Не отпускай моей руки



жүктеу 1.68 Mb.
Pdf просмотр
бет15/21
Дата16.02.2022
өлшемі1.68 Mb.
#17317
түріЗакон
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   21
Не отпускай моей руки | Гарри Поттер
«Я  открываю  глаза  —  надо  мной  качаются  цветущие  яблони,  засыпая  меня

розовыми  благоухающими  лепестками.  Я  лежу  в  траве  на  берегу  прозрачного,

чистого  озера  —  солнечные  блики  играют  на  его  поверхности,  покрывая  едва

волнующуюся гладь серебряными пятнами. Хорошо. Какая-то пичуга старательно

выводит  рулады,  сидя  на  низко  свисающей  ветке  —  я  могу  рассмотреть  каждое

перышко на ее крыльях — она желтая с черными волнистыми узорами.

Встаю  и  стягиваю  рубашку  —  вода  так  и  манит  окунуться.  Прямо  в  штанах

захожу в озеро — ласковые волны мягко накатывают, ударяясь кошачьими лапами

в мою грудь. Откидываю голову назад — волосы, отросшие со времен Хогвартса

уже до лопаток, тяжелеют, напитываясь влагой. Хорошо.

Две  мягкие  маленькие  ладошки  закрывают  мне  глаза  —  я  ловлю  их  и  целую

маленькие  пальчики.  Оглядываюсь  —  это  моя  маленькая  дочка  хулиганит,

брызгаясь в меня водой. Светлые пружинки кудрей тоже намокли и потяжелели,

хитрые глазенки блестят, она то всплывает, то скрывается под водой и через пару

мгновений выныривает на поверхность, снова пуская ручками в меня веер брызг,

сверкающих в теплых лучах.

— Папа, — смеется Кэрри. — Папочка.

— Кэролайн Миона, — шутливо отчитываю я хулиганку, — не брызгайте папе в

глаза.

Она  показывает  розовый  язычок  и  ныряет.  Когда  над  поверхностью,  гулко

шлепнув  о  воду,  появляется  зеленый  чешуйчатый  хвост,  я  вдруг  понимаю,  что

меня тянут за волосы вниз, в густую черную глубину»

— Вставай, скотина, — я открываю глаза, хотя мог бы и не открывать — и так

ничего не вижу. — Нечего дрыхнуть. Пошли.

Голос я узнаю сразу — так может пищать только Паркинсон. Поттер уже бьется в

медвежьих объятиях Уизли, почти бережно сжимающего его в своих ручищах. Нас

выволакивают наверх по спешно наколдованной лестнице — наверху меня почти

ослепляет  свет,  и  я  понимаю,  что  мы  уже  не  в  той  хижине,  куда  прислала  нас

Уизлетта.  Мы  в  пустом,  просторном,  темном  помещении  —  только  голые  стены  и

больше  ничего.  Из  одной  стены  торчат  ржавые  металлические  скобы  —  нас

приволакивают  к  ним  и  приковывают  наручниками  так,  чтобы  наши  ладони

смотрели  вверх.  Вздумай  я  использовать  беспалочковую  магию,  нас  просто

приложит  по  голове  обвалившимся  потолком...  Все  же  у  психов  с  логикой

плоховато: задумай я себя убить, я бы не стал показушничать — от старой доброй

Авады  еще  никто,  кроме  Поттера,  не  выживал.  Мы  явно  в  замке  Паркинсон  —  в

нашем  мэноре  тоже  есть  подвалы  с  такими  скобами:  во  время  войны  Волдеморт

28.10.2020, 04:47

Стр. 79 из 95



частенько хаживал туда, чтобы развлечься с пленными. Ужас пробирает меня от

таких  воспоминаний:  помнится,  я  просидел  в  таком  подвале  однажды  целую

неделю, питаясь крысами, пока не согласился, наконец, убить Дамблдора. Не то,

чтобы  я  из-за  любви  к  нашему  дражайшему  директору  отказывался,  просто  не

хотелось быть убийцей. Я, может быть, и пропащий парень был, но не убийца. Так

я и не смог.

Поттер  дергается  в  своих  оковах,  пытаясь  колдовать  —  но  ничего  у  нас  не

получается.  Антиаппарационные  и  ограничивающие  использование  магии

заклинания  вкупе  с  железными  наручниками  делают  нас  почти  беспомощными.

Единственное,  на  что  я  способен  —  выпрямиться  и  презрительно  посмотреть  в

наглые глаза Уизли:

— Вы чересчур любите магглов, Уизли, — хмыкаю я, зная наверняка, куда бить

больнее всего. — Мог бы Инканцеро связать, но нет...

— Что, хорек, удивлен? — заметив выражение моего лица, усмехается Уизли. —

Я, если честно, знал, что моя шлюха-сестрица проколется, и вы придете прямо ко

мне в руки. Интересно, какого размера фурункулы на ее роже?

—  Заткнись,  —  бросает  Поттер  и  тут  же  сгибается  —  Паркинсон  изящным

каблучком наносит ему удар по тому, что мужчина обычно бережет пуще зеницы

ока.

Мда,  я  почти  сочувствую  шрамоголовому  —  удар  по  яйцам  от  Паркинсон



получить. Помнится, на шестом курсе...

— Что, никак? — сочувствующе тянет Уизли, глядя на бывшего друга. — Гарри,

Гарри... Как же ты меня достал, Золотой мальчик! Поттер то, Поттер се... Ни я, ни

Герм никогда тебе не были нужны — на первом курсе философский камень спас

ты, на втором — василиска тоже ты убил... Все сам, сам...

—  Козел,  —  рычит  Поттер,  извиваясь  от  боли.  —  Я  твою  сестру  спасал,  ты,

придурок!

—  И  чем  она  тебя  отблагодарила?  Потрахалась  с  Дином  при  первой  же

возможности, шалава... Ничего, я после ей займусь. После Грэйнджер. Она меня

еще в Хогвартсе до печенок достала, всезнайка, — со вкусом выговаривает рыжий,

пока Паркинсон бьет Поттера.

Поттер  отключается  на  полу  —  его  неудобно  задранная  рука  не  оставляет

сомнений в том, что он ничего уже не чувствует и, возможно, скоро умрет.

— Тупое животное, — бессильно бешусь я. — Где моя дочь?

— О, она уже не твоя дочь, — хищно скалится Уизли и бросает Паркинсон: —

28.10.2020, 04:47

Стр. 80 из 95



Приведи мелкую, пусть порадуется... Последний раз.

Дрожь пробирает меня от этих слов. Что значит: «Не моя дочь?» Неужели у них

получилось стереть Кэри память? Жадно всматриваюсь в лестницу, виднеющийся

за  приоткрытой  дверью  —  Паркинсон  ушла  надолго,  ее  нет  почти  пятнадцать

минут. Наконец она возвращается, грубо волоча Кэри за ручку — девочка хныкает

и упирается, чуть ли не кусаясь. Дергаюсь — наручники врезаются мне в запястье,

но мне все равно. Как она смеет так обращаться с моей дочерью??

— Любуйся, Малфой, — хмыкает Паркинсон, когда Кэри, не узнав меня, пятится

к  стене,  отпущенная.  —  Она  не  помнит  тебя.  И  мать  не  помнит.  Замечательно,

верно? Теперь ты принадлежишь одной мне.

—  Как  ты  узнала,  что  она  моя  дочь?  Что  у  меня  вообще  есть  дочь?  —  я  тяну

время, косясь на Поттера.

Он никак не приходит в себя — его запястье пережимают наручники настолько,

что рука начинает синеть.

—  Знаешь,  репутация  законченной  дуры  очень  помогает,  —  зубоскалит

Паркинсон.  —  Взгляды,  которые  ты  бросал  на  грязнокровку  в  Хогвартсе,

представление  на  ЗОТИ,  твои  ночные  вылазки  в  больничное  крыло,  забытый  в

тумбочке счет из банка... Про ребенка я сразу догадалась. Да и бросить ты меня

мог только ради нее. Одумайся, Драко. Секс со мной куда приятнее перепихона с

грязнокровкой.

— Не называй ее так, — я снова дергаюсь, но наручники не пускают меня.

Черт,  если  бы  не  запрет  на  магию,  Паркинсон  уже  валялась  бы  в  уголке  с

проломленной головой. Но она, издеваясь, подходит ближе и со вкусом выдыхает

мне в лицо с подлой улыбочкой:

—  Грэйнджер  —  грязнокровка.  И  ею  останется.  Гадкая  грязнокровка,

вылизывающая задницу за каплю внимания. Гряз-но-кров-ка.

— Она уже Малфой, а не Грэйнджер, — мстительно отвечаю я. — Она моя жена. А

ты — всего лишь подзаборная, опустившаяся шлюха.

От  грубой  пощечины  щека  вспыхивает  огнем.  Паркинсон  выхватывает  из-за

пояса  брюк  маленький  серебряный  кинжал  и  разрезает  парой  взмахов  на  мне

одежду, оставляя только трусы. Ежусь — неужели она решится насиловать меня на

глазах  дочери?..  Но  нет,  это  было  бы  слишком  легко  —  острый  кончик  кинжала

впивается мне в шею совсем рядом с сонной артерией. Паркинсон ведет вниз —

еще  полдюйма  в  сторону,  и  она  пропорет  мне  жилу.  Кончик  кинжала  порхает,

выписывая на моей груди слова: «Подстилка грязнокровок».

28.10.2020, 04:47

Стр. 81 из 95



— Не смотри! — не смея дергаться, кричу я Кэри. — Не смотри на меня!

Дочка закрывает глазки руками — ей тоже страшно, рядом Уизли, следит, чтобы

она не улизнула. Зачем? Все равно Кэри будто к полу приклеилась, хотя дверь —

вот  она,  рядом,  один  шажок  и  лестница,  а  там  можно  найти  выход,  убежать

подальше от этих извергов...

— Папа, папочка! — вдруг вскрикивает Кэри и кидается ко мне, но руки Уизли ее

останавливают. — Не трогай моего папу!

—  Убей  девчонку,  —  меланхолично  велит  Паркинсон,  вырисовывая  очередную

букву.

— Я тебе денег дам, Уизли! Много, все, что у меня есть! — я дергаюсь, и кинжал



все-таки входит мне в бок, насквозь прокалывая кожу. — Не трогай Кэри!

—  Держи,  —  Паркинсон  выдергивает  кинжал  из  моего  бока,  заставляя  кровь

хлынуть еще сильнее, и бросает Уизли.

— Ты забыл, Малфой, — фанатично хохочет рыжий, занося над Кэри оружие. —

Уизли никогда не стеснялись своей бедности! Не нужны мне твои грязные деньги!

Кинжал  резко  идет  вниз  —  вот-вот  Кэри  вскрикнет  в  последний  раз...  Но  не

успевает  острие  коснуться  моей  дочери,  как  вокруг  нее  появляется  золотистое,

отливающее радугой свечение. Оно растет, наподобие мыльного пузыря, задевает

недоуменно  остановившегося  в  своем  движении  Уизли  —  тот  отлетает  к  стене,

приложившись так, что по его виску прочерчивает дорожку алая струйка. Кинжал

в  его  бессильно  отброшенной  руке  сгибается  чуть  ли  не  в  спираль,  будто

бумажный. Пузырь все растет — Кэри падает на колени, держась за голову, а вот

Паркинсон, кинувшаяся к ней, отлетает к Уизли и приземляется на него с громким

хрустом. Она умирает сразу — человек с таким образом вывернутой шеей просто

не может быть живым. Пузырь доходит до нас — скобы трещат и гнутся, наручники

стремительно ржавеют, рассыпаясь прямо на глазах. Куски кладки в тех местах,

где  в  нее  были  вбиты  скобы,  просто  вырывает  с  мясом.  Едва  обретая  свободу,

бросаюсь к дочери — тяжело двигаться, будто я иду под водой, ноги прилипают к

дощатому полу, голову пронзает невыносимая боль...

—  Кэри!  —  я  протягиваю  руку  дочери,  которая  вокруг  уже  ничего  не  видит  и

только открывает рот в беззвучном крике. — Остановись!

Она  не  слышит  —  над  нами  уже  потрескивает  потолок,  штукатурка  падает

кусками. Хватаю Кэри за руку, сжимаю:

— Дочка! Я в порядке, остановись!

Пузырь наливается золотом и лопается — будто две гигантских ладони хлопают

28.10.2020, 04:47

Стр. 82 из 95



меня по ушам. Когда я прихожу в себя, Кэри плачет, обхватив меня руками за шею

и пачкаясь в моей не совсем еще подсохшей крови:

— Папочка, тебе больно?

—  Надо  уходить,  солнышко,  —  сажаю  дочь  себе  на  спину  и  хватаю  в  охапку

Поттера — не оставлять же его!..

Когда мы выбираемся из подвалов на первый этаж, я первым делом бросаюсь к

окнам.  Но  тщетно  —  рамы  не  поддаются.  Пока  я  перебарываю  заупрямившийся

мэнор, приходит в себя Поттер — его первыми словами, выдавленными через боль,

становятся:

— Дымом пахнет...

Принюхиваюсь: а он прав, пахнет дымом и гарью.

— Последняя из рода Паркинсонов умерла, — шепчу я, вдруг осипнув. — Мэнор

уничтожает сам себя.

Поттер вскакивает на ноги и устремляется обратно в подземелья. Возвращается

он быстро — в его руках зажаты палочки Паркинсон и Уизли. Он оставляет себе

одну, а вторую передает мне:

—  Черт,  на  втором  —  антиаппарационные,  на  третьем  тоже...  Совятня!  Из

совятни мы сможем аппарировать!

— Тогда руки в ноги и наверх! — командую я.

Отшатываюсь  от  окна  —  безвкусные  зеленые  шторы  вдруг  вспыхивают  сами

собой — осиротевший Паркинсон-мэнор стремится уйти вслед за своей последней

хозяйкой.  Карниз  падает,  паркет  начинает  тлеть.  Хватаю  дочку  в  охапку  и

выбираюсь  поближе  к  лестнице  —  ее  ступени  уже  объяты  пламенем.  Но  мне

плевать,  я  бегу  наверх,  обжигаясь,  завидуя  сестрам  Патил:  сейчас  бы  мне  не

помешал совет индианок, как безболезненно ходить по углям...

— Давай Кэри мне! — запыхаясь, кричит мне Поттер, струей Агуаменти сбивая

пламя с упавшей перегородившей нам путь балки. — Ты же выдохся!

— Не отдам, — как дикий зверь, рычу я, почти не видя ничего вокруг от пота,

струящегося мне со лба прямо в глаза. — Не отдам ее больше никому!

— Дурень... Агуаменти Максима!

Вода  помогает  лишь  отчасти  —  от  пламени  древнего  замка  не  существует

контрзаклятий.  Такой  огонь  пожирает  все  —  даже  камни,  оставляя  после  себя

лишь ровную, выжженную поляну: точно по контуру фундамента. Зажимаю дочке

28.10.2020, 04:47

Стр. 83 из 95



рот  и  нос  ладонью:  рядом  надсадно  кашляет  Поттер,  выискивая  в  смешении

пламени и дыма контуры дверей, могущие вести наверх.

— Сюда! — меня тянут за локоть.

Мы  взбираемся  по  узкой  лестнице:  я  впереди,  Поттер  —  следом.  Уже  почти

выбравшись  на  ровную  площадку,  которую  пока  пламя  не  тронуло,  ощущаю

сильный тычок в спину и лечу плашмя на солому, устилающую совятню.

— Поттер, что ты... — замолкаю, с ужасом глядя на Поттера, которого сбила с ног

и придавила начинающая тлеть балка. — Зачем??..

—  Хватит...  Кха-кха...  Хватит  нам  уже  друг  друга  ненавидеть,  Малфой...  —

Поттер теряет сознание, захлебываясь струящейся из его рта кровью.

Торопливо ссаживаю Кэри, зажимающую ручками себе рот в ужасе и хватаюсь

голыми руками за конец балки — не могу же я оставить Поттера гореть заживо!..

Вспыхивающее пламя заставляет мою кожу пойти пузырями, проедая чуть ли не до

костей  —  но  в  последнем  усилии  я  все  же  вытаскиваю  Поттера  из  ловушки,

оттягивая на солому.

Сухую  солому  и  совиные  перья,  оброненные  пернатыми  хозяйками  совятни,

охватывают  языки  пламени.  Они  подбираются  все  ближе,  и  у  меня  не  остается

выбора — либо я аппарирую с риском расщепить нас всех, либо мы все сгораем.

Только  вот  при  аппарации  есть  шансы  хоть  кому-то  остаться  в  живых...  Надо  в

Мунго — там помогут, подштопают...

— Кэри, — обнимаю дочку одной рукой, второй сгребая поближе Поттера. — Ты

мне веришь?

—  Я  люблю  тебя,  папочка,  —  шепчет  Кэри,  и  я,  вдруг  обессилев,  шепчу

заклинание..

Очень  тяжело,  очень  больно!  Мои  руки  и  ноги  тянет  в  разные  стороны,

выкручивая  кости  из  суставов.  Я  буквально  слышу  треск  разрывающихся  мышц,

боль  накатывает  вспышками...  Но  я  мужественно  продолжаю  аппарацию  —  в

Мунго,  думая  не  о  себе  и  не  о  своих  ранах,  а  о  надышавшейся  дымом  дочке  и

Поттере с перебитой спиной.

С каких пор я стал спасать гриффиндорцев?

Падаем на мраморный пол. Собирая угасающее сознание в кулак, вижу, как к

нам бегут целители и отрывают от меня дочь, вцепившуюся мертвой хваткой в мои

плечи.

—  Я  тоже  тебя  люблю,  русалочка,  —  и  боль  все-таки  заставляет  меня



28.10.2020, 04:47

Стр. 84 из 95




отключиться.

Глава опубликована: 17.12.2012




жүктеу 1.68 Mb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   21




©emirb.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет