Н. Ю. Зуева (жауапты хатшы), О. Б. Алтынбекова, Г. Б. Мәдиева



жүктеу 5.03 Kb.

бет19/46
Дата08.01.2017
өлшемі5.03 Kb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   46

Әдебиеттер 
 
1 Қайдар Ә.  Халық даналығы. − Алматы: Толғанай, 2004. − 560 б. 
2  Учайкина  Е.Н.  Концептосфера  «богатство»  в  англосаксонской  картине  мира:  Концептуализация  и  категоризация: 
Дисс... канд. филол. наук. − М., 2005. − С. 11. 
3  Телия  В.Н.  Русская  фразеология.  Семантический,  прагматический  и  лингвокультурологический  аспекты. – Москва: 
Школа языка и русской культуры, 1996. − 288 с. 
4  Ислам  Айбарша.  Ұлттық  мәдениет  контексіндегі  дүниенің  тілдік  суреті:  Фил.  ғыл.  докт.  дисс.  авторефераты. – 
Алматы, 2004, − 251 б. 
5 Воркачев С.Г. Концепт «счастья»: понятийный и образный компоненты // Известия РАН. Серия литературы и языка. – 
2001. − Т. 60. − № 3. − 47-58 с. 
6 Степанов Ю.С. Константы русской культуры. – М., 2001. − 312 с. 
7 Шерхан М. Ай мен Айша: Роман.  – Алматы: Жалын,  1997. − 256 б. 
  
References 
 
1 Қaydar Ә.  Halyқ danalyғy. − Almaty: Tolғanay, 2004. − 560 b. 
2 Uchaykina E.N. Kontseptosfera «bogatstvo» v anglosaksonskoy kartine mira: Kontseptualizatsiya i kategorizatsiya: Diss... 
kand. filol. nauk. − M., 2005. − S. 11. 
3 Teliya V.N. Russkaya frazeologiya. Semanticheskiy, pragmaticheskiy i lingvokul'turologicheskiy aspekty. – Moskva: Shkola 
yazyka i russkoy kul'tury, 1996. − 288 s. 
4 Islam Aybarsha. Ұlttyқ mәdeniet konteksіndegі dүnienің tіldіk suretі: Fil. ғyl. dokt. diss. avtoreferaty. – Almaty, 2004, − 251 b. 
5 Vorkachev S.G. Kontsept «schast'ya»: ponyatiynyj i obraznyj komponenty // Izvestiya RAN. Seriya literatury i yazyka. – 2001. 
− T. 60. − № 3. − 47-58 s. 
6 Stepanov Yu.S. Konstanty russkoy kul'tury. – M., 2001. − 312 s. 
7 Sherhan M. Ay men Aysha: Roman.  – Almaty: Zhalyn,  1997. − 256 b. 
  
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ж. И. Исаева 

103 
 
 
 
 
ISSN 1563-0223                        Bulletin KazNU. Filology series. № 3(149). 2014
 
 
 
 
УДК 81´161.1 
 
А. К. Казкенова 
 
к. ф. н.  доцент Казахского национального педагогического университета  
имени Абая, г. Алматы, Казахстан 
akaz76@mail.ru
 
 
О некоторых парадоксах современной массовой коммуникации 
 
Статья  посвящена  описанию  некоторых  парадоксальных  особенностей  современной  массовой  комму-
никации.  Так,  отмечается  возрастание  роли  адресата  при  наличии  широких  возможностей  для  авторского 
публичного  самовыражения,  возвращение  к  архаичным  формам  коммуникации  в  условиях  интенсивного 
развития  технических  средств,  понижение  качества  восприятия    и  понимания  информации  при  постоянном 
увеличении  ее  объема.  Основной  причиной,  вызывающей  эти  парадоксы,  следует  считать  несбаланси-
рованное взаимодействие автора и адресата в сфере массовой коммуникации. 
Ключевые  слова:  массовая  коммуникация,  информация,  участники  коммуникации,  средства  массовой 
информации. 
 
А.К. Казкенова 
Қазіргі бұқаралық қарым-қатынастың кейбір қарама-қайшылықтары жайында 
 
Мақала қазіргі бұқаралық қарым-қатынастың кейбір қарама-қайшы ерекшеліктерін сипаттауға арналған. 
Автордың  көпшілік  алдында  сөйлеуі  үшін  кең  мүмкіндіктері  болуы  барысында  адресат  рөлінің  өсуі, 
техникалық құралдардың  қарқынды  дамуы  жағдайында  қарым-қатынастың  көне  түрлеріне  оралуы,  ақпарат 
көлемінің  үнемі  өсуі  барысында  оны  қабылдау  және  түсіну  сапасының  төмендеуі  көрсетіледі. Осы  қарама-
қайшылықтардың  тууына  негізгі  себеп  бұқаралық  ақпарат  саласындағы  автор  мен  адресаттың  теңгерімсіз 
өзара әрекеті деп есептеуге болады. 
Түйін  сөздер:  бұқаралық  қарым-қатынас,  ақпарат,  қарым-қатынасқа  қатысушылар,  бұқаралық  ақпарат 
құралдары. 
 
A.K. Kazkenova 
About some paradoxes of modern mass communication 
 
The article is devoted description of some paradoxical features of modern mass communication. Growth of role 
of addressee is marked at presence of wide possibilities for an author public self-expression, returning to the archaic 
forms of communication in the conditions of intensive development of technical means, lowering of quality of 
perception  and understanding of information at the permanent increase of its volume. It is necessary principal reason, 
defiant these paradoxes, to count the unbalanced co-operation of author and addressee in the field of mass 
communication. 
Key words: mass communication, information, participants of communication, mass media. 
___________________________________ 
 
 
Сфера  массовой  коммуникации  представ-
ляет  собой  уникальный  социальный  и  лин-
гвистический феномен. В частности, в настоя-
щее время она закрепила за собой статус неко-
торой  площадки  для  различного  рода  лин-
гвистических инноваций и экспериментов, ко-
торые,  пройдя  этап  освоения,  в  дальнейшем 
могут  распространиться  и  в  иных  сферах  и 
ситуациях человеческого общения.  
Как  отмечают  исследователи,  о  престиже 
средств  массовой  информации  можно  судить 
по  их  успешной  конкуренции  с  художествен-
ной  литературой  в  плане  влияния  на  развитие 
литературного  языка  в  целом.  Роль  ориентира 
для  публичной  речи  выполняет  в  настоящее 
время язык СМИ и Интернета: «во второй по-
ловине  ХХ  в.  нормативная  основа  литератур-
ного языка изменилась: нормотворческую роль 
стал  играть  не  язык  произведений  художест-
венной  литературы  со  своей  специфической 
стилистикой,  как  это  было  ранее,  а  язык  пуб-
личной  коммуникации…»; «Важнейшее  влия-
ние  на  эволюцию  речевого  стандарта  совре-
менной публичной коммуникации оказало пре-
обладающее  использование  устных  каналов 
коммуникативной  связи – радио  и  телевиде-
О некоторых парадоксах современной массовой коммуникации 

104 
 
Вестник КазНУ. Серия филологическая. № 3(149). 2014
 
ния» [1, 402]. Более  того,  масс-медиа  оказы-
вают  существенное  влияние  на  язык  совре-
менной художественной литературы.  
В этих условиях обращают на себя  внима-
ние  некоторые  особенности  современной  мас-
совой  коммуникации,  которые  свидетельст-
вуют  о  противоречивом,  зачастую  парадок-
сальном,  развитии  человеческой  коммуника-
ции. 
1.  Наличие  широких  возможностей  для 
авторского  публичного  самовыражения  ↔ 
возрастание  роли  адресата.  Коммуникатив-
ные  роли  говорящего  и  слушающего,  будучи 
противопоставлены друг другу, составляют су-
щество  коммуникативного  процесса  и  нераз-
рывно  между  собой  связаны: «…речевая  ком-
муникация – это  циркулярная  символическая 
интеракция,  в  которой  каждый  коммуникатор 
влияет  на  поведение  другого» [2, 11 – 12]. 
Если  говорящий – это  инициатор  коммуника-
ции  и  отправитель  сообщения,  то  адресат – 
получатель  сообщения,  реализующий  интен-
цию  говорящего.  Изменение  одной  из  этих 
ролей  с  неизбежностью  ведет  за  собой  изме-
нение и второй роли. 
В конце ХХ века под  влиянием социально-
политических  перемен  произошел  целый  ряд 
серьезных изменений в коммуникации, в част-
ности преобразующих  роли говорящего и слу-
шающего: «расширяется  состав  участников 
массовой  и  коллективной  коммуникации»; 
«резко  ослабляется,  даже  можно  сказать  ру-
шится,  цензура  и  автоцензура»; «возрастает 
личностное  начало  в  речи, …диалогичность 
общения,  как  устного,  так  и  письменного»; 
«расширяется  сфера  спонтанного  общения  не 
только  личного,  но  и  устного  публичного»; 
«создается  возможность  непосредственного 
обращения говорящего к слушающим и обрат-
ной  связи  слушающих  с  говорящими»; «ме-
няются  ситуации  и  жанры  общения  и  в  об-
ласти  публичной,  и  в  области  личной  комму-
никации» [3, 12 – 13]. 
Кроме  того,  беспрецедентные  по  своему 
влиянию  на  человеческое  общение  техни-
ческие («коммуникационные») инновации сти-
мулировали  эти  тенденции,  сделали  возмож-
ным кардинально изменить характер коммуни-
кации.  Так,  сокращение  дистанции  между 
устной и письменной формами речи стало воз-
можным  именно  благодаря  научно-техни-
ческому  прогрессу.  Еще  в 1965-ом  году  
В.Г.  Костомаров  писал  об  изменении  соот-
ношения устной и письменной речи под влия-
нием  развития  техники: «К  таким  глубинным 
процессам  в  языковом  существовании  совре-
менного  общества  относится  все  более  частое 
воплощение  книжных  стилей  в  формах  зву-
чащей  речи,  в  известной  мере  ослабление 
связи  книжной  речи  с  письменной  формой 
осуществления. Устная речь – первоначальная 
и  исходная  форма  существования  языка – в 
настоящее  время  возвращает  себе  функции, 
переданные  когда-то  письменной  форме,  и 
даже  активно  присваивает  себе  новые  функ-
ции, сформировавшиеся в ходе развития самой 
письменности. Устная речь ведет сейчас реши-
тельное  наступление  на  речь  письменную, 
причем,  в  буквальном  смысле  слова,  во  все-
оружии  современного  технического  оснаще-
ния» [4, 7].  
Однако  особую  роль  в  развитии  массовой 
(и не только массовой) коммуникации сыграли 
изобретение  и  популяризация  Интернета, 
который  справедливо  называется  основным 
фактором,  вызвавшим  новую  информацион-
ную революцию [5]. Если вернуться к вопросу 
о  взаимодействии  устной  и  письменной  форм 
речи, обусловленному техническими новшест-
вами,  то  следует  сказать,  что  Интернет  также 
способствует  их  слиянию.  Но  отличие  заклю-
чается в том, что если до появления Интернета 
взаимодействие  устной  и  письменной  форм 
общения  происходило  в  основном  по  линии 
«озвучивания»  письменного  (книжного)  текста, 
то  Интернет  предоставляет  возможность  про-
изводства  и  рецепции  по  преимуществу  уст-
ных  (разговорных)  текстов  в  письменной 
форме. 
Другой важной приметой нового коммуни-
кативного пространства, сформированного Ин-
тернетом, является его интерактивность. Пись-
менное  Интернет-общение,  как  и  устная  ком-
муникация,  принципиально  диалогично.  При-
чем  максимальная  степень  интенсивности 
общения может приближаться к режиму реаль-
ного  времени,  так  что  создается  иллюзия  не-
посредственности  общения.  Тем  не  менее  это 
общение, как и в случае с письменной комму-
никацией, позволяет сохранять признак подго-
товленности речи.  
Интернет  предоставляет  говорящему  бес-
прецедентные  возможности  для  поиска  ауди-
тории.  Роль  говорящего  характеризуется  рас-
ширением  рамок  общения  от  межличностного 
до  публичного: «В  Сети  нивелируются  сущ-
ностные  различия  между  межличностной, 
групповой и массовой коммуникацией, и даже 
такой  тип,  как  интраперсональный  (т.е.  диа-
логизация  внутреннего  «монолога» – с  самим 
А. К. Казкенова 

105 
 
 
 
 
ISSN 1563-0223                        Bulletin KazNU. Filology series. № 3(149). 2014
собой,  собственной  совестью  и  пр.),  таковым 
быть перестает благодаря столь популярным в 
Интернете  блогам  (сетевым  дневникам)» [6, 
30].  
Для  говорящего – инициатора  коммуника-
ции – такая  открытость  Интернет-общения 
может  иметь  эффект  непредсказуемости  или 
даже  неконтролируемости.  Опосредованность 
/  дистанцированность  общения  в  данном 
случае  не  препятствуют  его  интенсивности,  с 
одной  стороны,  и  демократичности,  с  другой. 
Равноправность общения в свою очередь опре-
деляет  не только открытый состав  участников 
коммуникации  (потенциальных  адресатов),  но 
и  сам  ход  дискуссии,  тематическую  «гиб-
кость»  коммуникативного  процесса,  нередко 
ограничиваемую только модераторами. 
Роль  адресата  в  Интернет-среде,  на  наш 
взгляд,  претерпевает  еще  более  значительные 
изменения.  В  ней  не  только  достигается 
эффект  попеременного  чередования  коммуни-
кативных  ролей,  как  в  случае  прямой  комму-
никации – адресат  может  также  сам  выбирать 
себе  оптимальную  форму  участия  в  комму-
никации – от  активного  участника  дискуссии, 
конкурирующего  с  инициатором  коммуника-
ции,  до  читателя  (традиционного  адресата 
письменного текста).  
Отметим  также  еще  одну  яркую  особен-
ность – внимание к языку  и  стилю  (языковую 
рефлексию),  которая  пронизывает,  как  и  все 
сферы  массовой  коммуникации,  и  сферу 
Интернет-общения.  Не  будет  преувеличением 
сказать,  что  не  только  деятельность  говоря-
щего,  стремящегося  привлечь  внимание  к 
своему  сообщению,  но  и  деятельность  адре-
сата в информационном обществе приобретает 
лингвистический  характер.  Адресат  имеет 
возможность  не  только  «потреблять»  предла-
гаемую  информацию,  но  и  в  интерактивном 
режиме  критически  оценивать  текст  в  целом 
(как  правило,  по  «пятизвездочной»  шкале)  и 
лингвистическое  новаторство  автора  в  част-
ности,  находить  и  исправлять  допущенные  в 
тексте ошибки (выделением слова / фрагмента 
текста и нажатием клавиш Ctrl + Enter) и т.д.  
Именно адресат определяет эффективность 
стратегий,  применяемых  говорящим  в  усло-
виях  массовой  коммуникации;  от  его  выбора 
зависит,  состоится  ли  коммуникативный  акт 
или нет. Борьба за адресата, «аудиторию» ком-
муникативную  агрессию  в  современном  ме-
диа-пространстве  в  целом  и  Интернет-среде  в 
частности. Как нам представляется, «коммуни-
кативная  агрессия»  говорящего  уравновеши-
вается в условиях Интернет-общения расшире-
нием  влияния  адресата  на  общий  процесс 
коммуникации. 
2.  Развитие  технических  средств  ↔  воз-
вращение  к  архаичным  формам  коммуни-
кации.  Нынешний  отправитель  информации 
не  только  пользуется  традиционными  сред-
ствами  передачи  информации,  связанными 
прежде  всего  с  традициями  письменности,  но 
также без особых затруднений использует ши-
рокие  возможности  оперирования  изображе-
ниями, видео-  и  аудиоматериалами, сочетания 
их  между  собой  и  текстами  разной  протя-
женности.  В  настоящее  время  доступность  
и  техническая  простота  мультимедийного 
оформления  информации  для  отправителя,  с 
одной  стороны,  и  легкость  его  восприятия  и 
усвоения для адресата, с другой стороны, сде-
лали  этот  способ  коммуникации  чрезвычайно 
популярным.  
Таким  образом,  в  сфере  массовой  комму-
никации  письменность  не  только  теснится 
стихией устной речи, синтезируется с ней, что 
было  отмечено  выше,  но  также  поставлена  в 
условия  конкуренции  с  аудио-визуальной  по-
дачей информации. 
Второй  рассматриваемый  парадокс  совре-
менной  массовой  коммуникации  связан  с  тем, 
что в условиях технического прогресса наблю-
дается  возвращение  к  наиболее  раннему  спо-
собу фиксации и передачи информации – пик-
тографии.  Ср.: «Несомненно,  что  всеобщая 
компьютеризация  все  больше  разделяет  ком-
пьютерных пользователей на предпочитающих 
"иконки",  картинки,  идеографические  кнопки, 
и тех (старшее поколение), которые стараются 
вчитываться  в  команды  вербальные.  Также 
несомненно,  что  речь  юных  пользователей 
становится  даже  не  столько  бедной,  сколько 
трудной  для  воплощения.  Таким  образом, 
визуальный  ряд  нашей  коммуникации,  может 
быть,  потихоньку  движется  к  своим  пикто-
графическим истокам» [7, 158].  
Известно,  что  появление  письма,  сделав-
шего  возможным  дистанцированность  обще-
ния,  долгосрочное  хранение  написанной  ин-
формации,  вызвало  серьезные  качественные 
изменения  в  системе  языка.  Они  заключаются 
в  усложнении  и  значительном  абстрагиро-
вании  словаря  и  грамматики  письменного 
языка.  О.Сулейменов,  придающий  письму 
первостепенную  роль  в  истории  развития 
языка,  отмечает  следующее: «…Для  темы 
(происхождение  грамматики)  весьма  симво-
личным  представляется  то,  что  слово  «грам-
О некоторых парадоксах современной массовой коммуникации 

106 
 
Вестник КазНУ. Серия филологическая. № 3(149). 2014
 
матика» происходит от греческого «грамма» – 
письменный  знак.  Без  помощи  сложной  гра-
фемы человеческий язык не вышел бы за пре-
делы  природного  слова-речи,  каким  нашего 
пращура наградила природа» [8, 172].  
Успешная письменная коммуникация пред-
полагает значительные интеллектуальные уси-
лия  со  стороны  обоих  коммуникантов.  Выбор 
письменной  формы  общения  требует  от  пи-
шущего  точности  в  изложении  мысли,  тща-
тельности выбора и правильности использова-
ния наиболее подходящих для этого языковых 
средств (см. подробнее, например, [5]). С дру-
гой  стороны,  письмо  совершенствует  чита-
тельскую компетенцию второго коммуниканта 
–  адресата  информации.  В  частности,  оно 
развивает  способность  оценивать  совершен-
ный автором текста выбор средств выражения 
мысли,  композиционное  расположение  текста 
и  т.д.  Таким  образом,  как  письмо  совершен-
ствует  процесс  чтения,  так  и  чтение  способ-
ствует  совершенствованию  навыков  письмен-
ного изложения той или иной информации. 
Соответственно,  мультимедийность  совре-
менной  коммуникации,  возвращающая  совре-
менного человека к пиктографии, значительно 
изменяет  процесс  поиска,  создания  и  обра-
ботки информации, как можно  предположить, 
в сторону его упрощения. Ср.: «Принципиаль-
ное отличие знаков пиктографии – пиктограмм 
– от знаков фонетического письма заключается 
в  незакрепленности  за  пиктограммой  кон-
кретной единицы языка, в возможности интер-
претации  пиктограмм  на  любом  языке;  пик-
тограмма  может  быть  «прочтена»  как  слово, 
синоним этого слова, словосочетание, предло-
жение  с  различными  вариациями  смысла,  не-
сколько  предложений» [9, 374]. Мультиме-
дийное  оформление  текста,  как  видим,  со 
своей  стороны  также  актуализирует  роль 
адресата,  поскольку  пиктография  допускает 
больше интерпретаций, чем буквенно-звуковая 
запись. 
В  связи  с  широко  распространившейся 
«креолизацией»  большого  массива  публичных 
текстов  В.Г.  Костомаров  призывает  пересмо-
треть границы стилистики: «Все заметнее опи-
раясь на внеязыковые формы передачи инфор-
мации  в  весьма  влиятельных  текстах  масс-
медиа,  а  отчасти  по  их  примеру  и  в  других 
текстах,  стилистика  уже  сегодня  не  может 
обойти  этот  факт  и  должна  расширить  свой 
диапазон  в  перспективных  исследованиях  со-
временного  языкового  существования» [10, 
127]. 
3.  Увеличение  объема  информации  ↔ 
понижение  качества  ее  восприятия  и  по-
нимания.  Наконец,  качественные  преобразо-
вания  коммуникации  в  Интернет-среде  обус-
ловлены и самим увеличением ее объема, уве-
личением  информационного  потока  и,  как 
следствие,  возникновением  конкуренции  между 
отправителями информации, изменением отно-
шения  к  информации,  ее  поиску,  отбору,  хра-
нению и т.д.  
Как  отмечал  Р.О.  Якобсон, «чем  лучше 
адресат  знает  код,  используемый  отправите-
лем, тем больше объем информации, извлекае-
мой им из сообщения» [11, 95]. При этом пол-
ное  совпадение  кода,  используемого  говоря-
щим  и  адресатом,  в  реальности  практически 
невозможно:  жизненный  опыт,  уровень  обра-
зования,  интересы,  возраст,  выбор  профессии 
и  т.д.  накладывают  свой  отпечаток  и  влияют 
на  совпадение / расхождение  «кодов»  участ-
ников  коммуникации.  Однако  в  условиях  ин-
теллектуализации  и  «специализации»  языка, 
являющихся  важнейшими  тенденциями  его 
развития  на  современном  этапе, «кодовые» 
расхождения  становятся  еще  более  очевид-
ными.  Соответственно,  даже  при  том,  что 
среднестатистическому  адресату  массовой  ин-
формации  необходимо  владеть  известным 
минимумом терминов самых разных наук (эко-
номики,  политологии,  культурологии,  меди-
цины  и  т.д.),  полное  декодирование  получае-
мой  информации  объективно  может  быть  не 
достигнуто.  
С  другой  стороны,  ежедневно  каждый  из 
нас  становится  мишенью  разного  рода  марке-
тинговых, рекламных, идеологических и проч. 
воздействий.  Все возрастающий объем массо-
вой  информации  порождает  конкуренцию – 
борьбу  за  адресата.  Само  привлечение  внима-
ния слушающего / читающего становится сти-
мулом  для  изобретения  новых  и  все  более 
изощренных  коммуникативных  уловок.  Мощ-
ная  техническая  поддержка  информационных 
потоков, оказывающая сильное воздействие на 
характер  коммуникации,  коммуникативные 
роли  отправителя  и  получателя  информации 
т.д.,  в  немалой  степени  также  направлена 
именно  на  привлечение  внимания  адресата – 
потенциального  потребителя  услуг  и  товаров, 
объекта идеологического воздействия.  
Такое воздействие информационной среды 
нельзя считать дружественным по отношению 
к  адресату  сообщения.  Соответственно,  адре-
сат  должен  противостоять  этому  наплыву  ин-
формации,  иногда  потенциально  несущей 
А. К. Казкенова 

107 
 
 
 
 
ISSN 1563-0223                        Bulletin KazNU. Filology series. № 3(149). 2014
угрозу,  иногда  частично  или  полностью  бес-
полезной,  но  настойчиво  извне  навязываемой. 
Переизбыток информации воспринимается как 
неизбежность,  и  внимание  к  ней  также  не-
избежно снижается: «Усиливается девальвация 
общения  в  целом  или  его  отдельных  форм 
(литературы,  философии,  журналистики)… 
Наи более доступные семиотики, прежде всего 
язык и речевое общение, а также средства мас-
совой  коммуникации  и  образования,  субъек-
тивно («в  глазах  людей»)  утрачивают  свою 
ценность» [5, 546].  
Адресат  современной  массовой  информа-
ции  с  необходимостью  вырабатывает  особую 
перцептивную стратегию – стратегию компро-
миссную и селективную по своей сути, позво-
ляющую,  с  одной  стороны,  непротиворечиво 
интерпретировать поступающую информацию, 
с другой – оценивать и принимать во внимание 
ее актуальную часть. М.А. Кронгауз отмечает: 
«Ленивый читатель никуда не исчез. Он просто 
приспособился  читать  подобные  тексты,  по-
тому что иначе пришлось бы перестать читать 
вообще.  Или  тратить  на  чтение  несоразмерно 
много  времени.  Какую-нибудь  небольшую 
рекламу  надо  было  бы  читать,  обложившись 
словарями  английского  языка,  жаргона,  моло-
дежного  сленга  и  т. п.  Да  и  этого  бы  не  хва-
тило,  потребовались  бы  консультации  с 
друзьями  и  знакомыми.  Мы  же – ленивые – 
довольствуемся неполным пониманием текста, 
как  бы  пропуская  незнакомые  слова,  не  обра-
щая  на  них  слишком  много  внимания.  И 
только  если  назойливое  слово  встретится  нам 
еще  и  еще,  мы  запомним  его  и  постараемся 
понять по контексту, а не получится – спросим 
знакомых.  Такая  коммуникативная  стратегия, 
то есть стратегия неполного понимания (Вы-
делено нами. – А.К.), по-видимому, единствен-
ный путь приспособиться и хоть что-то понять 
в стремительно меняющемся мире» [12]. 
По-видимому, известный «принцип Коопе-
рации»,  регулирующий,  по  Г.П.  Грайсу [13], 
человеческое  общение,  постоянно  нарушается 
как в процессе массовой коммуникации, так и 
в  практике  повседневного  общения.  По  сути, 
он  отражает  весьма  упрощенную  и  идеализи-
рованную модель общения. Ср. следующее за-
мечание  С.  Пинкера: «Человеческая  коммуни-
кация – это  не  два  аппарата  факсимильной 
связи, соединенных проводом, это изменчивое 
отражение  поведения строящих  тайные  планы 
и  обладающих  даром  предвосхищения  со-
циальных животных» [14, 219].  
Таким  образом,  коммуникативное  взаимо-
действие  зачастую  достигается  при  условии 
применения  стратегии  неполного  понимания. 
Эта  стратегия,  как  ни  парадоксально  на  пер-
вый взгляд, отражает готовность адресата участ-
вовать  в  коммуникации  даже  при  редуциро-
ванном понимании поступающей информации: 
упомянутое  выше  неизбежное  расхождение 
«кодов»  отправителя  и  адресата  информации 
обусловливает  имеющееся  в  любом  языковом 
коллективе  убеждение,  что  каждое  слово  (в 
том  числе  новое,  неизвестное)  должно  иметь 
значение.  
Указанные  парадоксы  свидетельствуют  о 
противоречивом  и  зачастую  несбалансирован-
ном взаимодействии автора и адресата в сфере 
массовой коммуникации.  
В  совокупности  они  свидетельствуют  о 
любопытных  тенденциях  развития  массовой  и 
в целом человеческой коммуникации. Это раз-
витие  не  представляет  собой  линейный  про-
цесс,  в  котором  обнаруживается  лишь  посту-
пательное  прогрессивное  движение.  Возмож-
ной  оказывается  цикличность  процесса,  воз-
вращение  к  ранним  и  долгое  время  считав-
шимся  периферийными  формам  коммуника-
ции.  
 

1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   46


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал