Л-фараби атында ы аза лтты



жүктеу 5.08 Kb.

бет20/30
Дата08.01.2017
өлшемі5.08 Kb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   30

Элмурод КУРБОНОВ,
преподаватель 
Национального Университета 
Узбекистана
им. Мирзо Улугбека
ПРОБЛЕМЫ 
СООТНОШЕНИЯ 
ИНФОРМАЦИОН-
НОЙ 
ГЛОБАЛИЗАЦИИ, 
МАССОВОЙ КУЛЬ-
ТУРЫ И НАЦИО-
НАЛЬНОГО 
САМОСОЗНАНИЯ В 
ПЕЧАТИ 
УЗБЕКИСТАНА
Мақалада Өзбекстан баспасөзіндегі 
ақпараттық жаһандану, бұқаралық мəдениет 
жəне ұлттық ой-сана төңірегіндегі өзекті 
мəселелер қарастырылады. Олардың үш негізгі 
қыры көрсетіледі: ерекшелігі, ақпараттық 
жаһанданудың оң жəне теріс жақтары; 
Қазақстан мен Өзбекстан халықтарының өзара 
мəдени қарым-қатынасы мен біртұтастығын 
сезіну.
In article one of pressing questions of a parity 
of information globalization, mass culture and 
national consciousness in the press of Uzbekistan 
is considered. The problem is considered in three 
basic aspects: specifi city, pluses and minuses 
information infl uence of stereotypes of mass 
culture and necessity  own identity the people of 
Uzbekistana.
Г
лобализация привела к невиданному 
росту объема информации. Со сторо-
ны «государств золотого миллиарда» 
(так сегодня называют развитый мир) 
на  население  планеты  ежедневно  обрушиваются 
огромные  потоки  неконтролируемых  сведений, 
что ведет к сильнейшему перекосу в международ-
ном обмене информацией. Остальной мир не мо-
жет противопоставить этому что-либо серьезное, 
потому что не обладает крайне необходимыми для 
этого  информационно-коммуникационными  тех-
нологиями, развитой системой мирового и транс-
граничного телевидения, вещающих на весь свет 
радиостанций типа «Голос Америки», «Би-би-си» 
или  «Дойче  велле».  В  результате  нормы  жизни, 
обычаи  и  традиции  Запада  широко  распростра-
няются по планете, активно внедряясь в сознание 
населения стран Востока, Азии в целом, а также 
Африки, Латинской Америки и Австралии с Океа-
нией.
Массовому  распространению  западных  цен-
ностей  способствует  и  такой  серьезный  фактор, 
как рыночная экономика, базирующаяся на непо-
средственных  потребностях  человеческой  при-
роды.  Известно,  что  простой  аудитории  больше 

173
нравятся  развлекательные,  нежели  серьезные 
аналитические или просветительские  материалы. 
Поэтому процент развлекательной журналистики 
(называемой  также  гедонистической,  рекреатив-
ной, шоу) безудержно растет и составляет сегод-
ня, по оценке японских телекритиков, более поло-
вины всей продукции СМИ. 
Известный  специалист  в  сфере  массовых 
коммуникаций Фрэнк Уэбстер считает, что «хотя 
глобализация  –  это  исключительно  сложный  фе-
номен, она сводится в основном к тому, что весь 
мир выстраивается в соответствии с западной мо-
делью. Об этой тенденции, причем нисколько не 
пытаясь ее оправдать, что удивительно, написал в 
своей книге The Lexus and the Olive Tree обозрева-
тель New York Times Том Фридман (1999). Фрид-
ман пишет, что «монастырь может жить только по 
одному уставу», и это тот устав, который принят в 
Соединенных Штатах, у них – наибольшие шансы 
заставить весь мир вести себя по их правилам… 
Как пишет Фридман, глобализация – это путь «от 
биг-мака через «Макинтош» к Мики-Маусу» /1/.
Раскрывая  характер  новой  эпохи,  специали-
сты дают ей самые разные определения: постин-
дустриализм,  технократизм,  постмодернизм,  се-
тевое  общество,  информационный  капитализм, 
неомарксизм,  публичная  сфера  и  др.  Несмотря 
на  некоторые  разногласия  в  определениях  и  ха-
рактеристиках, большинство сходится в том, что 
новая эпоха коренным образом отличается от всех 
предыдущих  и  ее  определяющими  особенностя-
ми  являются  очень  важная  роль  и  безграничные 
возможности информации. Американский иссле-
дователь  Элвин  Тоффлер  говорит  о  преобразую-
щей роли нового порядка:  «Эта новая цивилиза-
ция столь глубоко революционна, что она бросает 
вызов всем нашим старым исходным установкам. 
Старые способы мышления, старые формулы, дог-
мы и идеологии, несмотря на то, что в прошлом 
они процветали или были весьма полезными, уже 
не  соответствуют  больше  фактам.  Мир,  который 
возникает с огромной скоростью из столкновения 
новых  ценностей  и  технологий,  новых  геополи-
тических отношений, новых стилей жизни и спо-
собов коммуникации, требует совершенно новых 
идей и аналогий, классификаций и понятий» /2/. 
Так считает не только Тоффлер. Подобные оценки 
приводятся  большинством  исследователей  новой 
эпохи:  Маршаллом  Маклюэном,  Самюэлем  Хан-
тингтоном, Френсисом Фукуямой, Ясеном Засур-
ским, Людмилой Земляновой и др. Наталия Урина 
определяет то, «каким будет мир, который в шек-
спировские времена походил на театр, Маклюэну 
казался  глобальной  деревней,  а  Уэльбеку  –  су-
пермаркетом» /3/. Ясно, однако, что современный 
мир, как никакой другой, начинен электроникой, 
цифровыми системами.
Ведущим  фактором  современности  стали 
информационно-коммуникационные  технологии. 
Они достигли степени главной парадигмы нового 
времени. Эрнст Галумов дал этому процессу до-
вольно  ясную  характеристику:  «Как  генерализа-
ционный фактор мира, информация, по существу, 
и была востребована пионерами информационно-
го поиска… А венцом стали компьютер и компью-
терные сети – своего рода образные интеграторы 
информационной эпохи» /4/. 
С известной условностью можно сказать, что 
в  начале  90-х  годов  ХХ  века  глобализация  до-
стигла своего максимума, охватила всю планету и 
дальше ей было уже некуда развиваться. Остава-
лось одно – интенсификация.  «Единственная сре-
да, в которой наша цивилизация еще может рас-
ширяться, наш единственный настоящий фронтир 
– это эфир, иными словами медиа, – пишет амери-
канский исследователь Дуглас Рашкофф. –  Вслед-
ствие этого власть, которой сегодня обладает тот 
или  иной  человек,  определяется  уже  не  коли-
чеством  собственности,  находящейся  в  его  рас-
поряжении, а скорее тем, сколько минут «прайм-
тайма»  на  телевидении  или  страниц  новостной 
печати он может заполучить» /5/. Таким образом, 
когда  планета  увидела  свое  будущее  в  СМИ,  то 
СМИ и определяемые ими общественные инсти-
туты,  в  свою  очередь,  нашли  перспективы  как  в 
уплотнении содержания, так и виртуальном режи-
ме. Так информационно-коммуникационный мир 
стал  заменять  основной  мир,  в  результате  чего 
стал возможен «симулякр».  Вторым после гло-
бализации определяющим признаком новой эпохи 
стал  массовая  культура.  Президент  Республики 
Узбекистан  Ислам  Каримов  не  раз  говорил  о  ее 
вредном влиянии на современную молодежь. Так, 
он пишет, что под видом массовой культуры не-
редко распространяются нравственная испорчен-
ность  и  насилие,  индивидуализм,  эгоцентризм 
и  другие  непотребные  идеи,  что  чуждые  нашим 
ценностям проявления подобного рода похожи на 
заразную болезнь /6/.
Приведем  интересное  рассуждение  извест-
ного  французского  философа  Жана  Бодрияра  об 
опасности замены реальной жизни дизайнерскими 
сообщениями СМИ. Ученый «отстаивает ту точку 
зрения,  что  растущая  автореферентность  медиа 
(и жизни вообще) лишает нас реального опыта и 
помещает нас в медиатический, опосредованный 
мир фантазии, называемый «симулякром». Он (Ж. 
Бодрияр  –  Э.К.)  полагает,  что  демонстративная 

174
Хабаршы.  Журналистика, Баспа ісі, Жўртшылыќпен байланыс сериясы                2011  (30)2 
искусственность  и  другие  остраняющие  приемы 
наших  медиа  разрабатываются  (некими  лицами 
либо  безличными  силами)  с  тем,  чтобы  мы  счи-
тали нашу подлинную, неопосредованную реаль-
ность более серьезной. Мысля подобным образом, 
мы придем к выводу, что, например, Диснейленд 
– это средство скрыть общий инфантилизм нашей 
культуры. Мы входим в этот тематический парк и 
вновь переживаем свои детские фантазии, чтобы 
был  менее  заметен  инфантилизм  нашей  повсед-
невной жизни» /7/. Разумеется, так происходит по-
тому, что массовая культура снижает порог каче-
ственности журналистики в целом, не говоря уже 
конкретно о печати. Суть дела в том, что в СМИ 
сегодня  однозначно  преобладают  примитивные 
сюжеты и образы, сериалы и типы, «кирпичи» и 
штампы. 
Остроумное наблюдение с реальной оценкой 
феномена массовой культуры содержится в обоб-
щенном мнении Ф. Уэбстера: «Среди мыслителей 
Нового времени, как левых, так и правых, общим 
местом  уже  давно  стало  сетование  по  поводу 
«массовой  культуры»,  которая  сбивает  простых 
людей в стадо и кормит их пропагандистской по-
хлебкой, в которой агитация перемешана с прими-
тивными развлечениями». Подобные критические 
оценки массовой культуры – не новость для спе-
циалистов, но этого недостаточно для того, чтобы 
ее опасность для подлинной культуры стала оче-
видна для всех. Надо, чтобы трезвый подход к ее 
формам  и  сути  стал  достоянием  широкого  круга 
людей,  работающих  в  СМИ,  а  также  занимаю-
щихся  проблемами  массовой  культуры.  Только 
после того, как обоснованные, критические пред-
ставленные  картины  массовой  культуры  прочно 
войдут в повседневную жизнь наших газет и бу-
дут разъяснены, задачу цивилизованного противо-
стояния ей можно будет считать более  или менее 
выполняемой.
Феномен  массовой  культуры  стал  возможен, 
как минимум, в результате сложения двух факто-
ров: во-первых, самой природы человека, больше 
стремящегося  к  удовольствиям  и  развлечениям, 
нежели  к  самообразованию,  во-вторых,  господ-
ства психологии рыночной экономики. Известно, 
что  один  и  тот  же  человек  ведет  себя  не  одина-
ково,  когда  он  находится  один  или  в  толпе.  Не-
мецкий исследователь Петер Винтерхофф-Шпурк 
приводит следующее мнение об этом известного 
французского  психолога  Гюстава  Ле  Бона:  «Со-
гласно Ле Бону, на массу накладывают отпечаток  
анонимность  одиночки,  определенность  чувств, 
снижение  уровня  интеллекта  и  личной  ответ-
ственности.  «Вот  основные  признаки  отдельно-
го  человека  в  массе:  сознательная  личность  ис-
чезает,  преобладает  неосознанное  поведение,  в 
результате  влияния  и  переноса  чувства  и  мысли 
развиваются  в  одном  направлении,  проявляется 
склонность  к  немедленной  реализации  внушен-
ных  идей.  Отдельный  человек  уже  не  похож  на 
себя. Он превратился в автомат, который не спо-
собен управлять своей волей»» /7/. Все это слиш-
ком серьезные вещи для того, чтобы к ним можно 
было  бы  отнестись  снисходительно.  Вульгариза-
ция культуры неизбежно ведет к примитивизации 
сознания и мировоззрения широких масс людей. 
Впоследствии это может дорого обойтись, напри-
мер, народам Казахстана и Узбекистана, которые 
обладают  уникальной,  выработанной  тысячеле-
тиями национальной культурой. 
Нивелировке  национальных  культур  объек-
тивно способствуют тенденции информационной 
эпохи.  Э.  Тоффлер  пишет  об  этом:  «Как  Вторая 
волна породила людей, чьи интересы превосходи-
ли локальный уровень и становились основой на-
циональной идеологии, так Третья волна порож-
дает группы людей, интересы которых шире, чем 
национальные. Эти люди становятся носителями 
формирующейся глобалистской идеологии, кото-
рую иногда именуют «планетарным сознанием»». 
В принципе нет ничего плохого в том, что общече-
ловеческие идеи, составляющие основу планетар-
ного  сознания,  будут  утверждены  повсеместно. 
Вместе с тем, нельзя допускать того, чтобы кану-
ли в небытие уникальные качества каждой нации, 
ее национальные ценности. Тот же Тоффлер очень 
хорошо показал в данной книге все минусы стан-
дартизации  производства,  жизни  и  творчества, 
которые принесла с собой индустриальная эпоха. 
Поэтому  нет  необходимости,  считаем  мы,  заме-
нять  ее  новой,  массово-культурной  стандартиза-
цией теперь уже информационного века. 
Для  этого  нужно,  чтобы  каждый  народ  пре-
жде  всего  осознал  сам  себя,  кто  он  есть,  какое 
место занимает на планете и в процессе развития 
человечества.  В  практике  узбекистанской  печати 
возвращение  к  историческому  переосмыслению  
роли нации получил название «узликни англаш» 
(«познать самого себя»). На сегодняшний день это 
одна из наиболее разработанных тем не только на-
циональной  журналистики,  но  и  отечественной 
науки в целом.
Данный процесс по своему содержанию явля-
ется весьма непростым. Дело в том, что человек 
уже  давно  стал  придатком,  приложением  к  тому 
средству коммуникации, которое сам же и создал. 
Г.  Маклюэн  пишет:    «Электромагнитная  техно-
логия  требует  от  человека  полной  покорности  и 

175
созерцательного спокойствия, и это дает преиму-
щества организму, носящему теперь свой мозг за 
пределами черепной коробки, а нервы – за преде-
лами кожного покрова. Человек должен служить 
своей электрической технологии с такой же сер-
вомеханической преданностью, с какой он прежде 
служил своей рыбачьей лодке, своему каноэ, своей 
типографии (своему минарету, мечети и медресе – 
Ф.М.) и всем прочим расширениям своих физиче-
ских органов. Но есть и одно отличие, состоящее 
в том, что прежние технологии были частичными 
и фрагментарными, тогда как электрическая – то-
тальна и инклюзивна» /8/.
  Дизайн  жизни,  повседневно  проводимый 
СМИ во всем мире, опасен тем, что в большинстве 
стран  они  манипулируют  сознанием  общества. 
Это  разрушает  нормальный  ход  анализа  обще-
ственностью  сообщений  СМИ,  навязывает  вы-
годные для распространителей информации идеи 
и ценности. Рассматривая концепцию публичной 
сферы  известного  немецкого  философа  Юргена 
Хабермаса,  Ф.  Уэбстер  пишет:  ««С  его  (Юргена 
Хабермаса – Э.К.) точки зрения, публичная сфера 
не только ослаблена вторжением рекламы и при-
сущей  ей  этики,  но  ей  еще  нанесен  существен-
ный  урон  технологиями  пиара.  В  этой  связи  на 
Хабермаса произвела сильное впечатление карье-
ра  Эдварда  Бернайса  (1891-1995)  –  старейшины 
американского  направления  «управления  обще-
ственным мнением». Хабермас рассматривает его 
карьеру  как  особенно  показательную  для  эпохи 
гибели публичной сферы. Для него все, что пред-
ставляет  Бернайс  и  его  многочисленные  после-
дователи,  связано  с  исчезновением  характерной 
для  публичной  сферы  традиции  рационального 
обсуждения, на смену которой пришли лицемерие 
и манипуляции политиканов. Для Юргена Хабер-
маса  это  отказ  от  «критериев  рациональности», 
лежавших  в  основе  публичной  дискуссии:  по-
добные критерии «полностью отсутствуют среди 
хитроумных приемов формирования консенсуса», 
которые превращают политическую жизнь в шоу, 
разыг-рываемое перед одураченными «зрителями, 
которые тут же готовы к нему присоединиться». 
Как  мы  видим,  манипулятивными  технологиями 
современного пиара нанесен урон престижу дан-
ной, очень важной сферы общественной жизни, в 
результате чего сама политическая жизнь превра-
щается в шоу.
Глобализация  привела  еще  к  одному  боль-
шому  минусу.  Э.  Тоффлер  охарактеризовал  его 
как  расслоение  между  странами  двух  групп  – 
производящими  современные  информационно-
коммуникационные  технологии  и  не  производя-
щими  их.  Некоторые  исследователи  продолжили 
данную  классификацию  и  проводят  водораздел 
между  различными  социальными  институтами 
одного и того же общества. Так, в главе «Китай-
ский интернет: стратегия информатизации и теле-
коммуникационная политика» книги «Националь-
ные модели информационного общества» Лежун 
Цзя  пишет:  «По  мнению  китайского  ученого 
Ху  Аньгана,  в  цифровом  веке  Китаю  предстоит 
преодолеть  три  цифровых  раскола.  В  частности, 
раскол  между  внешним  миром  и  Китаем,  между 
разными  регионами  Китая  (конкретно  –  между 
восточной  и  западной  частями  Китая)  и  между 
китайскими  городами  и  деревнями.  Поэтому  Ху 
считает,  что  в  настоящее  время  Китай  все  еще 
остается  информационно  бедной  страной.  С  на-
шей  точки  зрения,  в  ближайшие  годы  цифровой 
раскол может сохраниться, а в некоторых направ-
лениях даже углубиться». Мы можем продолжить 
эту мысль применительно к Узбекистану и Казах-
стану, говоря, во-первых,  в преломлении различ-
ных министерств и ведомств, среди которых одни 
ушли  вперед  в  использовании  информационно-
коммуникационных  технологий,  а  другие  отста-
ют;  во-вторых,  о  школах,  колледжах  и  вузах  и 
даже , в-третьих, относительно множества семей 
в двух странах, где молодые люди постоянно ищут 
что-то в интернете, тогда как определенная часть 
старшего поколения не умеет им пользоваться. 
Таким образом, мы можем сделать следующие 
выводы. Наблюдается очевидное расслоение в пе-
чати  Узбекистана  в  анализе  ею  проблем  инфор-
мационной  глобализации  и  проводимой  на  этой 
основе  воспитательной  работы.  С  данной  точки 
зрения можно выделить три основных типа печат-
ных изданий, явно различающихся  между собой. 
В  первую  мы  включаем  республиканские  науч-
ные,  общественно-политические  и  литературно-
художественные  журналы  типа  «Тафаккур» 
(«Мысль»), «Жамият ва бошкарув» («Общество и 
управление»),  научные  вестники  Национального 
универстета Узбекистана, Ташкентского государ-
ственного института   востоковедения, Ташкент-
ского  юридического  института,  Узбекского  госу-
дарственного университета мировых языков и др.  
В данных журналах регулярно выступают хорошо 
подготовленные  профессионалы  в  сферах  идео-
логии, глобализации, средств массовой информа-
ции, национальной идентичности и др. Среди них 
можно  назвать  Н.  Абдуазизову,  Э.  Аъзамова,  Х. 
Дустмухаммада, Н. Жураева, Ш. Кудратходжаева, 
Ф. Муминова, У. Саидова, О. Тошбоева, Б. Якубо-
ва и др. 
Ко второй группе следует отнести авторитет-

176
Хабаршы.  Журналистика, Баспа ісі, Жўртшылыќпен байланыс сериясы                2011  (30)2 
ные республиканские газеты типа «Халк сузи» – 
«Народное слово», «Хуррият» («Независимость»), 
«Узбекистон  адабиёти  ва  санъати»  («Литература 
и искусство Узбекистана»). В этих газетах также 
регулярно  печатаются  статьи  на  обозначенные 
выше темы, но разработка поставленных проблем 
и аналитические качества публикаций на порядок 
ниже.  Вторую  группу  газет  условно  можно  на-
звать качественными изданиями.
Третью группу составляют массовые издания, 
которые в других странах принято называть буль-
варными. На различных конференциях и семина-
рах  по  вопросам  журналистики,  в  печати  нашей 
страны об этих изданиях также можно встретить 
отзывы  типа  того,  что  это  желтая  пресса.  Мы 
имеем в виду наиболее тиражные в Узбекистане 
издания  типа  «Даракчи»  («Вестник»),  «Тасвир» 
(«Изображение, вид»),  «Хордик» («Отдых») и др. 
Тиражи  этих  изданий  в  лучшие  времена  состав-
ляли до 400 тыс. экз., в среднем 70-100 тыс. (для 
примера скажем, что тираж главной газеты Узбе-
кистана  «Халк  сузи»  состаляет  от  25  до  50  тыс 
экз.).  Однако  чисто  бульварные  издания  в  Узбе-
кистане невозможны в силу традиций и местного 
менталитета.
Но  именно  такую  прессу  охотно  читает  мо-
лодежь. Поэтому у журналистов Узбекистана нет 
иного выхода, кроме как приблизить эту печать к 
качественной, хотя бы и ценой падения тиража – 
во имя общественной пользы.
Таким образом, стратегия воспитательной ра-
боты через массовую печать выглядит следующим 
образом: сохраняя высокий потенциал научной и 
аналитической  журналистики,  довести  его  через 
второе  звено  –  качественную  печать  до  третьего 
звена, самой массовой, наиболее читаемой печати 
Узбекистана. Следует сделать наиболее читаемую 
прессу более просветительской, придать ей свой-
ства качественной прессы.
1. Уэбстер Ф. Теории информационного общества. Пер с англ. М.В.Арапова, Н.В. Малыхиной. Под ред. Е.Л. Вартано-
вой. – М.: Аспект Пресс, 2004. 
2. Тоффлер Э. Третья волна. Пер. с англ. – М.:  ООО «Издательство АСТ», 2004.
3. Урина Н.В. Италия: от Anno Domini к Anno Digitalis // Национальные модели информационного общества / Отв. 
ред. и сост. Е.Л. Вартанова, науч. ред. Н.В. Ткачева. – М.: Изд-во ИКАР, 2004.
4. Галумов Э.А. Инфоколониализм. – М.: «Известия», 2007.
5. Рашкофф Д. Медиавирус. Как поп-культура тайно воздействует на ваше сознание / Пер. с англ. Д. Борисов. – М.: 
Ультра. Культура, 2003.
6. Каримов И.А. «Юксак маънавият – енгилмас куч» («Высокая духовность – непобедимая сила»). – Ташкент: «Маъ-
навият», 2008. На узб. яз.
7. Петер Винтерхофф-Шпурк. Медиапсихология. Основные принципы. Пер. с нем. Харьков:  Изд-во Гуманитарный 
центр, 2007. 
8. Маклюэн Г.М. Понимание медиа: внешние расширения человека / Пер. с англ. В. Николаева. – 2-е изд. – М.: «Ги-
перборея», «Кучково поле», 2007.

177
О
собенности 
функционирования 
парламентской  журналистики  в 
Узбекистане  напрямую  связаны 
с  развитием  парламентаризма  в 
стране. Парламент  играет  важную  роль   в   фор-
мировании  государственной  политики.  История 
развития парламентаризма в мире, модели парла-
ментов и их особенности являются объектом от-
дельного изучения.
Политические институты гражданского обще-
ства и представительные органы власти на местах 
в Узбекистане прошли определенный путь своего 
становления и развития,  постепенно превращаясь 
в  действенный  механизм  для  мирного  разреше-
ния  социальных  конфликтов,    обеспечивающего 
передачу  общественных  настроений,  желаний, 
требований от общества к государственным и за-
конодательным  структурам,  а  также  контроль  за 
их исполнением посредством деятельности депу-
татов в представительных и законодательных ор-
ганах власти. (См.: приложения).
Государство  призвано  содействовать  смягче-
нию  социальных  конфликтов  и  напряженности, 
чтобы  гражданское  или  цивилизованное  обще-
ство не превратилось в нецивилизованное обще-

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   30


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал