Мағжан Жұмабаев табалдырық. Манифест



жүктеу 5.01 Kb.

бет5/7
Дата20.01.2017
өлшемі5.01 Kb.
1   2   3   4   5   6   7

Допрасил  Пом. Нач:    /подпись/  ................ 
 
       Архив ДКНБ РК по городу Алматы.  
Ф. 6. Д. 011494. Т. 2.  лл. 119-121 
                                                  

 
 
- 71 -
№ 4 
 
Дополнительный допрос 
обвиняемого Аймаутова Жусупбека 
24/VI. 29. 
 
 
В  первые  с  платформой  «Алка»  я  столкнулся  в  г. 
Оренбурге в начале 1925 г. при следующих обстоятельствах:  
 
Я работал в редакции «Ак-жол» в гор. Ташкенте и приехал 
в  гор.  Оренбург  на  каникулы.  Во  время  этого  приезда,  я 
встретился  в  редакции  с  Сарсембиным,  который  сказал,  что  у 
него  есть  ко  мне  дело  при  этой  встрече  присутствовал 
Алдунгаров  и  мы  условились  встретиться  на  квартире 
последнего.  Сарсембин  добавил,  что  помимо  меня  еще  будут 
некоторые  лица.  Оказывается,  что  Алдунгаров  с  платформой 
быль знаком. 
 
На следующий день, или в тот же день, во время обеда, мы 
встретились  в  квартире  Алдунгарова,  где  был:  Сарсембин, 
Алдунгаров,  кажется  был  Сегизбаев  и  другие,  фамилии 
которых я не знаю. Насколько я помню это были Кустанайские 
студенты.  
 
Сарсембин  стал  читать  платформу  «Алка»,  пояснив,  что 
она  составлена  Московскими  студентами,  с  участием 
Джумабаева.  Позднее,  путем  переписки  с  Джумабаевым  я 
выяснил,  что  эту  платформу    писал  Джумабаев,  она  было 
написана  почерком  Джумабаева.  Участвовал  ли  в  этом  деле 
Букейханов    Алихан  и  Байтурсынов  Ахмет,  я  не  знаю  и 
Сарсембиным  об  этом  не  говорил.  Он  сообщил  что  читал 
платформу Байтурсынову, но какое мнение высказал по этому 
поводу  Байтурсынов,  я  не  знаю.  Кому  еще  Сарсембин  читал 
платформу  он  не  говорил.  После  чтения  платформы  я  взял  на 
заметку некоторые пункты ее, с которым не согласен и заявил, 
что  по  этим  пунктам  я  сам  напишу  Джумабаеву.  Точно  не 
помню к чему сводились эти пункты.  
Присутствовавшие справлялись у Сарсембина существует 
ли .... кружки  «Алка»  есть  ли  возможность  организации  
таковых Сарсембин отвечал, что  в моей Москве среди русских 

 
 
- 72 -
писателей  существует  кружки    на  подобие  «Алка»,  и 
возможность  организации кружков «Алка» у нас имеется.   
 
В заключение Сарсембин сказал, что кто будет согласен с 
платформой и участвовать в кружке, пускай сообщит в Москву 
Джумабаеву,  или  ему  Сарсембину.  Вследствие  того,  что  я  не 
был знаком с литературными течениями, я письмом запросил у 
Джумабаева  выслать  мне  кокую-нибудь    книгу  по  этому 
вопросу.  Он  выслал  сборник,  под  названием  «От  символизма 
до Октября».  
 
В Оренбурге кружок организован не был. Может был без 
меня  и  был  создан,  но  я  этого  не  знал  т.к.  вскоре  уехал  в 
Ташкент.  Там  я  снова  столкнулся  с  этой  платформой  которая 
была прислана  из Москвы  на имя Кеменгерова Кошмухамеда. 
Однажды я, Кеменгеров и Байтасов и еще два неизвестных мне  
студента  в  квартире  Кеменгерова  обсуждали  снова  эту 
платформу. .... в  плоскости  возможности  организации  кружка 
«Алка» и выявления лиц согласных и несогласных в ней.  
 
В принципе, с организацией кружка все присутствовавшие 
согласились,  кто  с  какими  пунктами  не  согласен  должен 
написать в Москву Джумабаеву. 
 
 Все  согласились,  что  участники  кружка  должны  будут 
писать  произведения  на  основе  платформы,  созвать  съезд  и 
обсудить  литературные  вопросы  т.к.  казахская  литература 
очень молод и бедна.  
 
В  общем,  задача  кружка  должна  была  сводится  к  тому, 
чтобы содействовать развитию казахской литературы. 
 
Инициатива  по  созыву  съезда  по  мнению  указанных  лиц, 
должны  были  взять  на  себя  москвичи-казахские  студенты. 
Позднее  я  лично  вел  переписку  с  Джумабаевым  о  том,  где 
удобнее  созвать  съезд:  В  Москве,  или  Оренбурге,  или 
Ташкенте.  Большинство  мнений      свододились  к  тому  чтобы 
съехаться в гор. Ташкент.  
 
 Кружок «Алка», после указанного совещания организован 
не был, т.к. потом мы ни разу не собирались.  Платформа была 
возвращена Джумабаеву. Подписал-ли я платформу не помню, 
а также не знаю подписали-ли другие.  

 
 
- 73 -
 
Был-ли  выпущены  какие  произведения  на  основе  этой 
платформы,  я  не  знаю.  Я  лично  на  основе  платформы,  ни 
одного производения не писал. 
 
Снимали-ли  две  сего  копию  платформы  Кеменгеров  и 
Байтасов, я не знаю. Что-же касается меня, то у меня никакой 
копии не осталось. Позднее я продолжал переписку по поводу 
платформы с Джумабаевым и Ауезовым. 
 
Статью  о  художественный  литературе  за  подписью   
«Екеу» (два) я читал. Авторами ее является Байтасов  Абдулла 
и  Исхаков,  был-ли  последний  на  совещании,  где  обсуждалась 
платформа, точно не помню, кажется был. 
 
Статью я читал в рукописи, ее мне привозил в  г. Чимкент 
один  из    студентов  какого-то  Ташкентского  ВУЗ-а    или 
Рабфака. До этого я был в Ташкенте, виделся с А. Байтасовым 
и  Исхаковым,  которое  мы  говорили,  что  в  связи  с 
появившимися в газете «Энбекши казак» о худож. литературе, 
они также думают написать статью.  
 
 Я  просил  их  показать  ее  мне,  когда  она  будет  готова, 
может быть я внесу какие-нибудь поправки.  
 
В результате этой договоренности статья и была прислана 
мне  с  упомянутом  студентом  в  г.  Ташкент.  Это  был    зимой  в 
первой половине 1927 года. 
 
Кажется,  я  внес  в  статью  какие    поправки  и  возвратил 
сказав мнение, что ее можно пустить в печать. 
 
Когда появился статья в газете, то я слышал о ней личный 
отзыв Ауезова, который одобрял ее целиком. 
 
Была-ли  после  моей  коррекции  статья  у  кого  нибудь  из 
казахских  литературов,  в  частности  у  Дулатова,  я  точно  не 
знаю.  
 
Целиком  стоящей  на  плотформе  «Алка»  эту  статью  я  не 
считаю. 
 
 
 
 
 
 
 
   /подпись/ Аймаутов 
 
 
 
 
 
Допросил Помнач. ВО  /подпись/ (Саенко)  
 
Архив ДКНБ РК по городу Алматы.  
Ф. 6. Д. 011494.  Т. 3. лл. 7-9.  

 
 
- 74 -
№ 5 
 
Протокол допроса 
 
1929,  Мая 5 дня.  Я,  помощник  Начальника 
Востотдела  ПП  ОГПУ  по  КССР  Саенко  допросил 
нижепоименованного  гражданина  в  качестве  свидетеля, 
который показал: 
Я,  Сарсембин  Жакен, 30 лет 
казах,  уроженец  Акмолинского 
округа,  Атбасарского  района, 
аул  № 1, женат,  член  ВКП  (б), 
по 
профессии 
газетный 
работник, 
имею 
низшее 
образование, 
недвижимого 
имущества 
не 
имею, 
не 
судился. 
 
Показываю: 
В сентябре еще 1924 года я приехал в город Москву, по 
командировке Краевого комитета ВКП (б) и поступил учиться в 
Государственный  институт  журналистики.  Окончить  институт 
мне не удалось, так как я был отозван Краевым отделом печати 
в  январе  еще 1925 года.  В  декабре  еще 1924 года,  Комитетом 
студенчества  при  Казпредставительстве  в  Москве  и 
Землячеством  при  КУТВ  имени  Сталина  было  созвано 
казахское  студенчество  города  Москвы.  Для  разбора 
произведений  Магжана  Джумабаева  (Сборника  «Улендер»). 
Это  собрание  было  созвано  под  руководством  Тогжанова, 
Байдильдина 
и 
Тюрякулова. 
Между 
прочим, 
сами 
организаторы  этого  собрания  Тогжанов  и  Байдильдин,  на 
собрание не явились. Был только один Тюрякулов.  
Я  выступал  на  этом  собрании  в  защиту  произведений 
Джумабаева.  Большинство  студенчества  высказалось  за  то, 
чтобы  произведение  Магжана  не  издавать,  в  крайнем  случае, 
они  должны  пройти  жесткую  цензуру.  Вынесенная  резолюция 
сводила  к  тому,  чтобы  использовать  Джумабаева  как 
художника и мастера слова.  

 
 
- 75 -
Меня  заинтересовал  вопрос,  почему  не  явились  на 
собрание  Тогжанов  и  Байдильдин.  Когда  я  встретился  с 
Джумабаевым, то он мне сказал, что они перед собранием были 
у  него  ли    некоторые  произведения  его  и  рукописи.  Со  слов 
Магжана  я  понял,  что  Тогжанов  не  против  Джумабаеву,  хотя 
также считал, что либо из его произведений не пригодно. 
Встреча  моя  с  Джумабаевым  после  собрания  вечером.  
Жил он в доме бывшего Представительства Туркреспублики. В 
беседе  на  тему  о  собрании  по  поводу  его  произведений, 
Магжан  меня,  как  выступавшего  в  его  защиту  расспрашивал 
подробно  о  собрании,  за  тем  рассказал,  что  у  него  имеется 
написанное 
произведение, 
которое 
необходимо 
будет 
распространить. 
Произведение  это  оказалось  литературной  платформой, 
под  названием  «Табалдырык»,  причем  здесь  же  Джумабаев 
показал  несколько  писем  от  писателей-националистов,  в 
которых  они  считали  необходимым  написать  платформу,  на 
основе  которой  создавать  кружок  под  названием  «Алка» 
(коллектив). … писем.  Я  помню  письма:  Ауэзова – из 
Ленинграда,  от  Аймауытова – из  Оренбурга,  Досмухамедова 
Х.,  Кеменгерова  Кошке,  Байтасова  Абдуллы  и  Испулова 
Миргазы – из  Ташкента.  Ташкентская  группа,  между  прочим, 
написала  общих  два  письма,  под  которыми  были  подписи 
упомянутых  лиц;  Кроме  того  были  такие  же  письма  из 
Семипалатинска  от  Сабита  Донентаева,  Халиля  Габбасова  и 
Маннана  Турганбаева.  Из  Оренбурга  еще  были  письма  от 
Алдунгарова  и  Ельдоса  Омарова.  Из  Петропавловска – было 
письмо  за  подписью  Тлеулина  Жумагалия  и  Кемелева  Галия. 
Из Акмолинска было одно письмо от Хайретдина Болганбаева.  
После  прочтения  писем,  Джумабаев  стал  говорить,  что 
платформу  необходимо  разможить  с  тем,  чтобы  разослать 
группам перечисленных выше лиц. С этой целью он предложил 
мне  переписывать  эту  платформу.  Я  согласился  и  мы  трое, 
точнее  я,  Джумабаев  и  его  брат  в  течение  недели 
переписывали.  Заготовив 17 экземпляров,  один  из  коих  я  взял 
себе.  
В  это  время  созывался  Всесоюзный  учительский  съезд, 
на  который  от  Казахстана  должен  был  приехать  Ахмет 

 
 
- 76 -
Байтурсынов,  от  которого  была  получена  телеграмма 
Джумабаевым,  чтобы  он  встретил  его  на  вокзале.  Джумабаев 
сказал  мне … платформу  необходимо  прочесть  Букейханову 
Алихану и Байтурсынову. С первым из них, на … изготовлении 
платформы.  Магжан … говорил  еще  раньше,  но  не  читал  еще 
ее. 
Встречали  мы  Байтурсынова  втроем:  Я,  Джумабаев  и 
Букейханов  Алихан,  за  которым  мы  заехали,  чтобы  вместе 
ехать на вокзал. 
Ночью,  в  общежитии  Делегатов  учителей  съезда,  в 
комнате  Байтурсынова  читали  платформу.  По  прочтении 
Джумабаев информировал о том, что у него есть согласие ряда 
писателей-националистов на то чтобы создать кружки «Алка». 
Букейханов  заявил,  что  все  дело … не  в  том,  чтобы 
написать  платформу,  а  в  том,  чтобы  осуществить  ее 
организацию и если это сделать удастся, то это хорошо. Затем 
Букейханов,  обращаясь  Магжану,  относительно  меня  спросил, 
надежен ли я, так как он знает, что я коммунист. Джумабаев, а 
также  Байтурсынав  заявили,  что  знают  меня  и  надеются  на 
меня как на своего человека. Тогда Букейханов заявил, что по 
его  мнению … именно  меня – Сарсембина,  использовать  как 
коммуниста, для распространения платформы и напечатания от 
моего имени в одном из журналов Казахстана, или в газете. 
Байтурсынов  также  дал  ответ  по  вопросу  о 
художественной  литературе,  которой  не  должно  быть 
пролетарского влияния. Образно Байтурсынов приводил также 
сравнения:  Европейцы  хотят  надеть  на  казаха  европейский 
костюм  в  то  время,  как  по  формам  хозяйства,  казахи 
свойственно  носят  чапан.  Хотят  казахского  верблюда 
пристегнуть к … поезду и тащить его с собой. Это казахам не 
свойственно  и  для  них  не  приемлемо.  Казахская  литература 
должна  быть  националистической,  что  можно  сделать  именно 
при помощи создания таких кружков. Поэтому он приветствует 
идею  создания  кружков,  но  предупреждает,  что  они,  в  своей 
работе должны избегать смешивать литературу и политику.  
Дня  через  три  мы  с  Джумабаевым  разослали 16 
экземпляров  Платформе  группы  писателей-националистов, 
изъявивших  согласие  принять  участие  в  создании  кружков 

 
 
- 77 -
«Алка». Посылали мы это по почте. Были посланы платформы 
на  имя  следующих  лиц:  в  Ташкент – на  имя  Байтасова,  в 
Оренбург – на  имя  Аймауытова,  в  Петропавловск – на  имя 
Тлеулина, в Семипалатинск – на имя Донентаева и в Ленинград 
– на имя Ауэзова. 
Некоторым  группам  послано  было  по  несколько 
экземпляров. 
Это было в январе еще 1925 года. 
19  января 1925 года  я  был  отозван  в  город  Оренбург  по 
распоряжению Крайкома Партии. Перед отъездом из г. Москвы 
Джумабаев  и  Букейханов  поручили  мне  связаться  с 
Оренбургской  и  Ташкентской  группами  «Алка». … их 
организационного  оформления … формление  мыслилось  так, 
что  каждый … принять  участие  в  кружке  «Алка»,  должны 
подписать 
платформу, 
которая 
должна 
отослана 
М.Джумабаеву, в Москву. 
Кроме  того  мне  было  поручено  подробно … через 
Садвакасова  вопрос  о  визи…  опубликования  платформы  в 
одном из журналов, или в газете. 
Это поручение мне давалось на квартире Джумабаева. 
По приезде в  Оренбург я был на … на работу в редакции 
газеты «Энбекши-казак», редактором которой был Садвакасов. 
Вскоре  я  показал  платформу  Садвакасову,  который 
одобрил  ее,  обещал  выпустить  в  газете  «Энбекши-казак». 
Предложил  мне  сначала  показать  ее  Ельдосу  Омарову, 
Ходжанову,  Байтурсынову  и  Аймауытову  и  запросить  их 
мнение  о  ней.  Здесь  же  я  сообщил  Садвакасову,  что 
организуются  кружки  «Алка»  на  основе  этой  платформы.  Он 
относился к этому сочувственно. 
Когда  я  показал  платформу  Ходжанову,  бывшему 
Вторым  Секретарем  Крайкома  ВКП(б),  то  он  сказал  что  уже 
знает  о  ней,  так  как  видел  его  в  Москве,  он  вместе  с 
Садвакасовым встречались с Джумабаевым, который рассказал 
им о платформе, просил дать свою рецензию…напечатать ее в 
печати.  Ходжанов,  якобы,  обещали  оказать  содействие. 
Ходжанов взял платформу и когда я пришел к нему за ней, то 
он  уже  написал  на  обороте  одного  из  листов  свое  мнение  о 
платформе,  которое  сводилось  к  тому,  что  каждый  писатель 

 
 
- 78 -
должен .... политическую  и  экономическую  обстановку  того 
времени и места, где они жили. 
После  этого  я  показал  платформу  Ельдосу  Омарову, 
который  коротко  также  написал  на  ней,  что  платформа  очень 
хорошая,  но  язык  немного  трудноват.  Аймауытов  целиком 
одобрил  платформу  и  предложил  собрать  всех  лиц,  которые  о 
ней  знают.  Таким  образом,  мы  собрали  с  ним  в  квартире 
Алдунгарова  следующих  лиц:  Аймауытова,  Омарова  Ельдоса, 
Сегизбаева 
Амангалия, 
Алдунгарова, 
Байтурсынова, 
участвовал также и я. 
Совещание  решило,  что  платформу  обязательно  нужно 
опубликовать  и  если  будут  ответы  на  нее  со  стороны 
коммунистов,  то  защиту  ее  поручили  Алдунгарову,  как  члену 
партии  и  Аймауытову.  Алдунгаров  взял  на  себя,  кроме  того 
обязанность  договориться  с  Садвакасовым  о  том,  чтобы 
поместить  платформу  не  в  газете,  а  в  журнале  «Кзыл-
Казахстан». 
Что  же  касается  кружка,  то  считать  его  уже 
оформившимся,  но  название  «Алка»  в  предполагавшейся  к 
опубликованию  платформе,  фигурировать  не  должно  было: 
главной 
задачей 
должно 
опубликовать 
платформу 
«Табалдырык». … который создать прочное мнение тех групп, 
которые подписали эту платформу. И только тогда, когда идеи 
«Табалдырык»  будут  прочно  усвоены  и  восприняты 
писательскими  кругами,  можно  будет  опубликовать  и 
организационную программу под названием «Алка». 
Между прочим, я забыл упомянуть, когда решался вопрос 
о  платформе  в  Москве,  в  кругу  Байтурсынова,  Букейханова, 
Джумабаева  и  меня,  предполагать,  что  целиком  опубликовать  
будет  очень  трудно.  Поэтому,  в  связи  невозможности  
опубликования  платформы  целиком,  нужно  популировать 
основные  ее  мысли  частями  в  виде  отдельных  статей.  Вскоре, 
после  описанного .... …. в  Оренбурге,  я  был  командирован  по 
распространению  подписки  на  казахские  издания  в  Южный 
Казахстан. Будучи в командировке, в г. Туркестане, я получил 
из Москвы от М. Джумабаева (которому я сообщил  о своем … 
и  просил  писать)  два  письма,  Джумабаев  сообщал,  что  он … 
Ташкента  обратно  один  экземпляр  платформы,  подписанный 

 
 
- 79 -
девятью  лицами,  а  именно:  Испуловым,  Досмухамедовым 
Халилом,  Байтасовым  Абдуллой,  Баймахановым  Шакиром, 
Байгаскиным 
Исимом, 
Кеменгеровым 
Кошмухамедом, 
Омаровым 
Ашимом, 
Досмухамедовым 
Джиганшой 
и 
Токтабаевым  Исой.  Кроме  Ташкентской  группы  ему  прислали 
письменные одобрения платформы из Петропавловска Тлеулин 
Джумагалий,  Кемелев  Галий  и  из  Акмолинска  Хайретдин 
Болганбаев. 
Из Семипалатинска получил одно письмо за подписьями 
Сабита Донентаева , Маннана Турганбаева, Халиля Габбасова и 
еше кого-то, точно не помню. Из Ленинграда такое же письмо 
Джумабаев  получил  от  Мухтара  Ауэзова.  Джумабаев  писал, 
чтобы  я  съездил  в  г.  Ташкент,  связался  с  лицами, 
подписавшими  платформу  и  совместно  с  ними  продвинул 
вопрос об опубликовании ее в газете «Ак-жол». 
Когда  я  приехал  в  Ташкент,  там  был  уже  Аймауытов, 
который временно работал в редакции газеты «Ак-жол».  
Однажды,  по  моей  инициативе  вся  вышеупомянутая 
Ташкентская группа за исключением Досмухамедова Халила и 
Испулова,  собралась  на  квартире  Кеменгерова  Кошмухамеда. 
Присутствовал  и  Аймауытов.  Много  не    говорили,  так  как 
вопрос  о  платформе  был  совершенно  ясен.  Ее  нужно  было 
только напечатать, так как  она  была  уже одобрена и когда я 
начал  говорить  о  создании  кружка,  мне  сказали,  что  он  уже 
имеется и весь вопрос сводится к тому, как с ней выступить в 
печати.  После  обмена  мнений,  решили  написать  немедленно 
пробную  статью  о  художественной  литературе.  Поручили,  это 
сделать  Аймауытову.  Вскоре  я  уехал  из  Ташкента, 
договорившись,  что на статью Аймауытова я должен написать 
ответ.  
Будучи в Аулие-Ата в июне еще Я в одном из №№ «Ак-
жол» прочел статью Аймауытова под главием «Наша анкета» в 
которой  автор  осторожно  ставил  на  обсуждение  идеи 
платформы «Табалдырык».  
На  эту  статью,  много  был  написан  ответ.  Позднее,  при 
свидании Аймауытов в шутку высказывал недовольство на мою 
статью, но в общем был доволен.  Пробыв в командировке … и 
возвратившись  в  Оренбург я даже был командирован  (август 

 
 
- 80 -
19…)  постоянной  работы  в  Кара-…  С  какового  времени  и 
порвал всю связь с  участниками кружков. 
Письма Джумабаева «Платформу» у меня украли вместе 
с  вещами  в  Кустанае 1927 году.  Больше  показать  ничего  не 
могу.  Показание  мною  прочитано,  записано    с  моих  слов 
правильно, в чем и подписываюсь. 
 
                                                            /подпись/  Сарсембин 
Допросил:   /подпись/  Саенко.            
 
 
Архив ДКНБ РК по городу 
Алматы.  
Ф. 6. Д. 011494.  Т. 3.  лл. 94-97. 
 
 
 
№ 6 
 
Протокол допроса Байдильдина Абдрахман 
 
1 июля 1929 г. Алма-Ата 
 
….  О  существовании  «Алкы»  я  знал  хорошо.  В  первые 
услышал, приблизительно, в 1925 году, Организован «Алка» по 
иниацативе   националиста Джумабаева в Москве.  
….В 1923 году  в  Москве  я  работал  в  Центроиздате 
Секретарем  казахской  секции.  Там  в  это  время  были: 
Букейханов    и  Джумабаев,  а  Центроиздатом  заведывал 
Тюрягулов. 
Сначала 
они 
меня 
воспринимали, 
как 
националиста,  но  я  вскоре  начал  менять  свою  позицию, 
выступая  с оценкой отдельных брошюр, против  Джумабаева и 
Букейханова.  В 1924 году  дело  доходило  до  резкостей,  в  это 
время  в  Центриздате  работали  старые  авторы,  а  я  предлагал 
вербовать    из  новых.  Им  писали  националисты  Тлеулин, 
Байтурсынов,  Кемелов,  Басыгарин,  Конратбаев.  Про  меня 
сложилось мнение, что я бездельник и Тюрягулов выгнал меня 
из казахской секции. 

 
 
- 81 -
Букейханов  и  Джумабаев  были  связаны  с  казахскими 
учащимися  ВУЗ-ов  в  Москве.  Джумабаев  даже  втерся  в 
Коммунистический  Университет  трудящихся  Востока,  где 
читал  лекции.  Основные  установки  из  программы  «Алка»  он 
зачитал в качестве  лекции учащимся КУТВ …   
....Третье  работая  в  казсекций  Востиздата  (теперь 
Центриздат),  мне  невольно    приходилось  сталкиваться    (он 
прибыл  в  это  учреждения  по  вызову  ЦК  ВКП(б)  и  работал 
вместе  с  Букейхановым  и  Джумабаевым:  они  оба    были 
штатными сотрудниками секции.  
Зав.  Издательством  Тюрягулов  Н.  относился  к  ним, 
особенно  к  Букейханову,  с  большим  уважением  и  доверием. 
Зная это они вели  линию на использование Изд.-во свои А.О. 
целях.  Они  ставили  ставку  на  издание,  главным  образом,  т.н. 
народной  литературы  (старые  былины,  поэмы,  сказки, 
пословицы  и  т.п.)  и  произведения  исключительно  А.О. 
интеллигенции.  Этим  они  видимо,  хотели  идеологически 
повлиять  на  казахскую  массу,  и  воспитывал  их  в 
националистическом духе. 
Надо полагать,  что мнения Букейханова и Жумабаева в те 
годы  линией  не  только  названных  лиц,  а  линией  всей  А.О. 
интеллигенции.  Это  линия  тогда  проводилась    повсюду.  Она 
особенно  торжествовала  в  Туркестане.  Там,  начиная  с 
Правительственной  газеты  «Ак  жол»  и  кончая  отдельными 
мелкими  брошюрками  были  монополизированы  на 80-90 % 
А.О.  интеллигенцией.  В  этом  им  помогали  тогдашние 
руководящие работники Туркестана во главе с Ходжановым С.  
и  Токтыбаевым  И.  Последние  являлись  редакторами  многих 
периодических («Ак  жол», «Шолпан», -журнал, «Шаншар» -
журнал  и  др.)  и  отчасти  не  периодических  изданий,  а  над  их 
ширмой  проводилась  горячая  А.О.  пропаганда.  Например 
газета «Ак-Жол» постепенно и последовательно проповедывала 
А.О.  идеологию  и  разжигал  межнац.  антоганизм. «Шолпан»  и 
«Шалкар»  занималось  тем  же.  То  же  самое  частично 
проводилась  и  в  журнале      «Тан» (Заря),  издававшиеся  в  те 
годы в Семипалатинске под редакцией тов. Токжигитова.  
Этого  мало.  В  Туркестане  А.О.  была  представлено 
возможность    издавать    свои  т.н.  научные  литературные 

 
 
- 82 -
собрания под редакций и ближайшей участий Х. Досмухамеда, 
М.  Жумабаева,  М.  Ауезова,  К.  Кеменгерова,  А.  Байтасова,  Д. 
Исхакова, Ж. Аймаутова и др. Тогда выходили журнал «Сана» 
(Сознание),  «Терме» - сборник  и  др.  И  эти  издания, 
прикрываясь  под  видом  невинных  вещей  науки,  искусства  и 
т.п. тоже самое проповедывали нац-изм. 
Наряду  с  этим  издавались  всевозможные  образцы 
народный литературы. Издавалось  серия  сборников Дивеева о  
батырах (7-8 книг).  Выходили  ряд  сборников  под  редакцией 
Досмухамедовых: «Исатай – Махамбет» (описание  восстания 
казахов  Малой  орды  против  царизма),  «Аламан» (сборник 
стихов  о  подвигах  ханов,  батырей  и  т.п.  высокопоставленных 
лиц). «Мурат  Акын», «Кобланды», «Абай»  и  т.д.  Несколько 
книг  вышли  под  редакцией  Букейханова  и  Байтурсынова: «23 
жоктау» (23 прощ. песни), «Козы корпеш» (история любви) др. 
Под  их  редакцией  выходили  несколько  книг  и  в  Востиздате: 
«Ер-Саин», «Ер-Таргын», «Кенесары-Наурызбай» и др. 
Они  пользовались  и  переводной  литературой.  Зачастую 
извращали    содержание  и  смысл  переводимого  материала. 
Напр;  Букейханов  и  Дулатов  при  перевода  некоторых  статей 
Ленина  и  тов.  Сталина  допускали  ряд  извращений, 
предложения    вроде  «воспитывать  в  коммунистическом  духе» 
переводились  так: «обвинять  коммунистической  в...».  Из 
художественной  литературы  А.О.  переводили,  главным 
образом  также,  какие  непосредственно  служили  их  цели,  т.е. 
Заражению  каз.  массы  ядом  национализма.  Например, 
Жумабаев  М.,  переводил  рассказы  В.Иванова  из    жизни 
партизанских 
отрядов, 
которые 
(отряды) 
совершают 
всевозможные незаконные действия  по обвинению казахского 
населения  (издевательства,  изнасилования  женщин,  грабеж, 
убийства  и  т.п.).  То  же  самое  делали  и  др.  А.О. (Аймаутов, 
Букейханов и др.). 
В учебной литературе проводилось тоже самое.  
Подитожывая  изложенное,  мною  сказать,  за  это  работа 
А.О  была,  в  основном,  направлена  против  распространение 
влияния  партии  среди  казахского  населения,  она  была 
расчитана  на усиление националистического настроения масс. 
А всей этой преступной работе, как я говорил выше, помогали 

 
 
- 83 -
(другой  вопрос  сознательно  или  несознательно)  отдельные 
ответственные    члены  партии.  В  частности  эту  помощь 
оказывали  им  (А.О.) .... Ходжанов  С.,  Тюрякулов  Н., 
Садуакасов  С.,  Токжигитов  Ш.,  Токтабаев  И.  и  др.  Например 
Ходжанов  С.  под  своей  редакцией  и  предисловием  даже 
выпустил  сборник  стихотворении  Жумабаева  М.,  где  имелись 
целый  ряд  контр-революционных  стихотворений ( см.  стихи   
«Пророк», «Ворон», «Тоскую», «Израненной 
душе», 
«Товарищи»  и  др.)  В  своем  предисловии    он – Хожданов 
оправдывал выпуск такой контр-революционной книги тем, что 
она  полезно  не  с  точки  зрения  марксизма,  а  с  точки  зрения 
улучшения    национальной  культуры  и  нац.  языка. (см. 
Туркиздат, 1923 г.).  
В работе Казсекции  Центроиздат в большинстве случаев 
передовали    выше  изложенные    А.О.  тенденции…  Мне 
приходились  часто    возражать  против  них,  но  почти  всегда 
Тюрякулов  Н.  поддерживал  предложения  Букейханова.  Он 
(Тюрякулов)  был  сам  любителем  т.н.  народный  литературы. 
Некоторых  снабжал  он  восхваляющими  предисловиями    от 
себя  (см.  его  предисловие  к  книге  «Кенесары-Наурызбай» 
историческая  былина    и  «Мин  бир  макал» - Тысяча  одна 
поговорка.  Востиздат,1923  г.).  Он  был  любителем  и  
всевозможных  сказок.  Например,  весьма  двухсмысленная  и 
почти контр- революционная сказка из иранской жизни «Жусуп 
хан» - М. Жумабаева была написана по его заданию. Эта сказка 
вышла  из  печати  в 1926-27 гг.  Я  возражал  против      выпуска 
этой сказки. 
По моей инициативе и при подержке тов. Тогжанова  был 
поставлен  в  отделе  печати  ЦК  ВКП(б)  о  запрете 
вышеуказанного  сборника  стихотворении  Жумабаева      с 
предисловием  Ходжанова.  По  этому  вопросу  отделом  печати  
ЦК  ВКП(б)  была  создана  комиссия  в  составе  т.  Тогжанова, 
меня,  Рыскулова,  Тюрякулова  и  Жандосова.  Последние  двое  в 
работе  комиссии  не  принимали  участия:  видимо,  дисциплина 
Ходжановской  группы  им  не  позволила  этого.  Но  мы  втроем, 
ознакомившись 
с 
содержанием 
сборника, 
выработали 
резолюцию,  указывающую  на  контр-революционность  ряда 
стихотворений  в  нем;  на  недопустимость  распространения  его 

 
 
- 84 -
и  на  неправильность  позиции  Ходжанова  в  этом  деле. 
Впоследствии  это  резолюция  была,  кажется,  утверждена. 
Оргбюро ЦК ВКП(б) и обьялен Ходжанову выговор.                                     
 
Архив ДКНБ РК по городу 
Алматы.  
Ф. 6. Д. 011494.  Т. 3.  лл. 73, 75-76 об.,  238-240. 
 

1   2   3   4   5   6   7


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал