Бұл кітпақа қазақтың ұлы жауынгер ақыны Ма



жүктеу 0.8 Mb.

бет17/21
Дата08.01.2017
өлшемі0.8 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21

МАЛИК ИСАБЕКОВ    
  «В МИРЕ ЛУЧШИЕ ЛУГА – 
АК  ЖАЙЫКА БЕРЕГА»  
(К книге Бекета Карашина «Махамбет. Жыр-жебе. Стихострелы»)
В Атырау в декабре прошлого года состоялась презентация книги пере¬водов стихов Махамбета 
Утемисова на русский язык. Автор первых сис¬тематизированных переводов – Бекет КАРАШИН, 
ранее порадовавший нас монографией «БЕЙБАРС. Эпоха и личность». 
Величавая фигура Ма¬хамбета давно привлекала внимание известных и не очень поэтов-пере¬вод-
чиков, поднаторевших на перево¬дах с казахского на русский; в совет¬ское время это было и пре-
стижно, и выгодно. Но Махамбет, как глыба неотесанного камня, не ложился в гладкую переводче-
скую традицию советской русской словесности, и, к чести самих переводчиков, они это осознали 
сами.
По нашему мнению, успех книги Карашина обусловлен тем, что автор перевода пошел по пути наи-
больше¬го сопротивления. Вместо обычного рифмованного переложения подстрочника мы видим 
совсем другое - стремление проникнуть во внутрен¬ний мир борца-поэта, если хотите, это вжива-
ние в образ и эпоху. Перевод Карашина - это плод многолетнего труда, который выходит за времен-
ные рамки непосредственно над текстами.¬ Дело в том, что даже подступы к проблеме перевода 
Махамбета требовали огромных знаний об истории устной казахской поэзии, о творчестве предше-
ственников поэта, о законах тюркского стихосложения, об истории Букеевской орды и, наконец, о 
личности поэта. 
Именно знание тюркологии позво¬лило Бекету Карашину осознать историческую, лингвистическую 
основу взаимопроникновения тюрк¬ского и русского слова, выра¬зив на языке перевода слож¬ную 
образность,  многозначность  казахской  речи.  Автор  перевода  в  поисках  смыслового  соответствия 
оригиналу часто идет к этимологии слов, к единым корням тюркского и русского языка.
Перевод, безусловно, является авторским, и только скромность ав¬тора не позволила назвать его 
тако¬вым в самой книге. Соавторство пе¬реводчика - это одна из самых тон¬ких проблем теории 
перевода. Во всяком случае, это практическая проблема для всех переводчиков поэтических тек-
стов («В прозе пере¬водчик раб, в поэзии - соперник» А.С.Пушкин). История поэзии знает много 
примеров, когда поэт-пере¬водчик на материале оригинала создает свое произведение. Немало и 
обратных примеров: есть точный, дословный перевод, но утерян дух оригинала. 
К счастью, в книге Карашина органично сочетается береж¬ное отношение переводчика к насле¬-
дию великого Махамбета и смелость соавтора поэта. Уместно сказать, что Бекет давно пишет соб-
ственные стихи, которые ждут своего издателя. Возможно, благодаря своему великому предку, по-
эт-переводчик заговорит полным голосом самобытного поэта. Возвращаясь к переводу, хотел бы 
отметить, что смелость поэта в нем сочетается с творчеством линг¬виста, который вводит новые 
фор¬мы и словосочетания. 
Официаль¬ные корректоры книги пытались бо¬роться со слишком «вольной», по их мнению, ор-
фографией переводчика, но сам стих оригинала не вписывал¬ся в гладкострочную каноническую 
БЕКЕТ ҚАРАШИН • МАХАМБЕТТІҢ  ЖЫР-ЖЕБЕСІ
 
         СТИХОСТРЕЛЫ  МАХАМБЕТА • БЕКЕТ КАРАШИН
 
РЕЦЕНЗИИ, ОТЗЫВЫ, ОТКЛИКИ
247

европейскую форму. Более того, сами, то величаво-героические, то пронзительно лиричные, то тра-
гич¬ные до безысходности стихи Махам¬бета, бунтарские по содержанию и форме, подвигли авто-
ра перевода на «изобретение» оригинальных словосочетаний и неологизмов.
Поэтому эти неологизмы («волнорезно», «двенадцатиродно» и т.д.) - не прихоть, а творческий по-
иск, талант¬ливо воплотившийся в результат, в этот сборник. Конструктивное объе¬динение суще-
ствительного и глаго¬ла, существительного и прилага¬тельного в одном Слове - это новаторская 
попытка выразить на языке перевода сложную образную ткань языка оригинала. 
Но первым и главным «виновником» новаторских исканий Бекета является сама поэзия Махамбета. 
Любители проводить аналогии с ев¬ропейской культурой найдут, навер¬ное, определенное ее сход-
ство с ры¬царской поэзией («Песнь о Ролан¬де») или с более близкой восточной «витязной» музой 
(«Шахнаме», «Ви¬тязь в тигровой шкуре»). Но анало¬гия вещь опасная. Батальная поэзия имеет в 
мировой культуре богатые традиции, но тюркские корни очень древние и имеют свою питательную 
среду и самодостаточность. 
Поэзия Махамбета - это не только ПОЭЗИЯ БИТВЫ (европейская традиция), но и БИТВА ПОЭЗИИ 
{тюркская тради¬ция), где устное стихотворное сло¬во - орудие, а точнее - оружие борь¬бы, кото-
рое разит через простран¬ство и время (стихострелы - стре¬лы - стихи).     
Книга издана достаточно массовым (5000 экземпляров) тиражом. Открывать для себя творчество 
великого поэта-батыра многомилли¬онные русскоязычные читатели бу¬дут через неё, а не посред-
ством миллиарднотенговых мемориалов и традиционных обильных празднич¬ных застолий для из-
бранных.     
      
Газета «Ак Жайык», 28 февраля 2003 года
ҚАДІР  ЖУСІП     
член-корреспондент Академии соци¬альных наук РК, 
доктор филологических наук, профессор
РАЗБУЖЕН  ДУХ  ВЕЛИКОГО  ПОЭТА
Автором новой книги «Махамбет. Жыр-жебе. Стихострелы», недавно увидевшей свет, является 
наш земляк Б.М.Карашин - фило¬соф, автор книги «Бейбарс: эпоха и лич¬ность».
Кто знаком с творчеством великого казах¬ского жырау Махамбета, героическим и драматическим 
пафосом  его  стихострок,  поэтико-философскими  мыслями  о  смысле  человеческого  существова-
ния, смерти и бессмер¬тии, гражданственностью его деяний и сло¬весного искусства - не может 
не испытать одновременно и гордость за Человека, силу его мятежного духа и осознание противо-
ре¬чивости и бренности людского бытия. Ма¬хамбет своими яркими словами возвышает любого 
читателя, воспитывает в нем этичес¬кое начало, стремление к свободе, критичес¬кое отношение к 
мнимому «порядку» вещей.
Сравнивать личность Махамбета можно, пожалуй, лишь с героями древнегреческих мифов, борца-
ми за свободу и независимость древнетюркского этноса, увековечившими свои имена в орхоно-е-
БЕКЕТ ҚАРАШИН • МАХАМБЕТТІҢ  ЖЫР-ЖЕБЕСІ
 
         СТИХОСТРЕЛЫ  МАХАМБЕТА • БЕКЕТ КАРАШИН
 
РЕЦЕНЗИИ, ОТЗЫВЫ, ОТКЛИКИ
248

нисейских надписях, с самыми великими батырами и рапсодами казахского народа, стоявшими у 
истоков формирования нынешней казахской нации. Как поэт, он заслуженно сравним с Байро¬ном, 
разоблачавшим «хапужество» и ханже¬ство правителей, с Маяковским, пытавшимся «волком вы-
грызть  бюрократизм»,  и  мно¬гими  мастерами  слова,  сознательно  шедши¬ми  на  «Голгофу»  ради 
освобождения других, ради достойной человека жизни.
Но если равные с Махамбетом по силе слова поэты известны всему миру, то он сам до сих пор не-
заслуженно и несправедливо не поднят на подобающую ему высоту, не «пробился» и не взлетел на 
Парнас, где ему должно быть уготовано самое почетное и славное место. Данный факт не вина са-
мого поэта, а беда его переводчиков, вот уже полтора столе¬тия не сумевших оседлать махамбетов-
ского Пегаса... Но вот, наконец, среди немногочисленных, в основе своей серых и сырых переводов, 
появился труд, пробудивший, возродивший и вознесший дух великого по¬эта. Его стихострельные 
строки, летавшие как послание потомкам - с надеждой на то, что они достигнут необходимой цели.
Речь идет о переводах Б. М. Карашина, представляющих собой ярчайшее явление в современной 
казахской и русской литературе. Сам факт полных переводов, их качество, высоко отмеченное при-
знанными литерато¬рами страны, значимость их в деле «проло¬ма окна в Европу» трудно переоце-
нить.
Русский язык, являющийся одним из не¬многих мировых языков, на котором уже «за¬говорил» Ма-
хамбет, дает теперь более про¬сторное поле поэтическому тулпару казах¬ского барда. Мы не только 
надеемся, но и уверены в том, что этот тулпар проскачет «от моря до моря», что стихи Махамбета 
на основе переводов Б.М.Карашина будут достойно переведены на множество других языков, а сам 
поэт станет «своим» и в тундре, и в тайге, и в горах, и в разно¬язычных городах. 
Как литератор, знающий автора переводов более полутора десятка лет, «лабораторию» его творче-
ства, хотел бы отметить и тот ог¬ромный, более чем пятилетний его труд над переводами, публи-
кации которых впервые появились в местной печати в 1997 году. Отметить и то, что переводы эти 
постоянно перерабатывались, «шлифовались», неус¬танно «шли» по пути совершенствования, т.е. 
отметить не только результат, но и слож¬нейший путь воссоздания творений Махам¬бета. Не зря 
ведь говорят: «Дорогу осилит иду¬щий...». Путь же Бекета Муханалиевича к Махамбету был очень 
долог: еще с детства знакомый с музой своего кровного предка, он пронес ее в душе всю свою жизнь. 
Мне думается, что, и сам Бекет смог примирить лук (дух) и лиру (музу) Махамбета, пере¬дать гар-
монию силы слова и ее художествен¬ного оформления, созвучие ритмики стихострел с русским  
вариантом.
Мы знаем массу переводчиков, которые, не зная оригинала, используют в качестве мате¬риала под-
строчные переводы, обрабатывая их на своем языке. В результате, как бы эти пере¬воды ни счита-
лись удачными, - потери неиз¬бежны. Потери свежести первоисточника, по¬тери идиоматических 
выражений, потери мен¬тальных образцов и т.п.
Сам переводчик поделился 
со мной своим юношес¬ким 
обетом:
Духу предка,
беззаветно, 
буду предан, 
Кем бы, где бы 
Я ни был. 
И как бы итожа свой труд, он 
сам же до¬бавляет:
Махамбета, 
Как поэта,
Как победу, 
С того света 
возродил. 
Своего предка и по крови, и по 
духу, Бекет, как уже состоявший-
ся переводчик, характе¬ризует и 
философски, и поэтически сле-
ду¬ющим образом:
«В боях, стихах непримиримый,  
 великий воин и поэт,  
смог примирить ты лук и лиру, 
мой славный предок Махамбет!» 
БЕКЕТ ҚАРАШИН • МАХАМБЕТТІҢ  ЖЫР-ЖЕБЕСІ
 
         СТИХОСТРЕЛЫ  МАХАМБЕТА • БЕКЕТ КАРАШИН
 
РЕЦЕНЗИИ, ОТЗЫВЫ, ОТКЛИКИ
249

Переводы же Карашина бережно и свято сохраняют в себе незамутненный и первоздан¬ный род-
ник родной речи, при их литерации пе¬редаются посредством соответствующих той эпохе русских 
слов, таких, как: «длань», «снедь», «хлад», «рать», «владыка», «хохол», «льзя», «полон», «тризна», 
«плаха», «саван», «треух» и т.п. 
Еще одна характерная черта переводов: они содержат массу неологизмов и неологических словосо-
четаний: «лёд-ледень», «отчаяние-репей», «двуматерый», «ханович», «звонарь-копье», «грозноро-
гий», «цепь-косица», «мате¬рый нар» и т.п. Заслуживает внимания и мастерское рифмовка строк, 
свободное владение словом. 
Одним словом, переводчик проявил и свой неза¬урядный поэтический дар, художественные и мыс-
лительные способности. Поэт-переводчик сказал свое слово. И оно, уверен, будет услышано.
«Прикаспийская Коммуна», 14. 1. 2003 
М. АДРИСОВА         
доцент кафедры русской филологии 
Атырауского госунивер¬ситета 
В   ВЕЧНОСТЬ  ЛЕТИТ  
СТРЕЛА  МАХАМБЕТА
В филологической науке Казахстана «Теория и прак¬тика перевода» произошло важное событие 
- вышло собрание сохранившихся поэтических произ¬ведений Махамбета в переводе на русский 
язык Бекета Карашина. Предъявление оригинала и перевода в одной книге удобно для двуязыч-
ного читателя – можно тут же сравнить оба текста, вслушаться в звучание стиха, уловить разницу в 
мелодике, ритмике.
В целом казахская, вообще вся на¬циональная литература на русский язык переводилась по еди-
ному шаб¬лону: создавался подстрочник, т.е. буквальный перевод всего текста ори¬гинала, затем 
русскоязычный пере¬водчик создавал свой текст, как умел и как хотел. В результате получалось не 
совсем то и так, как было задума¬но на родном языке. Великолепными переводчиками поэзии были 
С.Мар¬шак, Б.Пастернак, А.Ахматова, пото¬му что были талантливыми поэтами.
Трудно переводить поэтов, трудно переводить Махамбета. Русскоязыч¬ный читатель думает: «Да, 
Махамбет; да, он соратник Исатая Тайманова; говорят, он был замечательным по¬этом, кто знает... 
Почему казахи впа¬дают в экстаз при его имени, непо¬нятно». Русский читатель, знающий Махам-
бета по программе средней школы, вправе так думать.
И вот казах, человек широко обра¬зованный, но не профессионал-пере¬водчик, даже не филолог, в 
течение нескольких лет переводит Махамбета.
Результат, нам кажется, превзошел все ожидания. Русский читатель ус¬лышит не хрестоматийного 
БЕКЕТ ҚАРАШИН • МАХАМБЕТТІҢ  ЖЫР-ЖЕБЕСІ
 
         СТИХОСТРЕЛЫ  МАХАМБЕТА • БЕКЕТ КАРАШИН
 
РЕЦЕНЗИИ, ОТЗЫВЫ, ОТКЛИКИ
250

скучного Махамбета, в переводе похожего на сотни других казахских поэтов, а Махамбета в воспри-
ятии современного человека, для которого и казахский, и русский языки являются родными, первый 
- по рождению, второй - по образованию.
Главной задачей переводчика Б. Карашина, на наш взгляд, является, как можно ярче передать дух, 
содержание текста песен Махамбета, сохранив, насколько возможно, эмоционально-экспрессивные 
средства языка и сис¬тему символов поэзии Махамбета.
Ауэзхан Кодар назвал Махамбета последним представителем револю¬ционно-героического роман-
тизма ус¬тной литературы казахов, которая корнями уходит в древнетюркскую литературу, Как и 
Асан Кайгы, Казтуган, Доспамбет, Шалкииз, поэты ХУ-ХУ1 ве¬ков, Махамбет выражает взгляды 
кочев¬ника, акына-батыра на предназначение мужчины как защитника народа, борца за свободу, 
волю, блюстителя чести воина.
В казахской литературе излюбленным художественно-изобразительным сред¬ством является зву-
копись. Повторение гласных и согласных  звуков, их сочета¬ний, повторение целых слогов придает 
стиху звуковую выразительность. Б.Карашин умело использует аллитерацию и ас¬сонанс:
Поле полнится полынью,   
 
 
 
 
 
 
 
                      
По нему плывет верблюд.
Нам представляется полынная степь, легендарный Нарын, о котором вспоми¬нает Махамбет в но-
стальгии, благодатный Нарын, по которому плывет верблюд, как корабль по океану.
Есть ли польза от богатства  
 
 
 
 
 
 
               
Рода, Родины, родни.
В этом примере повторяется корень «род». Для казаха понятия «родня-род-Родина» однозначны. У 
«безродного», чело¬века без родных и близких, понятие ро¬дины размыто, он, как «перекати-поле», 
не привязан к определенному месту.
Характерной особенностью казахской речи является афористичность. Любой ка¬зах даже в быто-
вой обстановке, напри¬мер, произнося тост, старается использо¬вать поговорки, притчи, в которых 
акку¬мулирована какая-либо мысль. Этот ора¬торский прием позволяет поднять выска¬зывание с 
обыкновенного до более высо¬кого уровня, мысль становится значимой, запоминающейся.
Афористичностью отличается поэзия Махамбета, афористичность ее старает¬ся сохранить в пере-
воде Б. Карашин:
Чем величественнее горы,   
 
 
 
 
 
 
 
                 
Тем прохладнее снега. 
 
 
 
 
 
 
 
 
                 
Чем бесчисленней истоки -   
 
 
 
 
 
 
 
                  
Тем огромнее река.
Интуиция переводчика позволяет со¬здать эквивалентные, т.е. равноценные в идейном и художе-
ственном отношении: переводы некоторых стихотворений, когда он в русской и казахской поэтике 
находит адекватные соответствия. 
Поэзия Махамбета сдержанна, даже аскетична. Он редко расцвечивает текст яркими эпитетами и 
метафорами. Лексика Махамбета проста, где, в основном, общеупотребительные слова. Но это - 
сдержанность мастера слова, это - благородная простота, «образность без образов», как говорили 
русские литературоведы. 
БЕКЕТ ҚАРАШИН • МАХАМБЕТТІҢ  ЖЫР-ЖЕБЕСІ
 
         СТИХОСТРЕЛЫ  МАХАМБЕТА • БЕКЕТ КАРАШИН
 
РЕЦЕНЗИИ, ОТЗЫВЫ, ОТКЛИКИ
251

Бекет  Карашин  в  переводе  создает  текст  яркий,  насыщенный  художественно-изобразительными 
средствами. ‘Алтын так» у него превращается в златотронную красоту»; «кол» - это уже «длань», т.е. 
рука по-старославянски; «дело» - «Деянье»; здесь большое значение имеет даже прописная буква. 
Дело Махамбета, борьба Махамбета - это, конечно, Деянье великого мужа, акына, батыра.
Обращение к лексике высокого стиля - свидетельство стремления переводчика возвеличить ту эпоху, 
воздать должное гражданскому подвигу Махамбета. Карашин, переводя поэта, создает новые слова 
по известным словообразовательным моделям: хан - «хановичи», по типу царь-царевичи; джунгар 
- «джунгариды», по типу Чингиз - чингизиды. Оскорбление чингизида Джангира «джунгаридом» 
более хлестко и сильно у Махамбета потому, что чингизиды приняли язык и религию казахов, а 
джунгары –«калмаки» - новый враг, неизвестный и жестокий, устроивший казахский геноцид. С 
другой стороны, калмыки и монголы - близкородственные народы, какой ассимиляции они бы ни 
подверглись, они не тюрки, чуждые, по представлениям народа.
Интересным представляется перевод Карашиным очень значимого философского  понятия «жалган 
дуние» как «преходящий мир». Это мир обманчивый, фальшивый, бренный, суетный. «Пре¬ходя-
щий» - наиболее подходящий эпитет: проходит молодость, здоро¬вье, красота, богатство, любовь 
- все проходит. Эта фаталистическая фило¬софия полуязыческая, полумусульман¬ская.
Молодой  еще  Махамбет,  образован¬ный  человек  для  своего  времени,  но¬ситель  синкретичной 
тюркской фило¬софии, в конце этого стихотворения, как Омар Хайям, призывает жить, бо¬роться, 
наслаждаться, веселиться, лю¬бить красавиц.
... будем жить и наслаждаться, 
 
 
 
 
 
 
                                      
в буднях быть и править пир... 
 
 
 
 
 
 
                                   
не забудем только, братцы,   
 
 
 
 
 
 
                             
разве всех не пережил 
 
 
 
 
 
 
 
                                     
этот ложный, мнимый мир?
На этой философской ноте я завер¬шу небольшой сопоставительный ана¬лиз стихотворений Ма-
хамбета в та¬лантливом переводе на русский язык Б. Карашина, который внес лепту в изучение 
творческой биографии по¬эта-буревестника.
«Прикаспийская Коммуна», 27.2.2003, «Казахстанская Правда»
БЕКЕТ ҚАРАШИН • МАХАМБЕТТІҢ  ЖЫР-ЖЕБЕСІ
 
         СТИХОСТРЕЛЫ  МАХАМБЕТА • БЕКЕТ КАРАШИН
 
РЕЦЕНЗИИ, ОТЗЫВЫ, ОТКЛИКИ
252

М. Л. АДРИСОВА          
ВЛАСТЬ И СВОБОДА: 
ОБРАЩЕНИЯ МАХАМБЕТА К ХАНУ ЖАНГИРУ                                                           
И СУЛТАНУ БАЙМАГАМБЕТУ 
В ОРИГИНАЛЕ И В ПЕРЕВОДЕ Б.КАРАШИНА
В связи с празднованием под эгидой ЮНЕСКО 200-летнего юбилея Махамбета, воина, мятежного 
поэта, выразившего в своём творчестве вековые чаяния народа о свободе, началось постижение Ма-
хамбета.В преддверии праздника написано много исследований, сделано немало открытий; ярким 
событием в махамбетоведении стала книга «Махамбет. Жыр-жебе. Стихострелы» в переводе Б. Ка-
рашина.
В публикациях о жизни и творчестве Махамбета наблюдается, как мы заметили, две тенденции: се-
рьезно, по научному изучить причины, ход, поражение восстания 1837-38 годов под предводитель-
ством Исатая Тайманова, определить роль Махамбета как его соратника, как батыра, идеолога этого 
движения, как акына, в свеем творчестве продолжившего традиции древнетгоркской и казахской 
литературы и новатора, внесшего в поэтику номадов новые идеи и образы.
Другая тенденция выразилась в том, что, стремясь принизить роль Махамбета в событиях, потряс-
ших не только Букеевское ханство и весь Младший жуз, но и приграничные русские губернии и 
оставивших  след в истории всего Казахстана, авторы отдельных статей договариваются до того, 
что причиной восстания была связь с Фатимой, некоторые пишут с Злихой (жены Жангира. Прим. 
автора), что восстание было бессмысленным выступлением смутьянов, которые пошли на поводу у 
зачинщиков.
В целях дискредитации восстания и его руководителей, подчеркиваются заслуги Жангира как умно-
го и справедливого государственного деятеля, ученого-просветителя, хана, который на своей терри-
тории развивал торговлю, призывал казахов к оседлости и т.д.
Монархические настроения у определенной части казахской интеллигенции проявились в ходе дис-
куссии о Чингис-хане, потомками которого были все ханы и султаны, в том числе и Жангир. Эта 
дискуссия является в какой-то степени отражением теории Л.И. Гумилева о значении татаро-мон-
гольского нашествия в истории России. Ностальгия по монархии очень ярко проявилась в России, 
и это неудивительно, ведь краеугольным камнем русской государственности были самодержавие, 
православие и Отечества.
Институт ханства просуществовал многие века, но вера в доброго и справедливого хана не вошла в 
плоть и кровь казахов. Можно сказать, что у нас была своеобразная конституционная монархия. У 
хана был совет биев, хана можно было прервать словами: «Дат, таксыр», до сих пор употребляется 
выражение: «Бас кеспек болса да, тіл кеспек жоқ». Самый лояльный придворный акын мог катего-
рически заявить хану о своем разрыве с ним.
БЕКЕТ ҚАРАШИН • МАХАМБЕТТІҢ  ЖЫР-ЖЕБЕСІ
 
         СТИХОСТРЕЛЫ  МАХАМБЕТА • БЕКЕТ КАРАШИН
 
РЕЦЕНЗИИ, ОТЗЫВЫ, ОТКЛИКИ
253

Жиембет жырау (последняя четверть XVI в.- первая четверть XVII в.), верой и правдой служивший 
хану Есиму, оскорбившись, напоминает ему о том, что при нападении калмыков хан в спешке сел на 
неоседланную слепую клячу, султаны бросились в реку, спасаясь от калмыков, в то время как ханши, 
рыдая, остались в осажденном городе.
Дух бунтарства, стремление к воле, способность иметь собственные убеждения, умение отстаивать 
их,  некий  эгоцентризм,  как  нам  представляется,  лежат  в  генезисе  казахов,  представителей  воин-
ственной кочевой цивилизации. Дело не в том, был ли Жангир просвещенным реформатором или 
«самовластительным злодеем», дело в вечной проблеме власти и свободы, деспотизма и права твор-
ческой личности на свободу мысли, на свободу самовыражения, на право своим гением формиро-
вать и укреплять дух народа.
Тема  поэта  и  поэзии  достаточно  полно  раскрыта  в  русской  литературе.  А.С.  Пушкин  определил 
предназначение поэтов быть выше власти:
Волхвы не боятся могучих владык,  
 
 
 
 
 
 
          
А княжеский дар им не нужен; 
 
 
 
 
 
 
 
           
Правдив и свободен их вещий язык  
 
 
 
 
 
 
 
       
И с волей небесною дружен.
Противоборство Махамбета и хана Жангира не личная неприязнь и сведение счетов, а неизбежнее 
столкновение власти и поэта, стремление удержать и подавить стремление к свободе творчества.
Нами для анализа выбраны обращения Махамбета к Жангиру и султану Баймагамабету как наибо-
лее характерные по их идеологической направленности. Как мы говорили выше, Махамбет не пер-
вый акын обличавший ханов в трусости, жадности и других пороках, которые простому смертному 
могут быть присущи и невозможны у того, кто является лицом народа, нации.
Слово к хану Жангиру представляет собой известный в казахское фольклоре жанр проклятья, когда 
на голову врага призываются всевозможные несчастья. Сопоставительный анализ текстов оригина-
ла и перевода Б.Карашина позволяет убедиться прежде всего в их лексической адекватности. В пе-
реводе сохраняются и «каскыр», и «жылан», и «шаян». На русском языке степень экспрессивности 
проклятий усилена различными средствами. В оригинале Махамбет желает хану злорадствующих 
друзей, в русском же тексте Жангиру желают «не иметь друзей нигде». Проклятие «албасты басқыр» 
Жиембет считает, что он может уйти от Есим-ха-
на, который не может обойтись без жырау: 
Тал шарбаққа мал сақтап,   
 
Тас қалага жан сақтап, 
 
Таскан екен мына хан! 
 
Қайрылып хайыр қылуға   
 
 
қылығын жоқ ұнаған. 
Қайратым қанша қайтса да
Мұныңа, ханым, шыдаман!  
Арқага қарай көшетін, 
 
Алашыма уран десермін,   
Ат құйрығын кесермін, 
 
Алыста дәурен сурермін, 
Қарамасаң, ханым, қарама,  
Сенсіз де күнімді көрермін.
Знаменитый Бухар жырау (1668-1781), убеждая 
хана  Аблая  не  всевать  с  русскими  не  вводить 
народ в бедствия, напоминает о том, что, когда 
жырау увидел Аблая впервые, тот пас у Толе би 
верблюдов, а мать Аблая у туркмен была рабы-
ней.
Ашуланба, Абылай,   
Ашулансаң, Абылай,   
Көтерермін, көнермін, 
Көтеріп қазға салармын. 
Өкпеңменен қабынба, 
Өтіңменен жарылма, 
Орыспенен соғысып   
Басына мұнша көтерген   
Жұртыңа жаулық сағынба.
БЕКЕТ ҚАРАШИН • МАХАМБЕТТІҢ  ЖЫР-ЖЕБЕСІ
 
         СТИХОСТРЕЛЫ  МАХАМБЕТА • БЕКЕТ КАРАШИН
 
РЕЦЕНЗИИ, ОТЗЫВЫ, ОТКЛИКИ
254

за отсутствием в русской мифологии подобного образ передается единственным хлёстким словом 
«кровопийца», что углубляет отрицательность восприятия личности хана. Проклятие по-русски зву-
чит особенно выразительно ввиду использования переводчиком распространенного эпитета, напол-
ненного повторением звуков ха: испохабленный грехами хват, ханжа, хапуга, хам»; этого выражения 
в казахском тексте нет. Переводчик, не отходя от общего идейного замысла Махамбета, вводит но-
вые художественные образы, что в переводческой практике является достаточно распространенным 
приемом.
Активной классовой позиции, заявленной Махамбетом в обращении к Жангиру, акын остался верен 
до конца своей недолгой жизни. После гибели Исатая и поражения восстания начинаются трагиче-
ские годы жизни поэта. Все чаще он ощущает одиночество, невозможность отомстить своим врагам, 
бессилие перед властью хана и султанов и мощью русских карательных отрядов.
Изгнанник, разлученный с семьей и близкими, тоскуя по родному Нарыну, при встрече с султаном 
Баймагамбетом Махамбет обращается к нему с пространным словом, которое представляет собой 
изложение жизненной позиции поэта. Слово к Баймагамбету начинается мирно, с традиционного 
обращения «Алай ма, султан, алай ма!» Батыр вспоминает детство и юность, своих братьев, боевые 
дела, когда был еще жив Исатай, прекрасные кочевья между Уралом и Волгой, но ностальгия по 
славному прошлому ни на миг не заслоняет настоящего. Дух Махамбета, даже побежденного, не 
сломить султанам. В X песне слова представлен синкретичный автопортрет поэта, когда зрительные 
и слуховые ассоциации позволяют представить образ батыра наглядно. Гений Махамбета состоит в 
том, что в его стихе сливаются и слово, и музыка, и живопись: «Мен кескекті ердің сойымьн», «тар-
тынбай сөйлер асылмын», «бойын жетпес биікпен», «шамдансам жығар асаумын», «шамырқансам 
сынар болатпын». 
На русский язык, нам кажется, невозможно равноценно перевести эти исполненные высокой ро-
мантики и поэтики метафоры, настолько разными являются системы символов и образов русского 
и казахского языков, но Бекет Карашин сумел донести до русского читателя возвышенный образ 
храброго воина, любимца народа, великого поэта, патриота своей Родины и гордого, непокорного 
потомка воинственных номадов, создававших каганаты, разрушавших чужие государства и оставив-
ших след в истории цивилизаций. 
Степень  ненависти  к  хану  достигает  кульми-
нации,  примирение  невозможно.  Махамбет  не 
считает  свое  отношение  к  хану  Жангиру  лич-
ной местью:
Хан ұлына қас болу,   
 
қара улына бас болу,  
- Мендей ерге жөн екен.
Махамбет    выше    родовых    и    сословных    
предрассудков. Противопоставление «хан ұлы» 
-  «қара  ұлы»  означает  антитезу  «власть  и  на-
род», и высшая доблесть для поэта-воина - быть 
вместе с народом: 
Ненавидеть ханский род,   
 
 
Возглавлять простой народ  
 
Для меня большая честь.
В XIII и XIV песнях слова Махамбет жалеет о 
том, что не сбылись думы о созидательном тру-
де для народа: 
Еділдің бойы ен тогай, 
 
 
ел қондырсам деп едім.  
 
Жағалай жатқан сол елге   
Мал толтырсам деп едім
На русском языке эта мысль выражена эквива-
лентными лексическими и звуковыми средства-
ми: 
Я на Волге многоводной 
роду дать мечтал угодья, 
чтоб богатым был мой род,   
 
я мечтал размножить скот.
БЕКЕТ ҚАРАШИН • МАХАМБЕТТІҢ  ЖЫР-ЖЕБЕСІ
 
         СТИХОСТРЕЛЫ  МАХАМБЕТА • БЕКЕТ КАРАШИН
 
РЕЦЕНЗИИ, ОТЗЫВЫ, ОТКЛИКИ
255

Понятие «ел» у переводчика заменяется на «род» в более широком смысле, два раза используется 
глагол «мечтал», который отсутствует в казахском тексте.
В угрозах султану Баймагамбету применяется та же традиционная лексика жанра проклятий, поэт 
говорит о способах мести, известных кочевникам по многочисленным набегам: разбить остов юрты, 
изрезать кошму на потники, жен султанов посадить на лошадей лицом назад, превратить их в ра-
бынь и т.д. Махамбет неоднократно употребляет архаичные выражения торжества над повержен-
ным неприятелем, сохранившиеся в языке с древних времен: «выдавить желчь», «враг по крови был 
моей мясной едой» Поэт нарочито огрубляет свою речь в угрозах Баймагамбету, использует при-
ем стилизации древнетюркских сказаний, в которых в хвалебной манере описывается наслаждение 
унижением побежденного врага. Поэзия Махамбета звучит как энергичные, огненно-зажигательные 
кюи западных композиторов Западного Казахстана. 
«В музыковедческой науке феномен звучания инструментальной музыки этого региона объясняется 
таким термином, как «эпический модус», проникший в плоть и кров народа нашего региона», - пи-
шет музыковед-теоретик Меруерт Курмангалиева.
Свободолюбивая  поэзия  Махамбета  с  её  воинственным  характером  является  связующим  звеном 
между традиционной поэзией жырау и новой литературой, основными темами которой являются 
личность в обществе, поэт и поэзия, поэт и власть, поэт и народ. Эти проблемы разрабатывались 
Махамбетом почти в одно время с А.С. Пушкиным в 30-ых годах XIX века. Трагедия Махамбета, 
как и А.С, Пушкина в том, что гений и деспотизм несовместимы. Столкновение власти и выразителя 
непокорного народного духа было неизбежно, и оно кончилось поражением восстания, гибелью его 
руководителей и идеологов.
Э.Ренан говорил: «Общая слава в прошлом; общая воля в настоящем; стремление, совершив вместе 
великие дела, творить их в будущем - вот главные условия для того, чтобы быть народом». 
Махамбет - это слава казахского народа не только в прошлом, но и будущем, так как он один из тех, 
кто выразил национальный дух.
Материалы  научно-практической  конференции  «Махамбет  -  немеркнущий  дух  свободы  и  муже-
ства», Атырау, 2003, т.1, с. 189-19
БЕКЕТ ҚАРАШИН • МАХАМБЕТТІҢ  ЖЫР-ЖЕБЕСІ
 
         СТИХОСТРЕЛЫ  МАХАМБЕТА • БЕКЕТ КАРАШИН
 
РЕЦЕНЗИИ, ОТЗЫВЫ, ОТКЛИКИ
256


1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал