Ббк 84 Қаз-7 82 Қазақстан Республикасының Мәдениет және ақпарат министрлігі Ақпарат және мұрағат комитеті «Әдебиеттің әлеуметтік маңызды түрлерін басып шығару»



жүктеу 3.26 Mb.

бет15/33
Дата09.01.2017
өлшемі3.26 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   33

М. Ауэзов – А. Фадееву

№ 82 


1 декабря 1951 г.

Дорогой Александр Александрович!

1

Как, вероятно, известно Вам, партийная организация 



Казахстана проводит сейчас важнейшие, насущно необхо-

димые исторически справедливые мероприятия по очище-

нию идеологического фронта в Казахстане от всех ранних и 

поздних проявлений буржуазного национализма, конкрет-

но, в связи с раскрытием феодально-монархической реак-

ционной сущности движения Кенесары Касымова. 

Критикуя деятельность историков, литературове-

дов, писателей и многих иных деятелей, наша обществен-

ность справедливо сурово указала и на мои ошибки. Кри-

тика моих ошибок, главным образом, базировалась на моих 



218

научно-исследовательских работах. К ним относились: 

 

1) моя редакторская работа по 1-му тому “Истории Казах-



ской литературы” (фольклор), 2) ранние исследовательские 

статьи по изучению биографии казахского классика Абая 

и его поэтического окружения, так называемой “Школы 

Абая”, 3) мое участие в качестве оппонента при защите дис-

сертации Мухамедхановым на тему “Школа Абая” в 1951 

году. В этом же ряду порой упоминалась моя пьеса “Хан 

Кене”, написанная в националистическом духе еще в 1928 

году.


Искренне и глубоко осознав свою личную ответствен-

ность в поднятых партией требованиях правильного, 

идейно-воспитательного воздействия на сознание масс, я 

решил ответить не только заявлениями, декларациями, но 

делом, т. е. своим художественно-творческим трудом, на 

справедливые указания общественности. Результатом этих 

моих устремлений и усилий явился роман “Путь Абая”, на-

печатанный в 8-м и 9-м номерах журнала “Знамя”.

Данный роман имел три редакции в пути своего идейно-

художественного созревания. Первая редакция была напе-

чатана 1949 году в журнале “Әдебиет және искусство” в объ-

еме 14 печ. листов. Вторая редакция в объеме 20 печ. листов 

вышла до начала критики идеологических ошибок истори-

ков и литературоведов в Казахстане.

А третью, самую последнюю и основную редакцию ро-

мана “Путь Абая” в течение целого года, т. е. с середины 

1950 года до середины 1951 года, я переработал, при огром-

ном творческом содействии коллектива редакции журна-

ла “Знамя”, переработал, учитывая все критические заме-

чания, касавшиеся моих ошибок исследователя, научного 

работника. В результате возник роман, по признанию от-

дельных критиков в Казахстане и в Москве, исправляющий 

ошибки не только автора, но и многих других исторических, 

историко-литературных и иных трудов на тему о прошлом 

Казахстана.

По признанию читателей, “Путь Абая” гораздо более

нежели роман “Абай”, раскрывает и укрепляет историче-

ские корни дружбы между великим русским и казахским 

народами, он развенчивает пантюркизм и зарождающиеся 

предпосылки казахского национализма.



219

Роман должен был бы служить примером убедительно-

го отрицания буржуазного национализма. Казалось бы, он 

должен был служить примером творческого исправления 

ошибок давнего и недавнего прошлого в отношении буржу-

азного национализма, и как таковой мог бы быть использо-

ван сейчас в пору разоблачения этого национализма в ре-

спублике.

Между тем, роман предан умолчанию в Казахстане. А 

в докладе первого секретаря ЦК ВКП(б) тов. Шаяхмето-

ва, опубликованном в газете “Казахстанская правда” от 13 

октября, вместо должной справедливой оценки последнего, 

переработанного варианта, дана ссылка лишь на первый ва-

риант и сказано: “некоторая идеализация личности Кенеса-

ры Касымова нашла место и в романе М. Ауэзова “Акындар 

Агасы”, напечатанном в 1949 г. в журнале “Әдебиет және 

искусство”. 

Было бы законно сказать о романе так, если он остал-

ся в том же варианте 1949 года. Но почему же не упомина-

ется в докладе вариант последний и окончательный, тем бо-

лее исправленный почти на 40% и изобличающий национа-

лизм? Почему не учитывается тот факт, что этот последний 

вариант романа пока что является единственным деловым 

творческим ответом на критику национализма в Казахста-

не? Ведь ясно же, что и “История Казахской ССР”, и учеб-

ники, и вузовские пособия, ранее составленные с ошибоч-

ных позиций, еще не написаны заново и тем более не изда-

ны. А роман “Путь Абая”, опубликованный в журнале “Зна-

мя”, уже стал достоянием читателя в массовом распростра-

нении. Почему руководство партийной организации Ка-

захстана не хочет использовать этот труд как факт делово-

го исправления ошибок в результате благотворного влия-

ния партийной критики на сознание и трудовые усилия ра-

нее ошибавшегося автора? Кому же на пользу это непонят-

ное молчание? Неужели ошибки, допущенные мною в от-

дельных исследовательских работах, должны заглушить и 

заслонить мои положительные, правильные с партийной, 

идейно-исторической точки зрения труды в моем писатель-

ством творчестве?

Дорогой Александр Александрович, с этими своими не-

доуменными вопросами я обратился письменно к товари-

щам Г. М. Маленкову и М. А. Суслову. Одновременно с 



220

письмом к ним счел нужным поставить в известность и Вас, 

и хотел бы лишь одного, чтобы хоть в Союзе писателей и 

хотя бы в одном Вашем лице роман был бы понят и учтен 

той своей идеей, которой определяется вся сущность дан-

ного произведения.

С сердечным приветом, 

Мухтар Ауэзов.

тел. К-2-24-16. 

Фадеев Александр Александрович (27-бетті қараңыз).



  

№ 83       

8.08.1950 г.

1

 



Алма-Ата.

Дорогой Сергей Леонидович!

Я получил присланное Вами редакционное заключение. 

Отвечу на него, прежде всего, несколькими справками по 

книге и переводу. Они, надеюсь, помогут изд-ву получить 

последние, верные сведения по роману.

Подстрочник, на который написана присланная Вами 

рецензия, был действительно слабый, сырой. Он прибли-

зительно в полтора раза длиннее оригинала, т. е. много-

словный, потому разжижающий, если можно так выра-

зиться, текст оригинала. Однако Соболев получил после не 

только этот, а переработанный, сокращенный и во многом 

улучшенный, подстрочник. Кроме того, самая существен-

ная справка – ведь и сам роман в последней редакции мною 

сильно доработан. К казахскому отдельному изданию (кста-

ти, выходящему на днях) и вашему изданию добавлено глав, 

подглавок объемом всего около 6 печатных листов. В рецен-

зированном у Вас подстрочнике отсутствовали эти два су-

щественных изменения, т. е. сокращения, улучшения само-

го подстрочника и большие изменения, внесенные в роман.

Еще одна подробность – ведь в подстрочнике, имев-

шемся у вас, не было целой главы (третьей). А это в кни-

ге (состоящей всего из пяти глав) составляло значительную 

часть. В последней моей редакции в одну эту главу вписаны 

с переработкой два печатных листа.

Таким образом, у вас рецензировали черновик под-

строчника, рецензировали роман без последней доработ-


221

ки, при которой вписаны заново 6 п. л. с сокращениями, из-

менениями, первоначальной редакцией (подстрочник этих  

6 п. л. хороший). Да еще оценивали книгу, не читая ее сере-

дину в объеме почти пяти печ. листов. См. с. 1. 

Получилось похоже на казахскую поговорку “кроить ко-

стюм не по фигуре человека, а по его тени на стене”. И тень-

то досталась вашему закройщику (рецензенту) удлиненная, 

уродливая. Вот ведь что получилось, дорогой Сергей Лео-

нидович!


Ввиду всего этого я никак не могу вступить в обсужде-

ние редакционного заключения. Не могу, и не должен даже 

полемизировать, что-то отвергая, что-то оспаривая в дета-

лях. Не должен потому, что “заключение” просто от про-

изведения. На этом же основании не стану жаловаться и на 

рецензента, взявшегося судить о книге, так мало зная о ней, 

ведь очевидно же, что он часто бьет мимо цели и может быть 

иначе при данных ситуациях.

Но не могу не напомнить Вам, Сергей Леонидович, о 

том, что этот сырой подстрочник был передан Вам лишь 

только как предварительный материал, как некоторое осно-

вание для заключения договора на роман, который будет 

представлен в оговоренный срок, в своем должном каче-

стве. По договору я и аванса не получил потому, что роман-

то сам не представлен, его у вас нет. Так почему же изд-во, 

не имея еще романа в полном объеме, в последней редак-

ции, в готовом переводе (по которому только оно прини-

мает, обсуждает и печатает), решило рецензировать и выно-

сить свое редакционное заключение?

Вот этот вопрос лишь невольно озадачил меня. Озада-

чил еще потому, что приехавшие недавно из Москвы наши 

казахские писатели Муканов и Мусрепов передали здесь 

писателям последнюю новость о моем романе. Они сосла-

лись при этом на Вас, Сергей Леонидович, и будто бы Вы 

сказали, что роман Ауэзова возвращается автору, так как у 

издательства много замечаний по книге. Не знаю, сколько 

тут правды и преувеличений. Но ведь факт, что Вы не мо-

жете вернуть отсутствующий роман. А то, что у вас есть, Вы 

взяли у меня лишь только как формальное основание для 

заключения договора. Вы не предупреждали меня, что бу-

дете судить по этому неполному, сырому материалу и будете 


222

еще выносить редакционное заключение по нему. Если бы 

знал об этом, я, конечно, не в таком виде передал бы книгу.

Вообще по роману должен сказать, что он, являясь про-

изведением о том же самом герое, по стилю и всем художе-

ственным манерам будет близок первым книгам об Абае. Но 

идейно и по глубине мыслей (прогрессивно-исторического 

значения) он выше “Абая”. Так он оценен казахской обще-

ственностью.

Сохраняю надежду, что эта оценка не будет уж так дале-

ка от истины. Конечно, есть, очевидно, лица, которым не 

нравится стиль и суть романа “Абай”. Признавая допусти-

мость таких явлений, однако, я так же верю (как, мне ка-

жется, верите и Вы) в законность права существования этих 

книг даже при наличии их спорных (по мнению отдельных 

товарищей) сторон.

Но обо всем этом разговор впереди, когда будет пред-

ставлен вашему изд-ву весь роман в своем полном, нор-

мальном и готовом (для принятия всех бед на свою голо-

ву) виде, т. е. в том виде, каковым Вы заказали мне и пере-

водчику представить к оговоренному сроку. Но каковым Вы 

еще не имеете его у себя.

Я собираюсь приехать в Москву к первому сентября. 

Продолжение наших разговоров для устранения отдельных 

недоразумений (одним из которых является редакционное 

заключение) откладываю до своего приезда.

С сердечным приветом, Ауэзов Мухтар.

1

 Хат “Молодая гвардия” журналына жазылған.



В. Катинов – М. Ауэзову

№ 84 


13.08.1951 г.

Дорогой Мухтар Омарханович!

Только что закончил работу над версткой второй по-

ловины романа и вот – пишу Вам. Верстка получилась до-

вольно чистой, без каких-либо существенных исправлений, 

и без сокращений. Я лишь несколько подчистил сцену с гу-

бернатором, убрав из нее детали, позволяющие злым кри-


223

тикам упрекать Вас в скрытом любовании особой генерала. 

Остальное чистка и стилистические уточнения.

Вторую часть целиком публикуем в девятом номере, это, 

ра зумеется, очень выгодно для романа.

Высланную Вами сцену Павлов – Абай еще не получил, 

вставим в сверку.

По восьмому номеру получаем уже первые читательские 

отзывы. Все в большом удовольствии. Приятно сознавать, 

что наши совместные усилия привели к столь отрадному ре-

зультату. Муки забудем, а хорошее дело останется на дол-

гие года.

Сейчас, работая над версткой, я подумал, что хорошо бы 

в финале романа дать встречу Абая с Павловым. (Он ведь 

живет в Семипалатинске.) Павлов может и порадоваться за 

Абая, и хорошо прокомментировать поведение губернато-

ра: остро и зло. Подумайте об этом, Мухтар Омарханович. 

В журнальном варианте романа мы это исправление, увы, 

сделать не успеем, а для отдельного издания я бы это добав-

ление внес.

Третьего дня над по душам беседовал с Соболевым. Он 

удовлетворен результатом работы и говорит, что сделанные 

нами исправления и сокращения совершенно справедливы.

Отдадим справедливое и Леониду Сергеевичу – он хо-

рошо помог рождению Вашего романа на русском языке. 

Его конструк тивные и редакторские способности я не пе-

реоцениваю, как художник, в смысле понимания эстетиче-

ских задач, стоящих перед Вашим талантом. Вы переросли 

его и ушли далеко вперед, но переводчик-стилист, чувству-

ющий душу Вашего творчества, он отличный. От души со-

ветую Вам беречь это творческое содружество.

Вот, пожалуй, и все.

Приятно сознавать, что работа закончена. Хочется ве-

рить, что встреча нашей редакции с Вами была не един-

ственной, надеюсь, что и следующий Ваш роман не пройдет 

мимо страниц нашего журнала. 

Людмила Ивановна шлет Вам сердечный привет. Ска-

жем прямо, ее тонкий вкус и твердые эстетические взгляды 

очень помогли Вам совершенствовать свое произведение. 

Крепко жму руку.

Ваш В. Катинов

1

.



1

 Катинов В. – “Знамя” журналы бас редакторының орынбасары.



224

М. ӘУЕЗОВ – ЖЕКЕ АДАМДАРҒА

М. Әуезов – З. Кедринаға

 

М. Әуезовтің эпистолярлық мұрасының ішінде көлемді 

бөлігі ерлі-зайыпты Зоя Сергеевна Кедрина мен Алек-

сей Наумович Пантиелевке жазған хаттарынан тұрады. 

 

З.С. Кедрина – М. Әуезовтің, жалпы қазақ әдебиетінің жа-



нашыр достарының бірі. 1932 жылы абақтыдан жаңа шыққан 

М. Әуезовке Қазан төңкерісі тақырыбына пьеса жазу тап-

сырылды. Осы кезде Ораз Жандосовтың нұсқауымен 

ұлттық кітапхананың қызметкері З.С. Кедрина Алматы 

қаласындағы әскери гарнизон бүлігіне қатысты материал-

дарды жазушыға дайындап берген. Бұл таныстық кейіннен 

шығармашылық достыққа ұласып, І. Жансүгіровтің “Дала” 

поэмасын бірлесіп орыс тіліне аударды. З. Кедрина 

 

М. Әуезов шығармашылығы жайында көптеген мақалалар 



мен зерттеулер жазды. Әуезовтану саласындағы негізгі 

еңбектердің қатарына жататын “Мұхтар Әуезов” атты моно-

графиясы (1951) баспасөзде үлкен пікірталас тудырды. 1953 

жылы “Правда” газетінде П. Кузнецовтың “Сынау орны-

на мадақтау” атты мақаласы шыққаннан кейін, М. Әуезов 

те, монография авторы да қатал идеологиялық қысымға 

ұшырап, жазаланды. 

Сонымен қатар жазушы өмірінің соңғы кезеңінде 

 

З.С. Кедринаның жолдасы А.Н. Пантиелевпен тығыз 



шығармашылық байланыста болған. Ол М. Әуезовтің 

“Қараш-Қараш оқиғасы”, “Қаралы сұлу”, “Түнгі сарын”, 

“Өскен өркен”, “Қилы заман” шығармаларын жоғары 

деңгейде орыс тіліне аударды. 

З.С. Кедрина мен А.Н. Пантиелевтің отбасымен 

 

М. Әуезовтің өзі де, қызы Ләйла да жақсы қарым-қатынаста 



225

болған. 1953 жылы М. Әуезовтің басына қауіп төнген кезде, 

1961 жылы Мәскеуге операцияға барғанда осы достарының 

үйіне түскен. Операция алдында соңғы көрген адамдары да 

З.С. Кедрина мен А.Н. Пантиелев болды.

З.С. Кедрина мен А.Н. Пантиелевке 1951–1959 жыл-

дар аралығында жазған хаттары М. Әуезов өмірінің қиын 

кезеңдерінен де, сәтті жылдарынан де қызықты деректер 

береді, жазушының шығармашылық лабораториясының 

беймәлім беттерін ашады.



М. Ауэзов – З. Кедриной 

№ 85       

18.08.1951 г.

Зоинька, милая!

Получили на днях твое письмо, читали всей семьей, 

были рады весточке от тебя. Тебе все не верится, решимся 

ли мы переехать в дом, и, видимо, поэтому, даже после мо-

его письма из Москвы о дне переезда, ты поздравляла нас 

колеблясь, оговариваясь. В этом, конечно, в значительной 

доле виновны мы сами, столь долго оттягивавшие наше 

строительство. Но письмо твое, однако, мы читали, сидя на 

нашей большой, хо рошей веранде, собравшись за утренним 

чаем. Я говорю “собравшись” потому, что наше немного-

численное семейство расп ределилось по своим комнатам. 

Даже и Эрнар обживает свою комнату, спит один у себя. 

Правда, в эти дни он снова в го рах, до 1 сентября мы ре-

шили его продержать там, то с мамой, то со старой нашей 

домработницей Григорьевной – горы есть горы. Но первые 

дни переезда в дом он провел в городе, про жил на собствен-

ной площади.

Я сейчас задерживаюсь в городе, много насело дел. А 

Валя и Эрнар последние дни на даче. Лейля больше прово-

дит время в городе и отдыхает довольно бестолково, нача-

лись опять хронические зубные боли, чинит их, как каждое 

лето, без конца, будто для этого и приезжают. Впрочем, раз 

здорова – думаю для молодого организма отдых везде, лишь 

бы отдыхала головой. Домом она довольна, как и все наши 

знако мые, друзья и посторонние ценители. Правда, мы со-

15–1184


226

бирались переехать давно, а переехали в конце июня, но 

если разоб раться серьезно – строить-то мы начали ведь его 

лишь в мае 1950 года. До этого вели подготовительные по-

сторонние стройки, так что год два месяца, теперь, по край-

ней мере, я считаю сносным сроком. Это говорю я – глав-

ный виновник и зачинщик этого предприятия, а Валя ведь 

все время была индиферентна, не верила ничему и не ждала 

ничего хорошего от нашего архи тектора. А он оказался на-

столько серьезно занятым этим делом, что, по признанию 

жены, теперь иной день рано уходит из дому, чтобы загля-

нуть на наш дом, – так приятно, видимо, поглядеть ему на 

свое произведение – чувство столь понятное всем нам греш-

ным, неизлечимо подверженным такому сладкому недугу.

А меня подобным образом влечет к верстке и сверке 

“Пути Абая” (так назван роман в русском издании мною) 

– видимость куда скучнее и непрезентабельнее. Однако ро-

ман весь поме щается в двух номерах. Это очень хорошо, что 

наконец решили не оттягивать еще на октябрьский номер. 

Вчера я прочел верст ку сентябрьского номера, телеграфи-

ровал о немногих поправках своих.

Таким образом, к твоему приезду роман весь и выйдет 

в двух номерах. Самое первостепенно важное, что хотелось 

бы услышать от критики по идейно-художественному каче-

ству рома на – это по двум основным вопросам: 1) О сквоз-

ной идее рома на, утверждающей дружбу между русским 

и казахским народами, отсюда отрицание национализма 

(всяческого, в прошлом и в настоящем). Из этих качеств, 

по-моему, и складывается путь Абая – от казахской степи к 

передовой России, от своего класса к трудовому народу, от 

стадии начального формирова ния поэта в Абае – к мудро-

сти борца за благо народа. 

2) Об окружении Абая – после дискуссии мы не называ-

ем поэ тов молодых, живших около Абая, – учениками. Это 

и правильно – современники, а не ученики – последнее 

обязывает Абая многим. А в романе дано теперь правиль-

ное решение и этого истинно литературного вопроса. Окру-

жение Абая противоречивое, сложное, как и должно было 

быть в жизни, за него или против него боролись и предста-

вители отсталой феодальной идеологии, и молодые поросли 



227

– носители нового. Поэтому в романе и дифференцирова-

ны Шубары, Арипы, Кокпай – как носители (в разной сте-

пени) этого противоречия. А Абиш, Дармен – то новое, что 

хотел оставить Абай для будущего.

Очень важно было бы, при наличии многих и многих 

установленных теперь проявлений национализма, подчер-

кнуть эти идеологические стороны романа как достижения 

автора и литературы Казахстана теперь.

Труд того автора, который послал тебе свою апологетич. 

книжонку будет, конечно, осужден и в Москве, и здесь. А 

объект его исследования остался на месте. Как будет себя 

вести дальше на своем месте, покажет будущее.

Буду ждать оценки романа в центр. прессе. В “Знаме-

ни” говорили, что прежде всего они ждут хорошей полити-

ческой статьи в “Правде”. Это было бы, конечно, самым хо-

рошим, идеальным началом критических и литературных 

статей о книге.

Сердечный привет от нас всех Абелю Наумовичу, всем 

родным.


Твой М.

М. Ауэзов – З. Кедриной и А. Пантиелеву

№ 86       

16.VII.1957 г.

Дорогие друзья Зоя и Абель Наумович!

Прежде всего шлем сердечный привет от всей нашей 

семьи от мала до шестидесятилетнего. Вести от нас таковые: 

маленький с Умиш и Эрнаром живут на даче, попеременно, 

кроме них там бывают все, кроме меня. Больше жить там 

собиралась Валя, но до сих пор это не получается по-

настоящему. Страшно затянулся ремонт, кажется, еще на-

чатый при вас. Только вот на днях, т. е. спустя сорок дней, 

маляры вышли из комнат на веранду. Но ремонт получился 

не плохой, а очень приятный.

Я сижу все время в городе, закончил вариант “Айман-

Шолпан” для драмы на декаду. С октября начнет репетиро-

вать Айманов

1

, театр принял новую редакцию неплохо. По 



настоянию Гослита и Абу

2

 из Москвы сделал предисловие 



(вернее, часть его) для антологии. Отправляю завтра. 

228

Сегодня вылетел в Москву Мусрепов, и я послал с ним 

насилу добытые в Алма-Ате два экземпляра “Пути Абая” 

(первая книга). Гослит и Абу так и не нашли будто бы в Мо-

скве книгу и все (по телефону) требовали, чтобы нашел я 

сам.


По поводу “Знамени” Мусрепов обещал послать теле-

граммы от президиума Кожевникову, Суркову и Рюрикову 

упоминая о шестидесятилетии и желательности печатания в 

осенних номерах. Сейчас, очевидно, поговорит и лично кое 

с кем из этих лиц. 

Здесь (в Алма-Ате) уже сдается в эти дни в печать вторая 

книга “Пути Абая”, первая в ноябре, а “Абай” в двух книгах 

на русском в декадном хорошем оформлении уже вышел. 

Так что очень возможно, что здесь будут спешить с выпу-

ском и последующих двух книг (серии), а задержка в “Зна-

мени” просто зарежет печатание в журнале.

Как сообщил по телефону Абу, Даронян хочет идти в от-

пуск, но ждет получения первой книги “Путь Абая”, что-

бы самому сдать в набор, как редактору выпуска. Выходит, 

и там (в Гослите) может быть ускорено издание книги. При 

всех этих видах я и думаю, что нам обоим необходимо всеми 

мерами, с разных концов подгонять редакцию “Знамени”. 

Если состоится моя дальняя поездка, то я буду в Москве в 

конце июля, хорошо бы к тому времени иметь и твои меры 

воздействия, хотя бы с расстояния, на Людмилу…

Как обстоит между прочим с твоим предисловием к из-

данию Гослита, в своем последнем письме ты написала не-

ясно. 

Очень благодарю тебя за твое согласие редактировать 



“Энлик”, посодействуй ее появлению в “Театре” – думаю, 

это будет наиболее достойная помощь по ней.

Здесь уже серьезно (организационной подготовкой) го-

ворят о 60-летии – совместными соображениями выступа-

ют Союз и Академия.

Да, видел редактора Казгослита по вашему переводу 

“Пути Абая”, 2-я книга – Муханову. Она одобрила и сда-

ла в печать книгу, относительно стихов привлекла в помощь 

Смелякова, обещала мне дать экземпляр его переводов и 

для тебя. Как получу, так сразу же отправлю тебе на дачу. 

По качеству перевода всей книги она, видимо, смотрит с 


229

местнической симпатии и говорит, что перевод Анова

3

 – 


якобы был лучше (имеет в виду, очевидно, опубликованное 

в “Казправде”) – это ее суждение обнаружило для 

меня (я ее не знал вовсе) досадное невежество нашего 

редактора. Расхваливала и Соболевский

4

 перевод, как 



будто несравнимый с последним… А сама не представляет 

разницы между Соболевским “переводом” “Абая” и “Пути 

Абая”, первой книги. Явно тенденциозна даже в оценке пе-

ревода стихов, считает, что Жовтисовские оказались более 

удачными. Я не обратил ни капли внимания на ее слова, 

был доволен тем, что сдала в печать.

Сегодня я уже получил стихи к роману после Смелякова 

и посылаю их тебе тут же. Сейчас, 16-го днем, получил теле-

грамму от Суркова, он зовет от имени секретариата прибыть 

к 28 июля в Москву для участия на нескольких встречах с 

фестивальцами – срок нахождения в Москве определяет до 

8-го. Очень возможно, что дальше поеду в Японию, если эта 

поездка состоится по намеченному ранее плану.  

Изд-во подлое ведь не перевело к 4-му обещаный твой 

гонорар, я страшно и долго ругал Ипмагамбетова и взял 

клятвенное обещание перечислить 20-го, не было денег и, 

во-вторых, обманул бухгалтер, который будто бы сказал, что 

перечисление сделано. Этот бухг. уволен, и обещание те-

перь твердое. Валя ничего сейчас не заказывает, а вернешь-

ся в Москву, тогда и хочет сделать заказ, об этом просила 

написать пока. 

С “Ночными раскатами” опаздываю, все тянутся сроч-

ные постановочные, издательские спешные заказы, дела. 

Время пребывания в Москве постараюсь использовать для 

этой пьесы, для ее доработок.

Ну отдыхайте, поправляйте здоровье, в немалой степени 

попорченное за время труда в Алма-Ате…

Сердечный привет от нас всех еще и еще раз, целую вас 

обоих. 

Ваш Мухтар.



1

 Айманов Шәкен (1914–1970) – актер, режиссер, М. Әуезов 

шығармалары бойынша рөлдер ойнаған, режиссерлік жұмыс атқарған.

2

 Сәрсенбаев Әбу (1905–1999) – ақын, жазушы, драматург. 



 

М. Әуезов шығармашылығына жоғары баға берген. 



230

Анов Н.И. (1891–1980) – орыс жазушысы, драматург. 



 

М. Әуезовпен достық қатынаста болған.

Соболев Л.С. (26-бетті қараңыз). 



  



1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   33


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал