Питирим сорокин



жүктеу 2.8 Kb.

бет1/10
Дата09.09.2017
өлшемі2.8 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Юрий  Дойков
ПИТИРИМ  СОРОКИН. 
Миннеаполис.  Миннесота. 
(1924–1930)
Архангельск 
2009

Дойков,  Юрий.
Питирим  Сорокин.  Миннеаполис.  Миннесота.  1924–1930.
 
Архангельск,  2009.  —  184  с.
Фото  на  обложке:  Питирим  Сорокин.  Профессор  университета 
Миннесоты.

От  автора
Эту  часть  жизни  П.А.  Сорокина  (1924–1930)  можно 
озаглавить  его  собственными  словами:
«Мы участвовали, участвуем и будем участвовать 
в  борьбе  с  коммунистической  бандой».
16 июня 1930 в Миннеаполисе Питирим и Елена Соро-
кины  приняли  «присягу  на  верность»  США  и  стали 
гражданами  этой  страны.
Брошюра «Питирим Сорокин в Миннеаполисе. Минне-
сота.  (1924–1930)»  написана  весной  2008  г.
Юрий  Дойков.
10  февраля  2009  г.
Архангельск.

§1. 
Переписка  с  С.  Харпером 
(1923–1930)
Основная  роль  в  организации  приезда  в  США  при-
надлежит  профессору  Висконсинского  университета 
Эдварду  Россу.  Это  видно  из  его  обширной  переписки 
с  Сорокиным. 
Уроженец Среднего Запада, т.е. глубокой американской 
провинции,  Росс  был  сиротой.  Старше  Сорокина  на  23 
года. Росс одна из самых динамичных фигур американской 
социологии. Много ездил по миру. В Индии встречался с 
Ганди. В России с Троцким. О Советской России написал 
три  книги.  И  за  короткий  срок:  «Россия  на  перевале» 
(1918),  «Русская  большевистская  революция»  (1921), 
«Русская  советская  республика»  (1923).  Написаны  они 
с  левых  позиций…
В университете Висконсина с 1920-го года преподавал 
академик  М.  Ростовцев.  Он  и  сообщил  в  конце  декабря 
1922  г.  Сорокину  в  Прагу  о  готовности  Росса  помочь 
Сорокину  в  приезде  в  США.
Ведущую  роль  в  американской  социологии  играл  в 
то  время,  созданный  в  1892  году  Альбионом  Смоллом, 
факультет  социологии  Чикагского  университета.  Смол 
поддержал  Росса  и  обратился  к  президенту  универси-
тета  Бартону…  Но  в  письме  к  Россу  от  14  марта  1923  г. 
писал:
«Я  не  могу  поверить,  что  русский  профессор 
социологии  сможет  найти  будущее  здесь,  и  мне 
кажется,  жестоко  давать  какую-либо  надежду 
предположению,  что  он  может  требоваться  в  аме-
риканском  университете».
1
4  августа  1923  года  сам  Росс  писал  Сорокину,  что 
все попытки организовать приглашение Сорокина в аме-
риканские 4–5 университетов (помимо Висконсинского), 
чтобы  он  смог  провести  по  месяцу  в  каждом,  ни  к  чему 
не  привели.
2
Кроме приглашения в Висконсин Сорокин смог получить 
приглашение от профессора Эдварда Хейса в Иллинойс-
кий университет в Урбана-Шампейн. Лекции Сорокина о 

5
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
русской революции в Мэдисоне и Урбина планировались 
на  январь  1924  года…
3 ноября 1923 года Сорокин прибыл из Европы в Бос-
тон.  5  ноября  он  пишет  письмо  президенту  Вассар  Кол-
леджа  (Покипси,  штат  Нью-Йорк)  Генри  Мак-Кракену:
«Я  русский  профессор  Сорокин,  который  имел 
честь  встречаться  с  Вами  в  Праге.  <  >  Я  бы  хотел 
быть  здесь  не  только  4–5  месяцев,  но  дольше,  до 
времени моего возможного возвращения в Россию. 
Я  обращаюсь  к  Вам  с  величайшей  просьбой,  за 
которую  извиняюсь.  Нельзя  ли  найти  мне  науч-
ную  работу  по  моей  специальности  (социология  и 
психология),  которая  даст  мне  возможность  быть 
в  США».
3
В  ответном  письме  Мак-Кракен  предложил  Сорокину 
прочитать в Вассар Колледже несколько лекций о России… 
Насчет получения позиций в США, «достойных Вашей 
репутации  и  способностей»  дал  совет  обратиться  к 
директору  Института  международного  оразования  Сти-
вену  Даггану…
9  ноября  Сорокин  имел  с  Дагганом  «обнадежива-
ющую»  встречу.
15  ноября  Сорокин  побывал  в  Вассар  Колледже. 
Основанный  в  1861  году  в  маленьком  городке  Покипси 
в  75  милях  от  Нью-Йорка  на  реке  Гудзон,  этот  колледж 
и  доныне  один  из  лучших  в  США…
Вернувшись  из  Вассара  в  Нью-Йорк  Сорокин  писал 
Мак-Кракену: 
«Минувшее воскресенье в Вассар Колледже стало 
одним  из  лучших  дней  моей  жизни…»
Первый  американский  адрес  Сорокина  –  145  Вест, 
84-ая стрит, Нью-Йорк. Апартаменты эти помог ему найти 
Алексей  Вирен
*
,  глава  Русского  студенческого  фонда…

Винер  (Alexic  R.  Wiren)  фон,  Алексей  Робертович  (1897  –  28.08.1975  Окдейл  на  Лонг-Айленде 
шт. Нью-Йорк). Сын убитого большевиками адмирала. В США с 1917 г. Основатель Русского студен-
ческого фонда (1920–1945). Один из основателей и директоров Толстовского фонда. Филантроп. 
В 1941 г. финансово поддержал Д.С. фон Мореншильда, предпринявшего издание «The Russian 
Review».

6
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
В  эти  первые  дни  в  Нью-Йорке  Сорокину  удалось 
заключить  контракт  с  издательством  «Э.П.  Даггон  энд 
Компани»  на  книгу  «Листы  из  русского  дневника».
В  конце  ноября  Сорокин  вновь  уезжает  в  Вассар…
Ещё один контакт Сорокина – профессор Самуэл Харпер 
из  Чикагского  университета.  Их  переписка  охватывает 
период  1923–1930  годов…
№1
347  Madison  ave.
Y.M.C.A.
Mr.  Viren,  for  prof.  P.  Sorokin.
New-York  city.
12  ноября  1923
Дорогой  профессор  Харпер:
Имея рекомендательное письмо А.  Гучкова, осме-
ливаюсь  обратиться  к  Вам  с  просьбой:  нельзя  ли 
устроить  в  Университете  Чикаго  курс  моих  лекций 
на  темы:  «Состояние  дел  в  сегодняшней  России», 
или  «Социология  революции»,  или  «Социология 
насильственного коммунизма». Я являюсь ведущим 
профессором социологии в Университете Петрограда 
и  вице-президентом  Русского  Социологического 
общества,  автором  многих  крупных  трудов:  «Пре-
ступление и наказание» (1914  г.), 1 и 2 тома, «Сис-
тема социологии», «Общая теория права», «Основы 
социологии»,  «Современное  положение  России», 
«Голод  как  фактор»,  и,  наконец,  «Социология 
революции».  Почти  все  эти  книги  были  изданы  на 
русском  языке  в  годы  войны  и  революции.  Неко-
торые  из  них  сейчас  переводятся  на  французский, 
немецкий,  чешский  языки.  «Социология  револю-
ции»  была  принята  профессором  Э.  Хейсом  для 
издания» в серии социологических работ, которую 
он  редактирует.  О  «Современном  положена  в  Рос-
сии»  доктор  Мак-Кракен  написал  положительную 
рецензию  в  «Нью-Йорк  Пост  ивнинг».
Я жил в России до конца 1922 года, когда вместе с 
другими крупными русскими учеными был выдворен 
советским правительством. Я приехал сюда, чтобы 
прочесть курс лекции в Университетах Висконсина 

7
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
и  Урбана.  Может  быть,  Университет  Чикаго  сочтет 
нужным  организовать  мои  лекции  тоже.
В  ноябре  и  декабре  я  буду  жить  в  колледже 
Baccaр  (благодаря  любезному  предложению  пре-
зидента Мак-Кракена) и собираюсь заняться своим 
английским. В январе и феврале я планирую читать 
свой  курс  в  Висконсине  и  Иллинойсе.  Вы  меня 
очень  обяжете,  ответив  на  письмо.  Прошу  изви-
нить  за  недостаточно  хороший  английский  язык  и 
за  беспокойство.
Искренне  Ваш
Профессор  П.  Сорокин.
4
  №2
Чикаго,  23  ноября  1923  г.
Дорогой  профессор  Питирим:
Я был очень рад получить от Вас известие и осо-
бенно  письмо  Александра  Гучкова.  Я  уже  слышал, 
что  Вы  собирались  приехать  в  Америку.
Здесь,  в  Университете  Чикаго  система  работы 
несколько  отличается  от  других  учебных  заведе-
ний, Мы ориентируем студента на три предмета, по 
которым  проводятся  лекции,  семинары  или  клас-
сная работа в течение 4–5 часов каждую не делю. 
Поэтому студент должен придерживаться жесткого 
расписания Б подготовке изо дня в день, в течение 
периода нашей более короткой «четверти» продол-
жительностью 10 недель каждая. Такая организация 
означает,  что  курсы  сверх  плана,  пусть  и  более 
короткие,  невозможно  включить  в  расписание, 
отличие от других учебных заведений. Кроме того, 
здесь, в большом городе, предлагающем много пос-
торонних занятий, мы считаем невозможным застав-
лять  студентов  посещать  сверхплановые  лекции, 
что легко сделать в более малых сообществах, где 
возможности  появления  таких  курсов  ограничены. 
По этим причинам мы вынуждены придерживаться 
политики отказа от сверхплановых, кратких курсов 
лекций,  кроме  летней  четверти,  когда  наша  про-
грамма  немного  меняется  и  позволяет  это.
Однако, я обсудил проблему с социологами, и они 
будут рады устроить одну лекцию на тему «Социо-

8
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
логия революции», за которую Университет платит 
100 долларов. Мне хочется, чтобы можно было бы 
устроить  более  длинный  курс,  такой,  как  Вы  чита-
ете  в  Медисоне  и  Урбана.  Наша  зимняя  четверть 
начинается  3  января.  Не  советую  начинать  Вашу 
лекцию ранее второй недели. Если Вы к этому вре-
мени  уже  будете  в  Урбана,  Вы  сможете  заехать  к 
нам  по  дороге  в  Висконсин.  В  любом  случае,  нам 
хотелось бы получить от Вас подтверждение за две 
недели  о  дате  Вашей  лекции  с  тем,  чтобы  вклю-
чить  ее  в  расписание  Наряду  с  другими  общими 
лекциями.  Как  я  понимаю,  Чикагский  Совет  по 
зарубежным  отношениям  приглашает  Зензинова  в 
Чикаго в январе или феврале, если нет, хочу пред-
ложить  Вам  связаться  с  этой  организацией,  чтобы 
устроить  здесь,  в  Чикаго,  еще  одну  лекцию.  Воз-
можно,  Городской  Клуб  будет  полезным,  и  я  буду 
рад  представить  Ваше  дело  их  вниманию,  если  Вы 
согласны выступить у них. Это местная организация, 
и  может  выплачивать  выступающим  лишь  незна-
чительную  сумму.  Я  полагаю,  Ваше  приглашение 
в  Медисон  поступило  через  Э.  Росса,  Я  не  читал 
его  последнюю  книгу  о  России,  но,  надеюсь,  она 
немного основательнее предыдущих. Мне бы очень 
хотелось  знать,  что  Вы  о  ней  думаете.
Искренне  Ваш, 
Самуэль  Харпер. 
№3
Вассар  Колледж, 
Покипси,  Нью  Йорк, 
29  ноября  1923  г.
Дорогой  профессор  Харпер:
Искренне  благодарю  за  Ваше  доброе  письмо  и 
Вашу  готовность  помочь  мне  устроить  мои  лек-
ция.  Разумеется,  я  готов  прочесть  одну  лекцию, 
предлагаемую  Университетом,  если  тема  ее  будет 
позволять  такую  краткость.  К  сожалению,  «Соци-
ология  революции»  настолько  сложная  тема,  что 
в  одной  лекции  я  смогу  дать  лишь  голую  и  сухую 
схему  без  научных  доказательств  и  подробностей, 

9
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
что  вряд  ли  будет  интересно  и  ценно  с  научной 
точки  зрения.
Чтобы  дать  более  менее  удовлетворительный 
анализ революции требуется минимум 4–5 лекций. 
Поэтому я не могу воспользоваться этим любезным 
предложением.  Вместо  общей  теории  революции 
я  могу  предложить  для  одной  лекции  какую-либо 
отдельную  проблему  революции,  например,  «Вли-
яние  революции  на  биологическую  основу»  насе-
ления,  на  жизненно  важные  процессы,  характер 
революционного отбора» или «Влияние революции 
на  политическую  структуру  общества  (Революция 
и государственность), или «Влияние революций на 
семейную жизнь и половое поведение» и т.д. ЕСЛИ 
мое  предложение  устраивает  Университет,  я  готов 
прочесть  одну  из  этих  лекций.
Что касается даты, для меня удобны или начало 
февраля  шли  12–17  марта,  то  есть,  до  или  после 
моих  лекций  в  Городском  Клубе  или  в  Чикагском 
Совете  зарубежных  отношений.  Конечно,  и  для 
меня,  и  для  той  миссии,  ради  которой  я  приехал 
в  эту  страну,  это  было  бы  и  прекрасно.  Думаю, 
что  лекции  Зензимова  и  мои  будут  значительно 
отличаться друг от друга. Мои лекции, касающиеся 
России, будут также отличаться от того, что я писал 
в  своей  небольшой  книге  о  России.  Ее  я  писал  с 
определенной «пропагандистской» целью для рус-
ских.  К  тем  же  вопросам,  безусловно,  необходимо 
подходить  иначе  перед  американской  аудиторией 
в  чисто  научной  лекции.
Я уже прочел последнюю книгу профессора Росса. 
В  ней  много  верных  замечаний  и  общих  выводов. 
В  то  же  время,  разумеется,  есть  и  много  ошибок, 
иногда  очень  значительных.  Думаю,  за  немногим 
исключением  (например,  статьи  в  лондонском 
«Таймсе»*, появившиеся этим летом) большинство 
иностранцев, пишущих о России, едва ли могут избе-
жать  ошибок.  Даже  русские,  покинувшие  Россию 
в  1917–19  гг.,  даже  они  часто  неверно  понимают 
сегодняшнюю  ситуацию  в  нашей  стране.
Извиняясь  за  беспокойство,  прошу  не  отказать 
мне  и  ответить  на  мои  вопросы.  Буду  Вам  очень 

Вероятно, статьи Гарольда Вильямса

10
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
признателен.  А  также  прошу  извинить  за  стиль 
моего  английского  и  ошибки.  Помимо  моих  лек-
ций, мне бы хотелось увидеться с Вами и обсудить 
некоторые  русские  проблемы,  как  с  человеком, 
глубоко понимающим ситуацию в России. Поэтому, 
если  Вы  приедете  в  Нью-Йорк,  я  буду  очень  рад 
увидеться  с  Вами.
Очень  искренне  Ваш 
П.  Сорокин
№4
Чикаго,  21  декабря  1923г.
Дорогой  проф.  Сорокин:
Пожалуйста,  извините  за  задержку  с  ответом 
на  Ваше  письмо,  полученное  несколько  недель 
назад.  Было  немного  сложно  закончить  здесь  всю 
подготовку. Наши весенние каникулы как раз при-
ходятся  на  12–17  марта,  поэтому  для  нас  будет 
удобной вторая предложенная Вами дата, а именно 
1 февраля. Что касается названия, Вы совершенно 
правы,  что  лекция  должна  быть  посвящена  опре-
деленному аспекту, как я полагал в любом случае. 
Посоветовавшись  здесь  с  коллегами-социологами, 
мы решили, что нам подойдет тема «Влияние рево-
люции  на  семью  и  мораль».  Вы  заметили,  что  я 
слегка изменил слова, с тем, чтобы название более 
соответствовало  принятой  здесь  терминологии, 
заменив «половое поведение» на «мораль». Верю, 
что  Вы  поймете  и  примете  эту  замену.
Теперь,  если  Вы  назначите  дату  или  назовете 
просто день недели, кроме субботы, я закончу здесь 
подготовку. Затем я свяжусь с гор. Клубом и узнаю, 
не  захотят  ли  они  устроить  после  ланча  беседу  по 
какому-либо  аспекту  революции.  Далее  я  свяжусь 
с  Северо-Западным  ун-том  и  узнаю,  не  захотят  ли 
они пригласить Вас прочесть лекцию там. Это будет 
означать  2-дневное  пребывание  в  Чикаго.  Наша 
лекция  будет  во  второй  половине  дня,  в  4.30,  и  я 
планирую Вашу встречу с десятком людей, интере-
сующихся здесь русскими проблемами. Вы сможете 
выступить в гор. Клубе в тот же день, а в Сев.-Зап. 
ун-те на следующий день. Я заметил, что не очень 

11
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
хорошо  Вы  дополняете  друг  друга  с  Зензиновым, 
который  будет  выступать  где-то  в  конце  января  в 
Совете  заруб.  сношений.
Мне  пришло  в  голову,  что  Вас  может  заинтере-
совать  следующее;  Социологической  Ассоциации 
было  сделано  предложение,  его  будут  обсуждать 
на  рождественской  встрече;  провести  или  по 
крайней  мере  поддержать  исследование  газетных 
репортажей и государств. источников информации 
о  событиях  русской  революции.
Предложение, как я понимаю, поступило от г-на 
Джерома  Дэвиса*,  которого  особенно  интересует 
Россия  в  последние  годы,  и  который  склонен  при-
нимать без особой критики заявления большевиков 
о  своих  целях  и  даже  достижениях.
Я  не  могу  представить  более  сложный  объект, 
чем  русская  революция,  для  изучения  по  газетам 
или из госуд. источников получения информации. И 
я склонен верить, что это предложение содержит в 
себе  элемент  пропаганды.  Если  Вашему  вниманию 
будет представлен этот вопрос, я считаю, полезным, 
если  Вы  узнаете  о  нем  заранее.  Я  думаю,  предло-
жение  почти  принято,  почти  решено,  кто  поведет 
исследование,  и  если  меня  правильно  информи-
ровали,  этот  человек  не  знает  ни  русского  языка, 
ни  России.
Завтра  я  еду  в  Вашингтон  на  10  дней,  но  буду 
дома 2  января и надеюсь получить от Вас известие 
с  точной  датой  Вашей  лекции.
Искр.  Ваш 
Самуэль  Харпер
№5
Вассар  Колледж, 
Покипси,  Нью-Йорк
25  декабря  1923.
Дорогой  проф.  Харпер:
Искренне  благодарю  Вас  за  доброе  письмо  и 
все,  что  Вы  сделали  для  меня.  Тема  лекции,  пред-

Дэвис Джэром (1891–1979) – профессор социологии Йельского университета. В 1916–1918 гг. был 
в России. Неоднократно встречался после октября 1917 г. с Лениным.

12
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
ложенная  Вами,  меня  вполне  устраивает,  время  – 
начало февраля  – тоже. Пожалуйста, назначьте мою 
лекцию  на  любой  день  между  I  и  7  февр.,  мне  же 
удобнее  всего  4–7  февраля.
Вы  так  добры,  что  устраиваете  мою  лекцию  о 
России и о проблемах, связанных с нею в гор. Клубе 
или  Сев.-Зап.  ун-те,  и  я  могу  лишь  поблагодарить 
Вас  за  Вашу  доброту.  Мое  желание  в  отношении 
этого  заключается  лишь  в  том,  чтобы  эти  лекции 
состоялись за несколько дней или после моей лек-
ции  в  Ут-те  Чикаго,  но  не  позднее  8  февраля.
Я очень Вам признателен за информацию о пред-
полагаемом  исследовании  тех  вопросов,  которые 
сейчас  обсуждаются  в  газетах,  Если  я  правильно 
Вас  понял  и  если  инициаторы  этого  предложения 
собираются  изучать  русские  проблемы  по  инфор-
мациям  из  газет  и  документов,  опубликованных 
Сов.  правительством,  и  вдобавок,  не  зная  русс-
кого  языка,  если  все  это  так,  тогда,  боюсь,  они 
получат совершенно ошибочные результаты, как и 
большинство  пишущих  о  России  заруб.  писателей, 
включая  иногда  очень  серьезных  во  всех  отноше-
ниях людей. Буду Вам очень обязан, если сможете 
далее  информировать  меня  об  этом  деле.
В  заключение  попрошу  Вас  сообщить  мне  о  точ-
ной дате моей лекции и позволю себе послать Вам 
некоторые  мои  книги,  изданные  в  последние  годы 
в России. Возможно, в свободное время у Вас будет 
возможность  просмотреть  их.
Прошу  прощения  за  Ваше  беспокойство,  и  еще 
раз выражаю Вам мою глубочайшую благодарность 
за Ваше внимание ко мне. Для меня большая честь 
войти  в  отношения  с  человеком,  о  котором  и  об 
отце*  которого  я  так  много  слышал  не  только  от 
живущих  ныне  русских,  но  и  от  моего  учителя  и 
друга  М.М.  Ковалевского,
С  уважением,  искренне  Ваш 
Питирим  Сорокин
В колледже Вассар я буду до 16 января, далее я 
прощу Вас писать по адресу: А.  Вирена 347 Мэдисон 
Авеню,  И.М.К.А.,  А.,  Нью-Йорк  сити,  для  меня.

Уильям Харпер – организатор и первый президент Чикагского университета.

13
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
И  еще,  будьте  добры,  укажите  в  Чикаго  какой-
либо не очень дорогой отель, где я бы мог остано-
виться  на  время  моего  пребывания  в  Чикаго.
№  6
Чикаго,  2  янв.1923. 
Дорогой  проф.  Сорокин:
Ваше письмо переслали мне в Вашингтон, но там 
я  был  так  занят,  что  не  смог  Вам  ответить.
Во-первых,  успокойтесь  по  поводу  газетных 
исследований,  касающихся  России.
Вы не вполне поняли то, что я вероятно, слишком 
второпях и туманно рассказал Вам об идее. Однако 
дело  отложено,  круг  исследования  расширен,  так 
что русский аспект откорректирован. Объясню Вам 
все  в  деталях  при  встрече.
Спасибо  за  книги,  которые  я  нашел  по  приезде 
сегодня  утром  из  Вашингтона.  Меня  они  очень 
интересуют,  я  дам  их  посмотреть  моим  коллегам-
социологам,  чтобы  они  пожалели,  что  не  могут  их 
прочесть.
Теперь,  что  касается  даты  Вашей  лекции.  1–З 
февр.,  пятница,  суббота  и  воскресенье,  не  очень 
удобные дни для лекций, здесь как и везде. Поэтому 
дни, которые Вас устраивают больше, а именно 4–7 
станут  основными.  Я  свяжусь  с  Северозападным  и 
гор.  Клубом.  Другие  вряд  ли  будут  так  щедры  как 
Ун-т  в  отношении  платы,  но  я  проведу  предвари-
тельные переговоры, а Вы подтвердите свое реше-
ние.  Я  позабочусь,  чтобы  у  Вас  была  только  одна 
лекция  в  день,  и  назначу  их  в  период  с  4  по  7.
Ун-т находится в 7 милях от центра города. Севе-
резападный  ун-т  –  в  7  милях  в  другом  –  Север-
ном  –  направлении.  Гор.  Клуб  в  центре  города. 
Поэтому  предлагаю  Вам  остановиться  в  центре 
города.  Что  касается  гор.  Клуба,  куда  я  буду  рад 
дать  Вам  карточку  (пропуск)  на  те  дни,  что  Вы 
будете здесь,  – там Вы сможете встретиться с теми 
общественными  деятелями  и  журналистами,  кото-
рыми захотите видеть. Только дайте мне знать, как 
много  Вы  хотите  таких  встреч  с  каждой  из  этих 
групп.  Самым  умеренным  из  первоклассных  оте-

14
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
лей в центре города является Ласалль, где номера 
стоят, вероятно, от 3.50 до 5 долларов, а стоимость 
обеда  вполне  доступна.
Если Вы не возражаете против поездок на хоро-
шем  пригор.  поезде,
Вы можете остановиться в отеле рядом с Ун-том. 
Оттуда  до  центра
города, например, до гор .Клуба будет 25 минут. 
И тогда Вы сможете повидать больше народу и, что 
для  меня  самое  важное,  –  мы  могли  бы  почаще 
говорить  вдвоем.  Здесь  2  отеля,  –  Дель  Прадо,  на 
о9  улице  и  Блэк-Стоук  Уиндемира,  на  углу  об  ул. 
и Корнелл. Цены тут такие же как в Ласалле. Если 
Вы  сообщите  мне,  что  Вы  выбрали  и  какой  хотите 
номер,  я  буду  рад  зарезервировать  его  для  Вас.
Искренне  Ваш 
Самуэль  Харпер.
№  7
Вассар  Колледж, 
Покипси,  Нью-Йорк
4  января,  1924 
Дорогой  проф.  Харпер:
Время  между  4  и  8  и  даже  9  февраля  для  меня 
очень  удобно.  Что  касается  платы,  я  согласен  на 
любую, мне нужно лишь покрыть мои расходы, т.к., 
вероятно,  Вы  знаете,  все  русские  ученые  сейчас 
бедны  и  должны  зарабатывать  на  жизнь.
Благодарю  Вас  за  сведения  об  отелях,  я  понял, 
что все равно, где остановиться в городе или побли-
зости от Ун-та. Возможно, жить ближе к универси-
тетской братии и к Вам будет лучше. Поэтому если 
Вы  будете  так  добры  и  закажете  мне  номер  в  том 
отеле,  который  сочтете  более  подходящим,  я  буду 
очень благодарен. Что касается цен, то чем дешевле 
комната,  тем  лучше  (после  русской  жизни  любой 
американский  отель  будет  удобным  для  меня).
У меня нет причин избегать общественных деяте-
лей  и  газетчиков,  поэтому,  если  у  Вас  нет  причин 
считать,  что  интервью  может  быть  неудобным, 
или  повредить  моей  научной  репутации  (Вы  зна-
ете  ситуацию  лучше  и  поэтому  я  могу  полагаться 
на  Ваше  мнение),  я  готов  встречаться  и  говорить 
с  ним  столько,  сколько  они  захотят.  Пожалуйста, 

15
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
извините меня за беспокойство. Буду ждать вашего 
письма  по  адресу:  347  Мэдисон  Ав.  И.  М.К.А.,  г-ну 
Вирену  для  меня.
С  уважением,  П.  Сорокин. 
№  8
Чикаго,  11  января,  1924  г.
Дорогой  профессор  Сорокин:
Ваша  лекция  в  здешнем  Университете  оконча-
тельно назначена на вторник, 5 февраля, в 4.30. В 
этот не вечер я устраиваю обед для дюжины коллег, 
которых  особенно  интересует  русская  проблема.
Секретарь  Городского  Клуба  сказал  мне,  что 
напишет  Вам  лично,  чтобы  устроить  завтрак,  если 
это возможного Вашим выступлением в среду, 6-го 
числа.  Я  знаю,  что  этот  Клуб  не  предлагает  плату 
выступающим  из  принципиальных  соображений. 
Поэтому  Вам  придется  рассматривать  это  выступ-
ление  как  услугу,  а  я  могу  заверить  Вас,  что  эта 
организация  я  ее  члены  заслуживают  такого  вни-
мания.
Настоятельно  буду  рекомендовать  Вам,  пока 
Вы  будете  в  Чикаго,  встретиться  за  завтраком  с 
четырьмя-пятью  журналистами,  пишущими  поли-
тические  обзоры,  которые  пытаются  привести,  в 
порядок  сумбур  в  головах  в  отношении  русских 
событий,  что  очень  важно  для  их  работы.  Его  мы 
можем  устроить  совсем  неофициально,  чтобы  Вам 
было  удобнее.
Я  принял  к  сведению  то,  что  Вы  писали  о  про-
стом  жилье,  и  поэтому  заказал  для  Вас  комнату  в 
очень скромном, но приличном месте, которое едва 
ли  заслуживает  звания  «отель»,  но  к  его  услугам 
прибегают многие наши университетские деятели, и 
он расположен недалеко от Университета. Я слышал 
от друзей, что г-жа Сорокина сопровождает Вас, но 
так  как  Вы  этого  не  упомянули,  я  решил,  что  Вы 
будете  один,  и  заказал  одиночный  номер. 
Как только определятся Ваши планы, пожалуйста, 
дайте мне знать, как поездом Вы приедете, так как 
мне  доставит  громадное  удовольствие  встретить 
Вас  у  поезда,  если  время  прибытия  не  совпадет  с 

16
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
лекционными  часами.  <>  Я  отметил  Ваше  письмо 
в  «Нъю-Иорк  Таймс»  на  днях.
5
  Если  позволите, 
сделаю  Вам  предложение  –  как-нибудь  поскорее 
дайте здесь понять, что в России очень непопулярно 
имя  Бора.  Несколько  коллег  спрашивали  меня,  не 
могли  бы  Вы  привести  этому  доказательства  ведь 
до нас доходят рассказы о коммунистическом конт-
роле над прессой и любыми выражениями мнений. 
Этот  вопрос  не  мой  –  я,  как  мне  кажется,  знаю 
на  него  ответ.  Но  я  чувствую,  что  Вам  будет  инте-
ресно  узнать,  что  подобные  вопросы  возникают  в 
умах некоторых компетентных людей, прочитавших 
Ваше  письмо.
Искренне  Ваш 
Самуэль  Харпер
Американский сенатор Уильям Бора
*
, которого упомя-
нул  в  этом  письме  С.  Харпер,  в  1924–1933  годах  был 
председателем  комиссии  Сената  по  иностранным  делам 
и выступал за установление дипломатических отношений 
США  с  большевистским  правительством.
7 января 1924 года «Нью-Йорк Таймс» опубликовала на 
своих страницах письмо Сорокина, снабдив его заголов-
ком:  «Бора  вредит  России.  Идентификация  народа 
с  советским  правительством  ухудшает  дело».
Редактору  «Нью-Йорк  Таймс»
Один  из  основных  мотивов  сенатора  У.  Е.  Бора 
в  пользу  признания  советского  правительства 
заключается  в  том,  что  Советская  Россия  может 
заполучить значительное количество американской 
продукции  и  оживить  американскую  торговлю  и 
промышленность  <  >  Я  боюсь,  что  сенатор  делает 
вполне ошибочные заявления и говорит о том, что 
он  знает  очень  мало.  <  >
Сенатор  Бора  прав,  настаивая  на  невозможные 
восстановления  Европы  без  восстановления  Рос-
сии, но идентифицируя русский народ с советским 
правительством  и  защищая  последнее,  он  факти-
чески  не  только  не  помогает  русскому  народу,  но 
ухудшает  его  положение,  помогая  коммунистичес-
ким преступникам и дальше угнетать его. Это факт 

Бора Уильям Эдгар (Borah William Edgar). (1865–1940) – социолог. Сенатор (1907–1940).

17
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
объясняет, почему сенатор Бора является одним из 
наиболее  непопулярных  имен  у  русского  народа  в 
Советской  России. 
Если  сенатор  Бора  не  понимает  реальной  ситуа-
ции в России и объективной вредности его русской 
логики для русского народа, я уверен, что даже он 
и его сторонники поймут это в ближайшие два-три 
года.
Питирим  Сорокин. 
Бывший  профессор  социологии  
Петроградского  университета  
Вице-президент  Русского  социологического  обще-
ства.
Вассар  Колледж.  Покипси.  Нью-Йорк. 
31  декабря  1923  года. 
№  9
Колледж  Вассар,  Покипси
15  января  1924 
Дорогой  проф.  Харпер:
Мне  стыдно,  что  я  причиняю  Вам  такие  беспо-
койства в связи с моей лекцией. Огромное спасибо 
за Вашу добрую заботу обо мне, за Ваши советы и 
желание  помочь  мне.
Я  приеду  в  Чикаго  или  4  или  5  февраля  утром. 
Когда  точно,  я  напишу  Вам  позже.  Конечно,  я 
выступлю в гор. Клубе и воспринимаю эту возмож-
ность  как  большую  честь  для  меня.  Я  буду  также 
очень  рад  неофициально  позавтракать  с  журна-
листами.
Спасибо за Вашу заботу о комнате. Я буду один, 
без  г-жи  Сорокиной.  Я  оставил  ее  в  Праге,  где 
она  продолжает  научные  исследования  (в  бота-
нике),  она  приедет  в  эту  страну  только  когда  я 
решу  остаться  здесь  на  более  долгий  срок.  Что 
касается моего заявления о Бора, я должен честно 
признаться, что писал его в такой неопределенной 
форме  («в  Сов.  России»)  намеренно:  с  тем,  чтобы 
не обвинять русскую интеллигенцию. Более строго 
это  заявление  должно  было  написано  так:  «Бора 
совершенно  непопулярен  среди  ученых,  исследо-
вателей, писателей и даже просто «специалистов» 

18
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
за  исключением  коммунистических  кругов.  Про-
большевистские высказывания коммунисты охотно 
публикуют в своих газетах. По ним у нас есть воз-
можность  узнать  их  (эти  мнения).  И  хотя  в  России 
нет  свободных  газет,  связь  и  обмен  мнениями  в 
среде  интеллигенции  существует  в  более  интим-
ной  форме  (в  Домах  ученых,  писателей,  в  ун-те, 
во  время  частных  встреч  и  т.д.).  Таким  образом 
можно  узнать  мнения  людей.  И  я  ни  разу  не  слы-
шал  какого-либо  положительного  мнения  о  Бора. 
Более того, о нем в 1922  г. ходила пословица «Бора 
нагородит  вздора».  Вот  коротко  о  том,  откуда  у 
меня эта информация, и я считаю, она соответствует 
истине.  Нет  необходимости  добавлять,  что  его  имя 
непопулярно  и  у  всех  русских  за  границей  (кроме 
семеновеховцев).
Я  не  получил  пока  ничего  из  Северозападного 
ун-та, но если будет невозможно устроить там лек-
цию,  то  и  не  надо.
П.Сорокин.
Так  как  я  уезжаю  через  2–3  дня  из  Вассара, 
прошу  Вас  адресоать  Ваше  письмо  г-ну  Вирену 
(для меня) И.М.С.А. 347 Мэдисон Авеню, Нью-Йорк 
сити.
№  10
Г-ну  Вирену
(для  П.  Сорокина).
И.М.К.А.
347  Мэдисон  Авеню
Нью-Йорк  Сити
22  января  1924 
Дорогой  проф.  Харпер:
Большое  спасибо  за  присланный  журнал  с 
Вашими статьями. Прочтя их, я должен честно при-
знаться,  что  Вы  представляете  собой  очень  счаст-
ливое исключение из большого числа американцев, 
пишущих о России. Ваша характеристика спокойна, 
но  совершенно  адекватна.  Будучи  русским,  выра-
жаю  Вам  свою  глубокую  благодарность  за  такую 

19
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
правдивую  информацию  для  американцев  о  моей 
стране.
Я  получил  письмо  от  секретаря  Чикагского  гор. 
Клуба и послал ему краткий проспект, фотографию 
и резюме моей речи, которые он просил. Надеюсь, 
он  все  получил.
  О  точной  дате  моего  приезда  в  Чикаго  (или  4, 
или 5 февраля и разумеется до 4.30 дня) я сообщу 
Вам  позже.
Как  любопытную  личную  новость,  я  должен 
совершенно  конфиденциально  сообщить  Вам,  что 
другой  редактор  «Крестьянской  России»  и  я  полу-
чили  неофициальное  приглашение  от  Сов.  прави-
тельства  «вернуться  в  Россию  и  беспрепятственно 
продолжить  издание  журнала,  а  также  экономич. 
и культурную организацию крестьянства». Разуме-
ется, ответ был единодушным и отрицательным. Мы 
хорошо  знаем,  что  значит  такое  предложение.  Но 
этот  факт  снова  подтверждает,  что,  как  кажется, 
положение  правительства  не  очень  хорошее.  Оно 
теперь пытается заполучить обратно, чтобы держать 
в  узде  и,  наконец,  усилить  свою  базу,  большое 
количество людей, глубоко отличных от нынешних 
правителей.
В  ожидании  приятной  встречи  с  Вами,
искренне  Ваш  П.Сорокин.
 
№  11
Университетский  Клуб  Мэдисон  Висконсин 
10  февраля  1924
Дорогой  проф.  Харпер:
Я приеду в Чикаго в субботу, 23-го, утром и наде-
юсь увидеться с Вами на конференции, если это не 
затруднит  Вас  и  г-жу  Харпер,  я  с  благодарностью 
переночую у Вас в доме, потому что в воскресенье 
я  должен  прочесть  2  лекции,  утром  для  литовцев, 
днем для русских, а в 5.30 я отправлюсь в Мэдисон. 
Я  был  бы  рад  пообедать  с  Вами  и  г-ном  Зензино-
вым  в  субботу.  Здесь  все  идет  хорошо.  Я  получил 
приглашение  выступить  в  гор.  Клубе  Милуоки,  в 
женском  гор.  клубе  и  Кьюнк  клубе.

20
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
В  надежде  иметь  удовольствие  увидеть  г-жу 
Харпер  и  Вас,
искренне  Ваш,  П.  Сорокин.
№12
Унив.Клуб
Мэдисон,  Висконсин 
25  февраля  1924
Дорогой  проф.  Харпер:
Только  что  я  вернулся  из  Чикаго.  Мои  лекции 
для  литовцев  и  русских  прошли  довольно  хорошо. 
Только  среди  русских  небольшая  группа  комму-
нистов  попыталась  помешать  мне  криками,  но  их 
заставила  выйти  из  зала  другая  часть  аудитории 
(довольно  большая  –  больше  300  чел.).  Теперь  я 
могу  оказаться  в  Чикаго  8  и  9  марта  (мои  лекции 
в  Иллинойсе  состоятся  с  10  по  14  марта,  или  с  15 
по  20  марта,  21  марта  у  меня  будет  две  лекции  в 
ун-те  Мичигана  в  Декатуре).
Поэтому  было  бы  хорошо,  если  можно  было  бы 
устроить  мою  лекцию  8  или  9  марта.  Если  нет, 
может  быть  можно  будет  сделать  это  с  15  по  20 
марта.  В  этом  случае  мне  придется  приехать  в 
Чикаго  специально.  Поэтому,  может  быть,  Ун-т 
заплатит  чуть  больше.  Если  в  это  же  время  можно 
будет прочесть лекцию еще где-нибудь  – это было 
бы  очень  хорошо.  В  сегодняшнем  выпуске  «Милу-
оки  Сентинел»  опубликовано  большое  интервью 
со  мной.
Мои  наилучшие  пожелания  г-же  Харпер  и  г-ну 
Дональду  Харперу.
Искренне  Ваш,
П.  Сорокин.
№  13
18  ноября  1924.
  Дорогой  проф.  Харпер:
Надеюсь,  Вы  получили  мои  «Листы»?  В  любом 
случае мой издатель сообщил мне, что книга была 
Вам  выслана.  Возможно,  Вам  будет  интересна  моя 
статья,  только  что  опубликованная  В  «Мичиган 
Ло  Ривью»  (ноябрь  1924)  о  новых  сов.  кодексах. 

21
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
«Социология  революции»,  кажется,  тоже  скоро 
выйдет  в  свет.
Г-н  Кондратьев*  здесь  уже  неделю  и  пробудет 
здесь  еще  неделю.  Огромное  спасибо  за  Вашу 
помощь  ему.
Несколько  дней  назад  г-жа  Сорокина  успешно 
сдала предварительный экзамен на степень доктора 
наук.
Жаль,  что  Вас  не  будет  на  Рождество  в  Чикаго. 
Я  надеюсь  увидеть  Вас  позже,  может  быть  весной 
или  летом.
Мои  исследования  идут  хорошо,  но  т.к.  предмет 
их очень сложен, раньше чем через год я не смогу 
представить  книгу  о  социальной  мобильности.
Мои наилучшие пожелания г-же Харпер и Вашим 
братьям.
Искренне  Ваш
П.  Сорокин.
№  14
Чикаго,  19  ноября  1924.
Дорогой  Сорокин:
От Даттона только что пришел экземпляр Вашей 
книги.  Большое  спасибо.  Приступаю  к  чтению  на 
днях.  Уверен,  что  она  интересна.  Но  другая  Ваша 
книга  с  социологии  революции  для  меня  будет 
представлять  большой  интерес,  и  я  надеюсь,  она 
появится до наших рождественских собраний, с тем, 
чтобы  стать  предметом  разговора  на  этих  важных 
встречах.
Мне очень жаль, что не увижу Вас на Рождество. 
Ассоциация  историков  собирается  в  Вашингтоне, 
и  я  еду  туда.  Мой  брат  и  семья  собираются  сюда 
ненадолго, в последние недели декабря, и я боюсь, 
мы не сможем предложить Вам остановиться у нас 
в доме. Возможно, Вы задержитесь в Чикаго после 
встреч  – я возвращаюсь из Вашингтона в пятницу, 
2  января.

Н.Д. Кондратьев - директор московского Коньюктурного института с мая 1924 по февраль 1925 
года находился в загранкомандировке (Европа, США, Канада). 

22
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
Как  Вам,  вероятно,  расскажет  К(ондратьев),  мы 
провели  2  длинных  вечера  вместе.  Я  нахожу  его 
интересным и серьезным. Для меня большая честь 
познакомиться  с  ним.  Спасибо  Вам  за  то,  что  дали 
ему  письмо  ко  мне.  Много  я  ему  не  помог  в  зна-
комствах,  потому  что  у  него  в  запасе  было  много 
рекоменд. писем из Вашингтона. Надеюсь вновь уви-
деться  с  ним  после  его  возвращения  с  Запада.
Искренне  Ваш.
№  15
22  ноября  1924.
Дорогой  Харпер:
Мне  кажется,  мы  оба  написали  наши  письма  в 
один день. Спасибо за доброе мнение о моей книге. 
Положительные  отзывы  продолжают  появляться. 
Только что я прочел заметку в «Сенчури», и только 
что получил письмо от компании Липинкотт, в кото-
ром  издатель  пишет,  что  «с  деловой  точки  зрения 
гораздо лучше выпустить «Социологию революции» 
в  январе  1926  г.  с  тем,  чтобы  авторское  право  не 
постарело на год через 30 дней» (если книга будет 
опубликована  в  декабре).  Причина  убедительна, 
хотя  и  не  очень  приятна  для  меня,  т.к.  я  хотел  бы 
иметь  книгу  перед  встречей  социологов.
Г-н  Кондратьев  еще  здесь  и  просит  меня  пере-
дать  Вам  привет.  Возможно,  он  будет  здесь  еще 
неделю.
Как  только  «Социол.  рев».  будет  готова,  она 
будет  послана  Вам.  л  приеду  в  Чикаго  вместе  с 
другими  профессорами  ун-та  Миннесота  и  легко 
найду  номер  в  отеле.
Сердечный  привет  г-же  Харпер  и  Вашим  бра-
тьям.
Искренне  Ваш
П.  Сорокин
Моя  работа  над  «Социальной  мобильностью» 
идет  хорошо.

23
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
№  16
Чикаго,  25  января  1925.
Дорогой  Сорокин:
Я был так занят после своего приезда три недели 
назад, что у меня не было времени узнать у коллег 
как  прошла  встреча,  где  Вы  представляли  свою 
работу. Все, что я слышал, так это что Джером Дэвис 
обрушился  на  Вас.  Сообщите  мне,  что  произошло.
Ростовцев  в  Ричмонде  сказал,  что  он  поспешит 
вернуться,  чтобы  поговорить  с  Вами  и  Кондратье-
вым. Из этого я сужу, что последний все еще здесь 
в  стране.*  Он  пообещал  мне  дать  о  себе  знать, 
может  быть,  он  сделал  это,  пока  был  в  Чикаго  и 
теперь  вернулся  на  восток,  обратно  в  Совдепию. 
Мне бы хотелось с ним встретиться, еще раз. И хотя 
я сам очень старался не цитировать его, несколько 
раз  люди  цитировали  его  в  разговоре  со  мной.  Не 
удивлюсь,  если  ему  было  трудно  придерживаться 
своей программы и не обсуждать политич. вопросы. 
Один человек, которому он дал экземпляры своего 
экономич. бюллетеня, тщательно проанализировал 
приведенные в нем таблицы и был несколько раз-
дражен  тем,  как  не  относящиеся  к  делу  факторы 
сводились воедино чтобы образовать определенную 
линию  в  таблице.  Мне  бы  хотелось  обсудить  это  с 
ним.  Пожалуйста,  сообщите,  где  он  и  что  делает.
Мои сведения о России, поступающие в огромных 
количествах  и  к  моему  полному  удовлетворению 
все  указывают  на  дальнейший  упадок  эконом. 
положения.  Политич.  ситуация  в  Вашингтоне,  где 
Бора  председатель  Комитета  по  заруб.  сношениям 
по  праву  старшинства,  а  не  в  результате  выбора 
большинством республиканцев, возможно приведет 
к  признанию  Советов.  Это  только  предложение,  я 
это  подчеркиваю,  но  ситуацию  в  Вашингтоне  сле-
дует  учитывать.  Я  не  говорю,  что  подобный  шаг 
будет  –  предпринят,  но  вижу,  что  он  может  стать 
необходим с тем, чтобы сохранить какое-то сотруд-
ничество между двумя ветвями управления. Кроме 
того, Бора без сомнения пользуется очень широкой 
и сильной симпатией по всей стране; однако, как бы 
он  кому-то  не  нравился,  как  бы  ему  не  доверяли, 

Кондратьев выехал из СССР в Европу 9 июля 1924 г. 4 октября выехал в США, где пробыл до 10 
января 1925 г. В СССР вернулся 31 января 1925 г. (См. Н.Д. Кондратьев. Отчет о загранкоманди-
ровке. РГАЭ. Ф. 478. (Наркомат земледелия РСФСР). Опись 2. Дело 360.

24
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
глупо пытаться игнорировать факт его популярности 
у  человека  с  улицы.
Имея  это  в  виду,  учитывал  несомненный  эконо-
мич.  крах  эксперимента,  понимая,  что  признание 
еще не означает доверия как это произошло с Вели-
кобританией  и  Францией,  я  спрашиваю,  будет  ли 
иметь  благоприятное  влияние  в  Совдепии  то,  что 
является  просто  бумагой,  а  не  настоящим  призна-
нием. Это влияние в любом случае будет невелико, 
и если каких-нибудь 6 мес. назад я чувствовал, что 
он может усилить, сегодня я верю, или по крайней 
мере начинаю думать, что этот шаг повредит боль-
шевиками  очень  быстро.  Это  точка  зрения.
  Окончание  письма  отсутствует...
№  17
27  января  1925.
Дорогой  Харпер:
На встрече социологов не произошло ничего экс-
траординарного.  Я  прочел  свой  короткий  доклад, 
который, о чем я писал Вам, я не хотел читать, т.к. 
за 20 минут невозможно характеризовать внешнюю 
политику Советов, т.к. я немного устал от России и 
предпочел  бы  представить  что-либо  более  социо-
логическое  на  конгрессе.  Г-н  Дэвис,  согласившись 
с  основными  моими  заключениями,  критиковал 
другие  положения  моего  доклада  и  все.  Критика 
была  не  совсем  честной  (потому  что  Дэвис
*
  полу-
чил  мой  доклад  за  три  недели  до  встречи  и  этот 
факт  обязывает  его  рассмотреть  мои  заключения 
объективно) и объективной – но… Но все это «нор-
мально», потому что не сомневаюсь, в том, что г-н 
Дэвис  знает  ситуацию  в  России  лучше,  чем  Вы,  я 
или  г-н  Кондратьев.  Между  нами,  впоследствии  я 
сказал ему несколько «теплых» слов лично, напом-
нив,  что  Платон  был  прав  в  своей  «Республике», 
когда  советовал  не  разрешать  появляться  в  гос-ве 
великим  гуманитариям,  вроде  Эпикура,  из-за  их 
естественных  симпатий  к  тиранам.  Вот  и  все.

Дэвис Джером (Davis Jerome). (1891 Kyoto, Japan – 1979 Olney, Maryland). В 1916–30 гг. бывал в 
России много раз. Встречался с Лениным, Сталиным (1927). Профессор Jale Divinity School (1924–
37). Президент Американской ассоциации учителей (1936–39). Корреспондент в России (1943–44). 
В 1957 г. встречался с Хрущевым в США. В 1970 г. с Косыгиным.

25
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
Кондратьев  в  настоящий  момент  находится  или 
в  Сов.  России,  или  где-то  рядом  с  ней.  Он  выехал 
из  Америки  10  января.
Как и прежде я не придаю какого-либо значения 
возможному признанию Советов. Оно вряд ли смо-
жет  улучшить  ситуацию.  Я  даже  думаю,  оно  даже 
сделает ее хуже. Поэтому в этом отношении, как и 
раньше,  у  меня  –  четкое  нейтральное  отношение.
 
Я  получаю  информацию  из  России  более  или 
менее регулярно и полно. Мое заключение таково: 
медленно и неизбежно положение диктаторов ста-
новится хуже и хуже. Я не жду какой-то «необыч-
ной  сенсации»,  но  я  действительно  думаю,  что  за 
год случится много очень серьезных перемен, если 
не среди личностей, то по крайней мере в системе. 
Я  думаю,  что  через  2  года  я  смогу  вернуться  в 
Россию,  если  захочу  вернуться.
Что  касается  моей  жизни  здесь  –  она  катится, 
как  и  прежде  с  той  лишь  разницей,  что  теперь  я 
провожу  почти  все  время  читая  лекции,  проводя 
семинары  и  готовясь  к  ним.  Перед  Рождеством 
я  закончил  свое  исследование  «Американские 
богатые»  и  написал  статью  почти  в  30  страниц, 
которая  будет  напечатала  в  «Джорнэл  оф  Сошиэл 
Форсиз»  (ее  уже  приняли),  «Социология  револю-
ции» кажется, выходит сейчас, но я пока не полу-
чил  ее  экземпляры.  Время  от  времени  я  печатаю 
короткие обзоры в «Сэтердей ривью»* (о «Русской 
истории» Корнилова, несколько дней назад послал 
анализ  замятинского  «Мы»,  есть  еще  несколько 
книг, присланных журналом для просмотра. Читали 
ли Вы Замятина, его книгу «Мы»? Если нет  – про-
чтите.  Эта  утопия,  родившаяся  в  России,  одна  из 
самых  талантливых  и  прекрасных  книг,  которые  я 
когда-либо  читал.  Замятин  (он  все  еще  в  России, 
был  арестован  вместе  со  мной  и  должен  был  быть 
выслан  вместе  со  мной)  написал  действительно 
полную  сарказма  утопию  коммунистич.  об-ва.  Что 
еще  добавить?  Несколько  дней  назад  я  получил 
информацию  от  Р.  Вормса,  что  меня  избрали  Чле-
ном франц. междун. ин-та социологии. Итальянский 

The Saturday Review of Literature. Редактор Henry Seidel Canby.

26
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
международный  ин-т  социальных  реформ»  опуб-
ликовал  мою  книгу  о  России  на  франц.  Теперь  я 
собираюсь написать (между делом) статью о соци-
альных  теориях  древней  Индии  и  Китая.
Во время летней сессии я буду преподавать здесь. 
Если ничего не случится в следующем академ. году, 
я  тоже  буду  здесь  (на  летнюю  сессию,  я  уже  дал 
согласие).
Пожалуйста,  передайте  привет  г-же  Харпер. 
Искр.  Ваш  П.  Сорокин.
Если  в  России  будут  появляться  признаки  чего-
либо экстраординарного, насколько это можно пред-
видеть  в  России,  я  получу  информацию  заранее.
№  18
28  февраля  1926
Mой  дорогой  Харпер:
Я очень хорошо знаю Марка Слонима.* Он пред-
ставляет  собой  тип  «ловкого»  молодого  человека, 
который не знает основательно ничего, но довольно 
смело говорит обо всем. «Воля России», единствен-
ное  что  говорит  в  его  пользу,  и  то  только  потому, 
что Бенеш заинтересовал иметь здесь такой журнал. 
Таково  мое  искреннее  мнение.
Я  надеюсь,  Вы  сможете  посетить  Россию.  Вы 
хорошо  знаете,  что  в  настоящий  момент  там  про-
исходит  много  перемен.
Что  касается  меня,  я  могу  сообщить,  что  только 
что закончил новую книгу «Социальная мобильность 
и  стратификация».  Осенью  рассчитываю  увидеть 
ее напечатанной. Кроме того, я написал несколько 
работ,  частично  для  Jahrbuch  fur  Sociologie,  час-
тично  для  «Сошиэл  Форсиз»,  частично  для  «Ревю 
Интерн  де  Социолоджи»  и,  наконец,  для  серии 
«Социальные  науки»  под  редакцией  W.  Ogburn  и 

Слоним Марк Львович (1894–1976) – эсер. Один из редакторов «Воли России». В 1926 г. выступал 
в США с докладами. Автор книги «Русские предтечи большевизма» (Берлин. 1922). Сорокин и Сло-
ним знакомы с осени 1916 г.

27
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
Гольденвейзера,  которая  будет  напечатана  в  бли-
жайшем  будущем.
На  следующий  год  я  собираюсь  остаться  здесь 
же.  Потихоньку  они  увеличивают  мою  зарплату.
Мой  горячий  привет  г-же  Харпер  и  г-дам  Хар-
пер.
Искренне  Ваш,
П.  Сорокин.
Моя  «Социология  Революции»  сегодня  перево-
дится  на  чешский,  японский,  украинский,  немец-
кий.
 
№  19
14  ноября  1926 
Дорогой  проф.  Харпер:
В  воскресенье,  21  ноября,  я  должен  буду  про-
езжать  через  Чикаго  по  дороге  на  восток.  Если 
Вы  уже  вернулись  из  России  и  если  у  Вас  будет 
немного  свободного  времени  (1–2  часа),  чтобы 
провести  со  мной,  я  был  бы  рад  увидеться  с  Вами 
и  с  этой  целью  приехать  в  Чикаго  в  воскресенье 
утром  (чтобы  отправиться  дальше  в  воскресенье 
вечером).
Пишу это потому, что не уверен в Вашем возвра-
щении  из  России,  а  если  Вы  вернулись,  найдется 
ли  у  Вас  время  провести  со  мной.
Буду  очень  признателен  Вам,  если  ответите  на 
мои  вопросы.
Искр.  Ваш
П.  Сорокин.
№  20
20  февраля  1927.
Дорогой  проф.  Харпер:
Мне  не  удалось  найти  здесь  «Дейли  Ньюс»  и  до 
сих  пор  я  не  видел  ничего  из  Ваших  заключений 
по  России.  Могу  ли  попросить  Вас  об  одолжении  – 
прислать  мне  вырезки  или  копии  Ваших  статей  и 
заявлений.  Не  буду  держать  их  далее  одного  дня 

28
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
и  верну  их  Вам  обратно.  Вы  хорош  знаете,  как 
высоко  я  ценю  Ваше  мнение  о  России,  как  одного 
из  немногих  компетентных  людей  в  этой  стране. 
Естественно, меня очень интересует Ваше описание 
ситуации.  В  этом  причина  моей  просьбы.
Надеюсь,  у  Вас  и  г-жи  Харпер  все  в  порядке.  У 
нас  тоже  все  нормально.  «Соц.  мобильность»  на 
стадии гранок. «Соврем. Социол. теории» на стадии 
печати.  Исследования,  касающиеся  крестьянских 
лидеров  (6000)  и  рабочих  лидеров  (3000  чел.) 
находятся  на  стадии  сведения  данных  в  таблицы. 
Монография о городском и деревенском населении, 
миграции и их взаимном соотношении (она пишется 
совместно  с  проф.  Циммерманом)  тоже  медленно 
продвигается  вперед.  Две  нем.  статьи  появятся 
в  ближайшие  2  месяца.  Короче,  до  конца  года  я 
надеюсь  выпустить  4  книги  и  4–5  статей.  Из  этого 
Вы  видите,  что  «бумагомарательство»  продолжа-
ется  интенсивно.
Ваш  П.  Сорокин
P.S. 
Пожалуйста, сделайте мне одолжение, о котором 
прошу.
№  21
22  января  1929.
Дорогой  проф.  Харпер:
По  Вашей  просьбе  посылаю  Вам  в  отдельном 
пакете пробные экземпляры «Борьбы за Россию»*, 
еженедельника,  который  издается  специально  для 
нелегальной  переброски  в  Россию.  Как  Вы  пожи-
ваете?  Я  в  некотором  роде  увяз:  помимо  препо-
давания,  считывания  гранок  новой  книги  («Крес-
тьянская  социология»)  и.  т.п.,  всего  несколько 
дней  назад  я  принял  предложение  американского 
Мин-ва сельского хозяйства подготовить 3 огромных 
тома  «Источниковедение  в  крестьянской  социоло-
гии»,  цель  которых  дать  в  англ.  переводе  лучшие 
отрывки всего лучшего, что было написано о соци-
альных  аспектах  сельской  жизни  и  населения  во 

Еженедельник «Борьба за Россию» (Париж) издавался в 1926–1931 годах под редакцией В.Л. Бур-
цева, С.П. Мельгунова и др. Цель – «Объединение антибольшевистской эмиграции для свержения 
чуждой народу власти». Сорокин опубликовал в «Борьбе за Россию» несколько статей.

29
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
всех  странах  во  все  времена,  и  хотя  у  меня  целая 
«армия»  платных  переводчиков,  стенографистов 
и  машинисток,  труд  это  египетский  и  займет  по 
крайней мере 18–24 месяцев. Поэтому сейчас свое 
свободное  время  я  «теряю»  на  эту  работу.
Пожалуйста,  передайте  мои  наилучшие  пожела-
ния  г-же  Харпер  и  другим  членам  Вашей  семьи. 
Если у Вас появится какая-либо возможность занять 
Кондратьева  в  какой-либо  работе,  пожалуйста, 
держите  его  в  умe.
Сердечно  Ваш
П.  Сорокин.
Несколько  дней  назад  я  написал  довольно 
«откровенную» и критичную большую статью. «Так 
называемые  научные  исследования  Сов.  России» 
(а  propos  профессорского  тома  «Сов.  Россия  во 
втором  десятилетии»,  (Париж,  Counts  Chase  и  др.) 
для «Сэтердей Ривью». Если издатель не испугается 
напечатать  ее  знаменитым  «исследователям»  она, 
возможно,  очень  «понравится».
№  22
6  марта  1930,
Дорогой  проф.  Харпер:
Помня  Ваши  добрые  намерения  в  отношении 
приглашения  Кондратьева,  беру  на  себя  смелость 
сообщить  Вам  о  письме  Кондратьева,  которое  я 
получил вчера. Его положение действительно отча-
янное  и  письмо  (нелегально  вывезенное  в  Фин-
ляндию  и  отправленное  оттуда)  –  это  настоящий 
сигнал бедствия по всем его друзьям. Вот несколько 
строк  из  него:
«Я  поставлен  в  безвыходное  положение.  Развертывается 
волна  невиданных  преследований.  В  деревне  террор  и  ужас.  В 
городах  насилие  и  издевательство;  от  интеллигенции  требуют 
публичного  покаяния,  отказа  от  всех  своих  взглядов,  рабо-
лепства  и  т.д.  Крутом  паника.  Быстро  растут  самоубийства. 
Большинство  сдается.  Отказывающихся  единицы  и  участь  их 
ужасна.  Я  в  числе  их  и  мое  положение  ужаснее,  чем  чье-либо 
иное.  Сейчас  лишили  меня  всякой  работы.  В  наших  условиях 
это  голодная  смерть.  В  ближайшем  будущем  если  я  не  сдамся, 
будет  неизмеримо  хуже.  Что  именно  я  не  знаю,  но  может  быть 
все,  что  угодно,  решительно  все,  что  угодно…  Хочу  надеяться, 

30
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
что  ты  поймешь  меня,  бросишь  все  и  сделаешь  все,  что  только 
в  силах  человека.  Речь  идет  буквально  о  моем  физическом  и 
моральном  спасении»  и  т.д.»
Эти  строчки  говорят  сами  за  себя.  Он  хочет 
выбраться  из  России.  Чтобы  получить  разрешение 
от  Советов  ему  необходимо  официальное  пригла-
шение:  читать  лекции  или  вести  исследования  в 
каком-либо заруб. учреждении. Приглашение может 
быть,  чисто  фиктивным,  только  для  того),  чтобы 
помочь  ему  выехать,  без  каких-либо  обязательств 
со стороны учреждения дать ему настоящую работу, 
если  оно  не  хочет  этого. 
Кондратьев готов на любую работу (за исключе-
нием  чисто  физического  труда)  и  на  любых  усло-
виях,  если  они  дадут  ему  возможность  получить 
минимум, обеспечивающий физиологическое сущес-
твование (ни на что большее он не смеет надеяться). 
Главное  для  него  –  выбраться  из  России.
Я  уверен,  что  пусть  не  сразу,  но  через  необхо-
димое  время  по  приезде  в  эту  страну,  он  найдет 
работу  в  своей  области.  Я  думаю,  что  сам  могу 
принять  его  по  крайней  мере  в  качестве  своего 
помощника  в  Гарварде.  Я  также  уверен,  что  имея 
приглашение  от  какого-либо  ун-та,  я  смогу  легко 
решить  проблему  визы  для  его  въезда.
Главное,  вытащить  его  из  России.
Мне  хотелось  бы  знать,  согласны  ли  Вы  помочь 
и  сможете  ли  устроить,  если  не  настоящее  (с  обе-
щанием  работы),  то  по  крайней  мере  фиктивное 
приглашение  К.  от  Чикагского  ун-та,  чтобы  просто 
помочь  ему  покинуть  Россию  и  этим  спасти  его.
Вы сами хорошо знаете К., а с моей стороны нет 
нужды  просить  за  него.  Этот  человек  заслуживает 
спасения. Будьте так добры и дайте мне знать, что 
Вы  можете  сделать  для  него.
Прошу  прощения,
искренне  Ваш  П.  Сорокин.
Дорогой  Харпер,
Это  добавление  к  моему  предыдущему  письму, 
отправленному  несколько  минут  назад.  Я  хочу 
добавить,  что  мой  Университет  только  что  отпра-

31
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
вил каблограмму К., приглашая его прочитать курс 
лекций  в  период  летней  сессии.  Было  бы  хорошо, 
если  бы  Вы  смогли  что-то  сделать  для  него  и  пос-
лать  приглашение  (немедленно)  от  Университета 
Чикаго  или  других  университетов  приехать  летом 
или  осенью.
Ваш  П.  Сорокин.
№23
13  марта  1930.
Дорогой  Харпер:
Я  не  думаю,  что  поспешил  в  своих  действиях. 
Во-первых,  письмо  К.  означает,  что  нельзя  откла-
дывать  дело.  Оно  требует  немедленных  действий. 
Во-вторых,  каблограмму  послал  президент  ун-та, 
приглашая его прочесть курс лекций на неспорные, 
неполитические  темы.
Я  не  понимаю,  как  и  почему  это  приглашение 
может  быть  более  подозрительным,  чем  любое 
другое  приглашение,  посланное  любым  другим 
учреждением.  Тем  временем  оно  даст  ему  воз-
можность  начать  хлопоты,  чтобы  получить  раз-
решение  выехать  на  границу.  В-третьих,  в  этом  и 
предыдущих  письмах  он  определенно  указывает, 
что  такое  приглашение  является  необходимым  и 
самым  желательным.  Поэтому,  я  не  думаю,  что 
сделал  его  положение  более  опасным,  т.к.  теперь, 
вероятно,  все  может  стать  для  него  опасным.  И 
хватит  на  эту  тему.
Главная задача, конечно, вызволить его. Осталь-
ное  – работа для него и пр.  – гораздо проще. Когда 
Вы  (и  если  Вы)  увидите  его  там,  скажите  ему,  что 
если нужны деньги для его приезда сюда, или виза 
и  пр.  –  я  буду  рад  помочь.
Я не буду сейчас писать Митчеллу* (кроме Вас я 
написал только Тауссиху** и упомянул об этом деле 
президенту). Если К. выберется, тогда М., надеюсь, 
поможет  ему.
Наилучшие  пожелания  в  успешной  поездке,
Ваш  П.  Сорокин. 

Wesley C. Mitchell (1874–1948) – ученый. Экономист и статистик, крупный администратор.
** 
Frank W. Taussing – профессор в Гарварде.

32
§1.  Переписка с С. Харпером (1923–1930)
19  июня  1930  года  Н.  Д.  Кондратьев  был  арестован 
в  Москве.  Спасти  его  не  удалось…  В  воспоминаниях 
Сорокин  писал:
«До  нас  доходили  слухи,  что  Кондратьева 
выслали,  и  он  погиб  не  то  в  Туркестане,  не  то  в 
Монголии. Но точно мы так и не знаем до сего дня, 
где,  как  и  при  каких  обстоятельствах  он  погиб».
6
Харпер  в  1930  году  был  в  очередной  поездке  в  СССР 
и  неоднократно  встречался  с  Кондратьевым.  В  своих 
воспоминаниях  он  писал:
«Однажды  вечером,  когда  мы  (Харпер  и  В.  Лих-
тенштейн*  –  Ю.Д.)  в  очередной  раз  пришли  к  нему, 
на  наш  звонок  открыли  агенты  ГПУ  и  плачущая 
жена.  Кондратьев  был  арестован»…
7
17  сентября  1938  года  его  расстреляли  в  Москве…
Самюэль  Харпер,  профессор  русского  языка  Универ-
ситета  Чикаго  умер  18  января  1943  года. 
«Харпер» и «Россия» – два слова, которые идут 
вместе, 
–  было  написано  в  одном  из  некрологов.
8

W. Lichtenstein - экономист.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал