Происхождения индоевропейцев наукой более



жүктеу 421.62 Kb.
Pdf просмотр
бет1/3
Дата09.11.2022
өлшемі421.62 Kb.
#23607
  1   2   3
О ПРОИСХОЖДЕНИИ ТЮРКОВ ПО ДАННЫМ ГЕНЕТИКИ, ЛИНГВИСТИКИ И ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИИ
17183 aqU, Лекция 1 СИК 2020


О ПРОИСХОЖДЕНИИ ТЮРКОВ ПО ДАННЫМ ГЕНЕТИКИ, ЛИНГВИСТИКИ И 
ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИИ 
Разобраться в происхождении тюрков невозможно без понимания того, кто такие 
«индоевропейцы», тем более что тема происхождения индоевропейцев наукой более 
разработана. Поэтому обратимся к индоевропейскому языку. Х.К.Уленбек [1] и 
Б.В.Горнунг [2] предполагали, что индоевропейский язык - это результат скрещивания 
между языком уральско-алтайского типа и языком типа кавказско-семитского. Эта 
концепция основывается на том, что в системе праиндоевропейского языка имеют место
противоречивые явления, которые с наибольшей вероятностью можно объяснить
происхождением от различных языковых систем. Противоречие усматривают, прежде
всего, в том, что, согласно ―ларингальной‖ теории, в праиндоевропейском был один
только гласный звук е, который не выполнял фонемной функции, а система фонем 
состояла только из согласных и сонантов, но вместе с тем в нем сложиласьтриада гласных 
е, о, а.
Однако современные компаративисты не признают возможности смешения 
различных языков: «…смешения языков никогда не бывает, нельзя говорить, что
один язык появился из-за смешения двух других языков, такого в природе не 
отмечено» [3].
По мнению Н.С.Трубецкого «…семейства угро-финско-самоедское (иначе 
уральское), тюркское, монгольское и маньчжурское целым рядом общих черт
объединяются в один союз урало-алтайских языковых семейств, несмотря на то, что 
генетическое родство между всеми этими семействами современная наука отрицает. 
Деление существительных на грамматические роды и способность корня при
образовании форм изменять, вставлять и выбрасывать корневую гласную (соберу -
собрать - собирать - собор) объединяют семейства индоевропейское, семитическое,
хамитическое и северокавказское в союз средиземноморских языковых семейств, к 
которому, вероятно, принадлежали и некоторые вымершие языки бассейна Средиземного
моря. Такие союзы генетически друг с другом неродственных лингвистических
семейств имеются по всему земному шару». «…, индоевропейское семейство,
принадлежа, к союзу средиземноморскому, в некоторых пунктах (например, в
отсутствиипрефиксов) сближается с союзом урало-алтайским и, в частности,
внекоторых отдельных случаях представляет разительное сходство с языками 
уральскими (угро-финско-самоедскими). Одиноко стоящие языки Восточной Сибири 
(енисейско-остяцкий, гиляцкий, юкагирский и так называемые камчатские, т.е.
камчадальский, чукотский и корякский) являются как бы переходным звеном между
урало-алтайским и североамериканским (эскимосско-алеутским) союзами и т.д.» [4].
Ф.Кортланд отрицает генетическое родство индоевропейской, северокавказской
и афразийской языковых семей: «Гипотеза что индоевропейский язык генетически
связан с кавказской или семито-хамитской языковыми семьями кажется мне
маловероятной. Мы должны принимать в расчет типологическое сходство
протоиндоевропейского и западносеверокавказского языков. Это сходство может быть
обусловлено ареальным фактором, что позволяет считать индоевропейский язык ветвью 
урало-алтайского языка, который изменился под влияние кавказского субстрата». [5].
Теперь смотрим генетику: наиболее часто встречаются у индоевропейцев Y-
гаплогруппы - R1b1, R1a1, E, J, I1, I2.


Гаплогруппа I1 (I1a) наиболее распространена среди населения южнойНорвегии,
юго-западной Швеции и Дании (около 35%). С меньшими частотами она встречается
у других германских народов [6, 7]. Поэтому многие авторы считают гаплогруппу I1
маркером германских народов и называют ее скандинавской. Предположительно
германские народы появились в результате смешения носителей гаплогруппы I1 с
уже сложившимися индоевропейцами.
Вместе с тем, наибольшее гаплотипическое разнообразие гаплогруппа I1 имеет
у французов и итальянцев, несмотря на намного более низкую частоту
распространения (2-11%). Это может указывать на то, что даннаягаплогруппа
принесена на север палеолитическим населением южноевропейского происхождения,
пережившего последний ледниковый период в убежище, расположенном где-то на
Пиренейском или Аппенинском полуостровах или в южной Франции.
Гаплогруппа I2 ближайшая родственница I1. Наиболее распространена она в 
Далмации, Боснии и Герцеговине (40 - 50%) [6, 7]. У боснийцев 54% I1b [7, 8]. 
Встречается I2 и у западносеверокавказских народов. У кабардинцев по данным [9]
гаплогруппа I составляет 10%, у абхазов – 33.3%. Однако по данным [10] у 
кабардинцев I встречается с частотой лишь 4.2%, в то времякак в некоторых
дагестанских популяциях с частотой от 2% до 24%, а по данным [9] – до 58% (у 
даргинцев).
Теперь вспомним Ф.Кортланда [5], отметившего типологическое сходство 
протоиндоевропейского и западносеверокавказского языков, которое обусловленно
влиянием кавказского субстрата на протоиндоевропейский язык. А также учтем
мнение С.А.Старостина [11], который считал, что «праиндоевропейская языковая
общность наложилась на некоторый диалект прасевернокавказского языка» и
датирует «контакты между праиндоевропейским и прасевернокавказским языками
началом V тысячелетия до н.э., т.е. эпохой развитого неолита». Эти контакты имели 
вид ассимиляции индоевропейцами некоего местного севернокавказского языкового
субстрата. От этого предшествующего населения индоевропейцы позаимствовали
большое количество слов (лексем), связанных с животноводством и земледелием,
названиями предметов обихода, продуктов питания, с торгово-обменными операциями, а 
также и некоторые названия диких растений и животных [11]. О присутствие языков,
родственных западносеверокавказским в древней Европе говорят многие лингвисты. 
Они, в частности, отмечают определенное структурное сходство минойского языка с
языками северо-западнокавказского круга, древнейший представитель которых —
хаттский — хронологически сопоставим с минойским [12]. 
У западнокавказских народов наряду с гаплогруппой I часто встречается 
гаплогруппа G, например, у кабардинцев ее 43,2% [8]. Однако эта гаплогруппа 
встречается 
у 
дагестанских 
народов, 
языки 
которых 
относятся 
к
восточносеверокавказским, не столь часто (от 3% у даргинцев до 19% у чамалинцев),
а у аварцев, багуалинцев, табасаранцев не обнаружена. Обнаруженное в популяциях 
Кавказа разнообразие гаплотипов характерно только для этого региона [10]. К тому же
гаплогруппа G очень редко встречается в Европе. Все это указывает на то, что носители 
гаплогруппы G не были в глубокой древности носителями северокавказских языков. 
Поэтому можно предположить, что гаплогруппа I западносеверокавказская.
КОММЕНТАРИЙ (А. КЛЁСОВ): Поскольку последняя фраза имеет важное
значение в контексте настоящего изучения, необходимо отметить, что оснований она 
не имеет. Автор не только не принял к сведению замечание рецензента, но повторил
вывод (или предположение), которое было рецензентом оспорено. Это показывает,


что автор придает своему выводу особое значение. Тем не менее, предположение это
безосновательно по ряду причин. Во-первых, гаплогруппа I за пределами Европы
наблюдается редко, и считается «примесной», недавней. Во-вторых, работы Насидзе
по гаплогруппе I на Северном Кавказе, и 33.3% у абхазов в особенности, были
многократно поставлены под сомнение. Упоминания опроцентах гаплогруппы I на
Кавказе по данным Насидзе были удалены из Wikipedia, и в разделе «Гаплогруппа I»
Кавказ упоминается только один раз, что там менее данной 10% гаплогруппы,
данные больше не приводятся, и на карте гаплогруппы I Кавказ вообще отсутствует. 
Хотя цитируемая автором диссертация Б. Юнусбаева и приводит цифры по
гаплогруппе I на Кавказе, тем не менее диссертант пишет: «обнаружение данных 
гаплогрупп позволяет судить о генетическом вкладе популяций Европы в генофонд
Дагестана, поскольку гаплогруппа I не встречается, кроме Европы». В этой ситуации
настойчиво писать, что «гаплогруппа I западносеверокавказская» - значит настаивать на 
своей ничем не обоснованной версии. Если бы автор привнес свои данные,
например, по расчету хронологии гаплогруппы I по мутациям в гаплотипах, и
показал, что у андийцев, у которых четверть населения по данным диссертанта
имеет гаплогруппу I1b (хотя у всех вокруг – единицы процентов), гаплогруппа
древняя, и имеет тысячелетия до общего предка, то основания хоть какие-то были
бы (хотя далеко не абсолютные). А так – нет никаких, плюс мисрепрезентация мнения 
диссертанта.
Короче, никаких оснований считать гаплогруппу I ―северокавказской» просто
нет. Да и потом, что это означает? Гаплогруппе I как минимум 20 тысяч лет, а скорее 
всего не менее 30-40 тысяч лет. Какое отношение к этому имеют 24% гаплогруппы I1b у 
андийцев? Неужели за прошедшие 20-30-40 тысяч лет гаплогруппа не распространилась
бы по всей округе, далеко выплескиваясь за пределы андийцев?
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
Гаплогруппа E (происходит от DE*, парагруппа DE* обнаружена среди налу в 
Гвинее-Бисау, в 2008г. у двух человек из Тибета; родственна тибетской и айнской D) –
наиболее распространена в Африке (80-92%) среди афразийских народов. Встречается
также в Аравии и Южной Европе (у албанцев Е3b составляет 34%, болгар – 22, греков – 
21, румын и испанцев – 15, итальянцев – 14%, у немцев – 7%) [7]. Парагруппа E* найдена 
у банту юга Африки, среди пигмеев и банту Камеруна и Габона [13]. Вполне возможно, 
что нынешние афразийские языки – потомки древнего языка носителей гаплогруппы
Е. Тем более, что лингвисты находят хамитский субстрат в некоторых европейских
языках, в частности в кельтских. В. Орел [14] восстанавливая повседневный быт 
носителей прасемито-хамитского языка по данным реконструкции лексики пришел к
выводу, что семито-хамитская прародина располагалась в Африке, в неолитической 
Сахаре идолине Нила (восточный вариант оранской культуры, XII-VIII тыс.), а не 
внатуфийской культуре Леванта, как считают Ю.А. Милитарев и др. [15].
Древнейшие следы натуфийской культуры относятся к IX-VIII тыс., что не 
согласуется с хронологией семито-хамитских языков. В натуфийской культуре
отсутствует фауна, реконструируемая в праафразийском языке, нет указаний на 
эксплуатацию берега реки или озера.
Афразийские языки часто относят к ностратическим. Однако в последнее время 
их выделяют в отдельную надсемью, родственную ностратической. В связи с этим
интересно исследование В.Косарева, в котором он находит определенные параллели 
языка айну с индоевропейским. По его мнению, айнский язык, как и семито-хамитский, 
выделился из ностратического и в нем законсервировались весьма архаичные
лингвистические черты [16]. В Японии гаплогруппа D2-M55 составляет 35% и чаще 
всего встречается среди айну и аборигенов Рюкю. Разнообразие субгрупп D2 в ней 


означает, что эта Y-хромосомная гаплогруппа была изолирована на Японских островах 
12-20 тысяч лет назад [13].
Гаплогруппа J делится на две подгруппы: J1 (M267) и J2 (M172), 
имеющиепроисхождение в южных и северных частях Плодородного Полумесяца 
соответственно [17]. В настоящее время гаплогруппа широко распространена у
евреев и арабов Ближнего востока и восточносеверокавказских народов (нахско-
дагестанские народы). 
Гаплогруппа J составляет 60% Y-хромосомного пула популяций Дагестана. Эта 
гаплогруппа в Дагестане в основном представлена производной ветвью J1, с 
варьированием от 21% у багуалинцев до 91% у даргинцев. Гаплогруппа J2 составляет 9% 
всех линий выборки популяций Дагестана [10]. J2 наиболее распространена в Греции и 
Италии, где наeе долю приходится до 30%, а также в Турции. J2 также присутствует и
в Индии, где встречается наибольшая частотность подгруппы J2b2.
Поскольку как показано выше афразийской является гаплогруппа E, то 
гаплогруппа J является, скорее всего, восточносеверокавказской, а предки 
современных евреев и арабов перешли на семитские языки под воздействием
носителей гаплогруппы E, пришедших из Африки. Распространение гаплогруппы J на 
Кавказе можно связать с куро-араксской культурой. В частности, в литературе
отмечается связь куро-араксской культуры с племенами родственными предкам чеченцев 
и ингушей.
Таким образом, можно предположить, что I – западносеверокавказская 
гаплогруппа, J – восточносеверокавказская, их ещѐ называют средиземноморскими. 
Нельзя утверждать, что 20-30 тыс. лет назад носители этих гаплогрупп разговаривали на
северокавказских языках, но то, что ихязыки были отдаленно родственны современным 
северокавказским языкам, можно говорить смело.
КОММЕНТАРИЙ (А. КЛЁСОВ): Опять мы видим совершенно 
безосновательные предположения. Про I как «западносеверокавказскую» гаплогруппу
комментарий был выше. Теперь о «восточносеверокавказской» гаплогруппе J. Парой
абзацев выше мы читаем, что «гаплогруппа J делится на две подгруппы: J1 (M267) и J2 
(M172), имеющие происхождение в южных и северных частях Плодородного 
Полумесяца», и вдруг она уже «северокавказская», и тут же – «средиземноморская» 
(хотя последнее географически ближе к истине). Да еще не только «северокавказская», но 
и давностью 20-30 тысяч лет назад. Какие основания к тому? Основания не приводятся. 
Не будет же мы считать основаниями процентные составы ее у жителей Кавказа.
Например, гаплогруппы N1c у финнов 77%, но никто не считает финнов первопредками 
данной гаплогруппы. Надо же смотреть историю, миграционные потоки, считать 
датировки. У бедуинов и их потомков на Ближнем Востоке общие предки 
современных носителей гаплогруппы J1 датируются 19 тысяч лет назад, гаплогруппы 
J2 – 12 тысяч лет назад. А на Кавказе? Данных или нет, или примерно 4 тысячи лет 
назад. Наконец, откуда следует, что древние языки, 20-30 тысяч лет назад, носителей 
гаплогрупп I и Jбыли «отдаленно родственны современным северокавказским языкам»?
Или автор говорит о ностратических языках? Остается только гадать. Пояснений нет.
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
Остаются две родственные гаплогруппы R1a1, R1b1 – если точно следовать 
вышеизложенному тексту, получается, что это предки уральских и алтайских народов. 
Однако не все так просто.


У многих угро-финских народов практически нет гаплогруппы R1b. Так, 
например, в исследовании [18] у хантов в выборке из 28 человек не было ни одного
носителя этой гаплогруппы, у манси – в выборке из 25 человек только один. В то
же время по данным [7] у венгров гаплогруппа R1b встречается с частотой 18%, коми 
– 16, мордвы – 13, саамов – 5, марийцев – 2%.
У угро-финнов преобладает Y-гаплогруппа N1c – удмурты - 68%, финны - 61,
эстонцы - 37%, мaрийцы - 33, мордва - 9% [19]. Довольно широко распространена у них 
также гаплогруппа R1a – марийцы – 36%, коми – 33, венгры – 30, мордва – 27, саамы – 
13% [7]. 
Смешение носителей гаплогрупп N1c и R1a дало современных финно-угров.
Установлено, что местом происхождения гаплогруппы N1c Y -хромосомы 
является территории Южной Сибири. Неолитическая экспансия населения Южной
Сибири привела к появлению и широкому распространению группы N1с в популяциях 
Восточной и Северной Европы [20].
Носители гаплогруппы N1c изначально возможно были носителями 
аустрического языка, поскольку данная гаплогруппа родственна гаплогруппе О 
(образно выражаясь – родная сестра), преобладающей у народов Юго-Восточной Азии
и китайцев. Народы Юго-Восточной Азии, как известно, разговаривают на языках,
которые некоторые лингвисты объединяют в аустрическую макросемью. Предки
китайцев, у которых преобладает гаплогруппа О вполне возможно также
разговаривали на аустрических языках и перешли на китайский язык, который С.А. 
Старостин относит к синокавказским, под влиянием народа, родственного современным 
восточносеверокавказским народам.
Ряд археологов считают, что истоки китайской цивилизации идут из культуры 
Яншао, и в тоже время имеются сведения о еѐ переднеазиатских корнях. К тому же 
портреты первых китайских императоров и, в частности,Цинь Ши хуанди,
свидетельствуют об их европеоидном облике. Л.Н.Гумилѐв [21] приводит сведения о
том, что многие императоры династии Чжоу II тыс. до н.э. не были типичными 
китайцами по внешнему виду, и имели орлиный профиль и пышную бороду. В
Древнем Китае получил распространение обычай захоронения рядом с могилами 
правителей и наиболее высокопоставленных чиновников колесниц и лошадей (чэ-ма
кэн), а на ранних этапах и умерщвленных возниц [22]. Принято считать, что
колесница впервые появилась у индоевропейцев. Однако, колесный транспорт
восстанавливается также у прасевернокавказцев согласно реконструкции Николаева,
Старостина (1984, с. 31) по корню, означающему «арба, повозка». Дополнительным
подтверждением наличия колесного транспорта является наличие в ПСК корня, 
обозначающего «ярмо» (там же) [23]. Поэтому вполне возможно, что колесницы 
китайцы переняли у прасеверокавказцев. Проблема эта сложная и нуждается в 
дальнейшем изучении.
КОММЕНТАРИЙ (И. РОЖАНСКИЙ): Проблема, действительно, сложная,
поскольку термин для колеса с большой вероятностью может относиться к т.н. 
«блуждающим словам», что передаются вместе с инновациями в технологии. Их язык-
источник, равно как ипути распространения, чрезвычайно сложно отследить. В частности, 
этимология китайского 
(пекинское «лунь», древнекитайское *rwǝ n)
восстанавливается с большим трудом. Возможные когнаты реконструируются лишь в
рамках сино-тибетской семьи, дальнейшие связи, в том числе с северокавказскими 


языками, крайне ненадежны. По этой причине «аргумент колеса» ничего не 
доказывает – мы не знаем происхождения этого слова в китайском языке.
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
Так, например, у китайцев, как и у индоевропейцев, в качестве 
фантастического упряжного животного, известен дракон. В древнекитайской
мифологии колесница солнечной богини Си-хэ запряжена шестѐркой драконов. У 
индоевропейцев в мифах на колесницах разъезжают не только солнечные боги, но и 
другие астральные божества, и в первую очередь, Луна. За исключением китайцев, ни
один народ Северной, Центральной и Восточной Азии, в мифологии или фольклоре не 
имеет образа звѐздной колесницы. Наличие сходных мифов у индоевропейцев и 
китайцев может свидетельствовать о заимствовании этих мифов из одного источника – у 
прасеверокавказцев. Выше уже приводилась ссылка на С. Старостина, который
доказывает, что индоевропейцы ассимилировали на Балканах местный
севернокавказский языковойсубстрат, позаимствовав у него большое количество слов 
(лексем), связанных с животноводством и земледелием, названиями предметов 
обихода, продуктов питания, с торгово-обменными операциями, а также и некоторые 
названия диких растений и животных [11].
КОММЕНТАРИЙ (А. КЛЁСОВ): Поскольку автор действительно не рассматривает 
альтернативные объяснения, то стоит подсказать, что при сходстве языков, мифологий,
гаплогрупп, колесниц и прочих предметов у популяций А и Б, вовсе не обязательно 
популяция Б все позаимствовала у А, и это постулировать, как это делает автор. 
Возможно и наоборот, что популяция А все это (или часть) позаимствовала у Б, а
возможно, что была и третья популяция, В, которая позаимствовала у одной и 
передала другой. Не исключено, что были и промежуточные по действиям популяции
Г, Д, Е и прочие. И вот эти-то альтернативные варианты необходимо рассматривать 
под углом истории, лингвистики, древних миграций, подходов ДНК-генеалогии и прочих 
дисциплин, терпеливо отбирая наименее противоречивые варианты. Написать – 
«Наличие сходных мифов у индоевропейцев и китайцев может свидетельствовать о 
заимствовании этих мифов из одного источника – у прасеверокавказцев» - это, конечно,
курьез. Теоретически, если ничего не рассматривать,это, конечно, может быть, но
если рассматривать – то есть значительно более обоснованные варианты объяснений.
Известно, например, что носители гаплогруппы R1b (как и R1a) прошли долгим 
миграционным путем со стороны Китая (точнее, Алтая, часть которого находится в
современном Китае, часть граничит с Киргизией, часть – с Монголией) до Кавказа,
но разными путями. Древние гаплогруппы R1b есть в Китае, более недавние – на 
Кавказе, примерно 7-6 тысяч лет назад. «Индоевропейцы» (гаплогруппа R1a) с Русской 
равнины прошли на Кавказ примерно 4500-4200 лет назад, и продвинулись дальше, в
Анатолию и Митанни. Все они могли приносить мифы, колесницы, языки. Далее, 
«индоевропейцы» R1a1 примерно 4000-3300 лет назад дошли и до Алтая-Китая, и тоже 
могли приносить с собой предметы, мифы, языки. Вряд ли их можно называть
именно «северокавказцы». Это звучит как-то внеисторически.
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
Родство синокавказских языков (шире на-дене-синокавказских) не 
подтверждается генетическими данными по носителям этих языков (у тибетцев много 
гаплогруппы D, у китайцев – О, у кавказских народов – I и J, у кетов – Q, у индейцев на-
дене – С, у басков – R1b (их язык чаще всего считают изолированным), но этому
тоже нужно искать объяснение (еслигипотеза не ошибочна).


КОММЕНТАРИЙ (А. КЛЁСОВ): Это – важное положение, по которому автор 
опять не внял рецензенту. Выше – фундаментально неверная постановка вопроса. У
русских тоже много гаплогрупп, а язык один. Напротив, можно легко найти
примеры, при которых гаплогруппа одна, а языков много. И что там «не
подтверждается генетическими данными»? Надо же не декларировать подобные вещи,
а проводить конкретный анализ. И дело не в возможной ошибочности сино-
кавказской гипотезы, а в том, что не «много гаплогруппы» должно служить критерием 
гипотезы. И вот в данном случае есть как минимум одна гаплогруппа, которая ведет
сино-кавказские языки по всей Евразии, от Алтая до Европы. Это – гаплогруппа R1b. 
Она и на Алтае, и в Северном Китае, и в Тибете, и в Средней Азии, и у чувашей-татар-
башкир в Поволжье и в Северном Казахстане, и на Кавказе, и в Малой Азии, и на 
Ближнем Востоке, и на Пиренеях. Где же «не подтверждается генетическими данными»? 
Что касается американских индейцев, то, вполне возможно, у них тоже есть 
гаплогруппа R1 (есть такие сведения, но анализ затруднен только поверхностным
типированием и короткими гаплотипами),или язык мог передаться культурными
контактами, или, наконец, вАмерике может вообще не быть тех сино-кавказских языков, 
которые есть в Евразии. Вариантов много, и не надо торопиться с выводами типа «не 
подтверждается генетическими данными».
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
Может это ещѐ наследие единства СF. Могут быть и другие причины. 
Например, баски и бурушаски, кеты. У басков преобладает R1b1. Язык басков
агллютинативный с элементами эргативности. В настоящее время лингвисты находят
в нѐм много черт, сближающих его с картвельскими языками. К тому же, он, по-
видимому, испытал сильное влияние северокавказских языков (у басков преобладает
гаплогруппа мтДНК V, которая возможно родом с Балкан). Бурушаски генетически 
«сборная солянка» (1% R1b, 27,8% – R1a, 8,2% – J, 1% – G, 16,5% - L) [24]. Скорее всего, 
они как народ сложились в результате какого-то катаклизма. Люди, оказавшись в 
изоляции, разговаривавшие на разных неродственных языках, не понимавшие друг
друга выработали особый язык, изолированный от других. Хотя возможно в нѐм и
преобладают синокавказские элементы. Кеты являются носителями гаплогруппы Q.
Эта гаплогруппа родственна гаплогруппам R1b и R1a и преобладает у американских 
индейцев. Вполне возможно, что предки кетов разговаривали на языке близком к 
ностратическому, а затем под влиянием народа, родственного китайцам поязыку перешли
на нынешний язык (видел схему, в которой америндские языки относят к
ностратическим [25]). По крайней мере, предания кетов утверждают, что их предки 
пришли с юга. Учѐные считают, что их родина – Южная Сибирь.
По мнению Напольских В.В. [26] носителями древнего уральского языка были 
представители урало-западносибирских неолитических культур. Это правильно, но он
считает, что на запад финно-угорские языки принесли низколицые монголоиды,
антропологический тип которых наиболее сохранился у современных западных
эвенков, юкагиров, угров, ненцев. Заметим, что язык эвенков относится к тунгусо-
маньчжурским (алтайская языковая семья). Вместе с тем, у этих народов много
гаплогруппы N1b, тогда как у западных финно-угров преобладает N1c. Так, например,
у хантов в выборке из 28 человек 7 имели гаплогруппу N1b, у манси – из 25 – 15 [18], у 
вепсов 18% N1b и 38% N1c, у коми 18% N1b, у карелов 1%, у мордвы 2%, у саамов N1b
вообще нет. Примечательно то, что в языке саамов обнаружен самодийский субстрат, 
что указывает на отсутствие у носителей прасамодийского языка гаплогруппы N1b. У
литовцев и латышей, языки которых считаются наиболее древними из современных 
индоевропейских, и которые во многом сформировались на основе лапоноидного 
населения Восточной Европы и имеют соответственно 37 и 41% N1c, носителей 


гаплогруппы N1b также нет [7]. В.В.Напольских не считает древнеелапоноидное
население Восточной Европы уральским (финно-угорским), считая его язык не 
установленным [26].
Переходим к тюркским языкам.
В научной литературе нет единого мнения о родстве тюркских языков с 
другими языками. Ряд лингвистов находит схождения тюркских языков сшумерским,
эламским. Так, например, А. Долгопольский отмечает: «В языках древних алтайских
народов оказывается немало слов из языков восточной и северной части Передней 
Азии: из эламского (кик "небо" дает тюркское кек "небо"), из шумерского (дингир "бог"
дает тюркское тенгири, тенгри "бог", "небо", монгольское тенгри "небо") и т.п. Этот факт 
вместе со многими другими, например, с данными антропологического анализа 
черепов древних жителей Южной Сибири и Западной Монголии, оказавшихся
европеоидами - пришельцами с Запада, заставляет полагать, что когда-то в глубокой
древности носители алтайских языков жили недалеко от Передней Азии, а именно в 
Средней Азии» [27].
КОММЕНТАРИЙ (А. КЛЁСОВ): Опять фундаментально неверное положение. 
Ничего здесь «не заставляет полагать», просто неверные посылки. Первое – 
«европеоиды» вовсе не обязательно «пришельцы сЗапада». Это, напротив, пришельцы в
древние времена в Европу, которые настолько прижились в Европе, что их в
недавнее время стали считать «европеоидами». Просто по факту их нынешнего 
проживания, и проживания за последние тысячелетия. Гаплогруппы R1a и R1b
образовались в Азии, будучи европеоидами. Просто потому, что живут в Европе уже
тысячелетия, и потому, что имеют «европеоидный вид». По той же логике
современных американцев называют «американцы» не потому, что они образовались в 
Америке, а потому, что там живут. Далее, непонятно, по какой «логике» тот факт, что
в языках алтайцев много слов из языков Передней Азии говорит о том, что это
именно Передняя Азия была первична, а Алтай – вторичен по языкам. Здесь автор
делает ту же логическую ошибку, что и выше по тексту. На самом деле показано,
что это именно миграции из Алтая в Переднюю Азию могли принести языки с востока на 
запад. Например, носители гаплогруппы R1b со стороны Монголии и Тибета прибыли
на Ближний Восток, возможно, и принесли часть (или полностью) шумерские языки. В 
любом случае, нельзя просто постулировать одно направление вектора, необходимо 
рассматривать альтернативные направления. Это не исключает и того, что носители
гаплогруппы R1a1 двигались с запада на восток, но вряд ли они несли тюркские
языки, поскольку как часть этогодвижения они принесли пра-индоевропейские языки
в Индию и Иран.
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
В тоже время А.В.Дыбо [28] считает, слово тенгри является тюркским «ПТ 
*täηri 'бог', 'небо': из ПАлт. *t'aηgiri 'клятва, божество', ПМонг. *taηgarag 'клятва', ПТМ 
*taηgura- 'молиться, поклоняться', ПЯп. *tinkir- 'клясться' (EDAL). Значение 'бог' для
пратюркской формы явно более архаическое (только оно зафиксировано в двух раньше 
всего отпавших языках — як.ичув.); в др.-тюрк. памятниках встречены оба значения, 
причем в значении «бог, божественный» рассматриваемое слово служит эпитетом при 
«юридических» терминах (täηri elim 'мое божественное государство', täηri qanym 'мой
божественный хан')…». «…возможно, следует предполагать в тюркском значение 'бог'
первичным по отношению к значению 'небо', с первоначальным значением «божество
клятвы, социального устройства». «Тюркское слово заимствовано в монг. teηgeri > эвенк. 
tiηeri, солон. Teηer…».


Археологические и антропологические материалы подтверждают правоту обоих
авторов: А.В. Дыбо права в том, что слово тенгри тюркское, а А. Долгопольский в 
том, что древние тюрки жили в Средней Азии. Черепа измогильников южной Туркмении
относятся к древнему средиземноморскому типу, широко представленному в V-II
тысячелетиях до н.э. в Передней Азии и у шумеров в III тысячелетии до н.э. 
Палеоантропологический материал, относящийся к кельтеминарской культуре неолита 
(VI-III тысячелетия до н.э.) северной Туркмении (могильник Тумек-Кичиджик)
обнаруживает сходство с северным протоевропейским. В то же время на женских
черепах этого могильника прослеживается комплекс краниологических признаков,
близкий средиземноморскому [29]. С.П. Толстов [30] отмечает, что ближайшие 
параллели кельтеминарской культуре находятся в неолитических стоянках южного 
Синьцзяна, более поздних стоянках западного Казахстана (к северу от Аральского моря). 
Аналогии есть в Поволжье, в прикамском энеолите (конец III тыс. до н.э.) (особенно 
Левшинская стоянка у устья реки Чусовой),в культурах шигирского типа Приуралья во 
II-I тыс. до н.э., в приобском пережиточном неолите того же времени. Более
отдаленные параллели отмечаются в южносибирском неолите.
Менее отчетливые, но несомненные связи ведут к неолитической культуре 
«ямочно-гребенчатой керамики» северо-востока Европы, и в ранние этапы культуры
энеолита и бронзового века евразийских степей – древнеямную культуру III тыс. до н.э. 
в Восточной Европе и афанасьевскую культуру III-начала II тыс. до н.э. в южной
Сибири. В Минусинском крае вафанасьевском погребении III тыс. до н.э.
обнаружены украшения, сделанные из раковин, ближайшим к Сибири районом
местонахождения которых является устье Амударьи.
По мнению С.П.Толстова кельтеминарские племена могут быть угорскими. Он
объясняет это тем, что лингвисты обнаружили наличие довольно значительных
связей между неиндоевропейскими языками Индии (дравидийские и мунда) и
угорскими языками Западной Сибири и Приуралья. Мунда – относятся к веддоидной
расе с монголоидной примесью, говорят на языках близких к кхмерскому. По
мнению С.П. Толстова эти связи могли быть в IV-III тыс. до н.э., когда создатели 
кельтеминарской культуры выступали в качестве наиболее вероятного 
посредствующего звена этих связей и между угорскими и дравидийскими народами не 
жили индоевропейцы.
Есть также мнение о дравидоязычности кельтеминарских племен. Однако 
древние дравиды относились к средиземноморской расе [31], а население 
кельтеминарской культуры относилось (за редким исключением, об этом ниже) к 
северному протоевропейскому расовому типу.
Размещение А. Долгопольским прародины алтайцев в Средней Азии, а также
локализация В.В. Напольских и другими лингвистами прародиныуральских народов в
урало-западносибирском неолите говорят о том, что кельтеминарские племена не были 
прауральскими.
Сторонниками родства тюркских языков с монгольскими и тунгусо-
маньчжурскими языками в рамках алтайской семьи были Б.Я. Владимирцов, Г.Й.
Рамстедт и Н.Н. Поппе, Н.А. Баскаков. Г. Рамстедт обосновал родство не только
тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских языков, но и корейского. Р. Миллер
выдвинул, а С.А. Старостин обосновал принадлежность к алтайской семье японского 
языка.


А.Вовин, Г.Дѐрфер, Ю.Янхунен, В.Л. Котвич, A.M. Щербак, Г.Д. Санжеев, 
А.Серебренников считают родство алтайских языков недоказанным, оставляя за
алтайской общностью лишь ареальный и типологический статус. Основные претензии
вызывает введѐнная в алтайское сравнение лексика: утверждается, что все алтайские 
лексические сопоставления могут быть объяснены разновременными заимствованиями,
и что общими для алтайских языков оказываются как раз слова, по своему
значению относящиеся к «проницаемым» частям лексической системы. В частности, в 
процессе исследования алтайской гипотезы В.Л. Котвич [32] пришел к выводу, что
наличие большого материального сходства в строевых элементах алтайских языков, а 
среди них особенно большое сходство междутюркскими и монгольскими языками, 
объясняются не тем, что это наследие общеалтайского праязыка, а скорее тем, что
пратюркский и прамонгольский языки тесно взаимодействовали между собой в
течение многих тысячелетий.
А.М.Щербак также объяснял близость монгольских и тюркских языков давним
и длительным воздействием изначально разнородных культур, в итоге приведшего к
сложению «специфической тюркско-монгольской языковой общности контакционного
типа», по своему содержанию не имеющей ничего общего со связями генетическими 
[33, 34].
«В настоящее время тюркский и монгольский языковые типы весьма схожи; 
однако, в более ранние периоды эти языки обнаруживают очень различные системы» 
писал Г.Дѐрфер [35].
Поскольку «влияние тюркских языков на монгольские было во много раз 
сильнее, чем обратное» [33], такое нельзя отнести за счет окраинного контакта двух
языковых ареалов. Недостаточным для сложения такой ситуации кажется и
неоднократно отмеченное в раннесредневековых источниках политическое господство
тюркоязычной среды над монголоязычной (скажем, зависимость шивэй или киданей
от тюрок, отмеченная в «Таншу»). Правдоподобным объяснением
представляетсятолько длительное двуязычие народов монгольской группы, сложившееся 
в условиях ассимиляции предшествующего им тюркоязычного населения – 
раннесредневековых аборигенов нынешней Монголии и смежных с нею земель.
Такое наслаивание языков, происходившее с расселением прежде лесных
верхнеамурских монголоязычных племен в новых для них природных условиях
степей Центральной Азии, в наибольшей мере проясняет социальную природу 
лексических параллелей, прослеженных во всех тематических разделах и, прежде
всего, массовые заимствования природно-географических и хозяйственных тюркских
терминов в монгольские языки [36, 37, 38, 39].
Сознательная политическая преемственность средневековых монголоязычных 
государств от каганатов тюркоязычных народов привела к восприятию соответствующей
лексики, включая титулатуру. Именно «такое смешение неродственных языков, когда не 
остается непроницаемых сфер и когда практически трудно разграничить свое и
чужое» [33] возникает при языковой ассимиляции населения. Обратное воздействие – 
из монгольских языков в тюркские – приобрело значительные масштабы лишь вслед 
за событиями XIII в. [33] [Цит. по: 40]
В тоже время, «Независимо от статуса алтайских языков, языковые семьи, 
относимые к ним, являются ностратическими» [41].


Структура ностратической семьи, по мнению, С. Старостина следующая: «...
Это прежде всего ядро, в которое входят уральские, алтайские и индоевропейские
языки, индоевропейские чуть подальше от уральских и алтайских. … есть еще
картвельские и дравидийские языки, и они тоже явно входят в состав 
ностратических». «Ностратический без афразийского — это, по-видимому, порядка 14 
тысяч лет [42].
Вместе с дравидийскими и уральскими, алтайские языки (тюркские языки, как уже
говорилось выше, некоторые лингвисты относят к алтайским) выделяют в группу
восточноностратических языков. К западно-ностратическим относят, соответственно, 
индоевропейские и картвельские.
Рискну предположить, что носители гаплогруппы R1b1 – это древние западные 
ностраты, (у грузин, например, 14,3% R1b, 7,9% R1a, 36,5% J, 30,1% G [24], а у западных
европейцев она преобладает. R1a1 – восточные ностраты. На «rodstvo.ru» видел
отличную схему, составленную И. Рожанским, показывающую процесс перехода от
кентумных к сатемным индоевропейским языкам. Схема построена на базе 
статистической модели индоевропейских языков, разработанной командой лингвистов
иматематиков во главе D. Ringe, которая учитывает не только лексику, но и морфологию с 
фонологией [43].
КОММЕНТАРИЙ (А. КЛЁСОВ): Здесь какая-то путаница, хотя автор и пишет 
«рискну предположить». Автор на основании опять непонятно чего относит
гаплогруппу R1a1 к тюркским языкам, да еще в компании с дравидийскими и
уральскими языками, а гаплогруппу R1b – к индоевропейским. Здесь, во-первых, 
непонятно, к какой эпохе относится это отнесение, и, во-вторых, какие примеры это
подтверждали бы. У западных европейцев гаплогруппа R1b доминирует, но она 
появилась в Европе всего 4800-4500 лет назад. О каких «западных ностратах» здесь
вообще может идти речь? В ностратический период гаплогруппа R1b было на востоке.
То же и в отношении гаплогруппы R1a1 – ее носители принесли индоевропейские 
языки в Индию и Иран. Разве иранские языки – это тюркские? Санскрит – тюркский?
Балто-славянские языки – тюркские? То, что у грузин 14% R1b, 8% R1a1, и 37% J – о
какой «ностратике», неважно, западной или восточной, это говорит?
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
Схема И. Рожанского очень убедительная и мой вывод полностью выводится 
из неѐ. Если исходить из этой схемы, древние индоевропейцы-кентум R1b1
ассимилировали древних лапоноидных прауральцев R1a1, живших на территории
современной Польши и пограничных районах и так появились индоевропейские
языки сатем, и в частности, арийские языки. Переходом части прауральцев R1a на
индоевропейский язык и их обратным влиянием на индоевропейские языки можно
также объяснить подмеченное Н.С.Трубецким сходство между этими языками [4]. 


КОММЕНТАРИЙ (И. РОЖАНСКИЙ): Схема на рисунке, действительно, моя. 
Однако, за прошедшее с ее публикации время появились новые данные по
гаплогруппам Китая и Центральной Азии. А они дают основание считать, что
носителями рано отошедшей условно "восточно-кентумной" группы ИЕ языков были 
R1a1. Тохарские - это, по всей видимости, реликт той группы, некогда распространенной
от Иртыша до Хуанхэ, судя по анализу ранних заимствований в тюркских и 
китайском языках. См. Вестник т. 3, №10, заметка "ДНК-генеалогия и этимология". То
есть, на схеме в ячейке для тохарских языков R1b с двумя знаками вопроса можно 
заменить на R1a, а это сразу меняет всю картину.
При дальнейшем анализе филогении и географии гаплогруппы R1b оказывается, 
что характерный для кентумных языков Европы субклад R1b1b2 (M269) в этом ареале
или не отмечен вовсе, или он был принесен туда относительно недавно (например, 
R1b-U152 у казахов). "Азиатский" субклад R1b1b1 (M73) отстоит от R1b1b2 слишком 
далеко (общий предок около 16 тыс. лет назад), чтобы считать, что носители 
родительского субклада R1b1b (Р297) изначально говорили на архаичных ИЕ языках.
Это порядок времен ностратической общности (если такая существовала).
Обстоятельства перехода носителей R1b1b2 на кентумные (т.е. более архаичные) языки 
Европы восстанавливаются без привлечения дополнительного (и труднодоказуемого) 
тезиса об уральских языках как родных для R1а. Например, греческий язык с его очень
своеобразной фонологией вполне мог сформироваться в среде носителей R1b (субклад 
R1b1b2a*?), перешедших на ИЕ языки в районе Балкан. Такое возможно, если в том 
этнически очень пестром регионе ИЕ диалекты были lingua franca. Обилие разноязычных
субстратов в древнейшем слое ИЕ лексики делает последнее предположение весьма 
правдоподобным. Переход в другом направлении - от R1b к R1a, менее вероятен с
учетом данных по восточной ветви R1a, покинувшей регион до установления тесных 
контактов с R1b, покинувшей регион до установления тесных контактов с R1b.
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ


В доказательство данной гипотезы можно привести тот факт, что язык 
немцев, у которых гаплогруппы R1a и R1b имеются в значительных количествах (17% 
R1a и 39% R1b [7]) имеет элементы как кентумности, так и сатемности. По мнению
британского лингвиста Джона Хокинса носители протогерманского языка встретились
с носителями некоего неиндоевропейского языка, из которого были заимствованы 
многочисленные элементы. Хокинс предполагает, что трансформации, описываемые
законом Гримма, являются результатом попытки людей, говоривших на 
неиндоевропейском языке, выговорить звуки, опираясь на фонетику собственного 
языка. Хокинс связывает этих людей с носителями культуры шнуровой керамики [44].
Интересны в связи с этим данные исследования Haak et al. (2008) группы ископаемых
останков из Eulau, отнесѐнных к культуре шнуровой керамики Германии с датировкой 
4600 лет назад - это была гаплогруппа R1a1 [45].
Дополнительным доказательством положения о том, что первыми 
индоевропейцы были R1b1 являются данные из статьи Ж. Сабитова [46] в которой
доказывается, что предки армян, принесшие индоевропейский кентумный язык с 
Балкан на их теперешнюю территорию обитания были в основном носителями 
гаплогруппы R1a1. 
(Здесь у меня опечатка.Должно быть R1b1). 
КОММЕНТАРИЙ (А. КЛЁСОВ): Три обзаца выше являются сплошной
путаницей. Опять, рецензент обратил на это внимание автора, и автор это
полностью проигнорировал. Так, конечно, в научном мире не делают. Если есть
недоумения и возражения рецензента, значит, будут недоумения и возражения
многих читателей. В таких случаях полагается либо внести соответствующие коррективы,
либо внести в текст дополнительные пояснения, обосновывающую точку зрения
автора. Об этом я уже писал во Введении к статье. Но у нас другой случай, поскольку 
комментарии в тексте уже расставляют точки над i, и служат образовательной цели. Они
показывают, где находятся «горячие точки» расхождения мнений. Раз автор (молча)
настаивает, значит, он верит в то, что пишет.
Проблема для автора в том, что принимает схему безоговорочно, даже не
думая, что она могла устареть, да и самого начала быть неверной, с натяжками. Это
вовсе не ошибка И. Рожанского, он основывался на том, что к тому времени
предполагалось в литературе. А предполагалось, совершенно голословно и без каких-
либо имеющихся данные, что носители тохарских языков были R1b. При этом исходили
из ошибочного положения, что поскольку тохарские (мертвые) языки – 
индоевропейские, и современные R1b в Европе – «индоевропейцы», то носители 
тохарских языков – R1b. При этом обычно высказываемое недоумение, что тохарские
языкинайдены на территории современного Синцзяня, и откуда там оказались R1b –
это недоумение, как водится, игнорировалось. Или «объяснялось», что это могли
быть странствующие европейские монахи рода R1b, которые и принесли европейский
же язык вСинцзянь. Тем более что тохарские языки не столь и древние – их 
памятники относят к 6-8 вв нашей эры, и они были найдены и дешифрованы в конце 
19-го - начале 20-го века.
Это заблуждение и отражено в схеме выше, где тохарские языки отнесены к
гаплогруппе R1b. Однако с тех пор в Синьцзяне были найдены ископаемые гаплотипы 
давностью от 2000 до 4500 лет назад, и все они оказались R1a1. Все стало на свои места, 
по крайней мерепри современном уровне представлений, фактов и наблюдений. И то,
что тохарские языки по данным лингвистов рано откололись от других
индоевропейских языков – поскольку они даже не откололись, а находились на
ранней стадии развития ИЕ языков, которые продвигались от Алтая-Синцзяня через


Тибет, Индостан, Иран, Малую Азию (12-9 тысяч лет назад) в Европу. И то, что 
тохарские языки не обнаруживают близости с «сатемными» ИЕ языками
индоиранской ветви, поскольку сатемные ИЕ языки – это продукт уже возвратной
миграции ариев (гаплогруппа R1a1) из Европы на восток, в том числе в Индию и Иран, 5-
3 тысячи лет назад, то есть многие тысячелетия спустя. И то, что они имеют значительно 
большее сходство с анатолийскими древними ИЕ языками, поскольку по времени и
по территории древних миграций значительно более к ним близки. Носители R1a1 и 
древних тохарских языков могли покинуть Алтайский регион (и Синцзянь) 14-13 тысяч 
лет назад, пройти через Индостан (где находят гаплогруппы R1a1 древностью 10-8 
тысяч лет), и Анатолию (по данным лингвистов 12-9 тысяч лет назад), и это объясняет 
относительную близость тохарских и анатолийских древних языков, и удаленность их
от сатемных языков с датировкой 4-3 тысячи лет назад.
Поэтому фантазии про «древних лапоноидных прауральцев R1a на территории
современной Польши», которых «ассимилировали древние индоевропейцы-кентум 
R1b1», что якобы и привело к арийским языкам и ИЕ языкам сатем – так и
остаются ничем не подтвержденными фантазиями, как и «переход части прауральцев на 
индоевропейский язык и их обратное влияние на индоевропейские языки». Это, 
безусловно, просто недоразумение. То, что Н. Трубецкой находил сходство между
алтайскими и уральскими языками, и объединял их в языковый союз [4] не имеет
никакого отношения к якобы ассимиляции «прауральцев R1a1» со стороны «древних 
кентум-R1b1». Здесь просто нагромождение фантазийных понятий.То, что у немцев
есть гаплогруппы R1b и R1a, и их язык имеет элементы как кентумности, так и 
сатемности, тоже не имеет никакого отношения к этим фантазийным «прауральцам R1a1‖ 
и «появлению индоевропейских языков». R1b в Европе появились намного позже 
появления ИЕ языков. То, что некие люди, говорившие на не-ИЕ языке, пытались 
освоить ИЕ язык – так и было, скорее всего, в Европе, где неиндоевропейцы
гаплогруппы R1b1, начиная со своего прибытия в Европу 4800-4500 лет назад, 
осваивали индоевропейский язык гаплогруппы R1a1. Только это не имеет никакого 
отношение к «прауральцам R1a1» и их «ассимиляции», как полагает автор данной статьи 
– «в доказательство данной гипотезы» выше. Непонятно, причем здесь то, что
гаплогруппа R1a1 была выявлена в культуре шнуровой керамики с датировкой 4600
лет назад (Haak, 2008). Непонятно, откуда то странное положение, что «первые 
индоевропейцы были R1b1», если предки армян, пришедшие с Балкан, были носители
гаплогруппы R1a1. Автор вбрасывает совершенно бессвязные фрагменты, каждый раз
приговаривая, что это является «дополнительным доказательством». Опять, рецензент 
обратил на это внимание автора, который опять замечания проигнорировал.
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
R1b1 пришли в Европу, по-видимому, с Ближнего Востока, через территорию
современной Турции в эпоху неолита, когда произошел переход к земледелию [47]. В 
частности, наибольшее разнообразие R1b1b2 в настоящее время наблюдается на Ближнем 
Востоке (Турция - Ирак) [48]. В то же время, ряд генетиков полагают, что R1b
зародилась в Центральной Азии [49]. Из Южной Сибири выводит гаплогруппу R1b 
А.А.Клѐсов [50].
Таким образом, методом исключения мы пришли к выводу, что гаплогруппа 
R1a восточноностратическая.
КОММЕНТАРИЙ (А. КЛЁСОВ): Поразительно. Нет в ссылке [48], а именно в
ежегодном докладе ISOGG, ни слова про «наибольшее разнообразие R1b1b2 на 
Ближнем Востоке (Турция-Ирак)», не было в докладе 2009 года, на который ссылается 


автор, и нет в докладе 2010 года. Об этом автору сообщил рецензент, и опять
замечание было проигнорировано – непонятно, на каком основании. Вообще этот 
стиль популяционной генетики – «наибольшее разнообразие» - смотрится странно в 
издании по ДНК-генеалогии, особенно при том, что возраст R1b1 на Ближнем Востоке 
определен по мутациям в ДНК,то есть на основе того самого «разнообразия», и
опубликован. На Кавказе и в Турции это примерно 6000 лет, на Ближнем Востоке – 
5500 лет. В Центральной Азии – между 7000 и 6000 лет. В алтайском регионе – примерно 
16 тысяч лет, и такое «разнообразие» создается как фрагментами ветвей гаплотипов, так 
и отдельными ветвями, так и расхождением европейских и алтайских базовых
гаплотипов. Цитата автора «В то же время, ряд генетиков полагают, что R1b 
зародилась в Центральной Азии [49]» со ссылкой на книгу (The 
peoplingofEurope.Anthropologicalgenetics: 
theory, 
methodsandapplications. 
Crawford, 
MichaelH.. — Cambridge, UK: Cambridge University Press, 2007) даже без указания 
страницы – неприемлем, темболее что в цитированной книге нет никаких конкретных
данных. Фраза на самом деле списана, по всей вероятности, из Википедии, но искажена. 
Текст в Википедии со ссылкой на данную книгу гласит – «Последующие исследования
установили, что разнообразие субкладов данной гаплогруппы увеличивается по мере 
движения на восток, что скорее говорит о восточном происхождении данной 
гаплогруппы.[4]». А далее Википедия (русский вариант) гласит – «Ряд современных
генетиков полагают, что R1b зародилась в Центральной[5] или Западной Азии.[6]
Ссылка [5] в русской Википедии ни словом не говорит о Центральной Азии, а ссылка [6] 
– тот же доклад ISOGG, а не научная работа. В англоязычной Wikipedia Центральная
Азия в связи с происхождением R1b вообще не упоминается, и говорит только о 
«низкой частоте» там R1b. Западная Азия (под этим понимается обычно Турция) 
упоминается в Wikipedia как место «возможного зарождения R1b», но со ссылкой на
работу Myres et al (2010), которая недавно разбиралась в Вестнике (октябрь, №10, стр. 
1652-1675) как совершенно сумбурная и бездоказательная.
Откуда следует «вывод» автора – «Таким образом, методом исключения мы
пришли к выводу, что гаплогруппа R1a восточноностратическая» - остается
совершенной загадкой. Какое исключение, из чего – совершенно неясно. Именно это
и написал рецензент, и опять автор ни словом не обмолвился, чтобы это положение
обосновать и/или подтвердить. Это – полнейшее нарушение этики научных 
публикаций.
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
У дравидских народов Индии древняя R1a1, такая же древняя она и в Китае.
У уральских и всех тюркских народов имеется R1a1. Уральскиенароды: эстонцы – 
37,3% R1a и 40,6% N, финны – 10,5% R1a и 63,2% N, венгры 20,4% R1a, мордва – 39,1% 
R1a, марийцы – 47,7% R1a и 41,4% N, саамы – 11% R1a, удмурты – 10,3% R1a и 85,1% N. 
Тюркские народы - южные алтайцы 53,1% R1a1, северные алтайцы – 38%,
азербайджанцы – 6,9%, башкиры – 26,5% R1a (в то же время у них 47,5% R1b), гагаузы 
– 12,5%, каракалпаки 18,2%, казахи – 3,7%, кумыки – 13,2%, кыргызы – 63,5%, татары– 
34,1%, туркмены – 6,7% R1a (у них 36,7% R1b), узбеки 25,1% R1a, чуваши – 31,6% R1a 
[24].
«Высокий уровень дисперсии числа повторов микросателитных аллелей 
кластера R-M17 в популяциях Ирана, Пакистана и Индии по сравнению с популяциями
Европы и Центральной Азии, говорит в пользу Южноазиатского/Западноазиатского 
происхождения» [51]. 


КОММЕНТАРИЙ (А. КЛЁСОВ): Приведенная в предыдущем абзаце выдержка из 
автореферата кандидатской диссертации А. Лобова [51], конечно, некорректна. Если в
популяциях Ирана-Индостана «уровень дисперсии» выше, чем в Европе и Центральной 
Азии, то это совершенно не говорит «в пользу происхождения» именно в одном из этих 
двух мест. Потому что автор и не упоминает «дисперсию» на Алтае, например, или в
Восточной Азии. Иначе говоря, диссертант просто выхватил вторую половину
миграционного пути гаплогруппы R1a1, и объявил, что середина пути – это и есть «в 
пользу происхождения». Он не дал ни датировок, ни вышел за пределы своего 
набора данных. Это, конечно, некорректный подход и некорректный вывод, хотя и не 
категорический, а «в пользу».
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
Лингвистических доказательств родства уральских и тюркских языков много,
есть целая ностратическая гипотеза. Например, словом, обозначающим верблюда у 
алтайских народов, финны называют лося. Хотя по этому поводу нет единого мнения. 
Так, А. Долгопольский считает, что «прауральское название лося тевэ произошло из
древнего названия верблюда (сохранившегося у тюрков: тэбэ "верблюд")» [27], а 
М.Рясянен [52] считает, что наоборот термином, обозначающим оленя в единый
урало-алтайский период (в это время, по его мнению, был одомашнен олень), 
алтайские народы стали называть верблюда - фин. "лось-самец" teva, tevana (тюрк. teve, 
монг. temege "верблюд"). Прав, скорее всего, А. Долгопольский, поскольку по финнски 
"северный олень" poro, саамски poarro (якутское, карагасское būr "олень-самец"), 
саамское konte "олень" (монгольское kandagaj "лось", эвенкийское kandak), саамское boaco 
"олень" (эвенкийское bucan, bocan, также татарское и башкирское pušy); мордовское
šardo "лось, олень", которому может соответствовать северо-тюркскому sardak, sartak); 
Саамскоеkiev, означающее вообще "самка", получило, по-видимому, позднее в 
ливском (kēv), а также в монгольском и эвенкийском значении "кобыла" [52].
N1c расселялись в Европу через Сибирь, а не Казахстан, поэтому не могли 
принести название верблюда в Финляндию. Верблюд в неолите по данным В.А. 
Сафронова [23] обитал в районе Арала и севернее не наблюдался (хотя в Интернете есть 
сведения, что он обитал на территории вплоть до Алтая). Поэтому этот термин в среду 
финно-угров могли принести только R1a. К тому же, слово «тэбэ» очень близко по 
звучанию к тюркскому «тобэ» - холм. Не перенесено ли название холма на горбы
верблюда, а затем на горбообразный загривок лося?
Как известно, древним месопотамским заимствованием в алтайские языки 
считается слово "топор", "секира" (тюрк., монг. balta, baltu "топор" - ср. ассиро-
вавилонское paaltu «топор») [53]. В связи с этим интересно, что в саамском языке
bul'do, puldu означает "тупой топор" (это слово Т. Итконен считает первоначальным 
названием каменного топора) [52].
О.Мудрак [3], реконструировал для праалтайского языка два термина, 
обозначающих обезьяну и делает вывод, что предки алтайцев пришли в Среднюю 
Азию из Индии.
Мнение О.Мудрака подтверждается антропологическими, археологическими и
генетическими данными. Суярганские племена Средней Азии принадлежали,
возможно, к индодравидоидному типу, распространенному в древности значительно
шире – от Индии до Передней Азии. Захоронения веддоидов есть в Хорезме (могильник 
Кокча 3). В зале царей дворца Топрак-кала имеются скульптурные изображения 


«темнокожих гвардейцев». Две скульптурные реконструкции, выполненные по
материалам некрополя крепости Калалы-Гыр, дают представление об 
антропологическом облике «дравидоидного» типа [29].
Известны широкие связи кельтеминарской культуры Хорезма с Индией.
В хуннском могильнике Эгиин Гол в Монголии в секторе В похоронен 
индивид с индийской гаплогруппой L [54]. Это может быть потомок суярганцев 
ассимилированных тюрками в Приаралье.
Вероятно взаимодействием тюрков с дравидами и веддоидами суярганской 
культуры, а также племенами Индии можно объяснить появление слова обезьяна в
тюркских языках и многочисленные связи с дравидийскими языками.
Дыбо А.В. [55] пишет «Ядром праалтайской экономики, по-видимому, 
былосезонное пастбищное скотоводство, либо развитая сезонная охота с загонным
компонентом. Имеются термины, связанные с лошадью и верховой ездой. Роль
земледелия была менее существенна. Основным инструментом, вероятно, был род
мотыги (возможно, использовавшийся также для выкапывания диких корнеплодов).
Основным родом хозяйственной деятельности для праиндоевропейцев были
земледелие и хорошо развитое оседлое скотоводство. По-видимому, были специфические 
инструменты для запряжной вспашки. Имеется название для сена (отсутствует в ПА), 
что может указывать на зимнее стойловое содержание скота (в противоположность
смене пастбищ у праалтайцев). В ПИЕ восстанавливается терминология коневодства,
но не верховой езды. 
Терминология крупного рогатого скота более развита в ПИЕ, чем в ПА». Т.е.
праалтайцы первыми стали использовать лошадь для верховой езды. Как известно,
впервые лошадь для верховой езды стало использовать население ботайской
культуры [56]. Ботайская культура относится к энеолитической общности культур
геометрической керамики Казахстана, Приуралья, Приобья (терсекская, ботайская,
суртандинская (кысыкульская), аятская, липчинская культуры, а также памятники Конды 
и предположительно Малый Атлым на Оби) [57].
Культуры геометрической керамики непосредственно граничили с территорией 
урало-западносибирских неолитических культур и археологи зачастую и в настоящее 
время называют их угорскими. Такая точка зрения никак не подтверждается
лингвистическими данными. Моѐ мнение, которое, прежде всего, вытекает из анализа 
статьи А. Дыбо «Семантическая реконструкция: мир праалтайцев по данным
сравнительно-исторического языкознания (тезисы)» - это древние пратюрки. В связи с
этим интересны мнения Н.С. Трубецкого и А.В. Дыбо по вопросу родства алтайских
и уральских языков. Мнение Н.Трубецкого о том, что уральские и алтайскиеязыки
образуют языковой союз, т.е. группу языков, объединяемых не на генетическом
принципе, приведено выше [4]. А. Дыбо [58] находит значительное число урало-
алтайских лексических сближений, не находящих параллелей в других
ностратических семьях. «Часть их носит культурный характер и может
свидетельствовать о древних урало-алтайских контактах… Обнаружено большое
количество сепаратных урало-алтайских параллелей, которые можно отнести ко
времени до распада праалтайского и прауральского. …Можно констатировать 
выявление целой большой серии аргументов в пользу древнего алтайско-уральского 
родства». «С другой стороны, многие параллели, обнаруженные на уровне праалтайского
и прауральского, включают специфическую культурную лексику, характер которой не 
позволяет исключить контактноепроисхождение этих параллелей. Такая, потенциально 


контактная, лексика характеризует прежде всего особенности природного окружения
на соответствующей территории, а также род занятий контактирующих популяций».
Вполне возможно, что эти контакты происходили на границе тайги и степи между 
носителями культур геометрической керамики и урало-сибирского неолита. Можно
объяснить это и тем, что в основу формирования как уральских, так и тюркских 
языков лег язык восточных ностратов, носителей гаплогруппы R1a1.
КОММЕНТАРИЙ (А.А. КЛЁСОВ): Хороший пример того, как после 
необоснованного и совершенно произвольного отнесения носителейгаплогруппы R1a1 к 
«восточным ностратам», к тому же без четкого определения последнего (кроме того,
что R1a1 якобы древние тюрки), автор уже считает это доказанным, и вставляет уже без 
каких-либо сомнений. Напомню, как было сделано начальное «отнесение» (см. выше):
«Вместе с дравидийскими и уральскими, алтайские языки (тюркские языки, как
уже говорилось выше, некоторые лингвисты относят к алтайским) выделяют в
группу восточноностратических языков. К западно-ностратическим относят,
соответственно, индоевропейские и картвельские. Рискну предположить, что носители
гаплогруппы R1b1 – это древние западные ностраты, ... а R1a1 – восточные ностраты». То
есть «рискну предположить» в последующем уже становится практически постулатом.
Как пишет автор, «Как известно, впервые лошадь для верховой езды стало 
использовать население ботайской культуры [56]. Ботайская культура относится к 
энеолитической общности культур геометрической керамики Казахстана, Приуралья, 
Приобья...». Это – около 6 тысяч лет назад, и по времени и месту это наиболее вероятно 
гаплогруппа R1b, хотя автор об этом не пишет. Напротив, ниже он относит культуру 
геометрической керамики к R1a, и, как обычно, совершенно голословно, не утруждая
себя обоснованиями. Наконец, в Северном Казахстане 5-6 тысяч лет назад гаплогрупп 
R1a1 не обнаружено, они пришли туда как андроновская культура только через
полторы-две тысячи лет.
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
Вместе с тем, данные контакты можно объяснить взаимодействием между 
носителями гаплогрупп С3 и N1c в Прибайкалье. Так, с максимальной частотой
гаплогруппа N1c встречается у тюркоязычных якутов (86%) имонголоязычных
бурятов из Монголии (52%). Довольно широко она распространена также среди
хакасов (18,8%), тувинцев (14,6%), сойотов (11,8%), алтайцев (5,4%). Для справки - у
русских эта гаплогруппа встречается с частотой 15-21% [19].
Большинство археологов разделяет точку зрения В.Н. Чернецова, согласно 
которой носители урало-западносибирских мезолитических культур (примерно XII-VIII
тыс. до н.э.) были в значительной массе выходцами из Приаралья и Прикаспия, 
расселившимися после своего прихода на Урал к западу и к востоку от Уральского хребта 
[59, 60]. В неолите (около VII-V тыс. до н.э.) в восточноуральской и западносибирской 
тайге, вплоть до ее самых северных границ, распространяются кошкинская,
боборыкинская иродственные им культуры, генетические истоки которых 
обнаруживаются в арало-прикаспийском регионе в кругу неолитических культур 
кельтеминарского типа [61].
Население культур геометрической керамики антропологически сходно с более
древним населением Причерноморья и Прибалтики. В частности А.Н. Багашев [62] 
отмечает, что часть неолитического населения Западной Сибири (Ордынское, Лебеди,
Сопка, Протока, Омская стоянка) обнаруживает явное тяготение к протоевропейским


группам Украины, Прибалтики и Карелии. Имеет оно сходство и с населением 
кельтеминарской культуры Приаралья [29]. Л.Т. Яблонский [63] отметил сходство
черепов из Съезженского могильника Самарской культуры с умеренно
гиперморфными вариантами неолитического могильника Тумек-Кичиджик в Северной
Туркмении (кельтеминарская культура) и высказал предположение о возможности
генетической связи населения лесостепного Поволжья и Южного Приаралья [64].
Антропологически население ботайской и суртандинской культур сходно также
с населением афанасьевской культуры, которое в свою очередь родственно с 
обитателями южнорусских и приуральских степей неолита и энеолита (ташбулатовская, 
прибельская, агидельская культуры).
КОММЕНТАРИЙ (А.А. КЛЁСОВ): Сходно, потому что носители гаплогрупп 
R1a1 и R1b1 – европеоиды, это родственные, в буквальном смысле, гаплогруппы. И
сейчас у европейцев зачастую практически невозможно различить носителей гаплогрупп 
R1a и R1b. Поэтому автор выше просто «антропологически» смешивает разные 
культуры, например, ботайскую (наиболее вероятно R1b) и афанасьевскую (наиболее 
вероятно R1a), и непонятно, с какой целью и что это дает. Неясно, какие выводы
делаются и какова их значимость.
Что касается того, что «с максимальной частотой гаплогруппа N1c встречается
у тюркоязычных якутов (86%)», интерпретация этого будет неверна без знания, что эти 
тюркоязычные якуты уже в нашей эре, в середине 1-го тысячелетия, прошли
бутылочное горлышко популяции, и общий предок современных (тюркоязычных)
якутов жил 1400±200 лет назад (Адамов и Клѐсов, Вестник, 2009, февраль, №2, стр. 
187-199). Какие языки были у якутов до того – никому неизвестно.
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ 
В культурном плане население культур геометрической керамики имеет 
сходство со среднестоговской, самарской и хвалынской культурами. В захоронениях 
самарской культуры (становление культуры происходило не позднее начала V тыс. до
н.э., была распространена в лесостепном Заволжье), очень похожих на погребения
днепро-донецкой культуры обнаружены изображения лошадей и их останки [65].
КОММЕНТАРИЙ (А.А. КЛЁСОВ): Это все – гаплогруппа R1b1, и по времени, и
по месту – и культура геометрической керамики, и перечисленные археологические
культуры. R1a1 появилась в тех краях только через полторы-две тысячи лет.
Рецензент обращал внимание автора и на это, но автор решил отмолчаться и не 
представил никаких обоснований, просто повторив то, что критиковалось 
рецензентом.
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ
В связи с этим интересно мнение И.И. Гохмана о том, что мезолитическое степное 
приднепровское население, сложившееся в результате длительных контактов местных
протоевропеоидных и переднеазиатских форм, позже было частично оттеснено куда-то 
на восток пришельцами с севера [66].
Антропологи отмечают также смешение палеоевропеоидов культур 
геометрической керамики с носителями центральноазиатского монголоидного
антропологического типа. По мнению А.Н. Багашева [62] часть неолитического
населения Западной Сибири (Ордынское, Лебеди, Сопка, Протока, Омская стоянка)
обнаруживает явное тяготение к монголоидным неолитическим популяциям Восточной 
Сибири (Усть-Иша, Иткуль, Заречное, Васьково). В составе населения этих поселений


онпрослеживает две монголоидные комбинации признаков (Усть-Иша и Васьково — 
монголоидные черты в сочетании с матуризованным строением черепа, Иткуль и
Заречное — монголоидные особенности в сочетании с грацильностью). Своеобразие 
каждого из вариантов второго типа позволяет предполагать, что в составе тех и других
фиксируются различные по происхождению монголоидные компоненты. Таким
образом, в Верхнем Приобье формируются популяции, в антропологическом составе
которых присутствует монголоидный компонент центрально-азиатского происхождения 
(Усть-Иша, Иткуль, Васьково). Именно через подобные группы, вероятнее всего, по
мнению А.Н.Багашева [67] монголоидные элементы центральноазиатского типа
проникают в состав кельтеминарского населения.
В настоящее время у носителей центральноазиатского антропологического типа
преобладает гаплогруппа С3. Нужно полагать, что так было и в энеолите. В 
Восточной Европе почти половина мужского населения сейчас имеет гаплогруппу R1a1,
поэтому наиболее вероятно, что и носители культур геометрической керамики как
выходцы из этого региона имели гаплогруппу R1a1. Косвенным подтверждением этого 
служит преобладание данной гаплогруппы у их потомков – населения федоровской 
(андроновской) культуры (в частности, в исследовании Keyser et.al. указывалось, что
из 10 исследованных останков из погребения андроновской культуры Красноярского
края 9 имели гаплогруппу R1a1, один C (xC3)) и последующих культур (тагарская,
таштыкская [45] и др., вплоть до современных кыргызов).
КОММЕНТАРИЙ (А.А. КЛЁСОВ): Совершенно поразительное по нелогичности
высказывание. Только вдумаемся – в Средней Азии преобладает С3, в Восточной
Европе – R1a1, и потому (!) R1a1 – носители культуры геометрической керамики (!) 
«как выходцы из этого региона» (!!). Из какого? Из Средней Азии? И опять – 
игнорирование замечания рецензента в этом отношении. Далее, что является «косвенным
подтверждением этого»? То, что в андроновской культуре нашли R1a1. И что R1a1
есть «вплоть до современных кыргызов». При чем здесь древняя геометрическая 
керамика, 6-5 тысяч лет назад, когда андроновская культура была на две тысячи лет 
позже, с прибытием R1a1 из Европы. И потомки ее – и есть современные кыргызы. Были 
там в разные времена и С3, и R1b, но нужно рассматривать все это в исторической
ретроспективе, с учетом миграций, а не просто так, в некой статике.
Двумя абзацами ниже отмечается, что маркер R1a1-M458 возник «где-то 15-20 
тысяч лет назад». Ссылки нет, и остается, как обычно, толькогадать, откуда эти
фантазийные цифры. Похоже, опять «метод Животовского», который завышает
датировки в 3-5 раз. На самом деле это 3900±300 лет назад (Клѐсов и Рожанский,
Вестник, 2009, декабрь, №7, стр. 1200-1216). В Азии этого маркера, действительно, 
практически нет, это в основном центрально-европейская и западно-славянская ветви,
которые ушли на запад, видимо, с территорий современных Белоруссии-Польши.
Фраза – «носители этого гена – гаплотипа R1a1» в принципе неверна, R1a1 – это не
ген, а гаплогруппа, определяемая мутацией в Y-хромосоме.
КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ 
Е.Хелимский [68], определяя прародину самодийцев, пришел к выводу, что 
население тагарской культуры Южной Сибири (VIII-II вв. до н.э.) было алтайским 
(написать, что это тюрки он не решился). Антропологически население тагарской 
культуры – прямые потомки афанасьевцев.
Из 52 протестированных кыргызов 63% имели гаплогруппу R1a1, 8% - C3c, 8% - C 
(xC3c) и 6% - O1a [69]. Однако нужно отметить, что в Азии нет специфического 
маркера М458, который встречается у всех представителей восточноевропейских


народов. Маркер этот возник где-то 15-20 тысяч лет назад. Это означает, что ветвь, 
которая шла в Европу, то есть носители этого гена – гаплотипа R1a1 – разделились: одна 
ушла в Европу, другая в Азию – через Иран, Среднюю Азию и Сибирь. Поэтому нельзя 
напрямую выводить азиатских носителей гаплогруппы R1а из Европы.
Можно конечно предположить, что тюркский язык сформировался на базе языка 
C3. Можно привести и лингвистические доказательства - слово «хаома» имеет почти 
одинаковое значение в индоиранских и всех алтайских языках. А.Дыбо [23] пишет 
«*kumlak 'хмель'. Действительно общетюрк. и даже пратюрк. слово». «В новых языках: 
кыпч. кар. кумлак, кумлах, татар. қỳлмақ, сиб.-тат. қỳмлақ (Тум. ЗС 152), татар. диал., 
башк. қỳмалақ; ног. қылмақ

жүктеу 421.62 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3




©emirb.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет