Ббк 84 Қаз-7 82 Қазақстан Республикасының Мәдениет және ақпарат министрлігі Ақпарат және мұрағат комитеті «Әдебиеттің әлеуметтік маңызды түрлерін басып шығару»



жүктеу 3.26 Mb.

бет27/33
Дата09.01.2017
өлшемі3.26 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   33

М. Ауэзов – Ж. Шаяхметову, И. Афонову, М. Сужикову

№ 150    

В ЦК КПК товарищам 

Шаяхметову Ж. Ш.

1



Афонову И. И.



2

Сужикову М. А.



3

 

от члена Союза писателей 



Казахстана Ауэзова М.

Вопрос, поднятый решением научных работников Ин-

ститута истории АН КССР и последовавший затем отчет в 

“Казправде” от 23.ХІ с. г., по моему разумению, во имя ис-

тины, объективной правды – требует внесения ясности в 

отношении отдельных, весьма важных связанных с сцена-

рием Ермолинского о Ч. Валиханове действительных фак-

тов. Об этих фактах прежде всего я счел необходимым дове-

сти до сведения ЦК.

Настоящий сценарий в своем возникновении имел свою 

малую историю, или несколько этапов, причем в каждом из 

них он менялся, дорабатывался, правда, не коренным обра-

зом, а постепенно.

Причем начало первого этапа, когда казахская киносту-

дия заключила договор, поручила написать этот сценарий 

двум авторам: Ермолинскому, Блеймену, я даже не знаю, 

не имело никакого отношения к этой работе. А в результа-


358

те этого первого этапа возникло несколько вариантов, и по-

следний из этих вариантов, так же в абсолютно неведомом 

виде тогда мне, был одобрен значительной частью тогдаш-

них ценителей рукописи и по решению этих лиц, а также, 

очевидно, после принципиального одобрения киностудией, 

был напечатан в альманахе “Казахстан” № 5 в 1946 или 47 

году (с. 11–30). Редактором альманаха был Д. Снегин, а чле-

нами редколлегии были: С. Муканов, Степанов, Сильчен-

ко, Шухов, Макеев.

Судя по тому, что в редколлегии был т. Степанов, тог-

дашний завотделом агитации и пропаганды ЦК КП(б) К, 

тот вариант сценария должен быть знаком отдельным ра-

ботникам ЦК, по крайней мере он был известен т. Степа-

нову.

Я слышал также, что первые варианты сценария обсуж-



дали историки. Но что было сказано ими тогда, мне об этом 

не было известно. 

Второй этап для меня известный, – это время нового 

возврата к этой теме. Он датируется летом 1949 года, когда 

киностудия попросила меня быть редактором этого, почти 

готового, как тогда говорили и думали люди в кинопроиз-

водстве, сценария. Согласившись просмотреть, высказать 

свои замечания автору, я впервые познакомился со сцена-

рием и его автором Ермолинским (Блеймана уже не было 

в эту пору в составе авторов) летом 1949 года. К этому вре-

мени я имел в руках опубликованный в печати в Казахста-

не экземпляр сценария и отзыв киностудии, подписанный  

т. Ипмагамбетовым, утвержденный т. Саврасовым (копия 

находится у меня). Высказывая много пожеланий, замеча-

ний автору, сценарий признавался тут же произведением, 

написанным на высоком профессиональном уровне.

Киностудия, очевидно исходя из многих собранных тог-

да мнений, ничего, однако, не сказала о том, что не нужно 

показывать противником Чокана – Садыка, сына Кенеса-

ры, не делала почти никаких особых замечаний по идеоло-

гическим политическим моментам, указала лишь на необ-

ходимость усиления связи Чокана с группой “Современни-

ка” вместо подчеркивания связи с Достоевским.

С 1949 года по сей день я имел с т. Ермолинским всего 

три-четыре встречи: первые встречи с деловыми суждения-


359

ми по варианту сценария происходили в 1949-м и в первой 

половине 1950 года, а затем после почти полуторагодового, 

длительного перерыва (за 1950, 1951 годы и часть 1952 года) 

встретился летом этого года в Алма-Ате, когда он привез по-

следнюю редакцию своего сценария.

Считаю необходимым подчеркнуть, что я, с момента 

своих первых бесед с автором и до сих пор, даже при зна-

комстве с последним, нынешним вариантом, не написал 

еще ни одной строчки отзыва редактора, потому что я все 

время не имел последнего, окончательного варианта сцена-

рия.


Полагая, что последним вариантом станет тот, который 

будет передан на утверждение нашего ЦК и большого ху-

дожественного Совета при Министерстве кинематографии 

СССР, я полагал, что напишу свой отзыв к окончательно-

му варианту сценария. А до этого я ограничивался устным 

высказыванием автору своих замечаний, пожеланий. При-

знаюсь при этом, что я по своему пониманию данного вида 

произведения глубоко ошибочно полагал, что сценарий 

улучшается с каждым вариантом и вовсе не предполагал, 

что в нем есть политически грубые и тем более буржуазно-

националистические ошибки.

Еще другими происходящими фактами к сказанно-

му были такие обстоятельства, во-первых: я не редактиро-

вал тексты Т. Ермолинского своей рукой. К этому были 

свои причины. За некоторыми исключениями в научно-

исследовательских работах, я всегда свое редакторство, осо-

бенно в художественном творчестве, ограничиваю высказы-

ванием критических замечаний, писать своей рукой означа-

ло бы вторжение в чужое авторство, стиль. В данном случае 

я поступаю, как поступает большинство наших современ-

ных, ведущих русских писателей.

Кроме того, даже при желании моем, трудно было бы 

мне исправлять русский текст такого опытного автора, как 

Ермолинский, просто потому, что несмотря на свое при-

личное знание русского языка, я, автор, пишущий на казах-

ском языке, далеко не являюсь стилистом по-русски. (По-

тому я и говорил, отвечая т. Муканову в 1949 году, при пер-

вом обсуждении данного сценария, когда он упрекал меня 



360

за то, что в сценарии не чувствуется моей руки, что я не буду 

и не могу писать своей рукой.) 

Во-вторых: Ермолинский, получавший в Казахстане по 

своему сценарию в основном неизменно положительные 

отзывы, имевший даже по одобрению тогдашнего руковод-

ства Союза писателей Казахстана напечатанный вариант 

своего сценария, вовсе не предполагал коренным образом 

изменять свой сценарий при любом редакторе. Признаюсь, 

и я в меру своего разумения, имея описанные выше предпо-

сылки, не думал, что сценарий, написанный и почти одо-

бренный до меня, нуждается в коренной переделке. 

В-третьих, я чрезмерно положился на самого Ермолин-

ского потому, что он основательно изучил материалы, каса-

ющиеся Чокана Валиханова. Написав еще хорошую пьесу о 

Грибоедове, идущую сейчас на сцене театра Станиславско-

го в Москве, он доказал, как прекрасно знает эпоху середи-

ны ХІХ века в русской культурной истории. А тема Чокана, 

писавшего обо всем по-русски, вращавшегося главным об-

разом в среде русской интеллигенции, и о котором все цен-

ные основные материалы написаны на русском языке, ни-

чуть не казалась далекой, чуждой темой для Ермолинского. 

По данному разделу казахской истории я вообще полагаю, 

что русский автор будет иметь гораздо большие и оправдан-

ные исторически, самими материалами преимущества пе-

ред всеми прочими авторами, в том числе даже и перед ка-

захскими авторами. До сих пор я убежден в том, что тот же 

Ермолинский знает материалы о Чокане гораздо больше, 

чем я и многие казахские историки. Для этого нужно про-

сто познакомиться с одной использованной им библиогра-

фий. Таким образом, осуждая мои ошибки одобрения сце-

нария Ермолинского, отдельные товарищи впадают в край-

нюю, тенденциозную несправедливость, когда начинают 

говорить, что Ауэзов виновнее даже самого автора, и чуть 

ли не единственный виновник, потому что он казахский ав-

тор и т. д., которому якобы более близка тема Чокана.



В-четвертых,  меня все время положительно располага-

ло к т. Ермолинскому и то, что он, будучи русским авто-

ром, известным, опытным сценаристом, пришел к казах-

станской тематике, разрабатывает те же проблемы созда-

ния художественных фильмов о Казахстане совместно с ра-


361

ботниками нашей республики, в чем мы, казахские писате-

ли, сами преуспели очень мало. Потому, желая ему удачи

я, видимо, был менее требователен и к себе, как редакто-

ру, и к нему в его творческих поисках, что также было моей 

ошибкой. Кроме всего сказанного меня успокаивало и то, 

что сценарий с каждым вариантом, даже после опублико-

вания в печати, с момента моего частичного редакторского 

вмешательства в него, становился у автора все лучше преж-

них видов. При этом я, допустив грубую ошибку своей вы-

сокой оценкой сценария недавно при обсуждении в Сою-

зе писателей Казахстана, – советовал автору написать одну 

большую массовую сцену Чокана с народом, где бы было 

дано, с одной стороны, полное духовное слияние Чокана с 

трудовым народом, и там же был бы отвергнут, осужден, из-

бит (в моральном смысле) его противник Садык, показ ко-

торого в фильме, как врага Чокана, я всегда считал допу-

стимым, нужным, как, очевидно, полагали все до меня до 

1949 года принимавшие, печатавшие сценарий. Я не стану 

оправдывать свои ошибки тем, что вместе со мной слушали 

чтение сценария 30 человек писателей, историков, кинора-

ботников, в том числе и ученые специалисты по Чокану, и 

одобрили так же, как я, исходя из собственного впечатления 

от сценария, эту работу.

Доводя обо всем изложенном до сведения ЦК, я прошу 

учесть эти факты при определении отношения руководства 

партии к данному явлению, по которому при всей моей ви-

новности в качестве редактора, грубо ошибавшегося по это-

му сценарию до самых последних дней, – было бы суровым 

приговором делать те заключения, какие сделаны упомяну-

тым в отчете т. Нуришевым!   

   


Шаяхметов Жұмабай (37-бетті қараңыз).

Афонов Иван Ильич 1951–1954 жылдары Қазақстан КП ОК-нің 



екінші хатшысы қызметін атқарған.

Сужиков Мұхамедғали Әленұлы (37-бетті қараңыз).



24–1184

362

№ 151  


Директору почтовой конторы 

при Доме связи, 

начальнику 2-го почтового 

отделения от писателя, лауреата 

Сталинской премии, 

действительного члена 

Академии наук КССР 

Ауэзова Мухтара, 

проживающего по ул. Абая, 157

заявление.

Не могу не высказать вам, товарищ директор, свое-

го возмущения по поводу тех безобразий, которые творят-

ся за последние месяцы с доставкой адресованной на мое 

имя корреспонденции. Я замечал ненормальности и рань-

ше, но объяснял их случайными перебоями, а вот факты но-

вейшие просто поражают своей бесподобной, даже грубой 

бесцеремонностью, что я уже решил о них довести до ваше-

го сведения, дабы были предприняты суровые меры устра-

нения этих позорных для советских органов связи недугов. 

Назову факты: 1) в десятых числах октября месяца с. г. пи-

шет с берегов Черного моря с теплохода “Россия” большое 

письмо моя дочь Лейля Ауэзова. Об этом она телеграфиро-

вала с теплохода. Эту телеграмму мы (как и все другие те-

леграммы) получили вовремя. Но письмо пропало, хотя о 

нем она звонила и по телефону по возвращении ее в Мо-

скву. А вот сегодня я получаю письмо, адресованное в Каз. 

государственное издательство художественной литературы 

для меня от Сауханова Агатая, пославшего это письмо из 

Восточно-Казахстанской области из г. Усть-Каменгорска, и 

в этом конверте оказывается открытка, посланная дочерью 

с теплохода “Россия”. Письма ее нет, но открытка, одно-

временно отправленная с теплохода, оказывается в письме, 

посланном из Усть-Каменгорска не знакомым ни мне, ни 

дочери читателем. Выходит, что, вскрыв письмо Саухано-

ва, после небрежно сунули туда и открытку, перепутав все, 

помня лишь одно, что они адресованы Ауэзову.



363

2) По телефону из Ташкента 3/ХІ сообщила мне пере-

водчица моего романа “Абай” Зумрад Бабаханова о том, что 

она послала мне письмо 27 октября с. г., я не получаю это-

го письма до сих пор. Это я говорю о случаях, когда досто-

верно знаю об отправке письма, а я их не получаю по вине 

вашей сети. До этого я наблюдал ряд случаев, когда письма 

из Фрунзе просто не попадают ко мне. О письмах своих, не-

полученных мною, неоднократно говорили мне при личной 

встрече мои знакомые из Фрунзе.

4) Как писатель, книги которого, в частности роман 

“Абай”, читаются многими советскими читателями разных 

национальностей из самых разнообразных городов, краев 

Советского Союза, я получал много писем в три адреса, а 

именно: 

А) Союза советских писателей Казахстана (Пролетар-

ская, 3),

Б) Академии наук (Кирова, 86), 

В) КазГУ (Казгосуниверситет, Советская, 26). 

А вот за последние месяцы резко сократилось посту-

пление этих читательских писем, что частично опять-таки 

объясняется, по-моему, недоставкой, уничтожением их 

какими-нибудь невежественными сотрудниками из вашей 

конторы или из 2-го почтового отделения.

Будучи убежденным, на фактах, о ненормальностях с 

доставкой моих корреспонденций, я убедительно прошу 

Вас выяснить их причины и привлечь к ответственности ви-

новных лиц, и в дальнейшем устранить подобные возмути-

тельные рецидивы.

Член Союза сов. писателей Казахстана  (Ауэзов).



364

М. Ауэзов – А. Суркову

№ 152     

15 августа 1960 г.

В иностранную комиссию 

Союза писателей СССР това-

рищу Суркову Алексею Алек-

сандровичу

1

В ответ на письмо, полученное мною через Иностран-



ную комиссию ССП от господина Пола Синкера (директо-

ра Британс кого Совета) относительно моего посещения Ан-

глии, я отвечаю принципиальным согласием на эту поездку

указываю ориентиро вочные сроки, а именно, после первой 

половины января месяца 1961 года. Одновременно с этим 

довожу до сведения комиссии и о том, что если есть еще и 

другие приглашенные писатели из Советского Союза, я со-

гласен поехать с любым из них совместно. В случае же от-

сутствия их я согласен и на поездку в оди ночку.

Жду Ваших советов, соображений на этот счет. А отно-

сительно моего письма господину Синкеру просил бы лю-

безной помощи иностранной комиссии перевести и на-

править его по из вестному Инкомиссии адресу, господину 

Синкеру.


С товарищеским приветом!    Мухтар Ауэзов

Мой адрес: г. Алма-Ата, ул. Абая, 185, телефон 82-50.

1

Сурков Алексей Александрович (49-бетті қараңыз). 



№ 153    

Министру культуры СССР

1

В социалистических условиях возросла воспитательная 



и организующая роль искусства и литературы. Не случай-

но А. А. Жданов приравнивал каждое удачное произведение 

литературы к выигранному сражению, к крупной победе на 

хозяйственном фронте.



365

 Возросшая общественная роль литературы объясняется 

высоким культурным уровнем советских людей, появлени-

ем развитой качественно новой социалистической литера-

туры народов СССР. 

Выросшая в советских условиях литература народов 

СССР, издаваясь более чем на пятидесяти языках, играет 

не меньшую, а, пожалуй, большую роль, чем литература за-

рубежных стран, в коммунистическом воспитании масс. В 

каждом гуманитарном вузе страны изучается литература за-

рубежных стран, для чего и имеются во всех университетах 

и институтах кафедры зарубежной литературы и специаль-

ные отделения зарубежной литературы на филологическом 

факультете Московского университета. Это вполне законо-

мерно и естественно в наших условиях. 

Но если изучение зарубежной литературы идет в нашей 

стране нормально, то в совершенно не нормальных услови-

ях находится изучение литературы народов СССР, на что 

неоднократно указывалось в нашей прессе.

Только год тому назад организована первая в стране ка-

федра и первое отделение литературы народов СССР при 

Московском ордена Ленина государственном университе-

те им. Ломоносова.

Ни в вузах, ни в Союзе писателей, ни в издательствах, 

ни в Министерстве культуры до сих пор почти нет хоро-

шо подготовленных марксистских кадров, которые бы зна-

ли хотя бы основы литературы народов СССР или хотя бы 

родственные группы этих литератур. Редактированием, пе-

реводами, критикой и преподаванием литературы народов 

СССР зачастую занимаются случайные, неподготовленные 

люди, не знающие языков народов СССР.

Все это снижает теоретический уровень редакторов, 

преподавателей, критиков, рецензентов, референтов. От-

сюда масса вопиющих недостатков в издании, в популяри-

зации, в преподавании литературы народов СССР.

Филологический факультет Московского университе-

та считает, что устранить серьезные недостатки в этой части 

нашей культурной работы можно путем подготовки высо-

кообразованных специалистов в данной области.

В августе месяце 1953 года с разрешения Министер-

ства культуры СССР создано отделение литературы наро-


366

дов СССР. За короткий срок нам удалось привлечь к рабо-

те кафедры все лучшие силы Москвы и республик страны. 

Мы создали программы, разработали детальный пятилет-

ний учебный план, приступили к написанию учебных посо-

бий и исследований по литературе народов СССР (указать 

фамилии и типы), набрали аспирантов (указать темы и фа-

милии аспирантов).

Мы решили готовить на этом отделении специалистов, 

которые бы хорошо знали русскую литературу и литературу 

определенных родственных групп народов СССР (литера-

тура народов Прибалтики, литература кавказских народов, 

народов советского Востока и т. д.).

Для поступления на это отделение необходимо в совер-

шенстве знать русский язык, свой родной язык и один ино-

странный язык. За пятилетнее пребывание в этом отделе-

нии студент должен изучить еще родственные языки и лите-

ратуру данной группы народов.

Таким образом, после окончания нашего отделения 

каждый окончивший может быть преподавателем русской 

литературы, а также литератур и языков той или иной род-

ственной группы народов. Эти кадры крайне нужны изда-

тельствам, Союзу писателей, Академии наук. Лучшие из 

них могут поступить в аспирантуру и стать преподавателя-

ми литературы народов СССР в вузах. Вот почему создание 

в Московском университете единственного в стране отделе-

ния и кафедры литературы народов СССР диктуется жиз-

ненной потребностью. 

Этого недоучли работники Управления университетов 

Министерства культуры, предложившие ликвидировать от-

деление литературы народов СССР. Взамен отделения ли-

тературы народов СССР на отделении русской литературы 

и языка начиная со второго-третьего года обучения пред-

ложено специализировать по литературе и языкам народов 

СССР желающих студентов. Это значит, по существу, отка-

заться от плановой подготовки крайне нужных стране ка-

дров и стать на путь ожидания желающих специализиро-

ваться в данной области. 

Но ведь для подготовки этих кадров мало желания, нуж-

но знание языков, изучением которых необходимо зани-

маться уже в средней школе и особенно с первого курса 


университета. Ведь мы принимаем на это отделение только 

тех, кто уже знает три языка: русский, иностранный и свой 

родной.

Считаем решение Главного управления университе-



тов неправильным и поэтому просим пересмотреть этот во-

прос и разрешить сохранить отделение литературы наро-

дов СССР при Московском государственном университете 

с ежегодным набором одной учебной группы количеством 

15-20 человек.

1

 М. Әуезовтің бұл хатта айтылған ұсыныстары кейінгі жылда-



ры жоғары оқу орындарының филология факультеттерінде оқылған 

КСРО халықтары әдебиеті тарихы курсының бағдарламасын жасауға 

үлкен әсер еткен. Бұл курстың қалыптасуына, оқу құралдарының жа-

зылуына М. Әуезов елеулі еңбек сіңірді. 



368

М. ӘУЕЗОВ – ШЕТЕЛДІК ДОСТАРЫНА 

М. Ауэзов – Л. Арагону

№ 154     

29.06.1958 г.

Дорогой товарищ Луи!

1

Очень и очень сожалею о том, что наша встреча на этот 



раз прерывается лишь на начальном нашем личном знаком-

стве. Сегодня, 29-го я уезжаю к себе в Казахстан, в Алма-

Ату. Здесь в Москве я уже более трех месяцев и, что называ-

ется, вышли все мои сроки, ждут там дела и литературные

и по науке, ведь и я бываю занят многими заботами по ряду 

отраслей культурной жизни нашего народа.

Видеть, послушать Вас, поговорить хоть на минуты с 

Вами было давним моим, огромнейшим желанием, а сейчас 

истинно рад, что это все осуществилось. Я повезу в Алма-

Ату, казахским писателям – друзьям Вашим – теплую, дру-

жескую, дорогую весть. Насколько я понял из Вашего сооб-

щения, Вами проделана огромная работа по переводу, под-

готовке к изданию “Абая”, еще и предисловие Ваше там. 

Расскажу нашим читателям и об этом, как о доброй, дру-

жеской и бесконечно дорогой Вашей услуге, оказанной ка-

захской литературе, памяти нашего Абая, которого, как не-

когда введшего пушкинскую Татьяну в мир родных тусклых 

степей, Вы ныне вводите в широкий, озаренный мудрым 

светом высокой культуры мир, представлению вашего ве-

ликого народа.

Я буду счастлив Вашим вестям из Парижа, и помните, 

пожалуйста, что еще в одном советском далеко бьется серд-

це Вашего друга, навеки благодарного, признательного и 

преданного Вам.



369

Сегодня днем я звонил несколько раз, не застал Вас в 

номере и, уезжая, решил попрощаться с Вами пока на этом 

листе.


Прошу передать мой сердечно дружеский привет Эльзе 

Юрьевне.


Дружеским приветом, М. Ауэзов.

P. S. Мой адрес: г. Алма-Ата, ул. Абая, 185.

Арагон Луи (1897–1982) – француз жазушысы, қоғам қайраткері. 



Халықаралық Лениндік сыйлықтың лауреаты (1957). Париж және 

Мәскеу университеттерінің құрметті ғылым докторы. “Совет әдебиеті” 

деген кітабында (1955) Абай, С. Мұқанов, М. Әуезов туралы жақсы 

пікір айтқан. М. Әуезов 1958 ж. 29 сәуірде Арагонға жазған хатында 

Абай туралы романның француз тілінде жарық көруіне жұмсаған зор 

еңбегіне алғысын, өзінің ризашылығын білдірген. 

  



1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   33


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал