М. Ф. Нестурх Происхождение человека Издание второе, переработанное и дополненное Издательство «Наука» Москва 1970



жүктеу 3.67 Mb.

бет1/31
Дата08.09.2017
өлшемі3.67 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
12181

Михаил Фёдорович Нестурх

Происхождение человека

Академия наук СССР 

Отделение общей биологии


Московское общество испытателей природы 

Секция антропологии

 

 

  



М. Ф. Нестурх

Происхождение 

человека

*

 



Издание второе, 

переработанное и дополненное

 

 

 



Издательство «Наука»

Москва


1970

УДК 572


М. Ф. Нестурх. Происхождение человека. 1970.

Доктор биологических наук профессор М. Ф. Нестурх освещает разнообразные черты 

родства современного человека с приматами, эволюцию ископаемых высших обезьян 

включая ближайших предков человека — древнейших людей; обрисовывает процесс 

антропогенеза, развитие древнего человека и его культуры, говорит о биологических и 

социальных факторах антропогенеза, о человеческих расах

Рис. 162, табл. 5. Библ. 24 стр.

Ответственный редактор 

профессор Я. Я. РОГИНСКИЙ


 

 

_2-10-2_ 



433-70 (I)

Посвящаю

эту книгу жене моей,

Екатерине Михайловне

Нестурх

Предисловие

Проблема происхождения человека на протяжении тысячелетий настоятельно требовала своего 

разрешения. Она получила неправильное освещение в религии и оставалась загадкой до тех пор, 

пока в последние столетия не окрепла биологическая наука и пока Дарвин не создал 

материалистическую теорию эволюции органического мира.

Логическим следствием этой теории было доказательство единства происхождения человека и 

животных. Дарвин собрал воедино огромное количество данных, подтверждающих идею о 

естественном происхождении человека, и неопровержимо установил, что предпоследнее звено 

человеческой родословной составил один вид ископаемых наиболее высокоразвитых наземных 

двуногих обезьян.

Фундаментальные труды Дарвина о происхождении человека и его рас (1871), а также о 

выражении эмоций у человека и животных (1872) вышли почти сто лет назад. Скоро наступит 

столетний юбилей этих трудов Дарвина, сохраняющих всю полновесность биологических 

доказательств естественного происхождения человека из недр животного мира.

Тезис о происхождении человека от обезьяны сделался одной из основ учения об антропогенезе. 

Он вошел краеугольным камнем в антропологию.

Материалистическая наука о происхождении человека вступила в резкое противоречие с 

религиозными, идеалистическими представлениями о чудесном сотворении «первых людей». 

Однако биологии и антропологии было не под силу объяснить весь процесс антропогенеза, так 

как в развитии человечества играли роль не только биологические, но и социальные факторы.

В особенности это относится к заключительному этапу формирования человека, когда возник 

современный тип строения его тела и когда в недрах вида «человек разумный» (Homo sapiens) 

развились разные расы.

Основоположники марксизма высоко ценили теорию эволюции Дарвина. Обоснование 

синтетического взгляда на процесс антропогенеза принадлежит Марксу и Энгельсу. Они 

подчеркивали

5

первостепенную важность социального фактора труда в развитии человека с качественными 



различиями в сравнении с эволюцией животных. Энгельс уделил этому фактору специальное 

внимание и создал трудовую теорию антропогенеза.

Важнейшая мысль Ленина о ступенях развития общества начиная со «стада обезьян, берущих 

палки», представляет дальнейшее развитие марксистской идеи о силе коллективности действий 

с помощью орудий. Об этих научных философских указаниях мы должны особенно напомнить 


теперь в год 100-летия со дня рождения Ленина и 150-летия Энгельса.

Процесс антропогенеза качественно резко отличен от филогенетического развития любого вида 

высших животных, в том числе обезьян. Поэтому для его изучения требуется комплексный 

подход с привлечением данных, которые установлены общественными науками, опирающимися 

на марксистскую философию.

Всестороннее решение проблемы происхождения человека возможно только на основе 

диалектического и исторического материализма. Марксизм-ленинизм дал антропологам 

возможность подлинно научного проникновения в самое существо процесса антропогенеза. В то 

же время диалектический материализм служит острейшим оружием борьбы против всяких 

идеалистических представлений о процессе происхождения человека и рас. Автор книги 

стремился использовать этот метод в своем труде.

Первой задачей книги было представить читателям конкретные факты современной 

биологической науки, являющиеся доказательствами материалистической теории антропогенеза. 

Прежде всего здесь важны сведения о современных человекообразных обезьянах, позволяющие 

правильно оценить костные остатки их ископаемых предков, среди последних найти ближайших 

предшественников людей, расшифровать основные черты их палеобиологии.

Вторая задача автора — обрисовать наиважнейший, последний этап развития ископаемых 

предков человека.

Третья задача книги — выяснить ход развития ископаемых людей с антропологической точки 

зрения на базе трудовой теории антропогенеза и одновременно дать критику идеалистических 

представлений о становлении человека и рас.

Автор опирался на исследования антропологов, анатомов и физиологов, изучающих телесную 

природу человека, а также на работы археологов и этнографов. В значительной мере 

использованы и некоторые работы автора.

Во второе издание автор внес некоторые коррективы и дополнения. Так, например, в первой 

части добавлены разделы: очерк развития знаний о приматах; развитие приматологии в СССР; 

факторы гоминизации ископаемых антропоидов. Во второй части обрисован человек как примат. 

В третьей части подробнее говорится о факторах формирования рас, а в приложениях помещены 

документы: 1) о биологических аспектах расовой проблемы; 2) декларация о расах и расовых 

предрассудках. Дополнен список литературы.

часть первая

Дарвиновская



и другие гипотезы

антропогенеза

 

 


 

Глава первая

Дарвин о происхождении человека

Идея антропогенеза до Дарвина

Еще в глубокой древности разные народы создавали легенды о чудесном происхождении первых 

людей, об их сотворении божеством. На подобных мифах можно проследить влияние тех 

природных и социально-экономических условий, в которых они создавались. Например, 

библейская легенда о сотворении первого человека из «красной глины» божеством, вдохнувшим 

в него частицу своего духа — «бессмертную душу», отражает весьма распространенное в те 

времена в Ассиро-Вавилонии, Египте, Иудее и других странах горшечное ремесло и искусство 

скульпторов.

Библейской легенде созвучен магометанский миф, в котором говорится: «Он дал совершенство 

всему, что он создал, и образовал сначала человека из глины. Затем он установил потомство 

человека и произвел его из капли, из крошечной капли воды. Затем он образовал его так, чтобы 

тело его сохраняло известные пропорции, и вдунул в него часть своего духа» (Коран Магомета, 

русск. изд., 1901, гл. XXXII, стр. 388).

С незапамятных времен люди подмечали, однако, большое сходство человека с другими 

животными, в связи с чем зародилась идея о естественном, а не чудесном происхождении 

человека. Такая мысль появилась уже в древности и ярко выражена, например, в произведении 

римского поэта Тита Лукреция Кара (95—51 до н. э.), в материалистической поэме «О природе 

вещей». По идее Лукреция, люди зародились впервые непосредственно из земли в те времена, 

когда она обладала могучим плодородием; земля произвела зверей, птиц и других животных 

после того, как покрылась всевозможными растениями.

Хотя представление Лукреция о появлении первых людей в виде младенцев из «земных утроб» 

совершенно неверно, все же следует подчеркнуть, что Лукреций восстает против религиозного 

дурмана: по его поэме человечество воз-

8

никло на Земле естественным путем.



Атеистическая сущность поэмы Лукреция хорошо видна в следующих поучительных строках:

В те времена,

как у всех на глазах влачилась

Жизнь людей на Земле

под религии тягостным гнетом, 

С областей неба главу являвшей,

взирая оттуда 

Ликом ужасным своим

на смертных, поверженных долу, 

Эллин впервые один

осмелился смертные взоры 

Против нее обратить



и отважно выступил против.

Далее Лукреций пишет:

За основанье тут мы берем

положенье такое: 

Из ничего не творится ничто

по божественной воле.

С поразительной интуицией рисует Лукреций жизнь первобытных людей, их труд, 

возникновение членораздельной речи. Поэма Лукреция, созвучная материалистическим идеям 

крупнейшего греческого атеиста и популяризатора Эпикура (род. в 324 или 341, умер в 270 г. до 

н. э.), имеет очень большое значение: она выражает одну из древнейших попыток представить 

происхождение человека на Земле естественным путем, а не благодаря чуду творения 

божеством.

При построении своей поэмы Лукреций основывался на достижениях мыслителей и ученых 

предшествующих веков. Великие умы древности, анализируя основные особенности 

человеческого тела и его органов, установили тот важнейший факт, что рука есть орган 

общеполезного труда. Эта плодотворная мысль встречается, например, в творениях греческих 

философов Анаксагора (500—428 до н. э.) и Сократа (род. около 469, умер около 399 до н. э.). О 

естественном развитии человека говорили Анаксимандр (VI в. до н. э.) и Эмпедокл (485—425 до 

нашей эры).

В трудах Аристотеля (384—322 до н. э.), Гиппократа (род. около 460, умер около 377 до н. э), а 

также других крупнейших естествоиспытателей и врачей древнего мира уже были заложены 

некоторые научные основы исследования и описания черт различия и сходства между человеком 

и млекопитающими животными, в том числе по строению тела, его развитию и функциям. Из 

всех перечисленных деятелей Аристотелю принадлежит крупнейшая заслуга, так как именно он 

впервые подверг подробному рассмотрению человеческое тело, указал место, занимаемое 

человеком в системе животного мира, перечислил такие кардинальные различия между 

человеком и другими животными, как прямохождение, крупный головной мозг, речь, разум, и 

подверг эти особенности анализу.

Позднее римский врач и анатом Клавдий Гален (130—201 н. э.) установил большое сходство в 

строении тела между человеком и обезьянами, отметив черты сходства и различия с другими 

животными. Сочинения Галена доставили ему, как и Аристотелю,

9

громадный авторитет и тысячелетнюю мировую славу. Знания о человеке и животном мире в 



дальнейшем умножались в связи с усиленным развитием производительных сил человеческого 

общества.

Анатомия и физиология человека постепенно выросли из немногих точных знаний и многих 

смутных догадок.

После реформации в методах исследования, в особенности благодаря классическим работам 

Андрея Везалия (1514—1564) и Уильяма Гарвея (1578—1657), ученые вступили на путь 

настоящего познания человеческого тела. Им становилось ясным многое из того, что ранее было 

непонятным в строении человека. Материалистический взгляд на человеческое существо начал 

все глубже проникать в среду ученых.

Даже в самые мрачные времена инквизиции передовые ученые высказывали глубоко 

материалистическую идею о естественном, а не чудесном происхождении человека.

Таков, например, был известный ученый и философ Лючилио Ванини (1585—1619). За свои 



материалистические и антирелигиозные концепции человека и природы он был осужден 

инквизицией и сожжен на костре.

Для проблемы антропогенеза большое значение в истории науки поставляет рост знаний об 

обезьянах, в особенности человекообразных. Шимпанзе впервые были доставлены в Европу 

лишь в начале XVII в. В 1699 г. английский анатом Э. Тайзон опубликовал полное описание 

строения шимпанзе в книге «Орангутан, или лесной человек: сравнительная анатомия обезьяны, 

пигмея и человека».

В XVIII в. известный шведский ученый Карл Линней (1707—1778) помещает человека в своей 

классификации животного мира и отводит ему особый род людей (Homo) с одним видом 

«человек разумный» (Homo sapiens) совсем рядом с человекообразными обезьянами.

Однако Линней стоял на точке зрения креационистской: разумность он объяснял тем, что в 

человеке есть частица божественной мудрости.

В конце XVIII в. идея о естественном происхождении человека возникает в работах Дж. Б. 

Монбоддо (1784), касавшихся вопроса о происхождении и развитии членораздельной речи. 

Позже Дж. Э. Доорник (1808), как и Монбоддо, утверждал, что люди произошли от 

человекообразных обезьян.

Одним из крупнейших биологов второй половины XVIII в. был французский ученый Жорж 

Бюффон (1707—1788), который, будучи трансформистом, в своих сочинениях уделил человеку 

большое внимание, равно как и человекообразным обезьянам, которых он лично наблюдал. 

Однако он очень резко отграничивал человека по его духовным особенностям от животного 

мира, приписывая ему божественное происхождение.

К началу XIX в. накопились гораздо более полные сведения о людях, фауне и флоре разных 

стран земного шара. Сильно пополнились сведения также об ископаемых животных и об 

истории


10

Земли, в частности благодаря трудам Жоржа Кювье (1769—1832) и Чарлза Лайеля (1797—1875). 

Наряду с зоологией и палеонтологией развились в сильной мере и другие науки о природе. Идея 

о постоянстве видов животных и растений, которой придерживалось вслед за Линнеем 

подавляющее большинство ученых, начала понемногу утрачивать свою силу. Отдельные 

биологи стали все яснее и яснее усматривать признаки эволюции в органическом мире.

В России одним из наиболее ранних выразителей идеи трансформизма был Афанасий 

Аввакумович Каверзнев (род. в 1748, год смерти неизвестен). Сочинение Каверзнева «О 

перерождении животных» было опубликовано в 1775 г. В нем прогрессивный ученый 

обосновывает многочисленными данными положение о естественном происхождении и 

дальнейшем превращении видов. Он не остановился перед тем, чтобы применить свои взгляды 

на развитие и к самому человеку. Каверзнев помещает человека и обезьян в одну группу, 

утверждая между ним и животными сходство и родство: «... не только кошка, лев, тигр, но и 

человек, обезьяна и все другие животные составляют одну единую семью» (О перерождении 

животных, стр. 507).

Несколько позже материалистические идеи о человеке и его происхождении излагаются также в 

трудах крупнейшего прогрессивного общественного деятеля и мыслителя А. Н. Радищева (1749

—1802), в замечательном трактате которого «О человеке, о его смертности и бессмертии» 

высказано мнение, что наука о человеке является важнейшей, коренной.

В том же трактате доказывается идея о том, что «руки были человеку путеводительницы к 

разуму».

Эта вполне справедливая мысль неоднократно встречается в произведениях крупнейшего 



русского революционного демократа и мыслителя XIX в. Н. Г. Чернышевского (1828—1889). Он 

подвергал анализу такие кардинальные вопросы, как место человека в природе, сущность 

человека, его происхождение в результате естественного исторического хода развития природы.

В сочинении «Антропологический принцип в философии» Н. Г. Чернышевский (1948, стр. 111) 

как материалист-философ утверждает единство тела и духа человека: этот коренной тезис был 

позднее подтвержден исследованиями И. М. Сеченова (1825—1905) и И. П. Павлова (1849—

1936), заложивших основы отечественной материалистической физиологии. Н. Г. Чернышевский 

писал, что «на человека надо смотреть, как на одно существо, имеющее только одну натуру, 

чтобы не разрезывать человеческую жизнь на разные половины, принадлежащие разным 

натурам, чтобы рассматривать каждую сторону деятельности человека, как деятельность или 

всего его организма от головы до ног включительно, или, если она оказывается специальным 

отправлением какого-нибудь особенного органа в человеческом организме, то рассматривать 

этот орган в его натуральной связи со всем организмом».

11

За рубежом крупнейший предшественник Дарвина в области биологии — Жан Ламарк (1744—



1829) — в своем сочинении «Философия зоологии» (1809) привел ряд доказательств эволюции в 

мире животных и растений и тем самым выступил против широко распространенной 

метафизической концепции того времени.

Ламарк утверждал, что все современные организмы произошли от древних путем эволюции. Он 

допускал, что сам человек развился на протяжении времени из обезьяны. Древняя 

человекообразная обезьяна в связи с поредением лесов была вынуждена сменить древесный 

образ жизни на наземный и перейти к хождению на двух ногах. Вследствие прямохождения 

сильно изменилось строение позвоночника, мускулатуры, стопы, кисти, челюстей, зубов, 

головного мозга. В условиях общественной жизни вскоре у людей развилась членораздельная 

речь. Ламарк высказал много верных мыслей, рисуя возможный способ естественного 

происхождения человека.

Известно, что Энгельс очень высоко ценил учение Ламарка об эволюции. Критикуя 

идеалистические представления о развитии в природе, Энгельс писал: «И эту бессмыслицу 

развития в пространстве, но вне времени,— которое является основным условием всякого 

развития,— Гегель навязывал природе как раз в то время, когда уже достаточно были 

разработаны и геология, и эмбриология, и физиология растений и животных, и органическая 

химия, и когда на основе этих новых наук уже повсюду зарождались гениальные догадки, 

предвосхищавшие позднейшую теорию развития (например Гете и Ламарк)» (Маркс и Энгельс. 

Соч., т. 21, стр. 287).

Действительно, Ламарк выдвинул наряду с концепцией об изменчивости и усовершенствовании 

организмов принцип влияния внешней среды и упражнения на организм, постулируя 

одновременно тезис о передаче индивидуально приобретаемых особенностей по наследству. Но 

тогда он не мог еще привести достаточных доказательств наличия эволюции организмов в 

природе и естественного происхождения человека. Ламарк не указал на другие важнейшие 

факторы развития, вследствие чего его новое учение об эволюции было односторонним и не 

смогло победить старого учения о постоянстве видов.

Другие эволюционисты — современники Ламарка, например Этьен Жоффруа Сент-Илер (1772

—1844),— также не располагали достаточными данными в пользу эволюционной теории. 

Важнейшим представителем взгляда, по которому виды животных неизменны с сотворения 

мира, в та время был крупный французский естествоиспытатель, сравнительный анатом и 

палеонтолог Жорж Кювье (1769—1832). Сторонники эволюции потерпели временное поражение 


в споре Кювье с Сент-Илером по вопросу о единстве типа строения у позвоночных и 

беспозвоночных животных в 1830 г. в Парижской Академии наук (Амлинский, 1955).

После появления «Философии зоологии» Ламарка прошло еще полстолетия, и познание 

природы сделало большой шаг вперед. В частности, большое развитие полу-

12

чила в трудах Чарлза Лайеля геология, и все яснее становились признаки перемен в строении 



пластов земной коры вместе с ископаемыми животными и растениями. Идея эволюции в 

окружающей людей природе чаще и чаще звучала в умах ученых. Наконец, появился 

крупнейший естествоиспытатель, который смог связать воедино огромное множество фактов на 

основе закономерностей развития в живой и неживой природе. Это был Чарлз Дарвин, 

гениальные труды которого и сейчас возвышаются среди сочинений величайших ученых всех 

веков.


Дарвин об эволюции животного мира

Чарлз Дарвин родился в 1809 г. в городке Шрусбери, Англия. В молодости он в качестве 

натуралиста совершил пятилетнее кругосветное плавание на корабле «Бигль» (Ч. Дарвин, 1935). 

Для пытливого ума Дарвина это путешествие не прошло бесследно: накопленные огромные 

научные материалы по зоологии, ботанике, палеонтологии и геологии натолкнули его на идею 

об изменяемости видов. По возвращении в Англию Дарвин поселился недалеко от Лондона в 

небольшом поместье Даун, где и написал свои научные труды. Дарвин умер в 1882 г.

Большой заслугой Дарвина является установление принципа искусственного отбора, благодаря 

которому главным образом и происходит под влиянием человека изменение пород животных и 

растений. Еще более важным было открытие Дарвином фактора естественного отбора, 

преобразовывающего виды животных и растений в природе, неразрывно связанного с 

изменчивостью и наследственностью (см. И. И. Шмальгаузен, 1968).

Следует отметить, что в позднейших изданиях своего классического сочинения «О 

происхождении видов путем естественного отбора» Дарвин писал, что видоизменения, 

приобретенные и постоянно употреблявшиеся в дело в течение многих веков для какой-нибудь 

полезной цели, должны были, вероятно, прочно укореняться и могли долго передаваться по 

наследству.

Не придавая, как это делал Дарвин, естественному отбору все объемлющего значения, Энгельс 

подчеркивал важность влияния среды, изменчивости и наследственности. Так, Энгельс писал, 

что «... теория развития показывает, как, начиная с простой клетки, каждый шаг вперед до 

наисложнейшего растения, с одной стороны, и до человека — с другой, совершается через 

постоянную борьбу наследственности и приспособления» (Маркс и Энгельс. Соч., т. 20, стр. 

526).

Эволюционная теория, созданная Дарвином, разрушила господствовавшее до него 



представление о неизменяемости видов. Дарвинизм оказался учением, революционизировавшим 

всю биологию. Идея эволюции с большой силой стала проникать и утверждаться в разных 

областях естествознания. Современники сравнивали учение Дарвина с бомбой, брошенной 

великим ученым в лагерь церковников и взорвавшейся в нем.

13

Д. И. Писарев (1840—1868) в следующих словах описывает впечатление, произведенное на 



современников теорией естественного отбора: «Почти во всех отраслях естествознания идеи 

Дарвина производят совершенный переворот; ботаника,зоология, антропология, палеонтология, 

сравнительная анатомия и физиология и даже опытная психология получают от его открытия ту 

общую руководящую нить, которая свяжет между собой множество сделанных наблюдений и 

направит ум исследователей к новым плодотворным открытиям» (1944, стр. 255-256).

Особенно приветствовал Д. И. Писарев применение эволюционной теории к человеку, так как, 

по его убеждению, «... величайшее число ошибок, теоретических и практических, относится 

именно к человеку, как самому сложному, самому неизвестному и в то же время самому 

интересному предмету во всей природе» (там же, стр. 191). Маркс и Энгельс ценили теорию 

Дарвина за то, что она нанесла смертельный удар телеологии, жестоко поразила метафизическое 

учение о целесообразности в живой природе. «Телеология в одном из своих аспектов не была 

еще разрушена, а теперь это сделано»,— писал Энгельс Марксу в 1859 г. (Маркс и Энгельс. Соч., 

т. 29, стр. 424). Спустя два года Маркс писал о том же Лассалю: «Очень значительна работа 

Дарвина, она годится мне как естественнонаучная основа исторической борьбы классов» (Маркс 

и Энгельс. Соч., т. 30, стр. 475).

Вместе с тем основоположники марксизма отмечали и существенные недостатки учения 

Дарвина, например биологизирование социальных явлений. Так, Дарвин некритически отнесся к 

реакционному экономическому учению английского священника и экономиста Томаса Мальтуса, 

по которому в геометрической прогрессии идущее в человеческом обществе размножение при 

возрастании средств потребления лишь в арифметической прогрессии неизбежно приводит к 

борьбе всех против всех к «внутривидовой конкуренции»: под формулой «борьбы за 

существование» Мальтус завуалировал острие классовой борьбы эксплуататоров против 

трудящегося человечества. Поддавшись влиянию этого учения, Дарвин развил представление о 

чрезмерном значении внутривидовой борьбы и о конкуренции в живой природе.

Как известно, советские биологи, поднявшие дарвинизм на высшую ступень на основе 

диалектического материализма, указывали на слабость этой стороны учения Дарвина об 

эволюции видов.

В смешении биологических и социальных категорий сказалась буржуазная ограниченность 

самого Дарвина. Поэтому и саму проблему происхождения человека Дарвин не смог разрешить 

полностью. Это было сделано позже Марксом и Энгельсом. Теория эволюции органического 

мира Дарвина была встречена реакционной частью буржуазии в штыки. Тем более ненавистным 

для последней являлся взгляд Дарвина на антропогенез, поскольку это касалось самого 

человека. Однако увидев, что учение Дарвина покоится на прочном

14

фундаменте, многие реакционеры начали возводить борьбу за существование в главный закон 



природы и человеческого общества.

В этот период яркий последователь Дарвина — немецкий ученый Эрнст Геккель (1834—1919) 

— сыграл огромную положительную роль в распространении дарвинизма в Германии и в других 

странах. Он плодотворно развивал идею родства с животным миром. Одновременно Геккель 

ошибочно переносил понятие о борьбе за существование в природе на человеческое общество и 

тем самым способствовал развитию так называемого «социал-дарвинизма». По «научной» 

концепции социал-дарвинистов, эксплуататорские классы являются «биологически лучшими», а 

трудящиеся — «худшими», вследствие чего последние якобы должны находиться в подчиненном 

положении по отношению к первым.

С точки зрения социал-дарвинистов, победившая сторона является наиболее совершенной. 

Биологизируя социальные явления, социал-дарвинисты тем самым стремились запутать 


истинное положение вещей и использовать учение Дарвина для укрепления позиций 

капитализма.

Необходимо отметить, что сам Дарвин придавал значение естественному отбору как фактору 

эволюции лишь для более ранних ступеней становления человека.

Великий русский биолог К. А. Тимирязев (1935, стр. 134—141 и 188—189) писал по поводу 

социал-дарвинистов следующее: «Отчасти... не по разуму усердные сторонники, но еще более 

недобросовестные или невежественные противники идей Дарвина спешили навязать ему мысль, 

будто бы борьба за существование, понимаемая в самой грубой, животной форме, должна быть 

признана руководящим законом и должна управлять судьбами человечества, совершенно 

устраняя сознательное воздействие, сознательный рефлекс самого человечества на его 

дальнейшие судьбы... Он ли, каждое слово которого дышит гуманизмом, стал бы проповедывать 

идеалы людоеда?».

Многие передовые русские ученые, современники Дарвина, вели самостоятельные исследования 

в области эволюционной теории. Дарвин с большим уважением отзывался о работах братьев 

Александра и Владимира Ковалевских (1840—1901 и 1842—1883) — эмбриолога и 

палеонтолога. Для понимания эволюции млекопитающих, в том числе ископаемых обезьян, 

особое значение имели и имеют принципы, установленные В. О. Ковалевским: он заложил 

основания эволюционной палеонтологии и является одним из самых ярких представителей 

русской материалистической биологии второй половины XIX в.— первоначального этапа 

расцвета дарвинизма (Давиташвили, 1948, стр. 71-122).

Труды Дарвина глубоко материалистичны. Его учение о естественном происхождении человека 

из животного мира является острым оружием в борьбе против религии.

В этом отношении особое место занимает сочинение Дарвина «Происхождение человека и поло-

15

вой отбор» (1953, Соч., т. 5), в котором он сгруппировал главнейшие доказательства 



происхождения человека из животного мира.

Дарвин начал их собирать за тридцать пять лет до напечатания этой книги. По крайней мере он 

еще в 1837—1838 гг. занес в свою записную книжку знаменательную мысль о родстве человека 

с животными: «Если дать простор нашим предположениям, то животные — наши братья по 

боли, болезни, смерти, страданию и голоду,— наши рабы в самой тяжелой работе, наши 

товарищи в наших удовольствиях — все они ведут, может быть, свое происхождение от одного 

общего с нами предка — нас всех можно было бы слить вместе» (1939, т. III, стр. 77).

Параллельно с огромной работой над созданием новой теории эволюции Дарвин глубоко 

задумывается над вопросом о том, как произошел человек.

Проблема антропогенеза была для Дарвина, как для натуралиста, самой высокой и самой 

интересной, хотя и окруженной предрассудками, как он писал Уоллесу в 1857 г., т. е. всего лишь 

за два года до выхода в свет своего основного труда по теории эволюции.

Антирелигиозное значение своего сочинения об антропогенезе Дарвин отлично понимал, так 

как еще в 1860 г. писал, что если всякому и открыта возможность верить в специальное чудо 

творения человека, то сам он не видит в этом необходимости и считает бесчестным совсем 

скрывать свое мнение (Дарвин, 1887, т. II, стр. 284). А через десять лет, в 1870 г., в одном 

частном письме он сообщал, что этой осенью издаст книгу, в части своей касающуюся человека, 

и эту книгу, по его убеждению, многие охарактеризуют как безбожную.

И это не удивительно, так как в сочинении Дарвина (1953, стр. 645—646) о происхождении 

человека мы читаем: «Тот, кто не смотрит подобно дикарю на явления природы как на нечто 

бессвязное, не может больше думать, чтобы человек был плодом отдельного акта творения». 


Более того, тут же можно найти и другие строки, где Дарвин пишет, что надеялся оказать 

хорошую услугу человечеству, способствуя содержанием своей книги ниспровержению догмата 

об актах творения.

Сочинение Дарвина «Происхождение человека и половой отбор» появилось в 1871 г. Оно 

представляет собой как бы расширенное истолкование единственной, но многознаменательной 

фразы Дарвина о человеке в его основном труде «О происхождении видов путем естественного 

отбора» (1859), где напечатано: «Много света будет пролито на происхождение человека и на его 

историю» (1939, т. III, стр. 665).

Выход в свет сочинения Дарвина о происхождении человека вызвал огромный интерес и 

одновременно яростную ненависть, о чем К. А. Тимирязев писал: «В 1871 году появилось... 

«Происхождение человека», послужившее сигналом к новому взрыву негодования ханжей и 

реакционеров всех оттенков против автора...». И, далее: «Наука не может примириться с 

мыслью, что

16

развитие человечества может когда-нибудь быть задержано заставами, которыми догмат и миф 



постоянно пытались оцепить ту область, куда наука еще не успела проникнуть» (Соч., т. VII, 

1939, стр. 547 и т. V, 1938, стр. 314).

Дарвин не мог бы найти правильного подхода к решению проблемы антропогенеза, если бы на 

предыдущих этапах истории науки не был уже накоплен достаточный фактический материал. 

Несколько ранее труда Дарвина вышли в свет капитальные, связанные с этой проблемой книги 

Томаса Гексли (1825—1895) и Эрнста Геккеля («Естественная история миротворения», 1909; см. 

также его «Мировые загадки», 1935). Для Дарвина более ценным оказался труд Гексли (1864), 

бывшего его верным союзником в борьбе за идею эволюции, в частности в применении к 

антропогенезу.

Примерно в то же время появляются труды выдающегося французского анатома и антрополога 

Поля Брока (1824—1880), касающиеся сравнительной анатомии приматов и антропогенеза.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал