӛзқарастары, ҧлттық зиялы қауымның ғылыми-шығармашылық мҧрасының маңызы және 
олардың Қазақ мемлекеттілігін қалыптастырудағы қызметі қарастырылған.  
Конференция материалдары екі бӛлімнен тҧрады. 
 
Материалы  конференции  посвящены  истории  Алаш  и  Алаш  Орде,  ее  теоретико-
методологическим  и  концептуальным  проблемам,  месте  и  роли  партии  Алаш  в  геополитическом 
евразийском  пространстве.  В  научном  сборнике  нашли  отражение  вопросы  становления  движения 
Алаш  и  формирование  автономии  Алаш,  рассмотрены  философские  проблемы  национальной  идеи 
Алаш  в  контексте  современности,  социально-экономические  и  политико-правовые  воззрения 
деятелей Алаш, показана значимость научно-творческого наследия национальной интеллигенции и ее 
деятельности по созданию Казахской государственности. 
 Материалы конференции состоят из двух частей.  
 
УДК 94(574) 
ББК 63.3(5 Каз) 
 
ISBN 978-601-7328-35-1 
 
 
 
 
© С. Аманжолов атындағы ШҚМУ, 2013 


 
 
І-БӚЛІМ 
 
I ЧАСТЬ 
 
 
 
 
 
 
 
 


 
УДК 94(574) 
Абжанов Х.М. 
Институт истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова, г. Алматы 
ata53@mail.ru
 
 
ДВИЖЕНИЕ АЛАШ: ИДЕЯ И ДЕЛО 
 
В  XX  столетие  казахское  общество  вступило  с  тревогой,  большими 
сомнениями и запутанными проблемами, нежели надеждой на будущее, ибо во 
всех  сферах  жизни  края  обострились  противоречия  и  трудности.  Стал 
очевидным  тот  факт,  что  местная  колониальная  администрация  нисколько  не 
намерена 
реализовать 
функции 
и 
предназначения 
национальной 
государственности,  окончательно  ликвидированной  в  середине  XIX  века,  а 
традиционный  хозяйственно-культурный  тип,  слабо  адаптированный  к 
потребностям  рыночных  отношений,  не  выдержит  конкуренции  с    русским  и 
иностранным  капиталом,  со  стороны  пользующимся  односторонней 
поддержкой  официального  Петербурга.  Подтвердились опасения  Абылай хана 
и  Бухар  жырау,  выдающихся  личностей  XVIII  века,  предупреждения  поэтов 
XIX  века  Шортанбая  и  Дулата  о  том,  что  господство  чужеземцев  приведет  к 
разрушению судеб людей и страны. 
Царская  Россия,  обрекшая  казахский  народ  на  ограбление  и  столь 
унизительное  существование,  сама  переживала  не  лучшие  времена  своей 
истории.  Ее  культурно-экономическая  отсталость  –  темнота  и  невежество 
безграмотной  крестьянской  массы,  казнокрадство  и  коррумпированность 
управленческой  и  военной  верхушки,  техническая  убогость  материального 
производства  –  обнажились  в  ходе  бесславной  войны  с  Японией  в  1904-1905 
годах.  «На  грани  столетий,  –  писал  один  из  лидеров  русского  либерализма  
А.Ф.  Керенский,  –  все  более  широкие  слои  населения  ощущали  недовольство 
создавшимся положением и уповали на лучшее. Особое возмущение вызывала 
абсурдная  политика  русификации  в  районах  с  нерусским  населением.  И  не 
потому  вовсе,  что  население  русских  губерний  свобода  других  народов 
заботила больше, чем своя, а потому, что власти в нерусских районах открыто 
глумились над элементарными понятиями свободы». 
Это  был  период  нового  передела  мира.  В  недавнем  прошлом  советская 
историография  рассматривала  его  как  эпоху  империализма.  Причем  главным 
аргументом  и  методологическим  козырем  служил  известный  ленинский  труд,  
который  заставил  и  ученых,  и  простых  читателей  страны  Советов 
рассматривать  империализм  не  иначе,  как  загнивающий,  умирающий 
капитализм,  канун  социалистической  революции,  как  реальный  шанс 
освобождения народов Азии от колониального ига. Но жизнь оказалась богаче 
ленинской  теории.  Сегодня  отчетливо  видны  промахи  и  несостоятельность 
материалистического  понимания  истории.  Во-первых,  Ленин  недооценил  или 
недопонимал  содержание  выводов  и  оценок  своего  учителя  Маркса 


 
относительно азиатского и национального способов производства, своеобразия 
и особенностей общественно-экономической ситуации на Востоке. Во-вторых, 
капитализм  все  еще  жив,  социализм  канул  в  Лету.  В-третьих,  на  просторах 
казахских  степей  начала  ХХ  века  зародилось  уникальное  явление,  которое 
начисто  отвергло  каноны  материалистического  понимания  истории, 
связывающего  поступательный  прогресс  с  общественно-экономической 
формацией,  классовой  борьбой  пролетариата,  социалистической  революцией. 
Дело  в  том,  что  в  Казахстане,  где  родоплеменные  отношения  и  общинное 
сознание  преобладали  над  классовыми,  а  рабочие  люди  не  составляли  и  1% 
населения,  где  экономические  и  иные  предпосылки  социалистической 
революции вовсе отсутствовали, руководителем и гегемоном освободительного 
движения  выступил  прогрессивный  авангард  национальной  интеллигенции,  а 
не  эксплуатируемые  классы,  как  утверждали  марксисты  Запада  и  большевики 
России. Запад смотрел на мир глазами капитала, Восток – умудренного горьким 
опытом страдальца. 
Ответственность  за  судьбы  бесправного  казахского  народа,  к  тому  же 
заблудившегося  в  политических  хитросплетениях,  взял  на  себя  Алаш.  Под 
терминами «Алаш», «движение Алаш» мы подразумеваем национальную элиту, 
ее  деятельность.  На  рубеже  веков  личностно-интеллектуальный  потенциал 
этого  движения  составляли  А.  Бокейханов,  А.  Байтурсынов,  М.  Дулатов,  
Б.  Кулманов,  М.  Тынышпаев,  Ж.  Акпаев,  С.  Лапин,  Б.  Каратаев  и  другие 
личности с мировым уровнем политической культуры, получившие блестящее 
профессиональное  образование,  вобравшие  в  себя  лучшие  нравственно-
этические ценности великой степи. Их миссию  подхватили Х. Досмухамедов, 
М.  Жумабаев,  С.  Сейфуллин,  Т.  Рыскулов,  С.  Садвакасов,  М.  Ауезов,  
Ж. Аймауытов, М. Шокаев – новое поколение национальной интеллигенции. В 
начале  20-х  годов  К.  Кеменгеров  справедливо  и  убежденно  писал,  что  
А.  Бокейханов  как  исследователь  стоит  в  одном  ряду  с  лучшими  учеными 
Европы.  Молодой  алашордынец  М.  Ауезов  позже  вошел  в  плеяду  классиков 
мировой литературы, С. Сейфуллин – младший современник А. Бокейханова и 
А. Байтурсынов – стал одним из основоположников метода социалистического 
реализма в казахской литературе. Здесь мы сознательно объединили в единую 
могучую кучку людей высокого долга, чьи классовые и политические симпатии 
не  всегда  и  не  во  всем  совпадали.  Самое  главное  –  на  всех  этапах  жизни  они 
оставались на передних рубежах борьбы за интересы и счастье родного народа, 
все  свои  интеллектуальные  возможности  посвятили  делу  служения  родному 
краю. 
Разумеется,  мы  далеки  от  мысли  идеализировать  историю  национальной 
интеллигенции  начала  XX  века  и  ее  деятельность.  По  свидетельству  
М.  Дулатова,  в  любом  регионе  колониального  Казахстана  можно  было 
встретить переводчика, пристава, тайного агента, волостного из числа казахов, 
рьяно  служивших  системе,  погрязших  в  мздоимстве  и  взяточничестве, 
законченных  карьеристов,  активных  соучастников  эксплуатации  простых 


 
людей. Но не они находились в эпицентре исторического прогресса. 
Руководителей  и  активистов  движения  Алаш  принято  называть  окығандар 
(образованные)  и  зиялылар  (интеллектуалы).  Их  было  немного.  За  последние 
30-40  лет  существования  самодержавия  чуть  более  100  казахов  получили 
диплом о высшем образовании. В рядах членов партии «Алаш» состояло около 
1000  человек.  Но  они  были  лучшими  из  лучших.  Вопреки  классической 
колониальной  политике  «разделяй  и  властвуй»,  сопровождавшейся  гонением, 
провокацией,  ссылкой  и  тюремным  заключением,  широким  использованием 
кнута  и  пряника,  Алашская  интеллигенция  неуклонно  преследовала  великую 
цель – освобождение народа от гнета, достижение свободы. 
Конечно,  в  среде  прогрессивно  настроенной  национальной  интеллигенции 
не всегда царило согласие, взаимопонимание и единство. Что бы ни случилось, 
конфликты, взаимная обида не переросли в смертельную вражду. Если учесть, 
что  время  и  среда  деятельности  той  социальной  общности  таили  в  себе  на 
порядок  больше  угроз  и  опасностей,  чем  сегодня,  то  невольно  начинаешь 
осознавать  культурно-нравственную  ограниченность  и  профессиональную 
несостоятельность  современных  чиновников  и  окығандар,  совершающих 
коррупционные,  уголовно  наказуемые  деяния.
 
И  это  в  XXI  веке,  в  условиях 
независимости, о которой мечтала Алашская интеллигенция. Стало быть, уроки 
и идеалы Отечественной истории начала XX века до сих пор чужды и не пошли 
впрок для определенной части госслужащих, управленцев.
 
С первых дней борьбы за национальное освобождение и интеллектуального 
поиска  путей  вхождения  в  число  передовых  народов  мира  лидеры  Алаш 
приветствовали  плюрализм  мнений.  Так,  уже  в  годы  первой  буржуазно-
демократической  революции  в  России  общественно-политическая  жизнь 
казахского  социума  знала  панисламистов  и  западников.  Позже  жаркие 
дискуссии развернулись вокруг инициативы Б. Каратаева по переводу казахов к 
оседло-урбанистической  культуре.  Не  всегда  совпадали  позиции  журнала 
«Айкап»,  газет  «Казах»,  «Тиршилик»,  «Бирлик  туы»,  «Уш  жуз»,  «Сарыарка». 
За  аналогичными  фактами  нам  следует  усматривать  напряженную 
интеллектуальную  и  практическую  деятельность  как  движения  Алаш,  так  и 
других  отрядов  и  групп  национальной  интеллигенции,  нежели  их 
противостояние и разобщенность. Алашовцы, говоря словами А. Байтурсынова, 
придерживались принципа – быть не похожими на лебедя, рака да щуку. «Дело 
надо  делать  без  суеты,  обдуманно»,  писал  он  в  1912  году.  Многие  идеи  и 
выводы  алашской  интеллигенции  созвучны  сегодняшним  дням  строительства 
независимого Казахстана. 
Национальная идея начала XX века, рожденная в муках и мобилизовавшая 
казахскую  интеллигенцию  на  великие  свершения,  составившая  основы  ее 
общественно-политического,  творческого  совершенствования,  созревала  под 
влиянием  трех  факторов  и  причин.  Во-первых,  кризисом  всей  системы 
жизнеобеспечения  традиционного  общества,  что  поставило  под  сомнение 
дальнейшую  судьбу  и  исторические  перспективы  казахского  народа,  глубоко 


 
волновало  лучшие  умы  степи.  Во-вторых,  ростом  потенциала  либерализма  в 
России, до предела охваченной противоречивыми тенденциями и переменами. 
В-третьих, 
расширением 
географии 
и 
масштабов 
национально-
освободительного  движения  и  пробуждением  национального  самосознания 
колониальных народов.
 
Цель  и  задачи  казахской  национальной  идеи  приобрели  конкретные 
очертания  в  годы  первой  русской  революции.  Схватки  между  партиями  и 
общественно-политическими 
течениями 
метрополии 
по 
вопросам 
государственного  строя  и  демократии,  стачки  и  восстания  против 
самодержавия  и  социально-экономического  неравенства  заставили  задуматься 
как национальную интеллигенцию, так и народные массы, служили призывом к 
действию, стали школой возмужания. Значение тех лет А. Бокейханов раскрыл 
следующим образом: «Вся степь была вовлечена в сферу политики и захвачена 
потоком  освободительного  движения.  Началась  оживленная  переписка  о 
нуждах  киргизского  народа.  Указ  17  апреля  о  веротерпимости  еще  более 
приподнял настроение. Весной 1905 года, с наступлением привольной жизни, в 
степи  на  летних  стоянках  начались  съезды,  на  которых  обсуждались  местные 
нужды  и  нужды  всей  киргизской  народности.  Все  больше  степные  ярмарки 
этого  года  стали  ареной  киргизских  политических  съездов,  где  киргизы 
обсуждали и  подписывали, поданные  потом  на  Высочайшее  имя,  петиции.  На 
этих  же  съездах  были  избраны  делегаты,  уполномоченные  лично  подать  эти 
петиции. Религиозные и земельные вопросы стояли у киргиз впереди вопросов 
политической  свободы».  Политико-интеллектуальный  перелом  1905  года 
подчеркнул в свое время и С. Сейфуллин.
 
Все  же  главным  и  основным  детерминатором  национальной  идеи  служил 
казахский  фактор:  многовековая  история  народа,  духовно-культурная  связь  и 
преемственность  поколений  от  Асан  кайгы  до  Абая,  богатая  устная 
историология  степи.  Было  чем  гордиться  и  за  что  бороться.  Безусловно, 
глубокий  след  в  исторической  памяти  народа  оставили  восстания  под 
предводительством  С.  Датова,  И.  Тайманова  и  М.  Утемисова,  К.  Касымова,  
Ж.  Нурмухамедова.  Но  они  носили  локальный  характер,  по  известным 
причинам  изначально  были  обречены.  Теперь  на  первый  план  вышло  иного 
рода  действо:  просветительство,  утверждение  приоритета  либерально-
демократических  ценностей,  выбор  эволюционного  пути  развития,  которые 
благодаря  активной  социальной  практике  интеллигенции  увенчались 
рождением  качественно  новой  политической  мысли,  охватившей  все  регионы 
края,  организационным  развитием,  попыткой  создать  общенациональную 
партию.  В  этой  связи  огромное  значение  имели  принятие  Каркаралинской 
петиции  (июнь  1905  года)  и  съезд  казахской  интеллигенции  пяти  областей, 
состоявшийся  в  городе  Орал  (декабрь  1905  года).  Они  дали  толчок  процессу 
формирования  политической  культуры,  способствовавшей  утверждению 
национальной идеи в общественном сознании, к тому же дезориентированном 
под  прессом  колониальной  эксплуатации  и  идеологии.  Подобные  акции 


 
проводились и в последующем. По мнению академика К. Нурпеисова, на съезде 
в  городе  Орал  лидеры  и  активисты  движения  Алаш  предприняли  попытку 
создать  общенациональную  политическую  партию  кадетского  образца,  а  не 
казахский филиал кадетской партии. Что касается Каркаралинской петиции, то 
в  этом  важном  документе,  подготовленном  А.  Бокейхановым,  А.  Байтур-
сыновым  и  Ж.  Акпаевым,  сформулированы  экономические,  духовно-
культурные, социальные и первые политические (предоставление земских прав, 
осуждение 
русификаторской 
политики) 
требования 
российскому 
правительству.  Спустя  18  лет  в  статье  по  случаю  50-летия  А.  Байтурсынова 
молодой  ученый  М.  Ауэзов  писал,  что  Каркаралинская  петиция  поднимала 
жгучие проблемы казахского общества, получила поддержку степных казахов, 
положила начало пробуждению масс.
 
Постижению  смысла  и  назначения  национальной  идеи  способствовало 
избрание известных казахских деятелей в Государственную Думу России I и II 
созывов.  Сдвиги  в  политической  культуре  населения  края  и  другие 
объективные  тенденции  вывели,  в  конце  концов,  к  судьбоносному  рубежу  с 
высоким  познавательным  и  интеллектуальным  потенциалом.  Во-первых, 
родилась актуальная для казахского народа национальная идея, во-вторых, она 
оказалась  универсальной  прогрессивной  идеей  для  всего  колониального 
Востока.  Великая  степь,  обогатившая  мировую  цивилизацию  творениями  аль-
Фараби  и  Х.А.  Яссави,  Шокана  и  Курмангазы,  еще  раз  продемонстрировала 
интеллектуальное благородство и лидерство. 
Не  одно  поколение  мыслителей  и  интеллектуалов  билось  над  вопросом  о 
механизмах  и  путях  гармонизации  интересов,  целей,  взаимотношений  людей, 
разных  по  статусу,  социальному  положению,  титулатуре,  уровню  доходов, 
людей,  являющихся  членами  одного  общества.  Сплав  аксиологического 
единства  этнической  общности  во  всем  многообразии  жизни  называется  в 
данном  случае  национальной  идеей.  Именно  она  призвана  стоять  на  страже 
особенностей  и  самобытности  этноса,  указать  главное  направление 
исторической  перспективы.  Словом,  на  национальной  идее  сфокусированы 
судьбы  народа,  будущее  социума.  Движение  Алаш  велико  потому,  что 
предложило  единственно  верную  национальную  идею  начала  XX  века. 
Поскольку  суть  и  миссия  национальной  идеи  состоит  в  определении 
этносоконсолидирующей  цели,  движущего  фактора  прогресса,  центрального 
вопроса  повестки  дня,  то  все  черты  и  свойства  этой  фундаментальной  и 
глобальной  мысли  выражены  формулой  «Оян,  казах!»  («Проснись,  казах!»). 
Это  не  лозунг  и  даже  не  сборник  стихов  М.  Дулатова.  «Оян,  казах!»  – 
объективный  итог,  миг  пророчества  и  озарения,  эффективно  раскрывающий 
потенциал  народа,  координаты  времени,  пространства  и  действия  во  имя 
прогресса и самосохранения. К моменту рождения классической национальной 
идеи казахское население, задавленное жестокой эксплуатацией и произволом, 
вытесненное на обочину рыночных отношений, с трудом понимало что хорошо
что плохо в идеологии и практике русской колонизации края.
 


 
Пробужденный  народ  начинает  различать  зерно  от  плевел,  истинных 
патриотов  от  сатрапов.  И  делает  свой  выбор.  В  годы  нового  революционного 
подьема  пробуждение  Азии  привлекло  внимание  всех  либеральных  и 
радикальных  сил  России.  Главное  произведение  М.  Дулатова,  ставшее 
прототипом  и  знаковым  символом  национальной  идеи,  поистине  всенародной 
книгой,  вызвало  гнев  царской  администрации.  Автор  подвергся  тюремному 
заключению,  книга  изымалась  из  обращения.  Коммунисты  во  главе  страны 
Советов  тоже  ненавидели  книгу  «Оян,  казах!»  и  ее  автора.  Уже  этот  факт, 
сохранившийся  как  до,  так  и  после  октябрьского  переворота  1917  года, 
разоблачает скрытый расчет и недоброе намерение власть придержащих.
 
Национальная  идея  «Оян,  казах!»  подобно  установок  надписи  в  честь 
Кюльтегина и норм «Жеты жаргы» обобщила итоги и уроки казахской истории 
периода независимости и в составе российской империи, вскрыла последствия 
насильного  нарушения  естественно-исторического  хода  развития  социума, 
разбудила  гордость  и  ответственность  каждого  за  настоящее  и  будущее,  за 
родной язык и культуру, за воспитание и обучение молодежи.
 
Лидеры  движения  Алаш  не  превращали  в  догму  содержание  и  форму, 
направления  деятельности  и  концепцию  национальной  идеи.  Ее  каждое 
положение  и  тезис,  намеченный  рубеж  они  теоретически  обосновали, 
творчески  обновляли.  Широкое  распространение  получили  книги  А.  Байтур-
сынова  «Маса»,  «Кырык  мысал»,  произведения  А.  Бокейханова  и  других 
авторов,  написанные  в  духе  «Оян,  казах!».  Журнал  «Айкап»,  газета  «Казах», 
казахские  книги  тех  лет  внесли  неоценимый  вклад  в  распространение 
национальной  идеи,  в  создание  единого  информационного  поля,  делу 
обеспечения  общенациональной 
сплоченности. 
Так,  газета 
«Казах» 
пользовалась  большой  популярностью  в  степи,  проникла  «во  все  уголки  и 
отдаленные захолустья... края». На ее страницах печатались статьи писателей, 
юристов,  врачей,  учителей,  учащейся  молодежи  по  животрепещущим  темам 
жизни  народа.  «Такое  видное  участие  со  стороны  видных  интеллигентов  и 
всеобщее  сочувственное  отношение  народа  к  газете  радует  нас,-  говорится  в 
одной корреспонденции по поводу первой годовщины газеты «Казах»,- ибо это 
показывает, что мы еще не окончательно погибший народ, что мы можем еще 
надеяться на светлую будущность свою».
 
Алашовцы, действуя в полном соответствии с запросами времени, с учетом 
изменений  в  жизни  империи  и  колониального  края,  в  мировых  отношениях, 
завоевали сердце и разум своего народа. Проблемы просвещения, образования, 
земли, переселенцев, этноса, религии, женщин и детей, власти, справедливости, 
языка вначале поднимались ими с позиций социализации казахов, а к моменту 
наивысшего  обострения  кризиса  и  крушения  империи  они  увязывались  с 
решением  конкретных  задач  создания  суверенного  государства.  Короче, 
перелом  в  общественном  сознании  и  политической  культуре  позволил  найти 
национальную  идею,  которая  в  свою  очередь  предопределила  судьбы 
миллионов.
 

10 
 
События 1916 года являются главным итогом и венцом национальной идеи 
«Оян,  казах!».  Они  свидетельствуют  об  окончательном  пробуждении  великой 
Степи.  Вместе  с  тем  следует  подчеркнуть,  что  вооруженное  выступление  не 
входило  в  планы  движения  Алаш  –  сторонника  обустройства  общества  на 
либерально-демократических принципах, и не является сознательным выбором 
казахского народа, искренно желавшего благополучного исхода войны России 
против  Германии.  Национально  –  освободительное  восстание  1916  года 
вспыхнуло  как  протест  царскому  указу  от  25  июня,  олицетворяющего  собой 
имперские  амбиции,  высокомерное  отношение  метрополии  к  колониальным 
народам.  Через  70  лет  история  опять  повторилась.  Если  события  1916  года 
ускорили крах самодержавия, то антиказахское решение московских вождей по 
замене  Д.  Кунаева  стало  причиной  декабрьского  восстания  1986  года  в 
Казахстане,  подвело  черту  под  74-летним  существованием  советского 
тоталитаризма.  Итак,  сложившая  в  крае  летом  и  осенью  1916  года  новая 
ситуация  заложила  предпосылки  и  условия  рождения  новой  национальной 
идеи.  Если  от  революции  1905-1907  годов  до  «Оян,  казах!»  движение  Алаш 
отделяло несколько лет, то путь к новой национальной идее оказался коротким. 
Бурные процессы начала 1917 года открыли новую полосу в интеллектуальной 
истории Казахстана. 
Практическая работа по определению новой национальной идеи началась с 
победой  февральской  буржуазно-демократической  революции  в  России. 
Свержение  монархии  привело  в  движение  весь  колониальный  край  от 
Семиречья  до  Омска,  от  Алтая  до  Каспия.  Это  было  проявлением  действий 
«Оян,  казах!»,  с  одной  стороны,  выдвинуло  на  арену  борьбы  новые 
политические силы – с другой. В те дни А. Бокейханов, М. Дулатов, М. Шокаев 
писали:  «Наступило  утро  свободы.  С  божьей  помощью  заветное  желание 
исполнилось.  Еще  вчера  мы  были  рабы,  теперь  все  равные...  Правительство, 
державшее народ в многовековом рабстве и унижении, рухнуло безвозвратно!». 
На  передних  рубежах  поиска  адекватной  реалиям  дня  национальной  идеи 
стояли  сторонники  Временного  правительства,  приверженцы  большевизма, 
панисламисты,  пантюркисты  и,  конечно  же,  организаторы  движения  Алаш. 
Каждый  из  них  обосновал  свою  модель  переустройства  казахского  социума. 
Интеллектуальное  напряжение  достигло  своего  апогея  на  первом 
общеказахском съезде (июнь 1917 г.). 
Таким  образом,  летом  1917  года  идею  «Оян,  казах!»,  изменившую  за 
короткий  исторический  срок  идейно-политическое  миропонимание  коренного 
этноса,  сменила  новая  национальная  идея  –  «Казахская  автономия».  С  ее 
провозглашением  закончилась  полоса  насильного  отчуждения  казахского 
народа  от  исполнительной,  законодательной  и  судебной  власти  на 
исторической  родине.  Трансформация  новой  идеи  от  де-юре  к  де-факто 
произошла  на  втором  общеказахском  съезде  в  декабре  1917  года.  Ибо  захват 
центральной  власти  большевиками  еще  более  ускорил  необходимость 
практической реализации идеи «Казахская автономия». Лидеры Алаш спешили 

11 
 
воспользоваться  программным  положением  большевиков  о  том,  что  каждый 
народ  имеет право на  самоопределение,  вплоть  до  создания  самостоятельного 
государства.  Доказательством  приоритета  и  торжества  идеи  «Казахской 
автономии»  являются  возникновение  казахских  комитетов,  итоги  выборов  в 
Учредительное  собрание,  произведения  Ш.  Кудайбердиева,  Ж.  Аймауытова,  
М.  Жумабаева,  С.  Торайгырова,  М.  Ауэзова.  Предостаточно  и  других  фактов. 
Все  эти  моменты  получили  системное  и  объективное  отражение  в  таком 
классическом документе, как программа партии «Алаш». В ее десяти разделах 
дано ясное представление о формах государства, свободе на местах, основных 
правах,  религиозном  деле,  правосудии  и  суде,  защите  страны,  налоге,  о 
рабочих,  науке,  обучении  знанию,  земельном  вопросе.  «Области,  населенные 
казахами,  объединятся  в  целое,  будут  самоуправляться  и  станут  одним  из 
членов  Федерации  Российской  Республики,  –  подчеркивается  в  Программе.  – 
Казахская  автономия,  если  удастся,  будет  пока  вместе  с  дружественными 
народами». 
Иначе  говоря,  выработка  адекватной  национальной  идеи  открыла  широкие 
перспективы  для  освобождения  духа  и  социального  прогресса,  этим  самым 
интеллектуалы и идеологи Алашского движения вписали яркие страницы новой 
истории  казахского  общества.  По  накопленному  опыту,  организационному 
развитию,  интеллектуальному  потенциалу  ни  одна  политическая  сила  или 
течение  дооктябрьского  Казахстана  не  может  сравниться  с  движением  Алаш. 
Совершенно  был  прав  М.  Дулатов,  утверждая  на  четвертом  году  Советской 
власти: 
«Первая 
волна 
образованных 
казахов 
разве 
не 
была 
националистической?  До  февральской  революции  ни  один  казах  не  состоял  в 
политической партии европейского тип Сказки тех, кто глагольствует о своем 
членстве в коммунистической партии с доисторических времен, с 1905 года, не 
воспринимаются нашими ушами. Нет казахского секрета, не знакомого нам». 
Самое  ценное  из  наследия  движения  Алаш,  как  нам  представляется,  это  – 
преданность и жертвенность ради интересов народа, национальной идеи, это  – 
умение  со  знанием  дела  вычленить  текущие,  очередные  и  перспективные 
задачи дня. 
Однако наши обобщающие выводы не имеют ничего общего с идеализацией 
прошлого  Алаша,  с  безудержным  восхвалением  итогов  и  уроков  его 
деятельности.  Следует  вещи  называть  своими  именами.  Так,  например,  не 
совсем  безупречна  позиция  А.  Бокейханова  в  отношении  Туркестана.  И 
накануне,  и  после  второго  общеказахского  съезда  он  выступал  против 
объединения Алашской автономии и Туркестанского мухтарията. «Реализовать 
государственные дела нелегко,  – писал он. – Наш народ испытывает нехватку 
специалистов,  большинство  казахов  неграмотны;  в  Туркестане  темнота 
населения  и  отсутствие  специалистов  десять  раз  хуже.  Если  казахи  составят 
единую автономию с Туркестаном, то получим арбу автономии, которую тянут 
верблюд и осел. На такой арбе далеко не уедем». Сторонники А. Бокейханова 
взяли  верх.  Объединение  автономий  не  состоялось.  В  этом  кроется,  на  наш 

12 
 
взгляд, одна из причин поражения Алашского движения. 
Есть и другие, не менее значимые факторы. Лидеры Алаша с первых дней 
возникновения  движения  жили  и  работали  в  самых  нищенских  условиях. 
Журнал  «Айкап»  перестал  выходить  уже  в  1915  году  –  трудности  военного 
времени,  нехватка  средств  оказались  непреодолимым  барьером.  Финансовые 
трудности  были  хорошо  знакомы  и  издателям  газеты  «Казах». 
Интеллектуальная  элита  колониального  края  фактически  не  испытывала 
внимания  и  поддержку  со  стороны  национальной  буржуазии.  Ибо  она  была 
слаба  и  малочисленна.  Незавершенность  формирования  казахской  буржуазии 
является одной из основных причин запоздалого появления партии «Алаш». 
Национальные идеи, выдвинутые движением Алаш, не нашли понимания и 
поддержку  в  среде  русского  либерализма.  Даже  в  критические  периоды  для 
империи  Комитет  членов  Учредительного  собрания,  Омское  правительство, 
Верховный  правитель  России  адмирал  Колчак  отвергли  идею  Казахской 
автономии. Большевики, затеяв политическую игру ради выигрыша времени, в 
конце  концов,  объявили  Алашскую  автономию  вне  закона.  Иноэтническое 
население  Казахстана,  за  исключением  отдельных  представителей,  оставалось 
безучастным  к  судьбам  национальной  идеи  и  движения  Алаш.  Алашская 
автономия  не  располагала  военно-техническими  и  экономическими  ресурсами 
для защиты суверенитета и независимости. 
Казахская  автономия  как  национальная  идея  прошла  через  горнилу 
испытаний. Большевики, хотя и расправились с движением Алаш, вынуждены 
были  считаться  с  его  блестящей  идеей.  Они  поняли,  что  статус 
государственного образования казахов теперь не может быть ниже автономии. 
И  эту  куцую  автономию  казахов  объявили  на  3-м  году  Советской  власти. 
Звездный  час  национальной  идеи  «Казахская  автономия»  пробил  16  декабря 
1991 года. «В начале XX века задачу выработки казахской национальной идеи 
взяла  на  себя  духовно-интеллектуальная  элита,  –  подчеркивается  в  книге  Н. 
Назарбаева  «В  потоке  истории».  –  Трагической  оказалась  и  личная  судьба 
великих казахов-государственников начала столетия. Но уроки национального 
мужества и интеллектуальной зрелости не забыты».
 


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал