Рассказ о Григе «Корзина с еловыми шишками»



жүктеу 62.03 Kb.

Дата08.09.2017
өлшемі62.03 Kb.
түріРассказ

Под лаской плюшевого пледа:

 

рассказы, стихи, эссе…



9

Норвегия 

в творчестве 

Константина 

Паустовского: 

Почему писатель назвал 

рассказ о Григе «Корзина 

с еловыми шишками»? 

Спросите себя: хорошо ли вы знаете cо-

ветскую  литературу?  А  писателей,  которые  в 

своем  творчестве обращались к  Норвегии?

 

Те, кто положительно мог бы ответить на 

этот  вопрос,  наверняка  вспомнят  Константина 

Георгиевича  Паустовского.

 

Появление  Паустовского  как  нового  пи-

сателя  было  «предсказано»  Иваном  Буниным. 

Зимой  1917  года  Бунин  получил  по  почте  пач-

ку стихов от незнакомого юноши с просьбой об 

отзыве. Прочитав, писатель ответил открыткой: 

“Думается, Ваш удел, Ваша истинная поэзия – в 

прозе...”. 

 

Пророчество  сбылось.  Юношу  звали 

Константином Паустовским. 

 

Иван Алексеевич Бунин, обычно ядови-

тый  в  оценках,  в  последние  годы  жизни  читал 

Паустовского  вслух  знакомым,  восхищаясь  на-

писанным и вряд ли вспоминая имя юноши, не-

когда приславшего ему так и не опубликованные 

стихи.

 

Во  всем,  что  делал,  к  чему  прикасался, 

о  чем  говорил  Паустовский,  была  покоряющая 

искренность.  И  та  самая  благородная  просто-

та, к которой люди идут всю жизнь и не всегда 

к ней приходят. Еще в нем был какой-то чисто 

юношеский  вызов  быстротечному  времени  –  в 

каждом его жесте, порывистом движении чувс-

твовалась не кончающаяся  молодость.

А  любовь  читателей  к  Паустовскому  была,  что 

называется, всенародной.

 

Году  в  1963-м  проводился  социологи-

ческий опрос о самом читаемом и почитаемом в 

России писателе. Паустовский оказался первым, 

на порядок превзойдя всячески опекаемого и на-

сквозь советского Шолохова.

 

Завидная писательская судьба?

 

Не  совсем.  За  эту  «неподконтрольную» 

популярность Паустовский был наказан. В 1965 

году  путем  сложных  дипломатических  интриг 

советскому руководству удалось изменить реше-

ние Нобелевского комитета о присуждении Но-

белевской премии Константину Паустовскому, и 

в самый последний момент все решилось в поль-

зу Шолохова. А в Италии и Швеции уже были 

изданы в «нобелевской» серии однотомники К. 

Паустовского.

 

Удивительно, но Паустовский сумел, пе-

режив  время  безумного  восхваления  Сталина, 

ни слова не написать о вожде всех времен и на-

родов. Умудрился не вступить в партию, не под-

писать ни одного письма или обращения, клей-

мящего  кого-нибудь.  Он  изо  всех  сил  старался 

остаться – и потому остался – самим собой, ста-

рался сохранить репутацию честного художника 

и  порядочного  человека.  Конечно,  Константин 

Георгиевич считал тогдашние наши порядки не-

естественными,  временными,  не  принимал  их. 

Но увы, не в его силах было повлиять на реше-

ния в правительстве. 

 

Он до боли любил свою  родную сторону 

– Тарусу, городок на Оке-реке в средней поло-

се России – жемчужину русской природы. Ведь 

именно здесь, на Оке, написал Паустовский ис-

поведальные слова: «Родина – это все. Нет! Че-

ловеку никак нельзя жить без Родины, как не-

льзя жить без сердца».

 

А  в  годы  “оттепели”  –  эпохи  весьма 

Соотечественник №3 сентябрь  2006 год

Под лаской плюшевого пледа:

 

рассказы, стихи, эссе…



неустойчивой,  двусмысленной  и  ненадежной, 

знавшей  резкие  заморозки  и  очень  недолгие 

потепления  –  общество  очень  нуждалось  в  че-

ловеке, которому можно было бы верить. Таким 

человеком и был Паустовский. 

 

Останется  он  в  памяти  народной  и  как 

человек с юмором и чувством самоиронии. «Од-

нажды мне пришлось посетить одного высокого 

начальника,  –  рассказывал  Паустовский,  уже 

будучи известным писателем. – «Здравствуйте! 

Я из Москвы, писатель. Моя фамилия Паустовс-

кий». – Высокий начальник, не отрываясь от бу-

маги, бросил: «Ну и что?» – Я маленько опешил 

от такой встречи. – «Разве вы ничего не читали 

из написанного мною?» – И тогда начальник от-

ветил веско и спокойно: «А вы мне ничего и не 

писали». Рассказывая это, Паустовский первым 

начинал  смеяться,  буквально  заливаясь  хохо-

том. 

 

А когда Эммануил Казакевич предложил 

Константину  Георгиевичу  заполнить  писатель-

скую  анкету,  то  ответы  лишь  подтвердили  сло-

жившееся мнение о писателе- гражданине.

  

Вопрос:  “Какое  качество  в  человеке  вы 

больше всего цените?” Ответ: “Деликатность”. 

Вопрос: “То же о писателе?” Ответ: “Верность 

себе и дерзость”.  Вопрос: “Какое качество на-

ходите  самым  отвратительным?”  Ответ:  “Ин-

дюк. Надутый индюк”. Вопрос: “А у писателя?” 

Ответ:  “Подлость.  Торговля  своим  талантом”. 

Вопрос:  “Какой  недостаток  считаете  прости-

тельным?” Ответ: “Чрезмерное воображение”. 

Вопрос:  “Напутствие-афоризм  молодому  писа-

телю?” Ответ: “Останься прост, беседуя с царя-

ми. Останься честен, говоря с толпой”. Таким и 

Паустовский остался в памяти. 

 

В  его  родной  Тарусе,  куда  его  привезли 

хоронить, на дорогу вышли даже старики и ста-

рухи – все, кого ноги держали, стояли на обочи-

не. Проводить писателя приехали тысячи людей. 

Подходили к гробу, молча кланялись, клали вет-

ки или цветы и уходили… Самые взыскательные 

и  верные  его  читатели.  Они  провожали  в  путь 

своего писателя, “созерцателя” и “выдумщика”, 

“лирика” и “романтика”, не того, кто рассказы-

вал о них реально-простое, а того, кто показал, 

что реальное – тоже красиво. Эти похороны в 

середине лета 1968 года приняли характер сти-

хийного народного паломничества. До Паустов-

ского в двадцатом веке так провожали в послед-

ний  путь  Льва  Толстого  и  Маяковского,  после 

– Шукшина, Высоцкого, Сахарова, Окуджаву. 

 

Паустовский    был  романтиком.  Он  не 

заботился  о  достоверности.  Если  он  писал,  что 

от  далекого  ледника  смутно  тянуло  горными 

фиалками, то это еще не значит, что запах фи-

алок  действительно  был  слышен  на  много  ки-

лометров.  Но  он  умел-таки  заставить  читателя 

почувствовать  и  нежность  ярких  цветочков,  и 

суровую холодность льда… Этот человек, такой 

Дом Паустовского в Тарусе

0

Соотечественник №3 сентябрь  2006 год

Под лаской плюшевого пледа:

 

рассказы, стихи, эссе…



1

трогательный  в  своей  непосредственности,  об-

ладал  редчайшим  даром  –  он  всех  вокруг  себя 

очеловечивал. Многие говорили, что буквально 

после короткого общения с Константином Геор-

гиевичем у них происходила переоценка ценнос-

тей – хотелось смотреть на людей совсем други-

ми глазами,  с большим пониманием, нежностью, 

состраданием. 

 

«Не будем говорить о любви, потому что 

мы до сих пор еще не знаем, что это такое», – так 

загадочно заканчивается одна из самых поэтич-

ных новелл Паустовского – «Ручьи, где плещет-

ся форель». Почему «не будем»? Писавший всю 

жизнь о любви, Паустовский объяснит это позже 

в письме к Елизавете Аркадьевне Лыжиной. Не 

стоит искать это имя даже в томе опубликован-

ных писем Паустовского. Это – его “заря вечер-

няя”, его и ее тайна. Прикоснемся к ней лишь в 

той мере, в какой позволила это сама Елизаве-

та Аркадьевна (ее не стало в январе прошлого, 

2005-го, года). Вот строки Паустовского.

 

«Когда  я  писал  “Ручьи,  где  плещется 

форель”,  я  никого  в  то  время  не  любил.  Было 

глухое время в моей жизни. Тогда я написал, что 

никто не знает, что такое любовь. Может быть, 

это  плеск  форели  в  реке,  низкие  звезды  за  ок-

нами, печальный голос женщины. И вот, сейчас 

мне дорого все, что связано с Вами, даже каж-

дый  пустяк.  Все  –  и  сырой  туманный  воздух, 

налетающий с Финского залива, Пергамский зал 

Эрмитажа, Куинджи в Русском музее, тот вечер, 

когда падал медленный снег, и я пришел к Вам 

на 7-й этаж и впервые ощутил страшную трево-

гу перед будущим и какую-то глубокую сияющую 

прелесть Вашего существа. Это был рок, судьба, 

от  нее  не  уйти.  Очевидно,  недаром  Вы  нашли 

меня в Москве и недаром я, не видя Вас, все вре-

мя думал о Вас, где бы не был. Может быть, это 

–  награда  за  всю  мою  достаточно  трудную,  но 

все же хорошую жизнь. Как все-таки прекрас-

но, что не стареет сердце

 

Берегите любовь, как драгоценную вещь. 

Один раз плохо обойдетесь с любовью, так и пос-

ледующая будет у вас обязательно с изъяном».

 

Только  великий  романтик  мог  так  ска-

зать.   Сейчас многие его  высказывания возве-

дены в ранг афоризмов. Судите сами:

•  Самое сильное сожаление вызывает у нас чрез-

мерная и ничем не оправданная стремительность 

времени.

•  По отношению каждого человека к своему язы-

ку можно совершенно точно судить не только о 

С Тарусой Константин Георгиевич Паустовский был связан своей жизнью и творчеством с 

1955 года и до самой смерти. На фото - река Таруска.

Соотечественник №3 сентябрь  2006 год

Под лаской плюшевого пледа:

 

рассказы, стихи, эссе…



его культурном уровне, но и о его гражданской 

ценности. 

•  Нам дан во владение самый богатый, меткий, 

могучий и поистине волшебный русский язык. 

•  Вдохновение входит в нас как сияющее летнее 

утро, только что сбросившее туманы тихой ночи, 

забрызганное росой, с зарослями влажной лис-

твы.

•  Вдохновение – как первая любовь, когда сер-

дце громко стучит в предчувствии удивительных 

встреч, невообразимо прекрасных глаз, улыбок 

и недомолвок.

 

Искусство создает хороших людей, фор-

мирует человеческую душу. 

 

Один  из  рассказов  Паустовского,  пос-

вященный  великому  норвежскому  композито-

ру Эдварду Григу, в России входит в школьную 

программу по литературе и изучается в 5 классе 

средней школы. 

 

Но  для  многих  из  нас  «школьные  годы 

чудесные» давно остались в прошлом, и чего-то 

мы  уже  не  помним,  а  что-то  тогда  не  изучали. 

Наши дети в российской школе знакомятся се-

годня с творчеством многих русских писателей. 

И  Паустовский  –  не  исключение.  Жаль,  что 

дети, живущие в Норвегии, лишены этого...

 

И все же те из нас, кто помнит этот рас-

сказ, вряд ли задумывался над тем, почему  К.Г. 

Паустовский рассказ о композиторе Э. Григе на-

звал – «Корзина с еловыми шишками».

 

В  самом  начале  рассказа    Паустовский 

описывает осень, и главное в этом описании: про-

тивопоставление живого, настоящего – и ненас-

тоящего, сделанного, подделки под настоящее. 

 

«Стояла  осень.  Если  бы  можно  было 

собрать все золото и медь, какие есть на земле, 

и выковать из них тысячи тысяч тоненьких лис-

тьев, то они составили бы ничтожную часть того 

осеннего наряда, что лежал в горах. К тому же, 

кованые листья показались бы грубыми в срав-

нении  с  настоящими,  особенно  с  листьями  оси-

ны. Всем известно, что осиновые листья дрожат 

даже от птичьего свиста».

 

А потом будет встреча  Грига с девочкой 

Дагни Педерсон, которая  с трудом тащила тя-

желую корзину с еловыми шишками, а в них, как 

известно,      «много  смолы,  и  поэтому  они  весят 

гораздо больше сосновых». И будет дан портрет 

девочки, дочери лесника, в котором будет под-

черкнута ее органическая связь с лесом и с осе-

нью: «...зрачки у нее зеленоватые, и в них поб-

лескивает огоньками листва». 

 

Собственно, эта встреча и пробуждает у 

композитора желание именно ей подарить музы-

ку. Он понимает , что они могут больше не встре-

титься с девочкой, но верит, что она обязательно 

встретится с Музыкой.

 

В  начале  еще  неясно,  почему  именно 

этой девочке композитор  собирается посвятить 

свое произведение. Но уже начинает «мерцать» 

смысл сквозь дальнейшее повествование. Мы-то 

знаем,  кто  был  самыми  лучшими  слушателями 

музыки Грига – это были и загулявшие матросы, 

которые  «рассаживались  на  ступеньках  дома  и 

слушали, всхлипывая», и прачка, которая «раз-

гибала  спину,  вытирала  ладонью  покрасневшие 

глаза и покачивала головой», и сверчок, и пада-

ющий снег, и Золушка... «Этих слушателей Григ 

ценил больше, чем нарядных и вежливых посе-

тителей концертов». 

 

А  дальше  –  тема  для  настоящих  цени-

телей  Музыки  и  искусства  –  тема  театра,  куда 

впервые пришла юная Дагни и поверила в вол-

шебную силу искусства. Григ правильно угадал, 

что  можно  подарить  на  восемнадцатилетие  ма-

ленькой  Дагни,  простой  крестьянской  девоч-

ке.  Она  станет  той,  кому  МАЭСТРО  подарит 

встречу с Прекрасным.

 

Вот такой смысл откроется вам, если вы 

немного задумаетесь над смыслом названия это-

го рассказа и, может быть, тогда вам захочется 

прочитать или перечитать и этот рассказ, и дру-

гие…

Материал собран Т.Дале



Памятник Григу в Трольхаугене.

Соотечественник №3 сентябрь  2006 год




©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал