Л-фараби атында ы аза лтты



жүктеу 5.08 Kb.

бет19/30
Дата08.01.2017
өлшемі5.08 Kb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   30

dr Łukasz Donaj, 
Adam Mickiewicz University 
in Pozna  – Faculty of Political 
Science and Journalism 
dr Saken Nurbekov,
Kazakh National University 
named after al- Farabi - 
Department of Journalism
THE LENINIST 
CONCEPT OF THE 
PRESS. HISTORY 
AND THE DILEMMAS 
OF MODERN 
JOURNALISM. A 
CONTRIBUTION TO 
THE DISCUSSION
Ленинская концепция прессы – история и дилеммы со-
временной журналистики. Повод к дискуссии.
В статье автор представляет – теперь уже историческую 
– ленинскую концепцию прессы. Сторонники дихотоми-
ческой классификации систем прессы утверждали, что 
задачи и функции прессы отличаются в государствах 
социалистических и капиталистических, но объясняли 
это исключительно противоположными политическими 
устройствами. Однако, это было бы слишком большим 
упрощением. Хотя понятие «политичность», происходя-
щее из ленинской концепции, кажется сегодня уже не-
актуальным, его место заняла лояльность и «верность» 
журналиста редакции. А это, в свою очередь, перечит 
идеалам журналистики.    
Басылымның лениндік концепиясы – тарих жəне казіргі 
журналистика мəселелері. Талқыға арбау.
Бүл мақалада кəзіргі кезде тарихи лениндік басы-
лым концепциясы қарастырылады. Дихотомиялы 
классификациялық басылым жүйсін колдаушылар 
оның міндетімен кызыметтерінің социалистік жəне 
капиталистік мемелекеттерде  уқсамайды деп екі саяси 
қарсы жүйеге байланысты деп түсіндіреді. Бірақта «сая-
сатты» деген лениндік концепциядан туындайтын ұғым 
актуалды емес. Оның орнын жағымды, сенімді жур-
налист деген ұғым алып отыр. Бұл журналистиканың 
идеалына сəйкес емес дейды автор.
The 
press  system  began  to 
be  treated  as  a  coherent 
structure  integrated  with  the 
sociopolitical system only after World War I. Debate 
on  the  defi nition  and  term  of  the  press  system  has 
been going on to this day. Theoreticians agree that the 
press systems should be seen by the prism of three 
dimensions:  connections  between  the  press  system 
and the political and legal system, the ownership form 
of the mass media, and audience.
The  division  of  the  press  systems  based  on 
political  criteria  on  the  account  of  the  political 
system was applied by V. I. Lenin. According to him, 
all  press  systems  could  be  divided  into  two  types: 
those of socialist states and those of capitalist ones.  
The  Leninist  theory  of  the  press,  more  precisely 
the  Marxist-Leninist  theory,  has  been  developing 
since  the  forties  of  the  19th  century,  i.e.,  from  the 
beginning  of  K.  Marx’s  journalism.  Lenin’s  article, 
“Party  Organization  and  Party  Literature,”  written 
in November 1905, is considered the milestone in its 
development. “This article became a policy statement 
determining the unshakable Leninist rules of partyism, 
the ideological character of literature, journalism, and 
all  means  of  ideological  apparatus  for  many,  many 

165
years.... It equips journalists, writers, and art workers 
with ideas of consequent fi ght to strengthen the rule 
of communistic partyism, it teaches uncompromising 
attitude and intransigence to overcome and expose all 
opportunist hesitation.”  
The  Leninist  press  developed  fully  after  the 
October  Revolution.  The  revolution  outlined  the 
ideology of the new society and the meaning of actions 
of  institutions  that,  together  with  the  Boards,  trade 
unions,  and  other  organisations,  formed  the  system 
of proletariat dictatorship. The Leninist press, being 
the centre of ideology infl uencing masses and serving 
as  their  organiser,  was  absorbed  at  the  same  time 
with such phenomena of superstructure as literature, 
philosophy, etc., on one hand and the Boards, trade 
unions, Komsomol on the other. The specifi c character 
and great power of the Leninist press was manifested 
in the partyism, masses, active interfering in life, and 
interference in all matters .
Although Lenin never published any cohesive and 
consequently full lecture of the theory of the press, a 
consistent system of his views on its role, different in 
different historical periods, emerges from notes taken 
throughout  his  life. The  role  was  different  when  the 
party  was  formed,  different  during  the  revolution, 
and different when the communists seized power. The 
argument that proves the thesis that Lenin understood 
the press tasks he formulated as changing with the time 
is the fact that most of his notes may be found in works 
concerning  subsequently  the  formation  of  the  party, 
occurrence of the revolution, and then building young 
Soviet power .
Lenin's  article  mentioned  above  together  with 
his  other  statements  on  the  press  and  earlier  Marx' 
and Engels' writings on the press are the basis for the 
Marxist-Leninist  theory  of  the  mass  media  and  the 
Leninist theory of the press of the new type.
According to W. Pisarek, a few components of 
the  said  theories  may  be  marked  off.  Namely,  the 
system  of  social  relations  conditioned  the  character 
of  the  mass  media  that  operated  in  a  given  society, 
whereas  the  interests  of  the  class  for  which  they 
served  openly  and  directly  or  in  a  concealed  or  an 
indirect manner determined the character of individual 
newspapers  and  radio-television  programmes.  The 
social  role  of  the  socialist  media  as  an  element  of 
the  superstructure  of  the  socialist  society  or  as  the 
advocate of the working masses in a capitalistic state 
was  the  next  determinant.  It  fundamentally  differed 
from  the  social  role  of  the  commercial  media  as 
an  element  of  the  superstructure  of  the  capitalistic 
society. The socialist means of the mass media were 
to  represent  the  point  of  view  and  interests  of  the 
widest peasant masses, and their role was to socialize 
particular  members  of  society,  to  organize  them  to 
act  integrated  for  the  sake  of  socialism  (“the  press 
is a collective organiser”), and to fi ght attitudes that 
were hostile toward socialism. Their next task was to 
function as an instrument of educating the new man, 
an educated person with high ideological and moral 
values, a zealous patriot and a sincere internationalist 
(“the press is a collective propagator and a collective 
agitator”). Party dependency and tightening contacts 
with the working masses were supposed to help.
Scientifi c objectivity and truth were supposed to 
be characterised by the socialist media (“We need full 
and true information, but the truth cannot depend on 
who it is going to serve”) as well as fi ghting spirit (“A 
socialist newspaper should aggressively dispute with 
life, putting forward issues independently”) . 
I.  Teletowska  in  a  short  form  presented  the 
socializing,  historically  creative  role  of  the  press 
of the new type; a thematic model of the press, i.e., 
characteristic  features  of  the  content  that  differ  it 
from the bourgeois press and determine its absolute 
opposition  and  specifi c  radical  character.  She  also 
presented  manners  of  editing  and  transmitting 
the  content  that  determined  the  effectiveness  of 
completing  tasks  the  labour  liberation  movement 
had  originally  assigned  to  the  socialist  press  and  at 
the same time the specifi c character as features of the 
Leninist concept of the press .
The  mass  media  understood  in  this  way  could 
fully come into existence only in socialist states or in 
states with a very similar system. There was no place 
for such mass media in bourgeois states that promoted 
the idea of “the freedom of the press” and “a clear 
democracy.”  Such  watchwords  were  “revealed”  by 
Lenin, who wrote:
“Real freedom and equity will be a system like 
the  one  being  built  by  the  communists  where  there 
will be no possibility to become rich at someone else’s 
expense,  objective  possibility,  or  direct  or  indirect 
subordination of the press to suit the power of money. 
There will be no obstacles for any man of labour (or 
a group of men of labour, regardless of the number) 
to have the right to use public print shops and public 
paper and to turn this right into action.”  
However,  it  must  be  mentioned  that  by  virtue 
of  the  Decree  on  the  Press  signed  by  Lenin  some 
counter-revolutionary  newspapers  were  closed 
down  no  longer  than  three  days  after  the  October 
Revolution. Its temporary character was emphasised 
in the decree. It was also stated that the full freedom 
of the press would be established once the new power 
was strengthened . Nevertheless all issues except for 
communistic  ones  were  closed  down  till  1918. The 
introduction  of  the  New  Economic  Policy  in  1921 

166
Хабаршы.  Журналистика, Баспа ісі, Жўртшылыќпен байланыс сериясы                2011  (30)2 
resulted in a situation where independent newspapers 
and  magazines  appeared  and  the  censorship  was 
weakened.  Such  practices  were  abandoned  no  later 
than in the thirties, and the strict communistic rules 
returned .
In  socialist  states  where  the  mass  media  were 
owned by the society, optimization of their functioning 
was supposed to bring advantages to the senders as 
well as to the receivers, if a sharp borderline between 
them  could  be  drawn  up  at  all.  It  was  within  the 
interest of all society to let the press, the radio, and 
the television perform their all social functions in the 
best possible way, in the widest possible range, the 
most effectively, and in the most economical way .
The  supporters  of  the  Leninist  concept  of  the 
press  claimed  that  the  capitalistic  press  created 
favourable  conditions  for  the  receivers’  primitive 
tastes.  They  claimed  that  the  publishers  of  the 
bourgeois press were interested mostly in increasing 
the  circulation  of  a  newspaper  “no  matter  where  it 
is sold.” Meanwhile “for a Marxist and a consistent 
democrat,  a  newspaper  is  signifi cant  as  an  organ, 
enlightening  and  unifying  substantially  progressive 
classes.  It  is  not  an  indifferent  matter  for  us  where 
and how our newspaper is sold. The most important 
matter for us is to know if it enlightens and unifi es the 
leading class ..., i.e., the labour class.”  
A new stage in popularizing the Leninist theory 
of  the  press  and  Soviet  experience  in  journalism 
began after World War II, when new socialist states 
emerged.    For  the  press  of  such  states  as  Bulgaria, 
Czechoslovakia,  GDR,  or  Poland,  the  experience 
gained  by  the  Leninist  press  during  the  fi ght  for 
power  and  the  experience  from  the  period  of  the 
socialist  building  were  both  important  .  Although 
other  countries  benefi ted  from  the  achievements  of 
the Leninist press, it cannot be stated that the press 
systems of the Socialist Bloc states were identical. In 
both socialist and capitalistic states, the mass media 
acted  in  the  law  systems  that  differed  from  each 
other. Hence, the press system in Chile differed from 
the press system in Great Britain, and the system in 
Poland was different than in Romania.
The supporters of the dichotomous division of the 
press systems admittedly assumed that the tasks and 
functions of the press differed in socialist and capitalist 
states,  but  they  conditioned  it  only  by  the  opposite 
political  systems.  However,  this  simplifi cation  was 
too extensive. 
As  J.  Sobczak  notices  “the  political”  manner 
of  journalism  was  emphasised  in  many  concepts  in 
the  past  and  originated  undoubtedly  in  the  Leninist 
concept of the press . Today, the theses seem outdated. 
However,  a  lot  of  editorial  teams  during  interviews 
with candidates emphasise their objectivity and lack 
of  political  involvement  in  any  party.  They  outline 
ideological barriers though. A journalist’s loyalty and 
“fi delity” are emphasised quite strongly . Journalists 
themselves eagerly emphasise their “mission,” which 
as a whole is nothing else but a “service,” and point 
out to service for the country, for the society, for the 
freedom, and for democracy. Those services can be 
denied on neither world nor Polish ground. Not many 
professional groups have done so much for the political 
transformation,  and  at  the  same  time,  no  group  has 
suffered  such  a  big  loss  in  the  social  and  income 
sphere  or  has  impoverished  itself  so  extensively, 
losing almost all privileges and preferences .
As  the  aforesaid  J.  Sobczak  noticed,  the  free 
press  was  supposed  to  serve  man  and  citizen,  have 
the  informative  and  controlling  function,  and  stop 
any  existing  power  from  overusing  its  competence. 
Journalists’  independence  was,  and  still  is,  the 
condition  of  the  freedom  of  the  press  understood 
in  this  way.  It  was  understood  in  the  fi rst  place  as 
disconnection  from  any  authority.  It  was  supposed 
to  guarantee  objectivity  and  impartiality  of  the 
press.  It  would  be  reasonable  to  agree  with  this 
thesis. Any  institutional  relations  of  the  press  with 
any  constitutionally  emphasised  authority  basically 
contradict  this  freedom.  Similarly,  the  unlawful 
infl uence of the executive powers on the content of the 
message is in contradiction to the freedom. However, 
it cannot be forgotten that the freedom of the press 
is not a value itself, it does not have the decorative 
function,  but  it  has  to  serve  man  who  is  craving 
for  information,  knowledge,  and  a  commentary. 
Meanwhile  some  are  inclined  to  see  a  fetish  in  the 
freedom of the press, in front of which it would be 
appropriate  to  bow  low,  ignoring  that  this  freedom 
often does not serve the proper aims anymore. In large 
measure, if not completely, publishers and editors were 
able to take over the freedom. They assumed that the 
content of the freedom of the press was what served 
their interests, even if it was distant from the aims of 
the citizens in a country where particular titles were 
published, even if they were only economic interests 
of  capitalistic  groups  that  fi nanced  a  daily  paper,  a 
magazine, or a TV station. In addition, the pace of life 
makes ordinary people have less time for refl ection, 
thought on the real meaning of events they observe 
or  silently  take  part  in.  Upbringing  and  education, 
geared  towards  memorizing  facts  and  the  “correct” 
interpretation in accordance with accepted principles, 
kill  refl ection  skills,  as  well.  It  is  a  paradox  that  in 
countries where more and more people are formally 
highly educated, fewer and fewer people are able to 
think independently and are ready to interpret events 

167
by their own. The current conditions of life give only 
a few people the comfort of independent estimation. 
The vast majority of society members prefer to adopt 
views reported in the press, treating them as shared 
by  the  majority,  for  many  reasons,  sometimes  in 
fear of ridiculousness, sometimes because of lack of 
belief  in  their  rightness,  sometimes  just  because  of 
opportunism, or in fear of losing the position or job .
It  results  in  the  so-called  paradox  of  the  free 
media,  which  according  to  D.  Piontek  can  be 
summarized  as  follows:  proclaimed  and  won  in  the 
name  of  the  freedom  of  pronouncement  of  various 
rights,  necessary  to  inform,  educate,  mobilize,  and 
activate  conscious,  rational,  and  prepared  citizens, 
they teach completely different attitudes: passiveness, 
observation, and client orientation. They restrict their 
freedom  themselves,  because  they  use  it  mainly  to 
realize their market aims, remembering about public 
service  only  occasionally.  Even  then,  they  prefer  a 
spectacular confrontation of various political options 
to  honest  and  more  diffi cult  information,  less  easy 
to  receive  than  popular  entertainment,  not  a  debate 
between them. 
Unfortunately,  the  journalists’  duties  are 
sinking  into  oblivion. Among  them,  according  to  J. 
Hennelowa, the most important is its ancillary nature: 
transferring  information  for  a  reason,  a  reason  that 
is important, more important than the attractiveness 
of journalism. One can serve a greater matter (that is 
why the media that are engaged only in entertainment 
cannot use this excuse). At the same time, however, 
the  watchword  “servitude”  is  dangerously  getting 
closer  to  the  border,  behind  which  there  in  only  a 
sphere of the profession betrayal: propaganda whose 
aim (manipulating the receiver’s awareness) justifi es 
the  usage  of  each  method  from  the  means  arsenal 
known to a journalist . 
  J. Stefanowicz, Anatomia polityki międzynarodowej (podręcznik akademicki), Toruń 2001, p. 187.
See also: Ł. Donaj, Polityka bezpieczeństwa niepodległej Ukrainy, Łódź 2005, p. 9 – 34; Bezpieczeństwo międzynarodowe po 
zimnej wojnie, edited by R. Zięba, Warszawa 2008.
  R. Zięba, Pojęcie i istota bezpieczeństwa państwa w stosunkach międzynarodowych, „Sprawy Międzynarodowe” 1989, № 
10, p. 49.
  Słownik współczesnego języka polskiego, edited by A. Sikorska-Michalak, O. Wojniłko, Warszawa 1996, p. 51 (entry: 
bezpieczeństwo).
  Russkij tołkowyj słowar, edited by W. W. Łopatina, L. J. Łopatina, Moskwa 1994, p. 333 (entry: biezopastnost), at: A. W. 
Wozżienikow, Nacjonalnaja biezopastnost: tieorija, politika, stratiegija, Moskwa 2000, p. 10. See also: G. F. Kostienko, 
Tieorieticzni aspiekti stratiegiji nacjonalnoj biezpieki, Kijów 2002, p. 14.
  A Dictionary of the Social Sciences, edited by J. W. Gould, W. L. Kolb, London 1964, p. 629, at: R. Zięba, Pojęcie i istota 
bezpieczeństwa..., op. cit., p. 50.
  J. Stefanowicz, Bezpieczeństwo w Europie lat dziewięćdziesiątych, „Sprawy Międzynarodowe” 1991, № 5, p. 7.
  E. Cziomer, L. W. Zyblikiewicz, Zarys współczesnych stosunków międzynarodowych, Warszawa – Kraków 2000, p.
  O. Diergacziow, Biezpieka jak suspilnij fi enomien (Zamist wstupu), at: Aktualni probliemi miżnarodnoj biezpieki. Zbirka 
publikacij żurnału „Politiczna dumka”, Kijów 1999, p. 5.
  R. Zięba, Instytucjonalizacja bezpieczeństwa europejskiego. Koncepcje – struktury – funkcjonowanie, Warszawa 2001, p. 
27 – 28.
  E. Cziomer, L. W. Zyblikiewicz, op. cit., p. 135.
  J. Kukułka, Nowe uwarunkowania i wymiary bezpieczeństwa międzynarodowego Polski, „Wieś i Państwo” 1995, № 1, at: 
R. Zięba, Instytucjonalizacja bezpieczeństwa..., op. cit., p. 28.
  E. Cziomer, L. W. Zyblikiewicz, op. cit., s. 135 – 136.
  R. Zięba, Instytucjonalizacja bezpieczeństwa..., op. cit., p. 30 – 31.
  Ibidem, p. 31. 
  Ibidem, p. 31.
  Ibidem, p. 31.
  Ibidem, p. 31 – 32.
  Ibidem, p. 32.
  Ibidem, p. 32.
  Panel dyskusyjny na XX FE: Bezpieczeństwo Energetyczne Polski – prezentacja Raportu Instytutu Kościuszki, at: http://
ik.org.pl/pl/wydarzenie/nr/3535/ (8.07.2011).
  R. Ney, Uwarunkowania i dylematy polskiej polityki energetycznej – streszczenie, at: http://www.min-pan.krakow.pl/
Wydawnictwa/polite_spis98.php (13.07.2011). 
  W. Bojarski, Bezpieczeństwo energetyczne, „Wokół energetyki” 06/2004; at: http://www.cire.pl/pliki/2/bezp_en.pdf 
(13.07.2011).
  A. Kupich, recenzja: Geopolityka rurociągów. Współzależność energetyczna a stosunki międzynarodowe na obszarze 
postsowieckim, edited by E. Wyciszkiewicz, Warszawa 2008, at: www.pism.pl/fi les/?id_plik=3385 (8.07.2011)
  Ibidem. 
See: KARAGANOV, Sergey Alexandrovich, at: http://russiaprofi le.org/bg_people/resources_whoiswho_alphabet_k_
karaganov.html (8.07.2011); http://karaganov.ru/en (8.07.2011).
  A. Kupich, recenzja: Geopolityka…, op. cit. 

168
Хабаршы.  Журналистика, Баспа ісі, Жўртшылыќпен байланыс сериясы                2011  (30)2 
Юлдузхон Каюмходжаева,
зав. кафедрой китайского 
языка, Узбекского государствен-
ного университета мировых 
языков, г. Ташкент
РАССЛЕДОВАНИЯ 
В СТИЛЕ 
НОВОСТЕЙ– 
СПЕЦИФИЧЕСКАЯ 
ОСОБЕННОСТЬ 
СОВРЕМЕННОГО 
ТЕЛЕВИДЕНИЯ 
КИТАЯ
Мақалада Қытай телевизиясындағы жаңа 
бағыт телевизиялық тергеу хабарларының 
ерекшеліктері талқыланады. Журналистер 
болжауын Конфуциялық ұстанымдар негізінде 
жасайды.
Concerning the article, a phenomenon of television 
investigations in styles of news about which 
journalists tell, adhering, simultaneosly traditions 
of confucianism are investigated essentiall newly in 
modern China. 
П
ереход  к  информационному  этапу 
–  весьма  сложная  для  Китая  про-
цедура. Этого прямо не позволяет  
сделать  стране  ни  учение  Конфу-
ция, ни образ жизни китайцев, ни национальные 
традиции.  Потому  что  в  природе  ни  первого,  ни 
второго,  ни  третьего  нет  предрасположенности 
к  резким  правовым,  структурным  или  духовным 
государственным  и  общественным  преобразова-
ниям.
Вместе с тем, как показала практика развития 
страны начиная с 80-х годов ХХ в., руководство 
Китая  ясно  осознает  необходимость  коренных 
реформ  как  метода  выхода  из  вековой  экономи-
ческой отсталости. Неоднократное пребывание в 
стране и длительное изучение влияния телевиде-
ния на жизнь китайского общества показало, что 
одним  из  путей  преобразования  прежнего  и  соз-
дания  в  результате  нового  Китая  стала  принци-
пиально  иная  интерпретация  места  и  роли  теле-
визионных новостей в жизни общества. Для того, 
чтобы понять этот тезис, необходим совсем крат-
кий экскурс в философию конфуцианства. 
«Конфуций (551 до н.э. – 479 до н.э.) древне-
китайский педагог, философ и политический дея-

169
тель… Конфуций считал образование процессом 
постоянного  самосовершенствования  и  видел  в 
нем первейшую задачу воспитания «благородного 
мужа».  Считал  служение  обществу  естественным 
результатом образования и искал способы преобра-
зования китайских социальных институтов, вклю-
чая семью, школы, общины, царства и государство 
в  целом»  /1/.  Эволюционное  преобразование  со-
циальных институтов и общества в целом в форме 
исправления имен Конфуций считал главным мето-
дом развития китайского общества. Буквально это 
означает приведение в соответствие уровня разви-
тия общества с непрерывно происходящим в нем 
научно-техническим прогрессом. 
«Конфуцианство,  ученая  традиция  и  образ 
жизни, проповедуемый Конфуцием в 5-6 вв., по-
следователями которого были китайцы на протя-
жении  более  чем  двух  тысячелетий.  Не  являясь 
религией  в  полном  смысле  этого  слова,  конфу-
цианство оказало глубокое влияние равно как на 
восточно-азиатскую  духовную,  так  и  политиче-
скую жизнь… Конфуцианская этика оказала силь-
нейшее влияние на структуру морали китайского 
общества». /1/.
Авторы  «Философского  энциклопедического 
словаря» высказались по поводу преобразующей 
роли конфуцианства более определенно: «Конфу-
ций  первым  разработал  концепцию  идеального 
человека (цзюнь-цзы), благородного мужа – не по 
происхождению,  а  благодаря  воспитанию  в  себе 
высоких нравственных качеств и культуры, – ко-
торый прежде всего должен обладать жэнь – гу-
манностью,  человечностью,  любовью  к  людям; 
проявления жэнь – справедливость, верность, ис-
кренность и т.д. Особое место занимала концеп-
ция сяо – сыновней почтительности, уважения к 
родителям и к старшим вообще; Конфуций считал 
сяо основой жэнь и других добродетелей и самым 
эффективным  методом  управления  страной  (ибо 
страна – это большая семья)… Исходной точной 
учения Конфуция о четком иерархическом разде-
лении  обязанностей  в  обществе  была  концепция 
чжэнь  мин  –  выпрямления  (исправления)  имен, 
т.е. приведения вещей в соответствие с их назва-
нием…» /2/. Итак, конфуцианская этика и исправ-
ление имен – это ключевые положения, коренным 
образом повлиявшие на формирование новой го-
сударственной и общественной политики во всех 
сферах жизни, включая телевидение Китая. 
Известно,  что  информационная  революция 
конца ХХ – нач. XXI веков содержит в себе ряд 
факторов: технологический, правовой, политиче-
ский,  экономический    и  др.  Несомненно  также, 
что  важнейшим  среди  них  является  психологи-
ческий  –  гораздо  проще  создать  супермощную 
модель  компьютера,  чем  элементарную  новую 
модель мышления человека. С переходом стран к 
информационному  веку  труднее  всего  протекает 
психологическая адаптация поколений к месту и 
роли  новой  технологии  в  их  жизни.  Достаточно 
вспомнить мнение ряда ученых о том, что сегод-
ня не только разные социальные группы одного и 
того же государства, но даже члены одной семьи 
(отцы и дети) живут в двух эпохах одновременно 
– в индустриальной и в информационной. 
Обратимся  к  мнению  известного  американ-
ского философа и футуролога Элвина Тоффлера, 
который говорит о США: «Системы Второй волны 
находятся в кризисе. Кризис проявляется в систе-
ме социального обеспечения. Переживает кризис 
система почтовой связи. Кризис охватил систему 
школьного образования. Кризис в системах здра-
воохранения. Кризис в системах городского хозяй-
ства. Кризис в международной финансовой систе-
ме. Кризис в национальном вопросе. Вся система 
Второй волны в целом пребывает в кризисе» /3/. 
Китай – весьма специфичная страна, это не США 
и не Россия. Руководство государства не допустит 
кризиса, если только это не будет сделано непро-
извольно, во имя ошибочной идеи, как произошло 
в период культурной революции 1966–1976 годов 
Таким  образом,  телевидение  Китая  конца 
ХХ и начала XXI веков стало одним из основных 
методов  модернизации  общества.  Главную  роль 
в  данном  массово-визуальном  преобразовании 
сыграли  телевизионные  новости,  которым  был 
придан совершенно новый статус, заметно отли-
чающий  их  от  телевизионных  новостей  США  и 
Западной Европы. Не зря 1996 год был объявлен 
годом новостей китайского телевидения.
Феноменом  китайского  телевидения  следует 
признать  ту  тенденцию,  что  сообщение  о  ново-
стях  осуществляется  здесь  в  нескольких  парал-
лельных формах одновременно – например, кроме 
привычных  коротких  аудио  или  визуальных  со-
общений, часть информации передается в конфи-
гурации расследований в виде новостей. Поэтому 
расследования в стиле новостей следует признать 
программой,  отражающей  жизнь  современного, 
модернизирующегося Китая. 
Следует  отметить  главную  причину,  способ-
ствовавшую появлению данного феномена. Мента-
литету китайцев не свойственна открытая, прямая 
критика  в  чей-либо  адрес,  особенно  старших  по 
должности и возрасту. В то же время перед СМИ 
Китая  стоит  та  же  задача,  что  и  перед  журнали-
стикой  других  государств  –  подняться  до  уровня 
четвертой власти. Разные страны решают данный 
вопрос  по-разному.  Распространенной  практикой 
западных стран является, например, придание жур-

170
Хабаршы.  Журналистика, Баспа ісі, Жўртшылыќпен байланыс сериясы                2011  (30)2 
налистике статуса сторожевого пса при правитель-
стве, который облаивает каждое неверное действие 
властей.  В  Швеции  более  популярен  образ  ней-
тральной журналистики, которая как бы стоит над 
остальными  тремя  ветвями  власти:  законодатель-
ной, судебной и исполнительной.  
Ничто подобное в Китае невозможно. Обще-
ство в Китае – это одна большая семья. Критика 
принципов  жизнеустройства  в  таких  условиях 
претит  традиции  и  общему  настрою  нации.  Од-
нако  внедрять  новое  и  одновременно  отменять 
отжившее  надо.  Вот  и  реализуется,  так  сказать,  
доброжелательная  реорганизация  в  виде  телеви-
зионного отображения критики частных недостат-
ков с целью преобразования общества. 
Передача  «Расследование  в  стиле  новостей» 
выходит  в  эфир  по  Центральному  телевидению 
Китая  (ЦТК)  один  раз  в  неделю  по  субботам  в 
21:00 продолжительностью 45 минут. Первый та-
кой выпуск состоялся 17 мая 1996 года. Основная 
задача  передачи  –  показывать  реальные  эпизоды 
из  жизни  страны  в  виде  репортажей  с  места  со-
бытия.  Цель  –  вести  журналистское  расследо-
вание  на  месте,  сообщать  и  передавать  живую 
информацию  о  происходящем.  Поэтому  главной 
концепцией передачи стала реализация структуры 
«репортаж + рассказ», причем и первое, и второе 
осуществляется в виде журналистского расследо-
вания. 
Рубрика быстро получила популярность сре-
ди зрителей. В 2003 она завоевала третье место, 
в 2004 году имела шестую по численности ауди-
торию среди каналов ЦТК. В 2006 году завоевала 
второе место в проведенном посредством Интер-
нет конкурсе на тему «Самая хорошая передача», 
в 2007 году оказалась шестой в списке наиболее 
эффективных передач. 
Произошли  определенные  изменения  в  ор-
ганизации передачи и времени её выхода в эфир. 
Она стала выходить по понедельникам в 22:35 ч. 
Любителей канала уже вскоре набралось 20 мил-
лионов. Это было очень важно, т.к. при уменьше-
нии аудитории руководство ЦТК имеет привычку 
изымать передачу из эфира.
Поначалу сами китайцы узнали о значимости 
«Расследований в стиле новостей» из отзывов дру-
гих стран. По словам Лю Канна, первыми положи-
тельно  отозвались  о  передаче  американские  спе-
циалисты (4). Наиболее известными из начальных 
передач стали такие, как «Космические цены ста-
ционарного лечения», «Тигр спит лицом в небу», 
«Крестьяне».  Впоследствии  приобрели  популяр-
ность  такие  выпуски,  как  «Интервью  из  горячих 
точек»,  «Время  Востока»,  «Говорит  Сиао  Суй», 
«Лицом к лицу», «Время эфира» и др. Изучение ау-
дитории этих передач показало, что, к примеру, 51 
процент зрителей «Лицом к лицу» составляет мо-
лодежь в возрасте 30-35 лет, 22 процента зрителей 
имеют высшее образование (5). 
Надобно отметить следующие основные тен-
денции «Расследований в стиле новостей»:
– удовлетворение потребностей аудитории;
– стремление сохранить постоянную аудито-
рию;
– стремление придерживаться традиций ауди-
тории;
Выпуск транслируется и в Интернете. Заслу-
живает  упоминания  следующий  факт.  Передача 
«Неожиданная  смерть  кошки»  стала  причиной 
оживленной полемики на тему о святости жизни 
(6).  «Кошка  умерла,  но  человек  должен  жить»  – 
таков был вывод из этой дискуссии. В целом вре-
мя  трансляции  программы  в  Интернете  начало 
увеличиваться после 2005 года. 
Программа  стала  проводить  общенациональ-
ные  кампании.  Одна  из  них  получила  название 
«Выдающиеся постройки», где аудитории предла-
галось посылать в редакцию и в местные органы 
власти  фотографии  примечательных  зданий.  Уже 
вскоре число таких фото превысило 70 тысяч. 
К 2008 году, к «Форуму расследований в сти-
ле  новостей»,  были  подведены  некоторые  итоги 
деятельности  программы.  Выяснилось,  что  сту-
дия «Чайжингба» осветила 1126 тем, отношение 
к которым со стороны аудитории было высказано 
в виде 6494 страниц переданного в эфир печатно-
го текста. Студия «Янгчуба» затронула 22 главные 
темы,  мнения  составили  159  страниц.  «Жи  фо-
рум» (Вангжиба) подняла 413 основных тем, ком-
ментариев набралось 1638 страниц. Центральный 
и местные экраны обошла фраза одного из зрите-
лей, высказанная в Интернете: «Передача убедила 
меня, что Китай приступил к строительству пра-
вового общества и справедливой мечты» (7).
С точки зрения структуры программа состоит 
из двух частей. В первой – заявка проблемы и сня-
тие с нее тем самым покрова закрытости. Вторая 
– рассказ о событии в стиле журналистского рас-
следования.
Относительно первого следует отметить, что, 
согласно  мировоззрению  китайцев,  «поиск  зна-
ний»  есть  путь  и  способ  преодоления  секретно-
сти, издревле характерной в этой стране не только 
для государственных структур, но и для общин и 
даже семей. Избранный жанр позволяет журнали-
стам  «вести»  передачу,  или,  другими  словами,  в 
программе  преобладают  журналистские  коммен-
тарии, что позволяет продемонстрировать реаль-
ную ситуацию.
Касательно  второго  можно  вспомнить  слова 

171
новозеландского  ученого  Айлуна  Берна,  соглас-
но  мнению  которого  «журналисты,  передающие 
новости,  это  профессиональные  рассказчики  на-
шего времени, задача таких журналистов – найти 
событие и рассказать о нем» (8, 93). Известно, что 
китайцы нередко говорят и мыслят больше подтек-
стом, нежели открыто. Поэтому, для полноценного 
освоения метода проведения расследований в стиле 
новостей, очень важно знать подтекст новости. Во 
время экранной трансляции или «восстановления» 
события, его передачи из горячей точки аудиторией 
«выслушиваются» различные точки зрения, в кото-
рой могут сочетаться ознакомление как с правдиво-
стью, так и несправедливостью. Поэтому, наряду, 
так сказать, с открытым содержанием новости, су-
ществует и ее скрытый смысл, который и пытается 
разгадать аудитория, причем второе нередко имеет 
гораздо большее значение, чем первый. Например, 
борьба  с  консерватором-руководителем  в  целях 
компьютеризации  конкретного  офиса  и  значение 
информационных  технологий  в  жизни  современ-
ного Китая. 
Для  полноценного  уяснения  значения  про-
граммы  «Расследования  в  стиле  новостей»  для 
китайского  общества  важно  понять  следующую 
тенденцию. Ее герои, будучи вполне конкретными 
лицами,  становятся  на  экране  больше  символами 
событий,  чем  остаются  реальными  людьми.  Это 
главное, над чем ломают головы журналисты при 
выборе тем для передач. Их основная задача здесь 
заключается  с  том,  чтобы  продемонстрировать  в 
действиях героев современные жизненные пробле-
мы. Примерами этого могут послужить жалоба Жи 
Кай Тао на насильственные действия мужа («Иск 
после  свадьбы»),  оказавшийся  правым  должник 
Жанг Рун Шуан («Годовой отчет Жанг Рун Шуа-
на»), отдавшая свою почку девушке с тяжелым за-
болеванием Ванг Ли Мин («Вторая жизнь») и др. 
Таким образом, при помощи обычных, повседнев-
ных рассказов, освещаются жизни и судьбы людей, 
демонстрируются свойственные каждому человеку 
радость  и  печаль,  что  заметно  повышает  рейтинг 
программы. При этом нередко журналисты обога-
щают усиливают свои рассуждения введением эле-
ментов драматизации.
В  частности,  как  было  объявлено  на  сайте 
Центра  исследований  телевизионных  новостей 
Китая, согласно анализу программы «Расследова-
ния в стиле новостей», «при помощи детального 
разъяснения зрителям восточной культуры и эти-
ки в людях воспитываются новые понятия и пред-
ставления»,  отвечающие  требованиям  информа-
ционного века (9). 
Постоянно находятся в центре внимания жур-
налистов  и  реформы  ва  масштабе  государства. 
Одобрение  аудитории  заслужили  здесь  передачи 
«Правительство,  перешагнувшее  века»,  «Круп-
ные государства подают нам руку», «Защита реки 
Цзин»,  «Опечаленные  молодые»,  «Надежда  на 
вершине»,  «История  села  Янцзя»,  «Цена  славы» 
и др.
Существенную  помощь  журналистам  оказы-
вают  удачно  использованные  элементы  различ-
ных  жанров.  Так,  в  передаче  «Переселение  Юй 
Линг»  журналист  сделал  главным  героем  главу 
администрации района Юй Линг, положительные 
и отрицательные качества которого он показал в 
тесном  единстве.  При  помощи  правильно  задан-
ных вопросов журналист продемонстрировал тен-
денцию, что глава администрации думает больше 
о выгоде государства и меньше заботится об инте-
ресах простых граждан. 
В  качестве  выводов  к  статье  можно  сказать 
следующее.  «Расследования  в  стиле  новостей» 
стали  для  современного  Китая  одним  из  безбо-
лезненных  путей  перехода  к  информационному 
обществу с одновременной демонстрацией народу 
препятствий для этого. Хотя согласно международ-
ной  классификации  новости  принято  относить  к 
информационным жанрам, тем не менее для реали-
зации расследований используются самые различ-
ные  жанры:  документальный  фильм,  обозрение, 
комментарий, зарисовку, очерк и др. Принципиаль-
но  важным  для  эффективности  программы  «Рас-
следования в стиле новостей» является следование 
народным традициям, близость к повседневным за-
ботам и чаяниям простых людей.
1. Статья «Конфуций» // Britannica. Большой энциклопедический словарь. – М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО 
«Издательство АСТ», 2009.  
2. Статья «Конфуций» // Философский энциклопедический словарь. Гл. ред.: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев, С.М. Ко-
валев и др. – М.: Сов. Энциклопедия, 1983.
3. Тоффлер Э. Третья волна. Пер. с англ. – М.:  ООО «Издательство АСТ», 2004. 
4. См.: htpp://xwjz.eastday.com/eastday/xwjz/node89718/node89720/ userobjectl ai 1513485.html 
5. Ли Сианг. «Новость между идеальным и реальным». «Современная трансляция». 2003. 1-й выпуск.
6. Ли Сианг. «Новость между идеальным и реальным». «Современная трансляция». 2005. 4-й выпуск.
7. См.: htpp://search.tianya.cn/contentframe.jsp? articleID=410017 &itemID= free &writer.
8. См.: Жанг Ху. Расследования в стиле новостей. Пекин: Издательство «Культура», 2006. 
9. http:/www.cddc.net/shownews.asp?newsid=1252.

172
Хабаршы.  Журналистика, Баспа ісі, Жўртшылыќпен байланыс сериясы                2011  (30)2 

1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   30


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал